Варикоз: проблема и решение

Сосудистая хирургия

Тэги: 

Юлия Титова:

В эфире программа «Онлайн прием», которую веду сегодня я, Юлия Титова. В гостях у нас Максим Поповцев, врач хирург-флеболог клиники «МедикСити».

Максим, мы с вами сегодня поговорим о варикозе, о том, что это за заболевание, каковы причины его появления и развития, какие профилактические и лечебные мероприятия мы должны проводить. Давайте, по традиции начнем с определения, что же такое варикоз?

Максим Поповцев:

Я предлагаю начать с анатомии, с самого начала. Вены - это сосуды, по которым кровь, если мы говорим о нижних конечностях, от ножек оттекает. По артериям она притекает, по венам оттекает. В ногах у нас есть 2 вида вен: глубокие вены и подкожные вены. Глубокие вены - это основной путь оттока крови; около 90% крови оттекает по глубоким венам, и только оставшаяся часть по подкожным. Глубокие вены находятся в толще мышц, со всех сторон они окружены массивным слоев мышц. Подкожные вены находятся очень поверхностно, практически, под кожей, что дает им возможность при определенных обстоятельствах расшириться. Они расширяются. Клапаны - это такие структуры в венах, которые направляют кровь строго в одном направлении. Клапаны при расширении перестают работать, соответственно, для крови появляется возможность вернуться назад. Происходит заброс крови. Это называется рефлюкс, и это основной механизм развития варикозной болезни. То есть, варикозная болезнь - это движение крови в обратном направлении.

Юлия Титова:

Скорее всего, многие из нас видели, что такое варикоз, как это выглядит. Это распухшие сосуды, которые видны под кожей. Но, помимо визуализации, как еще проявляется эта болезнь? Есть ли боли в ногах?

Максим Поповцев:

Наверное, самая частая жалоба, которую предъявляют пациенты с варикозом - это наличие видимых вен. Это могут быть как крупные вены, которые действительно выпирают, тут классическая расширенная варикозная вена, так и совсем маленькие внутрикожные расширенные вены. Вот эти вены варикозными мы не называем. Это исключительно косметический дефект, это не опасно, не приводит ни к каким осложнениям, не приводит к развитию варикозной болезни. Боль в ногах для пациентов с варикозом все-таки не характерный симптом. Есть много других состояний, которые могут привести к боли в ногах. Единственный случай, когда пациенты жалуются на боль в ноге - это при наличии тромбоза, при наличии воспаления в варикозно расширенной вене.

Юлия Титова:

То есть, сам варикоз и сама визуализация не страшна, но варикоз может переродиться во что-то большее?

Максим Поповцев:

Сам факт наличия варикоза никаких симптомов субъективных давать не должен. Варикоз опасен своими осложнениями, их два. Первое - это наличие тромбоза, возможность появления тромбоза. Тромбоз может появиться и в здоровой вене, но в варикозной вене он встречается гораздо чаще, в 10 раз чаще. Второе осложнение - это хроническое состояние, когда постепенно нарушается кровоснабжение в пораженной нижней конечности, что приводит к развитию трофических изменений: пигментных пятен, вплоть до трофических язв. Варикоз опасен именно своими осложнениями. Какие-то субъективные ощущения он давать не должен.

Юлия Титова:

Осложнения в любом случае произойдут, если варикозом не заниматься? Или всё индивидуально?

Максим Поповцев:

Нет, это совсем не обязательно. Мы встречаем пациентов в возрасте 80-90 лет, они всю свою жизнь страдали варикозной болезнью, с самого детства. Но у них ничего не происходит, их ничего не беспокоит. При этом к нам обращаются пациенты, молодые ребята, с уже осложненной формой варикоза, даже с трофическими язвами. Поэтому, здесь вопрос индивидуальный.

Юлия Титова:

К вам приходят люди уже с безусловными жалобами, с безусловными симптомами, которые мешают жизни. Но всегда, каждое заболевание можно предупредить. Давайте, поговорим об обследовании: с какого возраста, как часто, и что в себя включает данное обследование?

Максим Поповцев:

Давайте скажем так, что на данный момент не существует специфической профилактики развития варикозной болезни. То есть, у нас нет лекарства или какого-то метода, который мы бы использовали и гарантировали пациенту, что, используя это лекарство, варикозной болезни никогда не появится. Варикозная болезнь - это процесс врожденный. Это определенные индивидуальные особенности, строение вен, которые проявляются в течение жизни на фоне образа жизни, перенесенных заболеваний. У женщин - это беременность. Варикоз – это, как раз, тот редкий случай, который легче вылечить, чем предотвратить. Заставлять пациента носить трикотаж, использовать огромное количество мазей и таблеток, которые часто рекомендуются, наверное, не совсем правильно. Они здорово портят качество жизни, но не гарантируют проявления варикоза, а при наличии варикоза не гарантируют профилактику осложнений. Основным методом диагностики варикозной болезни является ультразвуковое исследование. Именно на ультразвуке можно увидеть обратное движение крови - рефлюкс. Именно этот признак является основным в постановке диагноза варикозной болезни.

Варикозная болезнь - это определенные индивидуальные особенности, строение вен, которые проявляются на фоне образа жизни, перенесенных заболеваний.

Юлия Титова:

Давайте, более подробно разберем группы риска. Одну уже вы назвали, это женщины в период беременности. Кто еще может столкнуться с этим заболеванием?

Максим Поповцев:

Повторюсь, к сожалению, варикозная болезнь - это чаще всего врожденная проблема.

Юлия Титова:

Есть какая-то статистика? К вам обращаются специфические профессии, спортсмены?

Максим Поповцев:

Даже, когда пациенты приходят в возрасте с варикозной болезнью, то на вопрос, как давно у них эта проблема, большинство пациентов отвечаюь, что с молодого возраста. У женщин чаще всего таким пусковым механизмом является беременность и период лактации. Либо во время беременности, либо сразу после. У мужчин в течение жизни, зависит от их образа жизни.

Юлия Титова:

Варикоз по наследственной линии может передаваться?

Максим Поповцев:

Да, как и любое другое заболевание. Просто варикоз - очень наглядное заболевание, мы видим внешние проявления. Пациенты часто говорят: «У моей мамы был варикоз и у меня он тоже есть». При этом есть пациенты, которые утверждают, что у них в семье ни у кого варикозной болезни не было. Поэтому, это, все-таки, признак статистический. Прогноз не влияет на тактику лечения.

Юлия Титова:

Спрошу от лица прекрасной половины: частое ношение высоких каблуков может привести к развитию варикоза? Или здесь связи нет?

Максим Поповцев:

Наверное, есть. Но, опять же, запретить женщинам носить каблуки я не могу. Повторюсь много раз: варикоз вылечить не сложно. На данный момент, существуют методики малоинвазивные эндовазальные, которые позволяют избавиться от варикозной болезни при любой сложности заболевания. Малоинвазивно. Процедура занимает около часа под местной анестезией, амбулаторно, после чего пациент встает, идет домой и занимается своими делами. Может на следующий день выходить на работу. Поэтому, вести профилактику у пациентов при отсутствии варикозной болезни, наверное, не стоит. Появится варикозная болезнь - мы с ней разберемся.

Юлия Титова:

Да, но мы стараемся сделать так, чтобы болезнь в принципе не развилась у нас. Не всегда приятно быть нездоровым человеком.

Помимо привычной нам картины варикоза на ногах существуют ли еще зоны на нашем теле, где варикоз тоже может развиться? Возможно ли вообще внутри организма развитие варикоза?

Максим Поповцев:

Мы условно говорим, что варикоз может развиться в венах нижней половины тела. То есть там, где кровь движется в положении человека стоя: снизу вверх против силы тяжести. Там, теоретически, может быть развитие варикозной болезни, то есть расширение вен и движение обратно, обратное движение крови. Всё, что выше, варикозной болезни не подвержено. Допустим, на руках варикозной болезни быть не может. Тромбоз вен - да, варикоз - нет.

Юлия Титова:

По поводу злополучного самостоятельного лечения, того, чем любят заниматься наши граждане, особенно, насмотревшись рекламы по телевизору. Допустим, человек обнаружил у себя набухшую вену. Он, скорее всего, из-за понимания ситуации и того, что ничего критичного пока не произошло, начинает экстренно что-то в себя втирать: мази, которые рекламируют в интернете и по телевизору. Насколько это все эффективно? Нужно ли перед тем, как пользоваться самостоятельно лекарственными средствами, пройти процедуру диагностики? Или можно самостоятельно лечиться, раз ничего такого страшного и критичного?

Максим Поповцев:

К сожалению, варикоз, конечно, сам пройти не может. Все методы, которые применяются наружно, никакого эффекта дать, к сожалению, не могут. Пациенту надо, самое главное, понять, что видимая вена - всего лишь небольшой сегмент пораженной варикозной вены. Скорее всего, проблема лежит несколько глубже, просто она не видна внешне. Поэтому, при появлении варикозной вены, любых видимых вен, пускай это будут небольшие вены, необходимо обратиться к врачу, пройти ультразвуковое исследование и уже действительно понять: есть ли варикозная болезнь и насколько она выражена. На данный момент, к сожалению, лечение варикозной болезни только хирургическое. Есть разные методики, но учитывая, что занимаются этим врачи хирурги, назовем их все хирургические. Необходимо устранить тот сегмент вены, который поражен варикозом, то есть там, где есть обратное движение крови. Это можно сделать разными методами. На данный момент мы предлагаем эндовазальные методики, будь то лазерная коагуляция или радиочастотная облитерация.

Юлия Титова:

Поясните для нас, что значат все эти манипуляции?

Максим Поповцев:

Под контролем ультразвука мы вводим специальный инструмент в пораженный участок вены. Выполняем местную анестезию. Включаем либо лазер, либо радиочастотный облитератор, и эту вену обжигаем изнутри. Она разрушается, закрывается, кровоток по ней прекращается. Постепенно она полностью лизируется, исчезает из организма, а кровоток восстанавливается по здоровым венам. То есть, устраняется путь обратного возврата крови, обратного движения крови.

Юлия Титова:

И как мы после этого живем? Не замечается, что отсутствует?

Максим Поповцев:

Так же, как мы жили до этого. Потому что тот сегмент вены уже не работал, он нарушал венозный отток. С помощью этой манипуляции мы решаем проблему. Кровь спокойно оттекает по здоровым венам, пациент никак не ощущает. Наоборот, венам становится легче, потому что они работают только за себя, а раньше работали за ту варикозную больную вену.

Юлия Титова:

Но, все-таки: вы рекомендуете удалять и работать с венами, которые у нас, так скажем, распухли, но еще не привели к каким-либо серьезным заболеваниям, или их лучше не трогать?

Максим Поповцев:

Лечение варикозной болезни - это, в первую очередь, профилактика возможных осложнений. Пациенты с варикозной болезнью, зачастую, никаких жалоб не предъявляют. Приходится им объяснять, что, если оставить варикозную болезнь, то, к сожалению, это может привести к осложнениям. Поэтому, варикозную болезнь нужно лечить заранее, не дожидаясь каких-то проявлений осложнений варикоза.

Если варикозную болезнь оставить без внимания, то она может привести к осложнениям.

Юлия Титова:

Существуют ли заболевания, которые, наоборот, приводят к варикозу? Для которых варикоз становится такой побочным эффектом?

Максим Поповцев:

Да, есть такое состояние, называется посттромбофлебитическая болезнь. Если пациент ранее перенес тромбоз глубоких вен, то варикозная болезнь в дальнейшем может быть симптомом как раз этого состояния. Есть нарушения работы уже глубоких вен. Именно поэтому, когда мы проводим диагностику венозной системы, мы смотрим как глубокие вены, так и подкожные вены. Для нас важным признаком является работа глубоких вен. Если там есть нарушения, то варикозную болезнь не всегда можно и нужно удалять.

Юлия Титова:

Давайте, поговорим об осложнениях. Если, к сожалению, наш пациент все-таки себя довел до тромбоза, то как он все проявляется на уровне ощущений, на клинической картине, и как он лечится?

Максим Поповцев:

Тромбоз имеет такую яркую картину. Если тромбоз случается в глубокой вене, основной вене, то нарушается основной путь оттока. Соответственно, ножка здорово раздувается. Пациенты ко мне приходят, когда одна ножка в 2 раза больше, чем здоровая. Это основной признак тромбоза глубоких вен, то, на что нужно обращать внимание, особо внимательно к этому относиться. Это очень грозный симптом, потому что тромбоз глубоких вен может привести к очень грозному осложнению. Когда тромб отрывается, попадает в легкое и происходит нарушение кровообращения именно в самом легком, легкое может погибнуть. Это называется тромбоэмболия легочной артерии. Тромбоз подкожной вены проявляется немножко по-другому. Чаще всего это резкая боль, покраснение и локальный отек. Здесь мы ориентируемся на покраснение, в проекции вены мы видим зону покраснения, боли и отека. При ультразвуке все это замечательно видно. Можно точно понять, какой сегмент вен поражен: глубокая или подкожная вена. Исходя из уровня протяженности тромбоза, назначить то или иное лечение.

Юлия Титова:

Как проходит лечение? Тромб разрушается каким-то образом?

Максим Поповцев:

Тромбоз глубоких вен и тромбоз подкожных вен – это два разных заболевания. Тромбоз глубоких вен лечится исключительно консервативно. Назначаются антикоагулянты – препараты, которые снижают свертываемость крови. Пациент достаточно длительно их принимает. На фоне приема этих препаратов, тромб постепенно-постепенно должен сам рассосаться, лизироваться и кровоток должен восстановиться. Лечение тромбоза подкожной вены не всегда требует даже лечения, иногда достаточно устранить варикозную вену. Тем самым мы, во-первых, выполняем профилактику возможного отрыва тромба, так и лечение варикозной болезни.

Юлия Титова:

Такой симптом, как онемение ног, может говорить о наличии варикозной болезни?

Максим Поповцев:

Нет, чаще всего нет. Чаще всего - это неврологическая проблема, больше относится к этому направлению. В данном случае необходимо обратиться к врачу неврологу.

Юлия Титова:

Еще хочется поговорить о группах риска: о спортсменах, в частности, которые дают себе, зачастую, очень большие физические нагрузки, о тех, кто поднимает тяжелые веса. Наверняка профессионалы работают с врачами, у них в пуле есть медики, которые дают им определенные рекомендации, дабы не допустить развития заболеваний. Какие рекомендации спортсменам не профессионалам, тем, кто занимается любительским спортом, приходит в зал, вы можете дать? Может быть, опять какие-то гольфы в период тренировки, не нужно их носить сутками. Или отказ от нагрузок, в принципе?

Максим Поповцев:

Я считаю, что все-таки надо понять, есть у пациента варикозная болезнь или нет, это самое главное. Если пациент видит, что у него есть видимые вены, - это повод обратиться к врачу. Если ставится диагноз варикозная болезнь, то варикозную болезнь надо вылечить. После чего вы можете заниматься любыми видами спорта. Что касается профилактики при отсутствии варикозной болезни, опять же, здесь нет каких-то средств, которые могли бы на 100 % исключить ее развитие. Мы же все занимаемся спортом, так или иначе. Мы видим, что далеко не у всех спортсменов есть варикозная болезнь. Сказать, что спорт – это ключевой фактор, мы не можем. Если у человека уже есть предрасположенность к варикозу, то поднятие тяжестей - как пусковой механизм к его появлению. Вот и все.

Юлия Титова:

Если мы удалили симптомы варикозной болезни, человек выздоровел. Может ли варикозная болезнь снова вернуться?

Максим Поповцев:

Да, к сожалению. После лечения вены остаются в нашем организме здоровые. Теоретически, в течение жизни они тоже могут быть подвержены развитию варикозной болезни.

Юлия Титова:

Кому назначают компрессионный трикотаж?

Максим Поповцев:

 Компрессионный трикотаж - замечательное средство, но очень часто его назначают, может быть, немножко не понимая, зачем. Это прекрасное средство профилактики тромбоза, но тромбоза больше глубоких вен.  Как ни странно, на подкожные вены, хотя они и ближе находятся, они мельче, но компрессионный трикотаж не слишком помогает нам в профилактике тромбоза подкожных вен. В профилактике тромбоза глубоких вен это замечательное средство, мы часто его используем для пациентов, которые находятся в группе риска. Также компрессионный трикотаж является замечательным способом борьбы с отеками на ногах. Такая легкая пастозность или легкая тяжесть в ногах, которая появляется у большинства людей к концу дня. Если эти симптомы достаточно выраженные, они мешают пациенту, то трикотаж будет замечательным средством в профилактике именно с этими симптомами.

Юлия Титова:

Компрессионного трикотажа огромное количество в специализированных магазинах. Различается ли он по каким-то категориям? Может быть, относительно состояния пациента, или же нет? Как не ошибиться с выбором и не ошибиться с материалом, не навредить себе?

Максим Поповцев:

Что касается вообще назначения трикотажа и его класса. Класс - это сила, с которой трикотаж давит на нашу ножку. Чем выше давление, тем выше класс. Чем выше класс, тем выше давление. Здесь необходимо, конечно, получить консультацию специалиста. Именно специалист назначает тот или иной вид трикотажа и его степень, степень компрессии. Так же, как и высоту, потому что трикотаж можно разделить на гольфы, чулки, колготки. Здесь все подбирается индивидуально, только с рекомендацией специалиста. Что касается качества, существует достаточно много специализированных салонов, которые нас полностью удовлетворяют по качеству изделий.

Юлия Титова:

Что может случиться с нашими ножками, если мы подберем трикотаж себе не по размеру, и он, может быть, будет перетягивать или недотягивать, к чему это может привести?

Максим Поповцев:

Если будет недотягивать, то просто не даст никакого эффекта. Если все-таки перетягивать, то можно сдавить те же подкожные вены и вызвать определенные осложнения. Например, тот же тромбоз. Как раз, неправильный подбор и ношение трикотажа может провоцировать.

Юлия Титова:

Компрессионный трикотаж ведь не носится 24 часа в сутки? Это, опять-таки, определенное количество часов в день, наверное?

Максим Поповцев:

Мы рекомендуем носить далеко не всем, а определенной группе пациентов. Это пациенты либо после операции, либо после каких-то манипуляций на венах, пациентам, которые находятся в стационаре, находятся в вынужденном положении лежа, либо пациентам, которые проходят лечение с тромбозом. Таким пациентам мы рекомендуем использовать трикотаж в дневное время. В идеале - утром надели, вечером сняли. То есть в период, когда пациент находится в вертикальном положении, в положении лежа трикотаж можно снимать.

Юлия Титова:

Часто ли к вам обращаются люди с варикозной болезнью целенаправленно, только с точки зрения эстетики просят исправить ситуацию?

Максим Поповцев:

Да, конечно, очень частая ситуация. Гораздо чаще, чем действительно наличие варикозной болезни, которая опасна для здоровья. Так называемый косметический варикоз. Честно говоря, не очень люблю такой диагноз, потому что пациенту говоришь: варикоза у вас нет, у вас есть косметический варикоз. Пациенту сложно для понимания. Видимые вены на ногах - это не всегда признак варикозной болезни. Если мы делаем ультразвук и видим, что кровь двигается правильно, нет нарушения работы основных магистральных вен, то видимые вены на ногах мы расцениваем как косметические. Это не является нарушением работы вен, это не опасно, не приводит ни к каким осложнениям и не является признаком развития варикоза в будущем. Это исключительно косметический дефект. Его можно исправить при желании пациента.

Видимые вены на ногах - не всегда признак варикозной болезни.

Юлия Титова:

Что интересно, даже если варикоз появился, все равно есть вероятность, что кровоток не нарушен и все работает точно также?

Максим Поповцев:

Да, наличие видимых вен - это не симптом, пока еще не симптом варикозной болезни. Надо делать ультразвук, смотреть, как работают основные магистральные вены. Все правильно.

Юлия Титова:

Каким образом мы решаем проблему косметического варикоза?

Максим Поповцев:

Оптимальным методом устранения такой проблемы является склеротерапия. В чем суть методики? Это, по сути, укол в видимые вены. Обычным шприцом, обычной тоненькой иголочкой вводим лекарство склерозант в эту видимую вену, под действием которого стеночка вены разрушается, кровоток по этой вене прекращается, она постепенно-постепенно исчезает.

Юлия Титова:

Эта манипуляция требует обезболивания?

Максим Поповцев:

Нет, эта процедура не считается болезненной, она, конечно, немножко неприятна, потому что уколы. Но, пациенты прекрасно переносят ее. Выполняется амбулаторно, в рамках процедурного кабинета, занимает не больше часа.

Юлия Титова:

Но, как и после любой процедуры, наверное, у неё есть определенные противопоказания в жизнедеятельности человека?

Максим Поповцев:

Да, в этой процедуре есть несколько нюансов, их три основных. Первое, за одну процедуру не всегда получается удалить все видимые вены. То есть, это несколько процедур. Это курс процедур, их количество зависит от количества вен. При первом осмотре, при первой консультации врач-флеболог, визуально осмотрев ножку, понимает, какое количество процедур в данном случае будет необходимо. Второй момент - это обязательное ношение компрессионного трикотажа после каждой процедуры. Любая процедура так или иначе несет определенные риски. У склеротерапии мы, конечно боимся появления воспалений в здоровых венах и появления тромбоза, будем говорить прямыми словами. Это бывает крайне-крайне редко, но риск, к сожалению, есть. Ношение трикотажа после каждой процедуры как раз является средством профилактики проблемы. Трикотаж носится недолго, от трех до семи дней после каждой процедуры. Пациент может снимать трикотаж на ночь, носить его только днем. Днем тоже может снимать при необходимости, если есть желание.  Тритий момент, самый главный - устранить, хороший косметический эффект наступает очень небыстро. Венка закрывается, кровоток по ней прекращается, но, чтобы она полностью исчезла, надо подождать. Иногда это занимает несколько месяцев. Это не та процедура, которая тут же дает хороший результат. Эффект наступает очень не быстро. Требует терпения пациента, что самое главное.

Юлия Титова:

При несоблюдении ограничений, которые обозначил врач, к каким тяжелым последствиям, может быть, мы придем?

Максим Поповцев:

Не хотелось бы об этом говорить. Может быть воспаление здоровых вен, тромбоз подкожных вен. Это не опасно, но это неприятно. Лечится консервативно: ношение трикотажа, при необходимости мы назначаем препараты. Антикоагулянты - препараты, которые снижают свертываемость крови, и является основным методом лечения при угрожающих тромбозах.

Юлия Титова:

Я понимаю, что вам, как врачу, не хочется говорить о негативных последствиях. Но мы пропагандируем здоровый образ жизни и хотим предупреждать наших зрителей о том, что надо ответственно относиться к своему здоровью и четко выполнять рекомендации врача. Но не все врачи, к сожалению, у нас бывают, так скажем, правильными и желающими добра своим пациентам. Может быть, и вовсе хотят какой-то наживы или имеют свой личный интерес. Давайте, поговорим о ситуациях, которых нужно избегать при выборе врача в лечении варикозной болезни. Какие рекомендации можно услышать от нерадивых врачей, от которых нужно бежать? Может, это неэффективные варианты лечения? Или, может быть, ненужные варианты лечения, без которых можно обойтись, но нас «разводят», назовем это так.

Максим Поповцев:

Мне сложно об этом говорить. Я мало общаюсь с врачами, которые изобретают какие-то свои методы лечения. Есть стандартные рекомендованные методы, которые опробованы, которые протестированы и используются во всем мире. Мы стараемся придерживаться именно этих методик. Про экзотические методики, я, конечно, слышу иногда от своих пациентов, которые что-то пробовали, но у них не получилось. Мне сложно дать какую-то рекомендацию.

Юлия Титова:

Допустим, те же самые мази, которые, как я поняла, по большому счету, чаще всего бесполезны в лечении.

Максим Поповцев:

Чаще это происходит не так.  Если пациент попадает к врачу флебологу и ставится диагноз варикозная болезнь, ему предлагают все-таки классический вариант лечения. Но иногда пациента беспокоят еще другие симптомы, например, боли в ногах, или те же видимые косметические вены. Иногда часть моих коллег могут порекомендовать какие-то мази или флеботоники. Но я не придерживаюсь этих методик, поэтому здесь не могу ничего сказать.

Юлия Титова:

Что касается маленьких деток. Сталкиваются ли они с варикозом и что делать в таких случаях? Те же самые методики лечения?

Максим Поповцев:

У детей варикоз бывает не часто, но бывает. Я, как врач, работаею со взрослыми пациентами. Возраст моих пациентов начинается от 15 лет. В 15 и в 17 лет есть пациенты с варикозной болезнью. Методы лечения абсолютно такие же.

Юлия Титова:

Давайте, более систематично составим алгоритм, к чему мы можем прийти, не обращая внимание на варикозную болезнь. Сколько времени потребуется, чтобы варикозная болезнь доросла до тромбоза? Это же происходит наверняка не за неделю?

Максим Поповцев:

Да, тромбоз - это острое состояние, которое может появиться, на самом деле, и в здоровой вене. Тромбоз - это не самостоятельное заболевание, это осложнение какого-либо другого состояния. Варикоз лишь одно из них. Но при наличии варикоза, при наличии варикозной расширенной вены, тромбоз - это частая ситуация. Тромбоз подкожных вен лечится консервативно и это не так опасно, потому что риск отрыва тромба в подкожной вене очень небольшой. Но, подкожные вены у нас соединяются с глубокими, и, по мере увеличения, тромб может перейти в глубокую вену. Оттуда уже отрыв тромба бывает довольно часто.

Тромбоз - не самостоятельное заболевание, это осложнение какого-либо другого состояния. Варикоз – одно из них.

Юлия Титова:

Допустим, мы обнаружили у себя варикозную болезнь. Мы ничего не делаем, игнорируем, не видим, не замечаем. Мы докатились до определенных симптомов и нам ставят диагноз тромбоз. У людей в возрасте, у пожилых людей данный процесс может происходить быстрее, чем у молодых?

Максим Поповцев:

Да, конечно, с возрастом риск тромбозов возрастает.

Юлия Титова:

На данные процедуры, о которых мы говорили выше, пожилой организм реагирует спокойно, или бывают осложнения? Может быть, период реабилитации дольше?

Максим Поповцев:

Конечно, с возрастом заболеваний у человека, к сожалению, становится больше. Человеку свойственно болеть. Соответственно, мы должны учитывать наличие сопутствующих патологий. Соответственно, и риск возможных осложнений возрастает. Поэтому, варикоз лучше лечить в молодом возрасте, тогда, когда он появляется. Тогда и риски, и реабилитационный период протекает гораздо легче.

Юлия Титова:

С какого возраста нужно проверяться у флеболога? С 18 лет? Раньше?

Максим Поповцев:

Я считаю, что показаться флебологу нужно обязательно в том случае, когда появляются симптомы варикозной болезни. Это наличие видимых вен, появление какой-то боли в ноге, появление отека – вот эти три симптома. При появлении хотя бы одного из них обязательно необходимо обратиться к врачу.  Далее уже при необходимости вас направят к более узкому специалисту, флебологу.

Юлия Титова:

Как справляются с варикозной болезнью, с осложнениями ваши коллеги за границей? Допустим, в Европе? Или, в принципе, технологии одинаковые сегодня?

Максим Поповцев:

Мы сейчас в плане методов лечения ничем не отличаемся от коллег. Только пациенты у нас разные, а методы лечения одинаковые. В Москве существует очень много школ, которые продвигают современные методы лечения даже во всем мире. Они выступают с хорошими докладами на международных конференциях. Так что, здесь мы ничем не уступаем. Абсолютно.

Юлия Титова:

Часто ли вы посещаете международные конференции?

Максим Поповцев:

Международные не часто. Но, наши коллеги-иностранцы приезжают к нам. В Москве проходят очень много конференций. Мы делимся опытом, сейчас это абсолютно не сложно.

Юлия Титова:

Давайте, под конец нашего эфира проговорим топ заболеваний, с которыми флеболог чаще всего сталкивается? С какими проблемами чаще всего приходят пациенты? С какими симптомами?

Максим Поповцев:

Это варикозная болезнь, это тромбоз и это косметические дефекты. Варикозная болезнь, мы уже с вами поговорили, проявляется варикозно расширенными венами. Тромбоз, мы тоже с вами обсудили, имеет совершенно четкую и яркую картину. Косметические проявления, то есть любые видимые вены на ногах, при желании пациента можно устранить.

Юлия Титова:

Я бы хотела попросить вас, Максим, подвести некий итог нашего разговора и дать нашим слушателям, как врач-флеболог, рекомендации, что нужно делать в качестве профилактики, как за собой следить, на что обращать внимание и когда обращаться к врачу?

Максим Поповцев:

Соблюдать здоровый образ жизни – вот что надо самое главное. При первых появлениях каких-либо симптомов обращаться к врачу, не дожидаясь возможных осложнений.

Юлия Титова:

Спасибо большое, Максим! 

У нас в эфире был Максим Поповцев врач-хирург, флеболог клиники «МедикСити». Помогала ему сегодня я, Юлия Титова.