Зачем лечить молочные зубы?

Стоматология

Тэги: 

Екатерина Крюкова:

Здравствуйте, друзья! Это «Детская стоматология с Юлией Селютиной». А я – Екатерина Крюкова, Юлии помогаю. Здравствуйте, Юлия!

Юлия Селютина:

Здравствуйте, Катя! Здравствуйте все, зрители и слушатели! Рада вас приветствовать.

Екатерина Крюкова:

Сегодня мы обсудим то, зачем чистить молочные зубы.

Юлия Селютина:

Зачем лечить, даже я бы сказала.

Екатерина Крюкова:

Юля, есть ли в этом смысл?

Юлия Селютина:

Конечно, есть. И я бы начала с того, что это один из самых распространенных вопросов мне, как специалисту, как детскому стоматологу, от большинства родителей, будь то очный прием, будь то консультация онлайн-характера. Зачем лечить молочные зубы? Вот так если задуматься. Потому что они рано или поздно начнут меняться, выпадут и сменятся на постоянные, и тогда мы уже будем за ними ухаживать должным образом и лечить, если вдруг это потребуется. А так если вдруг что-то случилось – удалил его, и дело с концом. Это, на самом деле, очень неправильная позиция, потому что ничего нет лишнего в нашем организме, и молочные зубы, как и любой другой орган, нам важны, хоть и на какой-то определенный, достаточно короткий промежуток времени.

К слову сказать, смена молочных зубов начинается в 6 лет, но заканчивается она довольно поздно. То есть до 12 лет – до такого достаточно уже взрослого, осознанного возраста происходит смена молочных зубов в среднем. Опять же, у кого-то это чуть раньше, у кого-то это чуть позже. И эти молочные зубы, так или иначе, нам нужны. Если говорить про зубы жевательной группы, основная функция – это пережевывание пищи. Если говорить про зубы центральной группы, которые меняются как раз к 7-8 годам, когда мы идем в школу, в первый класс, у нас большинство первоклашек уже с беззубой улыбкой либо наполовину прорезавшиеся зубы. Короче говоря, именно в этот период происходит начало смены зубов. И до этого периода эти зубы нам служат для того, чтобы мы элементарно откусывали пищу, для эстетики, а это немаловажно. Годовалому ребенку все равно, какие у него зубы, а уже с 3-4 лет, когда они уже входят в социум, когда они начинают ходить в детские сады, в какие-то детские учреждения, общаются со своими сверстниками. Если у нас происходят какие-то сложности с зубами, будь то разрушенный зуб, либо удаленный зуб, либо пролеченный старой методикой. Про нее, я надеюсь, у нас сегодня будет возможность поговорить, так называемое серебрение несчастное. Все эти моменты могут отразиться на эстетике улыбки, которая важна и в столь юном возрасте. Могут начать элементарно дразнить.

Екатерина Крюкова:

Буллинг.

Юлия Селютина:

Да. Оно, конечно, отражается в перспективе на самооценке. Мы сейчас не будем углубляться, это совершенно не моя история относительно психологических моментов, но, тем не менее, это тоже очень и очень важно – эстетическая сторона вопроса. Кариес – это самый бич, самая распространенная проблема, которая происходит с зубами. Это как минимум, если мы говорим про центральную группу зубов, неэстетично и может нарушить какие-то адаптационные периоды. Но если углубляться в тонкости стоматологии, в стоматологические сложности – это кариес. Я уже про это начала говорить. Это самое распространенное заболевание.

Мы с Вами уже многократно встречались, общались на эту тему. У нас даже был целый эфир, посвященный этому заболеванию. Мы много всего узнали и много о чем проговорили и обсудили. Кариес – это инфекционный процесс. Это инфекция, у нее есть возбудитель. И точно так же, как и инфекция, которая, допустим, поражает кожу или которая поражает другие органы. Когда мы говорим про вообще другие органы, мы всегда подразумеваем какое-то лечение, если вдруг нас поразила какая-то инфекция. Почему тогда мы это лечим, а молочные зубы, которые поразила та же самая инфекция (кариес), мы не лечим? Мне кажется, что это как минимум нелогично. И если уж кариес поразил зубы, пусть даже молочные, которые рано или поздно выпадут, это нужно устранять путем определенных, в зависимости от того, насколько все серьезно, процедур и манипуляций. Это важно. Поэтому молочные зубы нужно лечить. Это первое, на что хотела бы обратить внимание.

Екатерина Крюкова:

А правда ли, что молочные зубы больше подвержены кариесу, чем обычные?

Юлия Селютина:

Я бы не сказала, что они больше подвержены, именно по статистике. Я бы знаете на чем акцентировала внимание? На скорости поражения. Другими словами, если кариес поразил молочный зуб, разрушение будет протекать молниеносно у большинства детей, вот прямо у большинства. Причем, к сожалению, на сегодняшний день существует тенденция кариеса раннего детского возраста, то есть кариесом поражаются зубы вообще годовалых детей.

Если кариес поразил молочный зуб, разрушение будет протекать молниеносно у большинства детей.

У меня есть примеры, причем это не единственный пациент, какой-то уникальный, это достаточно частое явление. Родители детей до года обращаются с проблемами, и это уже кариес, с которым нужно работать, который нужно либо стабилизировать, либо лечить путем постановки пломбы. То есть кариес, как ни крути, опасен даже детям столь юного возраста. Мне задают вопрос: «Как так, у нас кариес? Нам всего лишь год. Разве такое возможно?» То есть родители не осведомлены по большей части о том, что кариес, если ребенку год, то он тоже страшен, и он может поразить зубы. И отвечая на Ваш вопрос: кариес более агрессивен в детском возрасте. Если сравнивать, допустим, со взрослыми, то взрослый человек может с этой кариозной полостью в одном и том же состоянии жить, условно, год. У всех по-разному, естественно. А та же самая кариозная полость на молочном зубе у ребенка может разрушиться и спрогрессировать уже до каких-то осложнений (до того же самого пульпита) за считанные если не дни, то недели иной раз, реже – месяцы. Условно, через три месяца пациент приходит – у него уже может быть достаточно глубокая кариозная полость – та, которая три месяца назад была только на начальном этапе. И там уже нужны будут совершенно другие меры.

Екатерина Крюкова:

А разве нет такой ситуации: ребенок приходит с сильно больным зубом – врач-стоматолог ему предложит, скорее, удалить этот зуб, чем поставить на него пломбу, может быть, фторировать и еще какие-то манипуляции провести?

Юлия Селютина:

Это зависит от ситуации. Каждый случай уникален и индивидуален. На что еще нужно обращать внимание? На возраст пациента и на групповую принадлежность того зуба, который требует внимания. О чем я говорю? Допустим, ребенку 6 лет. Он пришел, у него проблема, то есть кариозная полость на центральном зубе. Мы знаем, что ребенку 6 лет. И в 6 лет, по среднестатистическим данным, этот зуб должен поменяться, то есть это период смены этого зуба. Поэтому в этом возрасте данному ребенку на данный зуб пломбы не имеет никакого смысла ставить. Ну поставим мы на этот зуб пломбу. Допустим, маме не нравится чисто эстетический вид. Ну вот ходил он 6 лет с таким зубом – все было нормально, но вот решили все-таки сейчас «подлатать» немножко. Никакого смысла я в этом не вижу. Терапевтической необходимости в этом нет, потому что этот зуб должен вот-вот поменяться.

Чаще всего так и бывает – достаточно длительное время в достаточно стабильном состоянии этот кариес просуществовал, не разрушил зуб до основания либо до каких-то болевых ощущений, то смысл тратить на это время, тратить на это нервы, потому что это не всегда бывает воспринято адекватно. Лучше не трогать, короче говоря. Плюс, нет терапевтической необходимости в этом. И тратить на это свое время и деньги даже нет никакого смысла в данном случае. Тогда принимается решение – дождаться момента смены, чтобы этот зуб либо удалил сам ребенок (он начнет быть подвижным и удалится), либо в плановом порядке его удалить. Но чаще всего, конечно, дожидаешься именно более серьезной подвижности и своевременного устранения этого зуба.

Екатерина Крюкова:

Получается так, что примерно до 6 лет мы занимаемся лечением, мы стараемся сохранить молочные зубы, после 6 лет уже можно рассматривать варианты удаления?

Юлия Селютина:

Не совсем так, потому что здесь речь именно про 6-летнего ребенка и про зуб центральной группы. Если мы говорим про того же самого чисто гипотетического 6-летнего ребенка, который пришел с проблемой, но с одним из жевательных зубов, допустим, четвертый зуб. Если вообще на пальцах объяснять: у молочного прикуса (у молочных зубов) по два жевательных зуба с каждой стороны, то есть восемь зубов. И вот предпоследний зуб, предпоследний жевательный зуб, не самый дальний – предпоследний, называется «четвертый зуб». Он меняется в 9 лет. И если 6-летний ребенок пришел с проблемой в этом зубе, мы не видим причин для его удаления. То есть существуют еще воспаления, которые опасны для зачатков постоянных зубов, тогда возникает необходимость экстренного удаления этого зуба по показаниям.

Существуют еще воспаления, которые опасны для зачатков постоянных зубов, тогда возникает необходимость экстренного удаления этого зуба по показаниям.

Если такой необходимости нет, то есть нет никакого воспаления, более серьезного, которое вышло за пределы зуба в этом участке, то тогда такой зуб обязательно требует лечения. Потому что если не лечить, то все-таки это воспаление, которое может выйти за пределы зуба, рано или поздно появится, и возникнет необходимость удаления этого зуба по показаниям. Если это происходит, то природа не терпит пустоты, и в сторону этого дефекта, который образовался из-за преждевременного удаления зуба, который должен поменяться в 9 лет, зубы, ограничивающие дефекты, просто в сторону этого дефекта смещаются, причем как на этой челюсти, условно, на нижней, если мы удалили, так и сверху вниз смещаются зубы, тем самым образуя замок.

Екатерина Крюкова:

А это повлияет на последующие коренные зубы и их положение?

Юлия Селютина:

Конечно.

Екатерина Крюкова:

И не в хорошую сторону?

Юлия Селютина:

Конечно, не в хорошую сторону. Это, грубо говоря, «сжирается» место для постоянного зуба, который в перспективе должен на этом месте появиться. И возникают проблемы именно ортодонтического порядка, то есть рано или поздно все-таки проклевывается в этом месте, где должен появиться этот постоянный зуб, только ему уже к тому времени места нет. Соответственно, возникает необходимость это место получать. Каким образом? Ношением брекетов, ношением пластинок. Там уже в зависимости от сложности и к чему вообще в перспективе это все дело привело – вот это преждевременное удаление зубов.

Екатерина Крюкова:

Смену зубов вообще нельзя на самотек пускать.

Юлия Селютина:

Конечно.

Екатерина Крюкова:

Лучше консультироваться и обязательно со стоматологом.

Юлия Селютина:

И отвечая на вопрос зачем лечить молочные зубы. В том числе и для того, чтобы в перспективе у нас было все в порядке с прикусом и с положением зубов. Потому что может возникнуть при преждевременном удалении молочных зубов дефицит места для постоянных зубов. Это как раз описанная история. Надеюсь, было понятно.

Екатерина Крюкова:

Когда ребенок сам начинает расшатывать грязными руками или проводит этот трюк с дверью и ниткой – это насколько нормально, и когда родители этому потворствуют?

Юлия Селютина:

Если у нас период смены зубов, то есть у нас уже достаточно подвижный зуб. У большинства из нас были такие истории наверняка. Ему что-то мешает, то есть он за что-то держится, чаще всего за слизистую десны. И да, действительно, проводятся такие трюки в домашних условиях. Естественно, я против того, чтобы это делалось грязными руками (это элементарное правило гигиены), но не против, если это все будет осуществляться чистыми руками. Я даже иной раз у себя не приеме такую рекомендацию даю. То есть нет необходимости брать щипцы, условно, и помогать. Я даю такие рекомендации, домашние задания, чтобы чистыми руками сам же ребенок, если он, опять же, не боится этого, если он не брезгует, потому что дети тоже разные бывают. Иногда они брезгуют, им больно, они начинают волноваться, и тогда лучше не пускать на самотек – просто им помочь удалить это все дело в кабинетных условиях, и чтобы он уже шел домой, и все у него было хорошо, нежели он будет двести миллионов лет, условно, что-то там изобретать, и это ему будет мешать и при приеме пищи, и при чистке зубов.

Чистка зубов тоже страдает из-за того, что ему неприятно в этом месте, где у нас должны поменяться зубы. Они подвижны, ему больно. И он начинает отказываться чистить зубы, и тогда уже возникают другие проблемы. Нам эти проблемы не нужны, поэтому в этом случае мы помогаем.

Если мы уже начали говорить про смену зубов, иногда бывает достаточно сложная смена зубов. Иногда постоянные зубы прорезаются вторым рядом, а молочные зубы стоят намертво, но это больше связано с анатомическими особенностями – именно рассасывание корней молочных зубов. Это называется «резорбция». И тогда приходится помогать в плановом порядке врачу-стоматологу вплоть до того, что приходится делать анестезию. Не просто помазать, сделать какую-то аппликацию, а введение, инфильтрация. Инфильтрируются ткани, для того чтобы все должным образом обезболить и удалить зуб с достаточно большим корнем. Но это больше индивидуальные случаи. А так не вижу ничего страшного.

Иногда постоянные зубы прорезаются вторым рядом, а молочные зубы стоят намертво, но это больше связано с анатомическими особенностями – именно рассасывание корней молочных зубов. И тогда приходится помогать в плановом порядке врачу-стоматологу вплоть до того, что приходится делать анестезию.

Екатерина Крюкова:

А если все-таки выдернул дома, как потом обработать рану?

Юлия Селютина:

Никак.

Екатерина Крюкова:

Ничего не нужно?

Юлия Селютина:

Самое главное, после удаления зуба не нужно ничем полоскать. Это заблуждение – о том, что там нужно пополоскать, чтобы там все обеззаразить, обезвредить. Это миф. Почему еще это не нужно делать? Потому что когда удаляется зуб, в лунке зуба, так или иначе, формируется кровяной сгусток, и если мы будем выполаскивать этот сгусток, мы этими действиями будем способствовать выполаскиванию этого сгустка из вот этой лунки. И таким образом происходит просто более медленное заживление, если мы говорим про среднестатистическое удаление. Поэтому не рекомендуется ни в коем случае после планового удаления зуба – что молочного, что постоянного – чем-то полоскать.

И, естественно, зубы нужно чистить, потому что этим тоже часто пренебрегают. У нас там рана, нам там неприятно, мы там лучше зубы не почистим лишний раз. Это не есть хорошо, потому что тот налет, который остается на рядом стоящих зубах, негативным образом действует и на заживление в том числе – заживление вот этой раны, которая образуется после удаления зубов. Поэтому не полоскать, но в то же время выполнять все процедуры, все правила гигиены.

Екатерина Крюкова:

Скажите, Юля, а когда дети жалуются на зубную боль, что с ними происходит?

Юлия Селютина:

Боль – это следующий пункт, следующий большой блок, на который я хотела бы обратить внимание в вопросе, отвечая на самый главный вопрос нашего сегодняшнего эфира: зачем лечить молочные зубы? Еще одно частое заблуждение родителей – о том, что молочные зубы болеть элементарно не могут. «Это же молочные зубы – значит, болеть не могут. У них даже корней нет». Но это заблуждение. Молочные зубы точно такие же, как и постоянные зубы, только несколько меньше. Я сейчас имею в виду именно их анатомическое строение. У молочного зуба есть полость, то есть он полый внутри. В этой полости находится сосудистый нервный пучок – это называется пульпа, в народе – нерв. Вот в молочных зубах этот нерв тоже есть. И если этот нерв воспаляется, то теоретически ребенок может испытывать болевые ощущения.

Самая большая загвоздка, что касается молочных зубов – очень часто воспаление в этом самом нерве протекает в хронической стадии, то есть бессимптомно. Он может вообще ни на что не жаловаться, даже несмотря на то, что у нас там огромная кариозная полость, огромная дырка, как родители говорят. Но ребенок не жаловался. Это тоже своего рода камень преткновения, когда приходя на прием, даже на плановое посещение, я обнаруживаю кариозную полость, которая достаточно глубокая, она уже контактирует с этим нервом, с этой пульпой. И этот нерв нужно удалять, если у нас возникло воспаление в этой пульпе. Родители искренне удивляются тому, что не болело. Но так бывает не всегда.

Молочные зубы тоже могут болеть, и эту боль приходится купировать и снимать у стоматолога. То есть в экстренном порядке нужно проводить лечение, для того чтобы это все было снято, я имею в виду болевой синдром. Так что такое родительское заблуждение относительно безболезненности протекания процессов в молочных зубах – это тоже очень и очень распространенный миф. Так что молочные зубы могут болеть, и в случае необходимости их обязательно нужно лечить, для того чтобы элементарно предотвратить эту боль.

Причем боль может быть легкая. Допустим, появилась какая-то чувствительность во время чистки зубов. Такое бывает при кариесе центральных зубов. Кариес раннего детского возраста вообще на центральные зубы падок, то есть центральные зубы в первую очередь поражаются у деток раннего возраста. И первая жалоба, первая проблема, с которой родители приходят к врачу-стоматологу, – это то, что ребенок начинает отказываться чистить зубы. То есть он вроде дает чистить, все хорошо, а вот когда мы переходим на зубы, которые центральной группы, он не дает чистить. Возможно, это боль. Но могут ли они болеть – родители искренне не понимают и не знают. И тут уже приходится включать интуицию и констатировать тот факт, что ребенок может действительно испытывать боль в данном случае при вот этих всех манипуляциях – при чистке зубов. Иногда они начинают отказываться от еды. У меня были случаи, когда были такие запущенные состояния, уже и требовалось удаление зубов, преждевременное, к сожалению, но требовалось.

Кариес раннего детского возраста вообще на центральные зубы падок, то есть центральные зубы в первую очередь поражаются у деток раннего возраста. И первая жалоба, первая проблема, с которой родители приходят к врачу-стоматологу, – это то, что ребенок начинает отказываться чистить зубы.

3-летний ребенок у меня почему-то сейчас в памяти всплыл. И родители пришли с той проблемой – не то что у нас зубы разрушаются и полечите нам зубы, а то, что ребенок не ест. А он не ел, потому что у него уже воспаления такие серьезные, они вышли уже за пределы зуба, и у него адская боль. Он сказать не может, потому что он элементарно еще достаточно маленький, и он не может сформулировать свои ощущения. И пришлось удалять. Мы самые острые очаги в первую очередь убрали, хотя я противница проведения серьезных манипуляций на самом начальном этапе. Почему? Потому что это адаптационный вопрос в понятии детской стоматологии, стоматологии игровой, когда мы адаптируем ребенка к приему у детского стоматолога, чтобы он в перспективе не боялся.

Я сейчас говорю о том, что мы идем от простого к сложному. Если нам требуется какое-то лечение, мы проводим в начале что-то самое простое (почистить зубы, быстренько что-то сделать), а потом уже переходим на процедуры, которые заведомо могут принести болезненные ощущения. И в данном случае было проведено в первую очередь вот это сложное удаление, для того чтобы ребенок элементарно начал есть. И родители на следующий раз уже пришли, говорят: «Спасибо большое, Юля. Он хотя бы есть начал, потому что до этого он пару месяцев плохо ел». А ему элементарно было больно.

Екатерина Крюкова:

А воспаление быстро сходит при таких ситуациях?

Юлия Селютина:

Когда удаляешь зуб?

Екатерина Крюкова:

Когда все пролечил. Вроде все воспаленное было.

Юлия Селютина:

Когда устраняешь проблему, достаточно быстро.

Екатерина Крюкова:

Сейчас все едут в отпуска с детьми, и проблема острой боли тоже может встрять неожиданно. Ребенок кричит, ребенок плачет: болит зуб. Что делать?

Юлия Селютина:

Очень многие уезжают на все лето, на месяц, на два, даже на три месяца. И чтобы максимально себя обезопасить, я бы искренне рекомендовала всем без исключения родителям перед какими-то длительными поездками сделать все возможное для того, чтобы все очаги инфекции были пролечены, то есть мы бы уехали в другую страну либо куда-то на курорт с заведомо здоровыми зубами, с полной санацией полости рта. Это прямо молю всех: сделайте и отнеситесь с понимаем. Потому что очень часто я встречаюсь с такой проблемой, когда приходят за неделю до отъезда, а у нас там полный рот историй, плюс ребенок, который требует адаптационных мер, для того чтобы у него элементарно в перспективе стоматофобии не возникло. Ведь если мы начнем лечить все подряд, он точно не скажет спасибо, а выскажет свое фи. Поэтому заблаговременно, еще раз повторюсь, заблаговременно, пожалуйста, всеми этими вещами занимайтесь, а не тогда, когда у нас что-то заболит.

Я бы искренне рекомендовала всем без исключения родителям перед какими-то длительными поездками сделать все возможное для того, чтобы все очаги инфекции были пролечены, то есть мы бы уехали в другую страну либо куда-то на курорт с заведомо здоровыми зубами, с полной санацией полости рта.

Но если вдруг не получилось – мало ли, разные бывают ситуации, естественно, нужно при себе иметь элементарные обезболивающие противовоспалительные средства. Тот же самый Ибупрофен, тот же самый Парацетамол, который в каждой аптечке должен быть. Плюс, мы чаще всего все-таки не на необитаемый остров улетаем, а отдыхаем в цивилизованных местах. И это во всех странах, везде должно быть. Но не поленитесь и сиропчик с собой возьмите, либо Парацетамол, либо Ибупрофен, если возникла острая боль, которая часто возникает в ночной период. Тот же самый пульпит, когда у нас воспаляется нерв. Болезненные ощущения, болевой синдром возникает именно в ночной период. Это для взрослых актуально – ночная приступообразная боль, и для детей в том числе. Поэтому снять ее, чтобы хотя бы элементарно ребенок поспал, прежде чем он пойдет к врачу за оказанием первой медицинской помощи, чтобы элементарно вот эти препараты помогли снять боль.

Екатерина Крюкова:

А какие-то полоскания, может быть, мази местного применения?

Юлия Селютина:

Нет. Именно для снятия боли, если мы говорим о конкретно зубной боли, то нет. Еще достаточно часто встречается, если мы говорим про детей раннего детского возраста, проблема, связанная с болевым синдромом во время прорезывания зубов. Это тоже частая история. Причем и я тоже сталкивалась с такой проблемой – не как стоматолог, а как мама. Поехали мы с ребенком отдыхать. Ему было года три. И где-то мы были в кафе, у меня были с собой, естественно, припасены всевозможные местные препараты, которые могут понадобиться. Сейчас я про них постараюсь проговорить. Это, конечно, не очень относится к теме сегодняшнего эфира, но, тем не менее, раз уж затронули, проговорю. И у меня с собой, как на зло, не было ничего, потому что мы отошли от нашего места, где мы жили, в кафе, пришли пообедать. И тут возникли какие-то болевые ощущения, ребенок стал капризным элементарно. Это один из признаков того, что могут прорезаться зубы. Потом, опять же, я об этом узнала. То есть когда ты мама, ты полностью отключаешься – ты не врач, ты на отдыхе. Вот капризный и капризный, капризный и капризный. Какая-то моя интуиция врачебная, видимо, подсказала заглянуть в рот, хотя это было далеко не сразу. Я заглянула: у нас прорезается сразу пять зубов. Был какой-то перерыв, и тут – раз, и у него пять одновременно проклевывается. И все воспалено. Явно, короче говоря, причина всех его капризов.

С собой, как на зло, ничего не было. Хотя просто тоже на заметку молодым родителям: есть такие специальные дентальные салфетки, они для чистки зубов между приемами пищи. Они удобные в своем исполнении – в виде напалечника. И помассировать десны. Тот состав, который в эти самые салфетки входит, обладает обезболивающим эффектом. Плюс местные средства, которые часто продаются в аптеках под видом тех средств, которые облегчают прорезывание зубов. Пожалуйста, обращайте внимание на состав. В состав таких средств не должен входить лидокаин либо какие-то средства, которые являются его аналогами, то есть местные анестетики.

Екатерина Крюкова:

Почему?

Юлия Селютина:

Во-первых, они начинают действовать быстро, но это вроде хорошо, но точно так же быстро они перестают действовать. То есть, условно, минут через 15 действие проходит, и ребенок приходит в первоначальное состояние, его опять начинает мучить боль. Среднестатистическая мама подумает: «15 минут назад помогло – поможет и сейчас». И начинает еще мазать. И из-за этого передозировки этого всего дела. Ввиду того, что входит в состав вот этот местный анестетик, он часто дает аллергические реакции, вплоть до того, что были зафиксированы летальные исходы от использования подобных средств. Плюс при проглатывании это средство, так или иначе, начинает попадать в гортань, там тоже все замораживается, обезболивается, и начинаются сложности с проглатыванием. То есть много всевозможных побочных эффектов, крайне нежелательных, которые могут выйти боком, родителям в том числе, и родителям, и ребенку.

Екатерина Крюкова:

А как еще можно облегчить процесс прорезывания зубов?

Юлия Селютина:

Относительно своего личного опыта, у меня как раз, к сожалению, не оказалось ничего под рукой тогда, когда я обнаружила прорезывание сразу четырех-пяти зубов у своего ребенка. Так делать не рекомендуется – то, что я сделала, но я сделала следующее. Я попросила у официанта лед. Он мне принес лед, много-много слоев сделала из салфетки, завернула и прикладывала ровно на одну секунду. Почему нельзя больше? Потому что есть риск обморожения десны. Но именно как такой SOS в тех местах, где кроме льда ничего нет. В кафе лед есть чаще всего. Мне помог, и обед наш был спасен. Поэтому вот как такой лайфхак для молодых родителей может быть использован, но лучше не злоупотреблять. А так всевозможные прорезыватели.

Екатерина Крюкова:

А что это такое? Они жуются и помогают?

Юлия Селютина:

Они воздействуют на десну, плюс очень часто такие игрушки-прорезыватели внутри имеют жидкость. Эту жидкость можно охлаждать при помощи хранения этого прибора в холодильнике. Это важный момент, потому что в морозилке она может очень сильно замерзнуть, и при использовании по назначению ребенок может получить обморожение слизистой оболочки десны. Это плохо. Плюс, это элементарно неудобно держать в ручке ребенку. Как правило, это просто дают в руки, и он кусает. Плюс, при заморозке пластик претерпевает определенные изменения: может поломаться, дает какие-то трещины, и это может быть чревато травмами. Поэтому такие приборы не рекомендуется хранить в морозилке. Достаточно хранить их просто в холодильнике.

Игрушки-прорезыватели внутри имеют жидкость. Эту жидкость можно охлаждать при помощи хранения этого прибора в холодильнике. Это важный момент, потому что в морозилке она может очень сильно замерзнуть, и при использовании по назначению ребенок может получить обморожение слизистой оболочки десны.

Екатерина Крюкова:

С неким дискомфортом связанное нужно перетерпеть?

Юлия Селютина:

Конечно. Это просто терпение, терпение и еще раз терпение. У кого-то это незаметно происходит, кого-то колики невозможные мучают, а у кого-то все хорошо, и вообще все как-то незаметно прорезалось, и мы даже и не знали, как там это все происходит.

Возвращаясь к нашей основной теме. Что касается ответа на вопрос: зачем еще лечить молочные зубы? Молочные зубы и их здоровье – это залог здоровья постоянных зубов. О чем я? Мы сегодня проговорили про воспаление, которое может выйти за пределы зуба. Не стоит забывать и стоит всегда помнить о том, что под молочным зубом у нас формируется зачаток постоянного зуба. Он в активном состоянии, в активном состоянии минерализации, в активном состоянии созревания находится практически всегда. Ребенок рождается вообще с тридцатью зачатками: двадцать из них – молочных зубов и десять из них уже постоянных зубов. И потом уже, по мере взросления, у нас закладываются все остальные зубы.

Соответственно, если мы чисто гипотетически представим, что у нас есть кариозная полость. Ну, кариозная полость – она же на молочном зубе, зачем ее лечить? Не пойдем. Удалим когда-нибудь, если вдруг заболит, и все. Про преждевременное удаление мы уже поговорили и знаем, чем это чревато. Воспаление, которое может выйти за пределы зуба рано или поздно, причем у большинства детей это все же рано, чем поздно, потому что все намного быстрее происходит. Это воспаление чревато тем, что оно может повлиять на зачаток постоянного зуба.

Воспаление – это что? Это бактерии, это микробы. И вот эти микробы способны растворить ту оболочку, в которой находится зачаток постоянного зуба в костной ткани. Если эта оболочка вот этими бактериями растворена, то эти бактерии попадают прямиком в этот зачаток и уже негативно влияют на зачаток постоянного зуба. Что в перспективе мы имеем? Ребенок уже потерял вот этот молочный зуб, он вырос, и началась смена зубов. Прорезается зуб с патологией сразу, с врожденной патологией. Это называется гипоплазия, то есть такое недоразвитие зуба. Зубу не хватило, то есть повлияло на него вот это воспаление в тот период, когда у него происходила активная минерализация, активное созревание. И в лучшем случае появляются какие-то пятна на зубах, то есть зуб прорезается сразу с пятном, либо зуб прорезается уже с каким-то дефектом, то есть нарушение целостности эмали происходит, сколы, желтизна.

Еще такое бывает от травм. Допустим, ребенок ударился зубом, и чаще всего это такой вколоченный вывих. Почему он называется «вколоченным»? Он получается так, как будто зуб уходит в десну. И вот этим нехорошим движением он тоже нарушает целостность этой оболочки и может повредить зачаток постоянного зуба, повредить его минерализации. Тоже возникает порок развития в виде гипоплазии, и потом нужно за этим следить.

Во-первых, важно понимать, на каком этапе происходит эта гипоплазия и нужны ли какие-то реставрационные работы, мешает ли это жизни в принципе. Я имею в виду, иногда бывает на таком серьезном уровне гипоплазия, что зуб разрушается на глазах. Такой этап гипоплазии очень серьезный. И приходится проводить незамедлительные реставрационные работы, то есть все закрывать, вплоть до того, что коронки даже ставить на зубы, для того чтобы они элементарно не разрушились, не развалились. Бывает даже такое. Поэтому в наших силах, как родителей, как врачей, сделать все возможное, для того чтобы это воспаление все-таки за пределы зуба не выходило.

Иногда бывает на серьезном уровне гипоплазия, что зуб разрушается на глазах. И приходится проводить незамедлительные реставрационные работы, то есть все закрывать, вплоть до того, что коронки даже ставить на зубы, для того чтобы они элементарно не разрушились, не развалились.

И в случае, если все-таки это возникло, если мы имеем не пролеченный вовремя молочный зуб, который уже запущенный, мы делаем снимок этого зуба, видим, что у нас действительно воспаление, то принимается решение об удалении такого зуба. В данном случае это повлияет на то, что зубы будут сдвигаться в сторону этого дефекта. Это нехорошо для прикуса. Но, с моей точки зрения, из двух зол нужно выбирать меньшее. Если это воспаление не устранить, то это чревато и более серьезными осложнениями в виде всевозможных отеков и периоститов, короче говоря, сложные процедуры нужно будет проводить, вплоть до необходимости обращения к челюстно-лицевому хирургу.

Екатерина Крюкова:

Но в порядке первой срочности нужно сделать снимок, если была травма, я так понимаю?

Юлия Селютина:

Если мы говорим про травму, конечно, да.

Екатерина Крюкова:

То есть хороший врач должен, скорее всего, пригласить?

Юлия Селютина:

Конечно. При большинстве травм нужно обязательно проводить обследование, потому что мы не обладаем рентгеновским зрением и не всегда можно должным образом только глазом увидеть, что там у нас внутри. Поэтому рентгеновский снимок, при травмах тем более, показан в большинстве случаев.

Екатерина Крюкова:

Я помню, Вы отдельной статьей хотели поговорить про серебрение. Что это за метод? И что он для нас значит сегодня?

Юлия Селютина:

Что касается серебрения, это такая методика, назовем ее устаревшей, которая применялась, и сейчас тоже некоторыми врачами применяется. Лично я ее не использую. Но если говорить именно про методику лечения кариеса, то это покрытие специальным раствором, в состав которого входит серебро, но происходит такая реакция, при которой образуется пленка. Эта пленка черного цвета, и зубы, пораженные кариесом, которые мы обрабатываем этим раствором, автоматически становятся черного цвета. На мой взгляд, это не очень-то эстетично – черные зубы. Это во-первых. А во-вторых, существуют альтернативы этой методике на сегодняшний день, которые можно активно использовать, и я их активно применяю, мои коллеги их активно используют. И можно избежать данного побочного эффекта. Но такое имеет место быть.

У меня недавно были пациенты, которые живут в США, но они граждане РФ, они периодически приезжают, здесь у них родители живут. И они пришли на прием. Я была неприятно удивлена, честно говоря, я думала, что это больше российская история – по поводу применения серебрения, что это отголоски все-таки нашего советского прошлого, но в США тоже, оказывается, используется серебрение. Я не вижу какого-то потенциала в этой методике. Раз есть современные альтернативы, а они есть, я выскажусь все-таки за альтернативы, нежели за черные зубы.

Екатерина Крюкова:

Давайте напомним зрителям, как часто посещать стоматолога и в каком порядке чистить зубы. Допустим, после еды чистить или до еды? Можно ли поесть сладкого после чистки зубов?

Юлия Селютина:

Что касается кратности посещения стоматолога, здесь, опять же, все индивидуально. Если мы говорим про маленьких детей, у которых есть какие-то проблемы в виде кариеса, допустим, пусть даже на начальном этапе – эти дети в группе риска. Эти дети должны находиться в группе диспансерного наблюдения. И эти дети должны как минимум раз в три месяца посещать стоматолога, для того чтобы смотреть за динамикой. А динамическое наблюдение на то и динамическое, чтобы динамически наблюдать. Это первый момент, а второй момент: если вдруг у нас появляются какие-то осложнения у таких детей, лучше их на начальных этапах поймать, чтобы вылечить и должным образом осуществить профилактику. Если мы говорим о детях с высоким уровнем минерализации зубов, проще говоря, зубы крепкие у детей. Это можно тоже все определить. Есть определенные параметры, по которым делается подобный вывод. Таким детям, точнее, их родителям рекомендую посещение стоматолога раз в полгода. Это допустимо. Что касается чистки зубов.

Екатерина Крюкова:

До еды или после еды? Когда начинаются споры детей с родителями: «А можно ли поесть потом?»

Юлия Селютина:

Что касается мотивации, есть очень хороший психолог, он был недавно у нас в гостях. И мы все не успели обсудить, даже вот что касается мотивации, настолько подробнейшим образом говорила, как мотивировать ребенка, причем разных возрастов по-разному нужно мотивировать к чистке. Но самый главный вопрос, который сейчас хотелось бы осветить, – это то, что не нужно останавливаться на достигнутом, то есть нужно обязательно зубы чистить.

Екатерина Крюкова:

После еды или до еды?

Юлия Селютина:

После еды.

Екатерина Крюкова:

После завтрака и после ужина?

Юлия Селютина:

Конечно, после завтрака.

Екатерина Крюкова:

Сладкого потом не есть?

Юлия Селютина:

Сладкое может быть.

Екатерина Крюкова:

Но на ночь?

Юлия Селютина:

Конечно, не на ночь. И даже дело не в сладком или несладком. Вообще любая еда на ночь недопустима, если мы говорим про здоровье зубов.

Екатерина Крюкова:

Спасибо Вам за эфир.

Юлия Селютина:

И Вам спасибо.

Екатерина Крюкова:

Мы встретимся в следующей программе и продолжим обсуждать детские зубы. До свидания.

Юлия Селютина:

До свидания.