Брекеты

Стоматология

Тэги: 

Юлия Селютина:

Добрый день, дорогие слушатели! Добрый день, дорогие зрители! С вами Селютина Юлия. Я – детский врач-стоматолог. И в эфире программа «Детская стоматология с Юлией Селютиной». У меня сегодня вновь очень интересный гость, это врач-ортодонт Оксана Журавская. Мы сегодня поговорим о брекетах. Все знают, что такое брекеты, но многие не знают очень важных нюансов, вот в этих нюансах мы сегодня постараемся разобраться. Здравствуйте, Оксана!

Оксана Журавская:

Здравствуйте! Вновь здравствуйте!

Юлия Селютина:

Вновь мы с Вами. Я уверена, что у нас получится безумно интересная беседа, потому что тема бесконечно актуальна, и я думаю, что она будет актуальна много-много лет. И та информация, которую мы с Вами сегодня дадим, я думаю, большинству из наших слушателей, большинству из наших зрителей будет, безусловно, полезна. Приступим сразу к делу.

Оксана Журавская:

Приступим.

Юлия Селютина:

Давайте мы проясним для начала, что такое брекеты, вдруг кто-то об этом не знает.

Оксана Журавская:

Давайте проясним. Сам по себе брекет – это сложная ортодонтическая конструкция, которая применяется не одиночно, а это целая система, то есть мы будем называть брекет-система. Непосредственно используется эта брекет-система для исправления прикуса у пациентов разных возрастов. Если мы немножечко отойдем к истории, то основоположником всей этой теории был Энгель, который внес немалый вклад в ортодонтию. И по сей день от него осталась такая знаменитая классификация Энгеля, которая используется частично в постановке ортодонтического диагноза.

Юлия Селютина:

Это четыре класса по Энгелю? Это я еще с институтских времен помню.

Оксана Журавская:

Их три. Вот такая небольшая предыстория. Естественно, на сегодняшний день уже используются совершенно другие, модифицированные брекет-системы. Мы сегодня о них и поговорим.

Юлия Селютина:

Я считаю, что важно уяснить о том, кому они показаны. Потому что зачастую я слышу вопросы в свой адрес от пациентов, точнее, от родителей пациентов, совсем маленьких, 5-летних детей, у которых еще все молочные зубы. У них возникла какая-то проблема, допустим, с прикусом. Родители начинают волноваться и приходят с такими глазами: «Что же делать? Неужели нам сейчас брекеты ставить?» Я знаю однозначно, что есть определенные показания, касаемые возраста пациента. И давайте про это немножко подробнее. То есть с какого возраста и вообще на что ориентироваться родителям детей, когда речь идет об исправлении прикуса и об исправлении положения зубов? В возрасте ли дело, либо в положении зубов, либо в количестве этих зубов? На что нужно обращать внимание?

Оксана Журавская:

Обращать внимание, конечно, нужно и на количество, и на положение зубов, и на возраст пациента. Но как мы говорили в предыдущей нашей беседе, я против того, чтобы проводились какие-то ранние длительные манипуляции у детей. Мы говорили о том, что я предпочитаю только небольшую коррекцию. И дальше мы оставляем детей в покое, для того чтобы у них было адекватное детство. И, соответственно, подходим к вопросу лечения только в возрасте от 13-14 лет. Я говорю «примерно». Почему? Потому что у каждого ребенка сроки прорезывания и формирования зубочелюстной системы немножечко варьируются. Сейчас тенденция к тому, что идет ранняя смена зубов. Есть, опять же, пациенты, у которых наоборот, задержка.

Юлия Селютина:

Чуть позже.

Оксана Журавская:

Это не критично. Поэтому давайте будем говорить так. Не конкретный возраст, а показания к лечению на брекет-системе – это полное формирование зубочелюстной системы. То есть о чем я говорю? О том, что должны прорезаться все зубы, включая вторые моляры.

Юлия Селютина:

Самые дальние.

Оксана Журавская:

Проще говоря, седьмые зубы. Как только они у нас прорезались, мы можем приступать к диагностике и к началу лечения на брекет-системе. Важным моментом является то, что приходят родители, делают снимок, и на снимке находим зачаток зуба мудрости. Хочу отметить, желательно до 18 лет, если мы видим на снимке зачаток зуба мудрости, мы должны от них избавиться.

Юлия Селютина:

Прямо в зачаточном состоянии?

Оксана Журавская:

Да.

Юлия Селютина:

Мы направляем на удаление этого зуба?

Оксана Журавская:

Абсолютно верно. Чем раньше мы от него избавимся...

Юлия Селютина:

Тем меньше последствий в перспективе.

Оксана Журавская:

Да, меньше последствий. И само удаление для пациента происходит достаточно легче, чем нежели когда мы удаляем уже полностью сформированные зубы мудрости.

Юлия Селютина:

Показания – более или менее понятно, а вот противопоказания есть? И какие, если есть?

Оксана Журавская:

Можно разделить на абсолютные и относительные противопоказания. Абсолютные противопоказания – это тяжелые заболевания, иммунодефицит в стадии обострения, онкологические заболевания.

Юлия Селютина:

Аллергические реакции наверняка?

Оксана Журавская:

Да, серьезные аллергические реакции. Это все состояния иммунодефицита организма, когда мы можем своим лечением принести вред пациенту. В общем-то, как таковых серьезных противопоказаний нет. Есть относительное противопоказание, самое основное – это плохая гигиена полости рта. Если у пациента, в частности у ребенка, есть проблемы с гигиеной, лучше оставить его в покое.

Юлия Селютина:

Дождаться того возраста...

Оксана Журавская:

Да, и передать врачу-терапевту, для того чтобы он скорректировал гигиену. Иначе мы просто принесем не пользу, а вред.

Юлия Селютина:

Мы поняли, что существуют брекеты, а существуют брекет-системы, то есть это немножечко взаимодополняемые друг друга моменты. Существуют виды брекетов: металлические, керамические.

Оксана Журавская:

Да.

Юлия Селютина:

Давайте поподробнее поговорим про разновидности этих брекетов, про типы. Какие они бывают? И есть ли разница в них? Потому что если мы говорим про керамические брекеты, это однозначно более эстетично. И чаще всего их просят те пациенты, которые хотят, чтобы максимально было не видно. Правильно же?

Оксана Журавская:

Да.

Юлия Селютина:

А есть ли функциональная разница между металлическими брекетами, которые визуально не очень красиво смотрятся, по сравнению с теми же самыми керамическими брекетами?

Оксана Журавская:

Дело в том, что брекеты отличаются, во-первых, по материалу изготовления. Бывают брекеты металлические, бывают группы брекетов эстетических. Вот как раз металлические брекеты – это те ортодонтические замочки, которые изготавливаются из различных сплавов. Это может быть никель-титан, не берем отдельно конкретную определенную систему. Это металл.

Что касается эстетических брекетов, это пластиковые брекеты, керамические брекеты, сапфировые брекеты. Если возвращаться к металлическим брекетам – золотые. Из золота – это индивидуальные брекет-системы. По способу фиксации: вестибулярные брекеты – это то, что фиксируется на передней поверхности зубов, и лингвальные – язычные брекеты, которые фиксируются со стороны языка, неба. Как раз чаще всего золотые брекеты – это лингвальные брекет-системы.

Юлия Селютина:

Почему? Потому что они менее травмоопасные? Почему именно в лингвальной системе используется золото? Я вот, честно говоря, не знала, что золото, как металл, используется в брекет-системе.

Оксана Журавская:

На сегодняшний день единственная брекет-система, которая изготавливается индивидуально и добавляется сплав золота, это система «Инкогнито». Это эстетические брекеты, они фиксируются язычно. Вообще, показание к золотым брекетам – это аллергическая реакция на другие сплавы. Но на сегодняшний день аллергических реакций на металлические или керамические брекет-системы не выявлено.

Показание к золотым брекетам – это аллергическая реакция на другие сплавы. Но на сегодняшний день аллергических реакций на металлические или керамические брекет-системы не выявлено.

Юлия Селютина:

А вот именно функционально они отличаются, эстетические брекеты от металлических брекетов? Если мы носим металлические брекеты, лечимся на металлической брекет-системе, то у нас однозначно эффект будет быстрее достигнут, нежели на керамических, либо они абсолютно идентичны и разница только в цене за счет того, что вот эти более прозрачные брекеты, они более эстетичные и более дорогой сам по себе материал?

Оксана Журавская:

Я поняла этот вопрос. Дело в том, что они отличаются. Я считаю, что вестибулярные брекет-системы лечения и ход лечения более предсказуем, чем у систем лингвальных брекетов. Вот я бы так ответила на этот вопрос. Естественно, отличия, начиная от плюсов. То, что стоит лингвально, мы этого не видим, это высокоэстетичные брекеты. Минусы – большая стоимость аппаратуры, значительно.

Если мы берем не конкретно брекет, а по типу фиксации дуги в пазе, самолигирующие брекет-системы, классические и лигатурные брекет-системы, смолигирующие брекет-системы. Они бывают также пассивные и активные. Сейчас в основном используют пассивные брекет-системы. И это уже нюансы больше для самого врача.

Юлия Селютина:

Ортодонта.

Оксана Журавская:

Да. Для пациента удобство, конечно, самолигирующие брекет-системы, потому что пришел пациент, крышечку открыл, поменял дугу, крышечку закрыл.

Юлия Селютина:

И самостоятельно в домашних условиях можно?

Оксана Журавская:

Нет. Ни в коем случае. Просто это меньше манипуляций у врача, и для пациента это, может быть, где-то комфортнее. Хотя я предпочитаю работать и с теми, и с теми.

Юлия Селютина:

У пациентов возникает вопрос. «Мне 30 (либо 40) лет, – говорит мне мама одного из пациентов, – мне, видимо, уже поздно этим делом заниматься, исправлением прикуса, исправлением положения зубов». Так ли это? И есть ли ограничения по возрасту? Мы проговорили, что нам нужно дожидаться – если речь идет о ребенке – смены всех зубов, а вот что касается непосредственно взрослых, условно, в 50 лет можно брекеты поставить? Или это уже противопоказания и никоим образом такому человеку нельзя исправить положение?

Оксана Журавская:

Возраст ни в коем случае не является противопоказанием. Наоборот, в возрасте после 25-30 лет пациенты чаще обращаются за ортодонтическим лечением.

Возраст ни в коем случае не является противопоказанием. Наоборот, в возрасте после 25-30 лет пациенты чаще обращаются за ортодонтическим лечением.

Юлия Селютина:

Хорошо.

Оксана Журавская:

Потому что, во-первых, кого-то не устраивает улыбка, положение зубов. И когда пациенты приходят к врачу-ортопеду, они говорят: «Я хочу виниры себе на зубы сделать, чтобы зубы выровнять». Более-менее грамотный ортопед в любом случае должен отправить пациента к врачу-ортодонту, потому что здесь мы вопрос абсолютно никаким образом не сможем решить. Мы сможем решить только его эстетическую составляющую. Функционально же, если мы поставим виниры на искривленные зубы, мы не решим вопрос.

Юлия Селютина:

И прикус тоже.

Оксана Журавская:

Да, конечно.

Юлия Селютина:

Потому что если у нас неправильный изначально прикус, у нас будут бесконечные сколы те же самых виниров, либо пломб, либо коронок.

Оксана Журавская:

Все верно.

Юлия Селютина:

Поэтому, прежде всего, важен комплексный подход, как и вообще во всем. Давайте теперь к этапам перейдем. Мы идем лечиться к ортодонту на брекет-системе. Что нас ждет? Какие исследования? Какая диагностика? Что нам для этого нужно? Какие снимки? Какие слепки? Давайте поподробнее по пунктам расскажем.

Оксана Журавская:

Чаще всего пациенты приходят уже целенаправленно, они знают, что им нужен ортодонт, что они хотят исправить прикус, либо это пациенты, которых направляют другие специалисты. Естественно, на руках у таких пациентов редко когда бывают с собой снимки, слепки, какие-то еще дополнительные диагностические данные. Поэтому первая консультация всегда состоит из разговора с пациентом. Мы выясняем, что он хочет вообще добиться лечением, какой результат он представляет на выходе, когда мы закончим. Обычно я сразу спрашиваю, знает ли пациент о том, что есть не только активный период лечения, а о том, что есть еще и пассивный период лечения.

Юлия Селютина:

Мы про это сейчас отдельно расскажем.

Оксана Журавская:

Если пациент не знает, я обязательно это рассказываю. Дальше рассказываю обязательно, какие бывают брекет-системы. Если есть в наличии, но чаще всего они есть, я показываю: есть такая, есть такая. То есть пациент, может быть, принципиально хочет. Сейчас тенденция пошла на то, что брекеты носить модно. И приходят пациенты и говорят: «Нам только металл». Я с металлом очень люблю работать, это относительно недорогая услуга. Это во-первых. Во-вторых, для работы врача это очень комфортная аппаратура. Это такая железная классика, которая, в общем-то, никогда не подводит, потому что есть свои нюансы работы с эстетическими брекет-системами.

Юлия Селютина:

Теперь приступаем к дополнительной диагностике, правильно?

Оксана Журавская:

Да. Я обычно говорю так: «Если Вы в чем-то сомневаетесь, у нас есть просторы родного Интернета. Можете загуглить любую информацию».

Юлия Селютина:

В Интернете много чего могут написать.

Оксана Журавская:

Единственное, что всегда говорю: «Остерегайтесь как слишком позитивных отзывов, так и слишком негативных, потому что есть реклама, антиреклама, она всегда и везде». Что-то среднее нужно выбирать, для себя вытаскивать из того, что пациент читает. Если мы договорились так, что мы подумаем, пациент уходит, думает, и дальше приходит, у нас второй этап – это этап диагностики. Она в себя будет включать фотометрическое исследование – это фотографии зубов в разных проекциях, фотографии профиля пациента обязательно, потому что мы должны отслеживать динамику: что было до, что после. Это, в принципе, для пациентов очень интересно. Дальше выдаю направление на минимум два исследования: это ортопантомограмма и телерентгенограмма.

Юлия Селютина:

Ортопантомограмма – это снимок всех зубов.

Оксана Журавская:

Да. Для пациентов обычно говорю: «Снимок всех зубов». Это снимок очень информативный. Мы на нем можем оценить состояние пародонта, костной ткани, можем оценить положение и состояние отдельных зубов, также боковая группа зубов, можно проследить пломбы, нависающие края. Именно в боковой группе передние зубки проснимаются не очень хорошо. Можно посмотреть положение сустава. Естественно, это будет не стопроцентная диагностика сустава, но хотя бы какие-то наметки для себя сделать. Можем посмотреть носовые ходы, носовые раковины. Очень часто этот снимок достаточно информативен у детей, когда имеются какие-то хронические заболевания полости носа.

Юлия Селютина:

Синуситы…

Оксана Журавская:

Аденоиды, риниты, синуситы, гайморовы пазухи. Это снимок, насыщенный информацией.

Юлия Селютина:

А второй снимок?

Оксана Журавская:

Второй снимок делается в двух проекциях. Чаще всего используется боковая проекция. В общем-то, он нам демонстрирует соотношение челюстей. Это важно для постановки диагноза, для планирования лечения, то, что нужно ортодонту, для того чтобы составить план лечения.

Юлия Селютина:

Мы еще в этапе диагностики не обсудили одну важную, не всегда, по-моему, требующуюся, компьютерную томографию. Всегда она требуется либо в каких-то определенных условиях, при каких-то определенных показаниях? Вот какие должны быть показания для компьютерной томографии, либо она показана вообще всем?

Оксана Журавская:

До этого исследования мы жили очень хорошо, а теперь мы живем не очень хорошо, потому что до того, как стали направлять на КТ суставы, да и в принципе на исследования черепа, пациентов, казалось, что лечение подходит без проблем, что все хорошо.

Юлия Селютина:

Потом выяснилось, что все плохо.

Оксана Журавская:

Да. КТ детально помогает выявить очень большое количество проблем, которые есть у пациента. Соответственно, если пациент жалуется на какие-то щелчки, на головные боли, на затрудненное открывание рта, любые жалобы, связанные с суставом, естественно, мы обязаны отправить пациента на исследование сустава. И прежде чем приступить к ортодонтическому лечению на брекет-системе, мы должны восстановить полноценную функцию сустава. В противном случае, это чаще всего бывает у взрослых пациентов, когда они категорически отказываются заниматься лечением сустава, после ортодонтического лечения возникает рецидив. То есть у нас мышечный аппарат полностью разбивает все, что мы собирали. Поэтому это очень важное исследование.

Прежде чем приступить к ортодонтическому лечению на брекет-системе, мы должны восстановить полноценную функцию сустава. В противном случае, после ортодонтического лечения возникает рецидив.

Сейчас существует КЛКТ – такое исследование, которое помогает нам одним махом вытащить все снимки, которые нам необходимы для лечения. Там можно посмотреть и ортопантомограмму, и телерентгенограмму в разных проекциях, в общем-то, череп покрутить пациента, посмотреть. Очень полезная штука. Единственное, что не сказали про диагностические модели челюстей. Они изготавливаются в любом случае. Либо это пациент, который лечится на съемной аппаратуре, либо это пациент на несъемной аппаратуре. В любом случае мы должны снять слепки, изготовить диагностические модели челюстей, для того чтобы пациент мог оценить то, что у нас было до, что у нас после, покрутить в руках.

Юлия Селютина:

И спланировать.

Оксана Журавская:

Да. Это очень важно и для планирования лечения. В некоторых клиниках, бывает, сканеры устанавливают. То есть это, в общем-то, больше требования клиники, что они предоставляют врачу и пациентам. Кто-то категорически отказывается от сканирования модели, а настаивает на том, чтобы было то, что можно потрогать, покрутить, показать. Это модели челюстей. Все индивидуально, но это обязательный этап диагностики. Мы помучили пациента всеми этими исследованиями...

Юлия Селютина:

Продиагностировали.

Оксана Журавская:

Дальше уже идет работа непосредственно ортодонта. На основании того, что мы получили, составляется диагноз и план лечения.

Юлия Селютина:

И дальше уже приступаем к лечению?

Оксана Журавская:

Да.

Юлия Селютина:

Теперь у нас такой этап – фиксации брекетов. Мы поняли, какие требования у пациента, какие он выбрал в итоге брекеты: керамические или металлические. Уже перед собой видим пациента, которому нужно эти брекеты зафиксировать, то есть этап фиксации полным ходом. Фиксируются сразу на обе челюсти либо есть какие-то ограничения: вначале на одну челюсть зафиксировали, походили немножко, а потом на другую челюсть зафиксировали? И если есть такие ограничения, то почему?

Оксана Журавская:

Фиксируется брекет-система в большинстве случаев сразу на обе челюсти. Я предпочитаю фиксировать брекеты дробно. Сначала мы делаем установку на одну челюсть, через какой-то период, это где-то три недели, может быть месяц-полтора, в зависимости от того, как предпочитает пациент, как он себя ощущает, как он привыкает к новым ощущениям во рту, как мы обычно говорим с подростками, «ежики», как он привыкает к брекетам во рту, а дальше устанавливаем нижнюю челюсть. Это не принципиально вообще.

Юлия Селютина:

То есть это такой элемент адаптации, получается?

Оксана Журавская:

Да. Я считаю, что это, во-первых, элемент адаптации для пациента. Во-вторых, это элемент адаптации больше – если мы говорим про подростков – для родителей, финансовой, это немаловажно. Я первое время вела для себя исследования: кому как проще. Пациентам-подросткам, конечно, проще, привычнее, когда сначала установка идет на одну, потом на вторую.

Юлия Селютина:

То есть нет абсолютных противопоказаний, для того чтобы сразу установить на обе челюсти?

Оксана Журавская:

Нет.

Юлия Селютина:

Допустим, торопятся куда-то родители, уезжать нужно на долгий срок, то есть противопоказаний нет – можно сразу и на две наклеить. А какие есть способы фиксации? Всегда ли в полости рта фиксируются брекеты? Я знаю, что нет, но давайте поподробнее поговорим. То есть мы имеем несколько вариантов фиксации брекетов. Есть прямая фиксация, есть непрямая фиксация. Противопоказания, я думаю, и к той, и к другой абсолютно одинаковые, просто здесь момент удобства?

Оксана Журавская:

Да. Действительно, есть прямая фиксация брекетов – это установка брекет-системы непосредственно в полость рта пациенту, когда врач сам устанавливает, клеит каждый замочек. А есть непрямая фиксация брекет-системы. Она осуществляется следующим образом. Снимается слепок с полости рта пациента, дальше происходит позиционирование брекетов на модели, изготавливается лабораторно специальная капа, куда переносятся эти брекеты. Дальше эта капа фиксируется уже на приеме в полости рта пациента и через нее отсвечивается каждый зуб. Все, мы снимаем капу. У пациента в полости рта установленные брекеты. Плюс этой процедуры в том, что она быстрее, чем установка прямым методом. А минус в том, что приходится дополнительно расход брать за изготовление вот этой капы.

Юлия Селютина:

Это будет более дорого получаться для пациентов, нежели устанавливать все в полости рта?

Оксана Журавская:

Да, дороже.

Юлия Селютина:

А есть средние сроки лечения, либо их не существует?

Оксана Журавская:

Нет. Бывают случаи, когда нужно просто скорректировать незначительно развороты зубов. Это может быть полгода. Конечно, каждый клинический случай индивидуален. Вчера мы разговаривали с пациенткой, она говорит: «У меня подруга шесть лет носила брекеты».

Юлия Селютина:

Такое может быть? Либо это какой-то нонсенс?

Оксана Журавская:

Я считаю, что это, конечно, какой-то нонсенс. Но, в общем-то, сроки не ограничены. Все зависит от того, какой план лечения у пациента, это во-первых. Во-вторых, как пациент носит свои брекеты, как он за ними ухаживает, как выполняет рекомендации врача. Например, полтора года лечения могут превратиться в два – два с половиной года лечения, если не соблюдаются рекомендации, да.

Юлия Селютина:

А что касается промежутков, которые должны проходить между одним приемом и следующим приемом? Если пациент у нас лечится на брекет-системе, то он обречен в течение вот этого всего промежутка лечения регулярно посещать врача-ортодонта? Какова регулярность посещений? Есть средние сроки, либо, опять же, все очень индивидуально и нет таких сроков?

Оксана Журавская:

После установки брекет-системы я предпочитаю минимум два месяца с пациентом не встречаться, чтобы он адаптировался к брекет-системе, чтобы отдохнул от посещения врача. Этот период работает непосредственно дуга, никаких приемов, в общем-то, не требуется. Единственное, что есть небольшая разница в посещениях. В среднем это раз в пять-шесть недель, если мы говорим о лигатурной брекет-системе. Поясню, что это такое. Это когда непосредственно фиксация дуги к самому брекету происходит посредством такой резиночки – лигатуры. Эти лигатуры имеют свойство изнашиваться, растягиваться, соответственно, их нужно заменять. Поэтому приемы на лигатурных брекет-системах будут немножечко чаще осуществляться, чем приемы на самолигирующей брекет-системе. Но это небольшие нюансы. В среднем где-то раз в полтора-два месяца приемы должны осуществляться, для того чтобы контролировать, как у нас происходит перемещение зубов.

Юлия Селютина:

Я думаю, что еще чрезвычайно важно уяснить, что меняется жизнь брекетоносцев, как я их иногда называю. Почему? Потому что уход за зубами в корне меняется. Здесь важно, чтобы должным образом происходила чистка зубов, потому что если она будет неудовлетворительной, то сняв брекеты, мы получим ровные зубы, исправленный прикус, но у нас все зубы будут поражены кариесом. И бытует мнение о том, что брекеты портят зубы, но брекеты ни в коем случае не портят зубы, а портит зубы плохая гигиена полости рта во время ношения брекетов. Поэтому давайте мы немножечко углубимся и расскажем о дополнительных средствах по уходу за полостью рта в период ношения брекетов. Это специальные щетки, разноуровневые. Какие еще есть приспособления?

Оксана Журавская:

Действительно, это очень важный, актуальный вопрос, особенно среди подростков. Очень часто приходят пациенты, и через месяцев семь ношения брекет-системы начинается: «Так, Вам нужно к терапевту». Кариес, кариес, кариес. Действительно, сами брекеты ни в коем случае никак не портят эмаль, не портят зубы. Сами зубы портит пациент неудовлетворительной гигиеной. Соответственно, в арсенале брекетоносца обязательно должна быть свежая зубная щетка с разноуровневой щетиной. Что я имею в виду в понятии «свежая»? Это значит, ее нужно менять раз в полтора месяца, может быть, даже чаще.

Сами брекеты ни в коем случае никак не портят эмаль, не портят зубы. Сами зубы портит пациент неудовлетворительной гигиеной.

Юлия Селютина:

Почаще, чем обычно.

Оксана Журавская:

Да, конечно, потому что происходит очень сильное разволокнение щетины, и она, в общем-то, перестает работать. Зубная щетка должна быть средней степени жесткости. Принципиально какая-то фирма – я не вижу смысла, каждый выбирает свою. Главное, чтобы щетина была разноуровневая. Дальше, обязательно запастись зубными ершиками. Это маленькие щеточки, которыми мы должны прочищать между зубами, над брекетом, под брекетом, между брекетами. Также в арсенал обязательно добавляется ирригатор. Я об этом говорю до момента установки брекетов, чтобы родители или уже взрослый пациент приобретали обязательно ирригатор. Ирригатором пользуются после основной чистки зубов.

Юлия Селютина:

Я немножко уточню, потому что, мне кажется, не все знают, что такое ирригатор. Это такое дополнительное средство гигиены. В его состав входит резервуар с жидкостью и наконечник, из которого эта жидкость вытекает. Эта жидкость может быть либо водой, либо вода смешана с ополаскивателем. И регулируется подача, то есть струя воды, которая поступает из этого наконечника, может быть разной силы, и мы можем самостоятельно регулировать, насколько сильной она будет. И это должным образом прочищает межзубные промежутки, между брекетами тоже прочищает. И я думаю, что это в данном случае нужно ежедневно использовать.

Оксана Журавская:

Да, обязательно.

Юлия Селютина:

Существуют специальные флоссы – зубные нити.

Оксана Журавская:

Да.

Юлия Селютина:

Я знаю, что существуют специальные нити для ортопедических конструкций, а вот для брекетов существуют специальные флоссы?

Оксана Журавская:

Прямо специальные, что только для брекетов и больше нигде их нельзя использовать, конечно, нет. Но для удобства брекетоносцев существуют флоссы со специальной ручкой, чтобы можно было подставить к зубу, как пилочкой пройтись вперед-назад и прочистить промежуток. Они по стоимости немножечко подороже, чем обычный флосс, поэтому можно приноровиться чистить обычными флоссами межзубные промежутки.

Юлия Селютина:

Я думаю, что это важный момент. Получается, можно купить обычную зубную нить и приноровиться ее использовать в момент ношения брекетов?

Оксана Журавская:

Конечно.

Юлия Селютина:

Очень важно, чтобы ортодонты направляли на профессиональную гигиену. Как часто Вы направляете на профессиональную гигиену брекетоносцев? Есть ли такой алгоритм?

Оксана Журавская:

Если это совсем проблемный брекетоносец, и от приема к приему угрозы и разъяснительные работы не помогают, конечно, приходится практически каждое посещение отправлять к врачу-терапевту.

Юлия Селютина:

Получается, каждые полтора-два месяца он идет на профессиональную гигиену?

Оксана Журавская:

Если совсем все плохо – конечно.

Юлия Селютина:

А если мы имеем дело просто с человеком, который брекеты не носит, мы рекомендуем раз в полгода.

Оксана Журавская:

Да.

Юлия Селютина:

А тут, я думаю, что все-таки есть смысл раз в три месяца.

Оксана Журавская:

Да.

Юлия Селютина:

Раз в три месяца посещать, для того чтобы снизить риски возникновения кариеса после того, как мы снимем брекеты. Про особенности ухода мы все проговорили.

Оксана Журавская:

Самый важный период – ретенционный.

Юлия Селютина:

Я думаю, самый долгожданный период – это момент снятия брекетов. Мы отходили, мы добились определенных результатов, которые устроили и врача, и пациента. Мы их снимаем. Долго снимаются брекеты?

Оксана Журавская:

Я оставляю на эту процедуру часа два, если мы снимаем брекеты и с верхней, и с нижней челюсти. Если это керамическая брекет-система, то мы работаем немножечко подольше. Они снимаются потруднее, а так процедура стандартная. Производится полное снятие брекет-системы с зубов, удаление излишков адгезивного материала. Это то, на что фиксируются брекеты (клей). И непосредственно процедуры: профессиональная чистка, установка несъемного ретейнера.

Очень часто пациенты хотят сделать выравнивание зубов. Они не знают, что такое ретенционные мероприятия. Есть просто активный период лечения – это ношение самой брекет-системы. Есть пассивный период лечения – это непосредственно тот период, который уже пациент выполняет сам. Так вот, он начинается именно в тот день, когда мы снимаем брекеты. Мы устанавливаем несъемный ретейнер – это тонкая проволока, которая фиксируется со стороны языка и неба, чаще фиксируется от клыка до клыка. И снимаем слепки для изготовления ретенционных съемных аппаратов. Это может быть ретенционная пластина либо ретенционная капа. Все что угодно. Чаще всего взрослые пациенты задают вопросы: «Сколько нам это носить?» Я отвечаю на этот вопрос так: «Носите столько, сколько хотите, чтобы зубы были ровные». Почему? Потому что у взрослых пациентов перестройка костной ткани происходит труднее, она происходит дольше, и риск возникновения рецидива, конечно, выше. Поэтому чтобы не допустить перемещения зубов, несъемный ретейнер лучше не снимать. Чем дольше, тем лучше.

У взрослых пациентов перестройка костной ткани происходит труднее, она происходит дольше, и риск возникновения рецидива, конечно, выше. Поэтому чтобы не допустить перемещения зубов, несъемный ретейнер лучше не снимать.

Юлия Селютина:

Пожизненно даже может быть?

Оксана Журавская:

Да.

Юлия Селютина:

Что, на протяжении всей жизни мы носим этот ретейнер?

Оксана Журавская:

Да. У подростков этот период занимает где-то около пяти лет. И каждую ночь, естественно, в течение этого срока мы надеваем ретенционный съемный аппарат – капа либо пластина.

Юлия Селютина:

То есть это в комплексе?

Оксана Журавская:

Да.

Юлия Селютина:

Недостаточно просто приклеить ретейнер и забыть про это?

Оксана Журавская:

Чаще всего нет, потому что мы в ходе ортодонтического лечения проводим расширение челюстей. Соответственно, как только мы сняли брекеты, у нас зубочелюстная система будет стремиться вернуться.

Юлия Селютина:

То есть чем раньше мы начинаем заниматься исправлением прикуса, исправлением положения зубов, лечением, проще говоря, на брекет-системе, тем лучше будет результат в перспективе и вероятность того, что все вернется обратно меньше?

Оксана Журавская:

Да, конечно.

Юлия Селютина:

И такая зависимость от возраста имеет место быть. Существуют ли альтернативы брекетам? Потому что не так давно, лет десять назад, я не знала о том, что существуют альтернативы. Сейчас же они существуют. Что это такое? И всегда ли они применимы?

Оксана Журавская:

Альтернативы брекетам на сегодняшний день существуют. Это системы элайнеров или капы. Их все называют по-разному. Капы, элайнеры, – неважно. Это такие прозрачные конструкции, они являются съемными. И показаны они, конечно, больше пациентам взрослым, которые воспринимают адекватно свое лечение. Плюсы огромные в том, что эту систему кап практически не видно на зубах, они являются прозрачными. Пациент может спокойно разговаривать, улыбаться. Это очень важно для тех пациентов, у которых профессия связана с общением с людьми, когда не хочется, чтобы при улыбке на зубах красовались металлические брекеты. Конечно, это альтернатива для брекет-систем.

В принципе, финиш одинаковый будет что на брекетах, что на капах. Но, опять же, у каждого пациента это все индивидуально, и есть свои нюансы. Где-то не всегда получается доработать капами, где-то брекетами не всегда получается доработать. И в любом случае подключается какая-то дополнительная аппаратура. Но это очень интересная штука, и те, кто проходил лечение на системе кап, достаточно довольны.

Юлия Селютина:

Насколько мне известно, немного отличается диагностический этап. Там добавляется кое-что. Давайте немножечко поподробнее, очень-очень кратко.

Оксана Журавская:

Диагностический этап состоит не из вот этих обширных мероприятий, а мы снимаем слепки, отправляем в лабораторию, либо сканером сканируем зубные ряды, и нам присылают 3D-модель. Все. Мы работаем больше с пациентом, с компьютером. Я могу на компьютере ему показать, как будет происходить его перемещение. Это называется «клин чек». В общем-то, по-другому – фильм с тем, как происходит перемещение.

Юлия Селютина:

И результат виден сразу?

Оксана Журавская:

Да, пациент может видеть сразу, какой результат у него будет в конце.

Юлия Селютина:

В отличие от брекетов. Потому что на брекетах, я думаю, невозможно это сделать.

Оксана Журавская:

Конечно, нет.

Юлия Селютина:

Но является ли это абсолютной альтернативой в данном случае? Я имею в виду капы и брекеты.

Оксана Журавская:

С моей точки зрения, не всегда.

Юлия Селютина:

То есть капы для чего-то более легкого?

Оксана Журавская:

Нет, конечно, не факт, что для чего-то более легкого, но бывает такое, что на брекет-системе пролечиться пациенту будет намного быстрее. Иногда капы справляются с поставленной задачей, но немножечко дольше.

Юлия Селютина:

Я думаю, что мы с Вами много чего успели рассказать.

Оксана Журавская:

Быстро-быстро по всему прошлись.

Юлия Селютина:

Я думаю, что наш эфир был многим полезен. Спасибо большое, Оксана, за то, что Вы оказали нам честь.

Оксана Журавская:

Пожалуйста.

Юлия Селютина:

И рассказали более подробно о том, о чем не все знают. Спасибо. Было очень-очень занимательно и очень интересно. С вами была «Детская стоматология с Юлией Селютиной». Всего вам доброго! Будьте здоровы! Берегите свои зубы! Пусть будет у вас все хорошо! До свидания.

Оксана Журавская:

До свидания.