Стресс, ожирение и преждевременное старение в мегаполисе

Эндокринология

Тэги: 

Анастасия Плещева:

Здравствуйте, дорогие друзья! И с вами снова программа «Гормоны под прицелом» и ее ведущая я, Плещева Анастасия – врач эндокринолог-диетолог. Сегодня мы снова отдохнем от эндокринологии, немножечко затронем тему диетологии, а именно углубимся в психологию. И сегодня в гостях у меня замечательный специалист со множеством регалий, которые я даже, друзья, вообще никогда в жизни не запомню, и даже не посмею написать на листе бумаги, потому что даже на нем не поместятся. У меня сегодня, друзья, моя коллега и подруга Алина Токарева. Здравствуйте, Алина! Представьтесь, пожалуйста, нам в плане Ваших регалий и вообще научных интересов. У Вас какое-то нереальное количество курсов, институтов и т.д. Расскажите вообще о себе. Как Вы пришли к данному очень интересному аспекту, такому как психология? Чем вообще она Вас взяла? И как давно Вы в этом находитесь?

Алина Токарева:

Здравствуйте, Анастасия! Я благодарю за эту возможность быть сегодня здесь и обсудить такую важную тему, о которой пойдет речь. Что касается меня, то моя жизнь сложилась из двух направлений работы. Изначально первое мое направление, с которым я связывала свою судьбу, как мне казалось, единственное на тот момент – это направление работы с психологией в рамках организации и устройства бизнеса, в том, как это смоделировать и сделать это эффективно. И в начале своей карьеры я встретилась с некоторой сложностью. Мы собирались с собственниками, встречались с топ-менеджерами, разрабатывали великолепные системы, решали, каких людей нам нужно набрать, какие решения нужно принять. Но по какой-то причине что-то все время не работало. И это вызвало у меня потребность изучить не только область менеджмента и управления человеческими ресурсами, которая остается также в сфере моих приоритетов, но и добавить к этому второе направление – все, что касается семейной системной терапии, и здесь это преломление через призму расстановок. Дальше я опустилась в коучинг в том числе, причем у меня много иностранных международных школ коучинга, для меня очень важно прикасаться к источнику знаний, к тем людям, которые разработали эти концепции и эти идеи. Сексуальная терапия также привлекла мое внимание.

Анастасия Плещева:

Как без нее можно в наше время?

Алина Токарева:

Особенно, когда мы говорим о стрессе, ожирении и других факторах преждевременного старения, то, конечно, нам нужно посмотреть и на нашу гормональную систему. И она же у нас нейрогуморальная, вместе встречаются наши нервы, и это выражается в некотором психосоматическом проявлении. Ну и такое интересное направление в рамках коучинга, с которым мне тоже посчастливилось познакомиться, это направление невербального коучинга – коучинга, который так или иначе вовлек в себя и соединил направление, связанное с физикой, и вместе с тем с нейропластичностью мозга. Иными словами, это то направление, где очень тонкой и красной нитью можно увидеть то сочетание, как человек двигается по жизни и как он живет, то есть его движения отражают его концепции. И меняя движения по жизни, можно изменить в том числе и концепции. То есть это такое противоположное движение навстречу. Мы обычно двигаемся, как психологи, отсюда, хотя есть и направления телесной терапии, и движемся в противоположную сторону. Поэтому очень интересно собирать такое интегративное мнение и знание о человеке, ведь каждый из нас целостен и стремится восстановить свою целостность целиком и полностью, для того чтобы жить полноценной жизнью.

Анастасия Плещева:

Спасибо, Алина. На самом деле, не просто так я позвала именно Вас, потому что я знаю по роду своей работы, насколько близко Вы к тем самым менеджерам, топ-менеджерам, и что уж тут говорить, к верхушкам, которые управляют. И радио Mediametrics, которое, собственно, создало нашу программу (Mediadoctor), тоже объединяет данных людей, и нас сегодня многие слушают. Хочется сегодня рассказать, может быть, чуть-чуть приблизить и получить небольшой такой коуч – именно как же расслабиться, как вообще жить в этом мегаполисе. Потому что как нагрузить себя – в этом мегаполисе может каждый. Как заесть этот стресс – точно может каждый. Как потерять сексуальную активность на этом на всем фоне – тоже все могут. Уже про постареть я вообще молчу. Поэтому хочется начать вообще с того, как, во-первых, человеку вообще понять, что ему, возможно, нужны Вы, Ваши коллеги и т.д., для того чтобы оценить самого себя и поставить приоритеты? Потому что когда я на своем приеме сталкиваюсь с людьми с тем же самым ожирением, я им говорю: «Дорогие мои, я очень Вас люблю и уважаю, но я не смогу Вас одна вести однозначно. Вам обязательно нужно посетить психолога, выявить те или иные проблемы, а может быть, не выявить их, и тогда я спокойно, с чистой совестью Вас буду далее вести и помогать Вам». Расскажите секрет мне, как специалисту, как мне с данными людьми вести себя и как помочь осознать проблему, и чтобы они действительно дошли уже до Вас?

Алина Токарева:

Здесь, наверное, стоит обратиться к пониманию симптоматики в целом. Симптоматика содержит в себе некоторое физиологическое проявление, которое невозможно, как правило, не заметить на уровне тела. И одно из самых заметных проявлений, и то, о чем мы сейчас говорим – это ожирение. Хотя мы умудряемся исходя из своих внутренних картин и представлений очень долго не замечать, что размеры покупаемой одежды каждый раз увеличиваются, но по-прежнему пытаться видеть в зеркале прежнее – стройного человека.

Анастасия Плещева:

С добрыми глазами, как многие говорят.

Алина Токарева:

«Хорошего человека должно быть много». У нас очень много убеждений, которые поддерживают наш подобный образ жизни. А с другой стороны, нужно говорить о том, что в симптоматике содержится еще и большое количество убеждений, состояний, отношений, эмоций и переживаний. То есть это не только выражение на уровне физики. Поэтому когда мы начинаем работать непосредственно с симптомом, с физиологией – не с симптоматикой целиком, мы тянем клубочек с одной стороны, но проблема изначально зарождается на другом уровне, и Вы это знаете, как врач, как никто другой. И какой-то проблемный пласт постепенно исключается. И единственное, каким образом наша внутренняя мудрость, наше тело может до нас донести, уже просто очень громко бьет в набат и демонстрирует, что что-то происходит.

Мы во многом стали ориентированы на те внешние процессы, которые происходят, и наша жизнь очень ускорилась. То количество контактов, которое мы проживаем за день, огромно, благодаря виртуальным пространствам и связи, которая у нас появилась, мы можем одновременно быть связанными с людьми, которые находятся далеко за пределами нашей страны. И здесь возникает первая необходимость – это вообще научиться контактировать с самим собой, научиться слышать и понимать себя. И то, на что очень редко обращают, к сожалению, внимание, стремясь скорее избавиться от докучающей симптоматики, люди, такие достигаторы, они ставят себе цель и начинают себя изнурять. Но ведь за тем же самым избыточным весом, за мышечными зажимами, которые появляются, лежит некоторое мощное переживание, мощная ценность, мощное желание нам что-то сказать. Пока мы не позаботимся об этом по-другому, мы все время будем возвращаться в то или иное поведение либо замещать одно другим. Не знаю, встречались ли Вы в своей практике, Анастасия, с тем, что люди, которые начинают снижать вес, если мы говорим именно об этой плоскости, потом подсаживаются на само снижение веса.

Люди, которые начинают снижать вес, потом подсаживаются на само снижение веса.

Анастасия Плещева:

Да.

Алина Токарева:

И для них это становится некоторой зависимостью.

Анастасия Плещева:

Я часто с этим сталкиваюсь. Но вот все-таки как? У нас на сегодняшний день, к сожалению, пока даже нет алгоритмов по диетологии. Но их почему нет? Потому что все разные. Кто-то худеет, имея беременность сейчас, у кого-то есть гормональные проблемы. Их невозможно стандартизировать – вот в чем на сегодняшний день проблема, как я ее вижу. Может быть, я ошибаюсь, профессора, простите. Но как мне кажется, в эти алгоритмы первым должно войти какое-то анкетирование, которое поможет диетологу осознать проблему, которая касается психологической части, и эта анкета поможет ему же отправить данного пациента к врачу смежной специализации, а именно к психологу. Нам однозначно нужна такая анкета – я это сейчас говорю, для того чтобы защитить себя, дать возможность пациенту увидеть, что есть какие-то проблемы. У меня нет психологического образования. Может быть, если бы оно у меня было, мне было бы проще с этими пациентами общаться. Но в любом случае, даже если бы оно имело место быть, сложность бы состоялась, потому что все равно я не столь компетентна, как Вы, и я, возможно, какие-то вещи пропускала бы. Возможно ли создание такой вот усредненной, валидизированная это должна быть, рано или поздно, анкета, которая поможет нам, специалистам-диетологам, работать с Вами уже более прицельно?

Алина Токарева:

По сути, Анастасия, Вы говорите о способе дать себе обратную связь.

Анастасия Плещева:

Да.

Алина Токарева:

И некоторую объективную обратную связь, которую человек получает по итогам тех пунктов, которые он увидел в той анкете. И это уже не просто субъективное отражение меня в зеркале или размерный ряд. Здесь есть некоторые экспертные заключения. Я думаю, что это могло бы быть и хорошим шагом, потому что одна из возможностей понять, что со мной происходит, если со мной происходит что-то не так, это получить об этом обратную связь. И у нас есть разные источники получения обратной связи: я внутри могу почувствовать, что со мной что-то не так, я могу увидеть это снаружи каким-то образом, либо я могу получить эту обратную связь от компетентных специалистов.

Здесь единственный нюанс, на котором очень хочется акцентировать внимание, в том, чтобы эта обратная связь была, с одной стороны, конфронтирующая, то есть открывающая правду, но вместе с тем поддерживающая и дающая возможность увидеть выходы. Потому что то, с чем Вы тоже часто сталкиваетесь, постоянно – это повторяющиеся модели поведения. То есть вроде бы потребности внутренней уже нет, это мы даже сталкиваемся с практикой, когда мы прошли уже и разобрались, какая ценность стояла, например, за весом или за еще чем-то. Если мы не разработаем другой способ закрывать эту потребность, то рано или поздно закончится тем, что все-таки уже установленные нейронные связи сработают по привычке. Поэтому здесь нужно таким образом действовать, чтобы показать следующий шаг, дать возможность человеку его увидеть. Тогда человек более легко сможет двигаться вперед.

Анастасия Плещева:

Это проблемно иногда – отправить к Вам. Вот ты говоришь, что нужно, ты уже понимаешь, что ты просто не в силах вообще ни на что повлиять, но, к сожалению, человек очень сопротивляется. И на сегодняшний день наше общество не совсем готово, если честно, идти к психологу. Мы живем в мегаполисе, это абсолютно не должно никого никак смущать. Мы столько на себя всего берем, мы не роботы, и невозможно со всем с этим справиться, согласитесь. У меня к Вам следующий вопрос. Какие истории Вы чаще встречаете? Во-первых, кто к Вам обращается чаще – мужчины или женщины?

Алина Токарева:

Один период времени, очень продолжительный, это были мужчины. И это было, наверное, 80-90% мужчин. Сейчас я могу сказать, что это примерно 50/50 при общем увеличении количества клиентов и способов работы с ними. И, на самом деле, просто есть разные стратегии, которые реализуют мужчины и женщины, и немного по-разному выглядят задачи, с которыми они приходят. Но, как правило, если мы говорим о бизнес-контексте, в нашей стране это мужчины. И если мы вернемся на шаг раньше, когда Вы говорите о том, что очень сложно отправить к психологу, потому что пока в нашем обществе это воспринимается, как некоторое сообщение: с тобой что-то не так.

Очень сложно отправить к психологу, потому что пока в нашем обществе это воспринимается, как некоторое сообщение: с тобой что-то не так.

Анастасия Плещева:

Да. Но при этом они же приходят к эндокринологу, к диетологу, к кардиологу.

Алина Токарева:

И зубы сами себе не лечат.

Анастасия Плещева:

И вот я никогда не понимала: а почему не психолог? Ведь как раз психолог – это тот человек, который, скорее всего, не возьмет дрель-машину, я не знаю, как правильно даже называется, к своему стыду, не будет тебя изнемогать какими-то манипуляциями. В чем состоит эта проблема я, например, не понимаю. Мне еще хочется задать такой вопрос. Как на сегодняшний день обстоит у Вас работа с нашими пациентами касаемо ожирения? Все-таки Вы чаще видите кого? Уже приходящих от нас или впервые обратившихся к Вам?

Алина Токарева:

Все-таки впервые обратившихся к нам.

Анастасия Плещева:

Так и знала.

Алина Токарева:

Потому что здесь работает и вторая история: «На самом деле, это я просто веду не очень правильный образ жизни. Я в состоянии справиться самостоятельно. Да, вот у меня к вечеру портится настроение. Я что-то ем из холодильника, а ночью встаю и замечаю неожиданно, что я уже стою перед холодильником и полторта нет». И все это относится исключительно к области поведения.

Многие сейчас знакомы с какими-то вещами, что это происходит не просто так. Кто-то хочет разорвать это просто как привычку и не очень готов посмотреть, что за этим лежит глубже, а есть, конечно, и более продвинутые люди, которые знают и замечают, что есть что-то за этим, что они едят, и такое поведение проявляется не случайно, а после определенных событий. Но вместе с тем в этой области, конечно, точки приложения наших совместных усилий. Действительно, стоит, чтобы мы двигались одновременно. Потому что практика показывает, что довольно-таки быстро образуются серьезные сдвиги на уровне эндокринной системы. Особенно существует определенная категория людей, очень чувствительных, у них очень быстро спускаются проблемы – с уровня психологии они переходят в физиологию, в физику, и чем дольше они остаются неразобранными, они начинают превращаться в некоторые хронические процессы.

Анастасия Плещева:

Вы прямо слова с уст у меня сорвали, потому что я как раз хотела сказать то же самое, что нам нужно объединяться. Очень часто, когда встречаюсь со своими коллегами психологами, спрашиваю у них эти вопросы. И получается, что у нас, грубо говоря, ходит какая-то частичка людей и не обращается к психологам, у Вас ходит другая частичка, которая не обращается к эндокринологам. То же самое происходит в косметологии в плане старения, казалось бы, или того же самого ожирения. Есть люди, которые ходят только на какие-то манипуляции, но никогда не идут к эндокринологу, либо те, которые идут к эндокринологу и диетологу, и заставить их пойти на очень приятный лимфодренажный массаж или обертывания невозможно. Они говорят: «Мне это не нужно». Как Вы видите, как психолог, как нам вместе все-таки начать работать?

Алина Токарева:

Во-первых, то, что Вы описали, Анастасия, напрямую относится к тому, что люди приоритезируют для себя. Есть люди, для которых важно внешнее. Они, конечно же, будут обращать на это внимание. Есть люди, которым более важно внутреннее, и они обращают на внутреннюю работу больше внимания. Но вместе с тем, мы целостны, у нас есть и внешнее, и внутреннее. И мы нуждаемся в заботе и внимании и с той, и с другой стороны.

Анастасия Плещева:

Но как нам посадить их за стол переговоров?

Алина Токарева:

Я думаю, что здесь хорошим шагом. Я здесь сошлюсь на одного из своих преподавателей из Гейдельбергского института. Она зав. кафедрой психосоматических заболеваний, Аглая Штирн. И еще несколько лет назад она говорила о том, что основная сложность здесь лежит в том, что не удалось систематизировать и установить прочные связи наличия определенных эмоций: как они приводят и к каким конкретно заболеваниям они приводят. То есть статистики и валидных данных нет. И, наверное, это то, что создает разобщение здесь, потому что здесь уже каждый доверяется своим внутренним ощущениям и выборам. Но вместе с тем, я думаю, что хорошим решением для нас будет именно индивидуальный подход. Потому что эта же информация говорит нам о том, что течение болезни, возникновение болезни, симптоматики и состояния очень уникально у каждого человека. И каждый нуждается в том, чтобы ему помогли разобраться в нем самом, как в целостной системе, в которой нет ничего плохого, а просто как-то неверно сейчас используется. То же самое, как те калории, которые поступают, с ними тоже надо как-то по-другому обходиться, для того чтобы они шли на пользу нашему организму.

Каждый нуждается в том, чтобы ему помогли разобраться в нем самом, как в целостной системе, в которой нет ничего плохого, а просто как-то неверно сейчас используется.

Анастасия Плещева:

На сегодняшний день очень много людей, которые не только едят, но еще и выпивают. В двух-трех словах, что за этим стоит со стороны психологии? То же самое, что и приводит к перееданию, или что-то другое?

Алина Токарева:

Как мы уже говорили, могут быть индивидуальные причины, но, как правило, люди, которые выбирают и тот, и тот путь, это способ снять напряжение «здесь и сейчас». Это попытка освободиться от того груза, который у нас рождается, освободиться от тех эмоций и чувств, которые захлестывают. И человек по той или иной причине сейчас не в состоянии с ними справиться. И возникает желание добавить к себе что-то снаружи, будь то алкоголь, будь то сигарета, будь то какая-то еда, для того чтобы в настоящий момент снизить это напряжение. Это работает «здесь и теперь», потому что все-таки мы все вышли из детства. И здесь есть поведенческая привычка: «Ой, у тебя тут что-то болит. На конфетку». Мы привыкаем, что в этот момент мы получили не только конфетку, а вместе с ней закрепляется та нежность, ласка и внимание, которое мы получили. Мы уже про это и не помним. Они склеились у нас в голове очень плотно. И также может быть первый эффект от приема алкоголя. И это вопрос, связанный с тем, что сейчас мне хорошо. Это пребывание в «здесь и теперь». Это возможность перейти из минорных состояний в мажорные состояния и почувствовать себя способным на все.

Конечно, та работа, о которой мы с Вами говорим, и с той, и с другой стороны, и с эндокринологии, и с психологии – это ведь не быстрое движение. Это когда человек выбирает стать автором своей жизни. Он берет ответственность за свою жизнь и понимает, что у него, в принципе, есть все ресурсы, чтобы справиться с любой ситуацией, которая возникает в его жизни. Но поддержка специалистов здесь очень важна, для того чтобы человеку лучше разобраться в самом себе.

Анастасия Плещева:

С чего начать? Может быть, какой-то небольшой от Вас коуч? Вот пришел домой, рука тянется к бутылке, а жена кричит о том, что нужно идти ужинать, дети еще тоже кричат. Как во всей этой суматохе найти себя и все-таки расслабиться, дойтидо жены, уложить детей и т.д.? Как человеку, бизнесмену, у которого целый день была куча, каких-то планов, переговоров, прийти – и вот что делать?

Алина Токарева:

Более того, из личных бесед с бизнесменами, собственниками бизнеса и топ-менеджерами я могу сказать, что у них голова работает и ночью.

Из личных бесед с бизнесменами, собственниками бизнеса и топ-менеджерами я могу сказать, что у них голова работает и ночью.

Анастасия Плещева:

Да, абсолютно верно.

Алина Токарева:

То есть они, как правило, свои планы, процессы стыкуют и пересматривают даже внутри ночного периода, когда нужно отдыхать. И все это нам говорит еще раз о том, что фактически весь 24-часовой день занят процессом работы и доработки. Эти люди любят то, что они делают. Но вместе с тем здесь и феномен выгорания и недостатка ресурсов, тогда тоже возникает необходимость что-то добавить – топливо, автомобиль нужно бензином заправлять. Но, как это ни удивительно, это просто когда-то сложилась такая стратегия: чем дольше, увереннее и устойчивее ты бежишь, тем быстрее окажешься на старте. Такая стратегия внутри. А есть и другая стратегия: в случае, если ты отдохнешь и возьмешь паузу. В данном случае речь идет как раз о паузе.

Первое решение – взять паузу, осмыслить и ощутить, что сейчас со мной происходит. И для того чтобы взять паузу верным образом, нужно сделать три очень простых вещи. Это можно делать стоя, можно делать сидя. Первое – нужно ощутить свои ноги и стопы и почувствовать, как они касаются пола, ощутить, что полностью ступня прилегает к полу, почувствовать опору. Потому что если мы с Вами вернемся к концепции триединого мозга, когда мы говорим о том, что у нас есть ретикулярная формация, которая отвечает за рефлексы. Пусть это очень обобщенное представление, но оно используется как раз для не психологов, для людей, которые приходят, проще им разъяснить.

У нас есть лимбическая система – эмоциональный мозг, действующий по принципу: или так, или так. Или неокортекс, который позволяет нам интегрировать все целиком и полностью. И вот первая задача, для того чтобы снять стресс и успокоить рептилию – дать ей возможность ощутить опору. Потому что если Вы вспомните животных, которых отрывают от пола и тащат за шкирку – начинается паника. А какие у нас три реакции на стресс – классические закрепленные на уровне рефлексов? Нападение, побег и еще вариант – прикинуться падалью. Поскольку бизнесмен явно не тот человек, иначе бы он не занял эту позицию, никогда он падалью не прикинется, но тем не менее нападение тоже не всегда бывает эффективным, и иногда вообще просто нужна пауза, чтобы передохнуть. Поэтому ставим ноги на пол, ощущаем упор, дальше поднимаемся вниманием по бедрам вверх, ощущаем руки, потому что руки и кисти рук – это эмоциональная часть, составляющая, и вместе с этим раскрываем грудную клетку и начинаем дышать. И следующая история – мы ощущаем позвоночник и голову. Три дыхательных цикла, которые позволяют нам вернуться в себя и ощутить себя целостным. И еще очень важный момент – к дыханию добавить расширение визуального ряда, фокуса, то есть уйти от тоннельного зрения и посмотреть на мир широко. После этого можно уже вступать в коннект с тем, что движется из этого мира к нам.

Ставим ноги на пол, ощущаем упор, дальше поднимаемся вниманием по бедрам вверх, ощущаем руки, потому что руки и кисти рук – это эмоциональная часть, составляющая, и вместе с этим раскрываем грудную клетку и начинаем дышать.

Анастасия Плещева:

Мы сейчас проговорили про мужчин, а что с женщинами? Женщинам так же настраиваться?

Алина Токарева:

Это абсолютно универсальный способ, он не связан с полом. Он позволяет, во-первых, интегрироваться, а во-вторых, настроить все участки нашего мозга, нашего тела и снова ощутить баланс между внешним и внутренним. Поэтому здесь нет привязки к полу.

Анастасия Плещева:

Про расслабление понятно. Очень интересно. Я сегодня попробую вечерком. А теперь про настроиться. Как настроиться? Настроиться на беседу со своими домочадцами, и чтобы все было замечательно и не закончилось руганью?

Алина Токарева:

Все зависит от того, на что мы будем с Вами, Анастасия, настраиваться. Если мы хотим принять какую-то информацию и прожить чувственную связь, то это будет один вариант. Если мы хотим настроиться на цель и двигаться, мотивировать других, например, для того чтобы достигать общих целей, это тоже будут разные состояния. Но начнем с первого, да?

Анастасия Плещева:

Начнем с первого – это самое важное. Мы говорим про семью.

Алина Токарева:

Как нам прожить в семье, как нам ощутить вот эту связь с людьми. На самом деле, это хорошо работает и в команде. Если мы говорим о команде: иногда нам нужно принять информацию от другого, принять обратную связь. И здесь очень хорошо будет начать точно так же с положения посередине. Посередине, на этот раз, скорее всего, стула. Мы будем сидеть уже в этот момент. Наши ноги точно так же стоят на полу. И мы тогда можем позволить себе отклониться назад на спинку. Это такая позиция, в которой мы готовы воспринимать. И немножечко позволить себе, вот как мы сейчас и общаемся с Вами, Анастасия, то есть мы немножечко назад и вниз опущены, и при этом мы можем держать наши ладони открытыми, для того чтобы быть готовыми принять эту информацию. А Вы держите в ту сторону, потому что у нас с Вами есть и другая цель, помимо того чтобы насладиться нашим общением, но также и донести что-то очень важное для наших слушателей. Поэтому здесь мы просто открыты к восприятию. И тогда есть что-то, что располагает в нас, и мы даем место и пространство проявиться другому.

Анастасия Плещева:

Как интересно. Я, мне кажется, никогда не сижу с открытыми руками.

Алина Токарева:

Поэкспериментируйте, особенно, если это не связанно с Вашей профессиональной позицией, где Вам всегда нужно держать руку на пульсе и вести этот диалог, вести людей, пришедших к Вам, как к эксперту.

Анастасия Плещева:

Значит, открываем, отклоняемся, садимся, руки открыты, ждем информации. Вторая история – когда нам надо донести что-то до человека.

Алина Токарева:

Когда нам нужно что-то донести, и мы уже выносили эту информацию, нам нужно изменить баланс. Потому что все-таки вот это положение, согласитесь, не способствует тому, чтобы действовать.

Анастасия Плещева:

Да, абсолютно.

Алина Токарева:

Оно, скорее, расслабленное, созерцательное, чувственное. Есть другой вариант. Нам нужно выстроиться ровно, почувствовать свою середину и сместиться вперед и вверх. То есть в данном случае у нас меняется угол, другая активация включается. Кстати, мы не сказали еще один важный пункт. Для того чтобы перенастроить наш гормональный коктейль, который у нас возникает в связи с положением тела и состоянием, в которое мы входим, желательно в этой позиции пребывать от двух с половиной минут. Было высчитано, что для того, чтобы полностью перезапустить это состояние и настроение и войти в него до конца, требуется две с половиной минуты. Поэтому иногда чуть заранее нужно позаботиться о том, чтобы прежде чем призывать к светлому будущему близких, занять это положение и дать доработать всем нашим железам внутренней секреции и всему остальному, для того чтобы был эффект. И мы смещаемся вперед и вверх. И у нас есть возможность, это уже совсем другое состояние, грудная клетка раскрыта. Тут третья пуговица обычно где-то в области груди. И ей потянуться немножко вверх и в потолок. И в этом состоянии через три минуты Вы точно почувствуете состояние, близкое к подъему, к радости, Ваши уголки губ начнут тянуться вверх. И в таком состоянии замотивировать других, в том числе и себя гораздо легче.

Ну а если нам надо уж совсем подумать и подумать о чем-то очень глубоком, важном, увидеть возможности, составить какое-то видение или план, разработать далеко идущие перспективы, тогда нужно откинуться назад, на спинку стула, и потянуться вверх. Если мы тогда говорили, мы сидели вниз и были открыты принимать информацию, здесь мы, скорее, больше опираемся на спинку стула нашими плечами, и перед нами открывается взор, это более похожая форма, про которую можно сказать. Это когда в фильмах мы часто видим, особенно в американских, как человек сидит, закинув ноги на стол. То есть фактически он принимает эту форму, когда его ноги оторваны от земли, и он находится в мире идей, мысленных конструктов и создания видения. Три минуты – и мы настроены на тот или иной процесс.

Когда в фильмах мы часто видим, особенно в американских, как человек сидит, закинув ноги на стол, он находится в мире идей, мысленных конструктов и создания видения. Три минуты – и мы настроены на тот или иной процесс.

Анастасия Плещева:

Что дальше? Как часто эти разговоры, этот настрой должен иметь место быть?

Алина Токарева:

Это уникальная практика, которую можно делать без ограничений, на самом деле. Ее можно использовать как в моменты стресса, прямо острого, который происходит «здесь и теперь». И вспомнив, вернувшись в свое состояние, можно прибегнуть к этому ресурсу, для того чтобы почувствовать себя более ресурсным во время коммуникации. Есть еще практики, но, к сожалению, сейчас мы не сможем это продемонстрировать, основанные на этом подходе, когда можно проработать старые чувства, которые закапсулировались. Ну и, собственно говоря, даже многолетней давности, которые контейнированы уже в теле. Их можно достать, очень экологично, бережно и мягко отпустить. Конечно, это займет более длительный процесс, чем когда мы вот сейчас находимся в одном состоянии, тут же его переформатировали, и это в тело не ушло. А когда мы говорим о долгосрочных вещах и вопросах, на это потребуется время – порядка 21 дня. Потому что за это время вырабатывается новая нейронная связь, укрепляется и запускается новая привычка и новое поведение.

Анастасия Плещева:

Давайте немножко приблизимся теперь к молодости. Ведь именно она нас с Вами сблизила.

Алина Токарева:

Связала.

Анастасия Плещева:

Да, и связала. Насколько психологические моменты важны, для того чтобы иметь ту самую гармонию – гармонию с самим собой, выглядеть замечательно? Я, конечно, ни в коем случае не говорю, что я замечательно выгляжу в свои годы, но при этом я иногда встречаю своих одноклассниц, которые ну совсем плохо выглядят. И вроде у них в семье все хорошо, и работают они вроде на хороших должностях, но я смотрю, и очень грустно становится, и каждый раз я боюсь стать такой же. Расскажите нам секреты, как быть на хороших позициях, но при этом выглядеть замечательно?

Алина Токарева:

На самом деле, здесь мы уже чуть-чуть касались этих вопросов, потому что Вы сейчас перечислили внешние факторы успеха.

Анастасия Плещева:

Да.

Алина Токарева:

И очень часто люди достигают внешних факторов успеха, но как они проживают это внутри, мы очень часто этого не знаем. И когда я встречаюсь с людьми из бизнеса, и когда они допускают до себя по-настоящему, потому что очень часто первые лица и топ-менеджмент чувствуют себя очень одинокими, потому что в семье вроде как неуместно поделиться, не те задачи как минимум. А с другой стороны, когда я начинаю оказываться в коллективе, где есть конкуренция, например, если я топ, то тоже не всегда понимаю, кто на чьей стороне. И это внутреннее напряжение начинает очень мощно расти. Определенным образом наблюдая за тем, как человек движется, как он сидит, как он размещает себя в пространстве, можно увидеть, где какие вещи у него сжаты, какие вещи свободны.

Очень часто люди достигают внешних факторов успеха, но как они проживают это внутри, мы очень часто этого не знаем.

Анастасия Плещева:

С Вами страшно иметь дело.

Алина Токарева:

Да, мне мои близкие и друзья говорят: «Ой, наверное, ты все время за этим следишь». Нет, в этом плане я могу себе позволить, конечно, расслабиться. Но тогда, когда возникает такая необходимость, и мне нужно давать обратную связь, и это всегда поддерживающая и развивающая обратная связь, мы, конечно, продвигаемся и снимаем очень много напряжения, связанного именно с одиночеством, с неспособностью поделиться чувствами. И частая стратегия – это отодвинуть чувства в сторону. Очень часто кажется, что они куда-то делись. Никогда так не бывает.

Есть специальные практики переработки той же самой злости, агрессии, печали, грусти, обиды, которые позволяют высвободить это из тела, и все те гормоны, которые не доработались, тоже их отпустить. И здесь тогда нужно работать именно на внутреннюю гигиену и вносить это в качестве отдельной дополнительной задачи. Потому что нет ничего плохого в том, что мы живем, и выбрали жить в мегаполисе, мы выбрали карьеры, нам это нравится, нравятся перелеты, нравятся какие-то потрясающие встречи и жить такой интенсивной жизнью. Но это просто говорит нам о том, что нужно позаботиться и о второй части – о правильно организованных для себя паузах, о правильном ритме и о внутренней гигиене, то есть периодически что-то нужно оттуда доставать и в качестве профилактики не давать там накапливаться.

Одна из важных задач, которую как раз мы реализуем через профессию, связанную с коучингом, то есть мы помогаем людям быть самим экспертами в этих областях. То есть мы точно уверены и исходим из позиции, что у человека есть все ресурсы с этим справиться, с ним все хорошо, изменения неизбежны. И действительно, человек может стать самым гибким элементом, который может изменить себя как систему и ту систему, к которой он принадлежит, а мы принадлежим многим системам. Но в этом нужно чуть больше осознанности и ясности, потому что, к сожалению, часто мы попадаем в позицию, когда с нами что-то происходит, и мы тогда словно становимся заложником тех обстоятельств.

Анастасия Плещева:

Давайте раскроем секрет. Мы познакомились с Алиной именно на марафоне, но мы чуть раньше познакомились, на марафоне «Молодость. Перезагрузка» с командой «Ревитоники», мы уже как бы сплотились, я бы так это назвала. У нас есть сейчас достаточно много общих клиентов и пациентов, я даже не знаю, как их назвать, на самом деле, это почти подружки. Достаточно большое количество людей мы сейчас через себя пропускаем. С чем больше всего к Вам обращаются? Вы даете им очень много интересных заданий. Я периодически просматриваю, что. И Вы до такой степени им все интересно показываете, преподносите, они все это осознают, и я вижу кучу комплиментов Вам. А мне хочется теперь от Вас узнать, с чем в основном приходят те самые наши женщины, которые хотят быть молодыми и красивыми? Все-таки основная проблема?

Алина Токарева:

Наверно, даже не проблема, а самая большая сложность, которую обычно я встречаю в первом обращении вопросах экспертам: «Раньше я вообще всегда справлялась сама, здесь я не могу с этим справиться». То есть бытует некоторое такое убеждение, что нужно со всем справляться самой.

Анастасия Плещева:

Женщине причем? Прямо грустно.

Алина Токарева:

Да, это очень непросто. И тогда дальше возникает ситуация, связанная с тем, чтобы позволить принять эту помощь и поддержку, дальше возникают вопросы абсолютно различные. Но каждая, так или иначе, хочет найти решение для своего пазла. И мы все понимаем и осознаем, что в наших пазлах квадратики-то примерно одни и те же. У кого-то вопрос, связанный с семьей, у кого-то связанный с партнерскими отношениями с мужчинами, которые либо не строятся, либо строятся как-то не так. Со своей внешностью, с какими-то блоками, с какими-то телесными проявлениями, от которых они не могут избавиться в течение длительного времени. И здесь возникает необходимость посмотреть через призму того, что сейчас происходит, как это связано с тем, о чем пишет человек, и как помочь найти человеку через вопросы и через какие-то дополнительные прояснения ту тоненькую грань, где все это связанно. То есть фактически каждая сейчас обращается за чем-то уникальным, потому что каждый из нас ориентирован на то, чтобы прожить эту жизнь по-своему и знать, что я проживаю именно то, что я хочу прожить, а не то, что мне навязали другие. Как мне пройти по своему пути легко и с удовольствием, испытывая радость от того, с чем я встречаюсь? Иногда, конечно, испытывать какие-то другие чувства, но уметь с ними обращаться, не зависая в них, как в том болоте, из которого многие не могут выбраться годами.

Каждый из нас ориентирован на то, чтобы прожить эту жизнь по-своему и знать, что я проживаю именно то, что я хочу прожить, а не то, что мне навязали другие.

Анастасия Плещева:

Да, это факт. Я, например, даже очень часто слышу от своих друзей, пациентов – о чем? Я вот сейчас все сделаю, сейчас я достигну определенных успехов в бизнесе, сейчас я похудею, сейчас я то, сейчас я это, а потом я буду королевой. У нас осталось пять минут всего лишь.

Алина Токарева:

Как же нам уложиться?

Анастасия Плещева:

Да, как нам уложиться в пять минут, для того чтобы понять и осознать, что вот этот путь к королеве должен быть комфортным. Ведь самая серьезная проблема в том, что мы делаем себе дискомфорт просто каждый день, и даже когда мы уже похудели, даже когда мы уже заняли эту позицию, уже, скорее всего, слишком поздно.

Алина Токарева:

Или мы освоили только такую привычку – достигать результат.

Анастасия Плещева:

Да, и мы не наслаждаемся тем результатом, который получили. Вы учите у нас на марафоне таким вещам?

Алина Токарева:

Да.

Анастасия Плещева:

Не у нас – в «Ревитонике».

Алина Токарева:

Да, мы обращаем на это внимание. Потому что первое, с чего мы начинаем нашу работу, это с осознания и с понимания того, что есть много частей нашей жизни, и мы не должны на уровне нашей лимбической системы выбирать или одно, или другое. Мы можем наполнить свою жизнь разными сферами жизни, особенностями реализации, проживания, эмоциями и чувствами. Но для этого мы проводим сначала ревизию того, что у нас есть. Мы ставим цели правильным образом, для того чтобы понять точку В и разрабатываем, проходя по определенной системе, путь, который свяжет нашу А, В, и при этом сделает это экологичным. Есть такое понятие в коучинге – это означает, что я не брошу сейчас все силы только на эту задачу.

Анастасия Плещева:

Да, ведь многие так и делают.

Алина Токарева:

Я буду проживать свою жизнь комфортно и добавлю к ней еще что-то, или убавлю, иногда тоже нужно что-то перестать делать, для того чтобы достичь цели, то я буду действовать комплексно и вместе с тем наполнять свою жизнь комплексно. Потому что когда я смотрю только в одну сторону, значит я получу только развитие одной какой-то стороны, а все-таки каждый из нас стремиться к гармонии, а значит, к балансу.

Анастасия Плещева:

Спасибо большое, Алина. И напоследок хочется задать личный вопрос. Я очень люблю личные вопросы, а сегодня их не задавала Вам. Хочу исправиться перед всеми и спросить. Вот мы познакомились и приблизились через «Ревитонику». Вы сами как относитесь к данной методике, и есть ли она в Вашей жизни?

Алина Токарева:

Я три с половиной года назад познакомилась с Анастасией, и все это время я наблюдаю тот рост, развитие и глубинную проработку, действительно, медицинский, очень точный подход к тому, что происходит. И я знаю, и видела, и ощущаю эффект на себе и являюсь регулярным пользователем. И я порекомендовала и направила туда очень много людей. Я вижу ту разницу, которая создалась у них не только на уровне их внешнего вида, но и создалась на уровне всей жизни, потому что есть некоторые люди, которых я знаю и которые, собственно говоря, обязаны тому настоящему, которое у них есть, той прошлой встрече, которая произошла с Анастасией, которая помогла им так трансформировать себя, чтобы то, что выглядело не самым лучшим образом, действительно стало какой-то уникальной особенностью, стало выглядеть очень гармонично, эстетично. Анастасия – это тот человек, который стремится к совершенству всегда. И она замечает какие-то очень маленькие, крошечные детали, для того чтобы потом привести это к лучшему идеалу, к красивым формам. Поэтому здесь я могу точно сказать, что это то, чем я каждый день восхищаюсь и наслаждаюсь, видя те эффекты и результаты, которые есть не только в марафоне, но и у тех людей, которые приходят просто к Вам в клинику.

Анастасия Плещева:

Спасибо большое. Мне действительно очень важно Ваше мнение, и хотела, чтобы Вы его сегодня озвучили, потому что меня все спрашивают. А спрашивают знаете еще какой вопрос? То есть насколько «Ревитоника» может помочь расслабиться. И наш ответ?

Алина Токарева:

Однозначно. Потому что есть работа с глубинными спазмами, с глубинными мышечными структурами. И когда они расслабляются, конечно, начинаются совсем другие состояния, которые придают ресурсы, для того чтобы двигаться дальше.

Анастасия Плещева:

Спасибо большое. Я очень рада, что сегодня наконец-то Вы уделили мне время и посетили нашу замечательную студию. Я очень рада буду Вас видеть еще и еще. У нас с Вами много впереди еще работы, но я надеюсь, что мы периодически будем встречаться здесь и рассказывать о том, как мы проходим этот путь к гармонии, к молодости. Спасибо большое, что были с нами.