Три ПОЧЕМУ, которые изменят ваше представление о стоматологии и дентальной имплантации

Стоматология

Тэги: 

Юлия Геворкян:

Добрый вечер, уважаемые зрители, уважаемые слушатели «Медиаметрикс». Мы продолжаем цикл передач на стоматологическую тему под названием «Улыбка на миллион». Напомню, что данная передача организована стоматологической компанией «Мастердент». Сегодня мы будем обсуждать тему дентальной имплантации и протезирования. У нас в гостях сегодня ведущие специалисты клиники «Мастердент» на Кутузовском проспекте: главный врач, доктор-ортопед Какван Араш Мансурович и доктор, челюстно-лицевой хирург, врач-имплантолог, стоматолог Дё Дмитрий Анатольевич. Здравствуйте, уважаемые друзья.

Араш Какван:

Здравствуйте.

Дмитрий Дё:

Добрый вечер.

Юлия Геворкян:

У нас сегодня очень интересная тема для обсуждения – дентальная имплантация и протезирование. Давайте начнем именно с дентальной имплантации. Первый и, на мой взгляд, самый актуальный вопрос – почему люди боятся удалять зубы, по какой причине, скажите, пожалуйста.

Араш Какван:

Удаление зубов – это все-таки потеря зуба. Многим кажется, что то, что дано природой или Богом, расстаться с этим зубом не так легко. Что делать потом? Не всегда правильно бороться до последнего за сохранение зуба. Есть определенные показания.

Юлия Геворкян:

Какие, объясните, пожалуйста.

Араш Какван:

Разные показания. Это, возможно, перелом зуба, возможно, какие-то хронические инфекционные последствия после раннего, не совсем качественного эндодонтического лечения. Имеется масса причин.

Юлия Геворкян:

Араш Мансурович, извините, пожалуйста, нас смотрят простые зрители, люди, которые, в общем-то, не знают стоматологической терминологии – эндодонтическое лечение. Просто поясните в двух словах, чтобы было понятно.

Араш Какван:

Понимаете, наша работа – это устранение того, что упущено самим человеком. Если поэтапно, элементарно, если мы не совсем как надо ухаживаем за этими зубами, ведь чистить 2 раза в сутки – это недостаточно. Наша пища, наша среда, то, что мы употребляем, это гораздо агрессивнее, приобретает другую форму агрессивности по качеству пищи. И то, что мы упускаем, гигиену, следующий шаг – это воспаление десен, потом кариес, потом поэтапно зуб разрушается, разрушается, разрушается. Если пациент сознательный, если не боится, идет регулярно к врачу на лечение, на обследование, на профилактику, то не дойдет до таких, как мы с Дмитрием Анатольевичем. Если это не соблюдается, значит сначала идет пломба. Каждое изделия и каждое лечение имеет свой срок службы. Хотим, не хотим, мы платим за это условно рубль или гораздо больше, надо следить за всем этим. Следующий этап – это пульпит, воспаление корня зубов. Если лечение пульпита не вовремя, не своевременное, не качественное, значит следующий этап – это уже инфекция вышла из границы зуба и поражает окружающую ткань зуба.

Юлия Геворкян:

Тогда показано уже удаление?

Араш Какван:

Не всегда, опять же, это зависит от пациента. Если вовремя лечит, если есть возможность лечения, тогда этот зуб сохраняется.

Юлия Геворкян:

Тогда, уважаемые коллеги, вот такой вопрос: если уже возникла такая ситуация, что удаление показано, необходимо удалить зуб, возможно, даже не один, как это все происходит, какой алгоритм лечения, каким образом вы строите?

Араш Какван:

У нас принято, что мы с хирургом вместе консультируем пациента.

Юлия Геворкян:

Доктор, я это знаю прекрасно, я хочу, чтобы наши слушатели и зрители тоже знали. Вы являетесь ведущим экспертом стоматологических клиник «Мастердент». Расскажите, вот пришел пациент с серьезными осложнениями, ему удалили зубы. Дальше? Вообще, как это все, какие конкретные показания и что после этого делать?

Араш Какван:

Юлия, я извиняюсь, не пациент пришел и удалили зубы, а пациент пришел на консультацию, мы смотрим, обоснуем, зачем мы удаляем зубы, какое мы лечение будем принимать. Это все принимается совместно – доктор-ортопед и хирург.

Юлия Геворкян:

Комплексная консультация.

Араш Какван:

Естественно, комплексная консультация. Если пациент на уровне потери или поражения зубов, у нас обязательно задействуется КТ, у нас обязательно диагностика.

Юлия Геворкян:

Полноформатная диагностика?

Араш Какван:

Естественно, не просто снимок, идет трехмерное изучение всей костной ткани зубов, и если идет речь об удалении, тогда включается наш любимый хирург и объясняет пациенту, почему зуб удаляется и какие последующие этапы ждут пациента.

Юлия Геворкян:

Дмитрий Анатольевич, Вам слово, пожалуйста.

Дмитрий Дё:

Еще раз добрый вечер. Наша программа посвящена обычным пациентам, которые не имеют медицинского образования, поэтому мы хотим сегодня в доступной форме рассказать, как все происходит и, в принципе, ключевое слово – это алгоритм принятия решения. Обычно, когда пациент приходит на консультацию, основная задача – спасти и сохранить свой зуб. Для того чтобы принять решение, мы используем, в первую очередь, клиническую диагностику, то есть мы проводим осмотр пациента, изучаем его историю болезни. Дальше, естественно, это специализированные методы, дополнительные методы диагностики, в частности, на данный момент компьютерная томография является неотъемлемой частью диагностики. После получения этих данных мы коллегиально принимаем решение на консилиуме.

В консилиуме участвуют 2 специалиста – это ортопед, ведущий специалист, хирург и желательно, конечно, доктор-терапевт – тот, собственно говоря, специалист, который сохраняет зубы. Если же невозможно сохранить зуб, мы объясняем почему. Самая распространенная причина – это, конечно, осложненные формы кариеса, когда вследствие длительных ситуаций пациент не обращался вовремя в клинику, или не было возможности, разные бывают причины, мы получаем инфекцию, которая выходит за пределы самого зуба. Об этом уже Араш Мансурович говорил.

Юлия Геворкян:

Дмитрий Анатольевич, смотрите, какая ситуация. Я понимаю, что причин для удаления зуба может быть множество. Вот я какой вопрос Вам хочу задать: удаление произошло по каким-то причинам, были показания. Дальше лучше прибегнуть к дентальной имплантации или, может быть, лучше протезировать, допустим, мостами, коронками? Что Вы советуете в этом случае, как правильно подойти к пациенту, как пациенту правильно объяснить, расскажите об этом. Вообще какие этапы работы? Вот все произошло, уже нет зуба, дальше?

Дмитрий Дё:

Все-таки я хотел раскрыть тему, которую начал. У нас же тема называется «3 почему». И первое…

Юлия Геворкян:

Почему люди боятся удалять зубы?

Дмитрий Дё:

Первая рубрика звучит именно так: почему люди боятся удалять зубы. Это наиболее распространенная ситуация, когда мы – специалисты, профессионалы своего дела – объясняем пациенту простым доступным языком, почему не нужно бороться за этот зуб, почему нужно его удалить. А самая распространенная причина – это инфицирование, инфекция, которая поражает сам зуб, и более того, эта инфекция распространяется по системе капилляров, по сосудистой системе по всему организму. Это называется бактериальным метастазированием. Поэтому это очень опасное состояние.

Юлия Геворкян:

Поясните, пожалуйста, в чем опасность?

Дмитрий Дё:

Опасность заключается в том, что патогенная микрофлора, то есть те бактерии, которые находятся в своем зубе, размножаются и попадают по системе капилляров практический в любой орган.

Патогенная микрофлора, то есть те бактерии, которые находятся в своем зубе, размножаются и попадают по системе капилляров практический в любой орган.

Юлия Геворкян:

Вы хотите сказать, что инфицирование из ротовой полости, из полости рта может проникнуть в любую другую области нашего организма и нанести вред, я правильно поняла?

Дмитрий Дё:

Да, Вы абсолютно правильно мыслите, потому что здоровые зубы – это здоровый организм.

Юлия Геворкян:

Ну понятно, что здоровые зубы – это здоровый желудок, это эстетичная, красивая внешность, это уверенность. Но Вы уже копнули более глубоко, поэтому я хотела бы поподробнее послушать именно об этом.

Дмитрий Дё:

Да, я продолжаю свою мысль. Дело в том, что когда человеку это достаточно подробно и очень просто объясняешь, более того, используя данные компьютерной томографии, тогда человек персонализированно, адресно получает информацию о своей ситуации. Когда мы читаем в интернете, на форумах или какую-то другую литературу, это все воспринимается в общем, но когда пациенту мы показываем, что вот здесь конкретно очаг инфекции, и этот очаг инфекции рядом с зубом или находится в самом зубе, его нельзя спасти, речь идет о гарантированном лечении, о том лечении, когда наши высококлассные специалисты могут перелечить любой зуб, в принципе, используя микроскоп, используя современные стоматологические материалы, инструменты, и невозможно в этих случаях спасти и сохранить этот зуб, вот тогда мы говорим о том, что лучше в этом случае использовать дентальную имплантацию.

Юлия Геворкян:

Скажите, пожалуйста, что такое дентальная имплантация, что она в себя включает, как вообще все это происходит, как происходит операция?

Дмитрий Дё:

Дентальная имплантация – это определенного рода специализированная манипуляция, которая в данный момент очень популярна.

Юлия Геворкян:

Дмитрий Анатольевич, я Вас очень попрошу, пожалуйста, говорите более простым языком, потому что, повторюсь, нас смотрят не стоматологи.

Араш Какван:

Дентальная имплантация, если позволите, это после удаления зуба в пустое место, в костные ткани установить искусственный корень.

Юлия Геворкян:

Это и есть имплантат?

Араш Какван:

Это и есть имплантат. Имплант имеет определенную форму, разные формы. То, что больше используется, это цилиндрические импланты. Это, получается, как искусственный корень, который нуждается в определенном времени для того, чтобы созрела кость вокруг этого импланта. И потом на этот искусственный корень устанавливается уже коронковая часть. Если это несколько имплантов, возможно делать уже, допустим, даже мостовидные протезы или более протяженные протезы, то есть это уже от количества имплантов, места расположения и возможности пациента зависит, какие будут конструкции, какие будут зубы на эти импланты.

Юлия Геворкян:

То есть зубы на эти импланты – это и есть протезирование?

Араш Какван:

Это и есть протезирование.

Юлия Геворкян:

И протезирование бывает разных видов. Это могут быть конструкции с металлом, могут быть без металла конструкции, поподробнее расскажите об этом.

Араш Какван:

Безметалловые, могут быть не съемные, могут быть съемные.

Юлия Геворкян:

Вот съемные и не съемные – давайте с этого начнем. В чем разница?

Дмитрий Дё:

Разница в том, что не у всех пациентов есть идеальные условия по разным причинам. Это могут быть медицинские какие-то показания, ограничения, это может быть по финансовым соображениям. Может быть, даже у врача нет, возможно, технологической поддержки со стороны лаборатории. Но если считать более умеренные, более спокойные ситуации, нет одного зуба – устанавливаем один имплант и делаем коронку на этот имплант. Коронки бывают разные, опять же. Коронка делается на один имплант или на несколько имплантов, в основном делается несъемное протезирование.

Коронка делается на один имплант или на несколько имплантов, в основном делается несъемное протезирование.

Юлия Геворкян:

Несъемное протезирование – это то, что фиксируется на постоянной основе, то, что пациент не может самостоятельно снять, простым языком, правильно?

Араш Какван:

Да, совершенно правильно. У нас очень много достаточно пожилых пациентов.

Юлия Геворкян:

Доктор, простите, вот такой вопрос: я прекрасно понимаю, что ближе к 70 годам у людей, как правило, уже целый букет различных заболеваний, соответственно, нет зубов, иногда даже всех, иногда половины или какой-то части. Дмитрий Анатольевич, Вы советуете в таком возрасте проводить имплантацию? Или, может быть, здесь есть какие-то противопоказания, как Вы считаете?

Дмитрий Дё:

Мы всегда руководствуемся общемедицинскими данными в первую очередь, и руководствуемся тем алгоритмом, который является в международном плане общепризнанным. Поэтому в первую очередь мы, естественно, изучаем анкету пациента, общаемся с ним.

Юлия Геворкян:

Собираете анамнез, анкета заполняется?

Дмитрий Дё:

Безусловно, это и есть клиническая диагностика, о которой я ранее уже говорил.

Юлия Геворкян:

А Вы можете себе представить, если к Вам пришел пациент, у которого целый ряд заболеваний, начиная, допустим, от сахарного диабета и заканчивая какими-то сосудистыми заболеваниями или заболеваниями костного аппарата, неважно, уже за 70. Ну представьте, в любом случае у 100% таких пациентов, ну 90, однозначно имеются в анамнезе не очень хорошие показатели. Что делать в таком случае? Одевать пациенту съемники? Я считаю, что это просто варварство, в XXI веке живем. Как Вы на это смотрите?

Дмитрий Дё:

В первую очередь мы должны понять потребности самого пациента и ни в коем случае не настаивать на каком-то определенном варианте лечения.

Юлия Геворкян:

Понятно, доктор, мы не настаиваем, но Вы должны предложить пациенту наиболее комфортный вариант лечения.

Дмитрий Дё:

Да, если мы говорим о комфортном варианте лечения, то, конечно, речь идет о несъемном протезировании, которое основано на установке 2–3 и более имплантатов для того, чтобы избавиться от этого съемного протеза.

Юлия Геворкян:

То есть если у пациента, например, нижняя челюсть – полное отсутствие зубного ряда, Вы можете поставить несколько имплантатов – 3, 4 – и спротезировать несъемной конструкцией, я правильно понимаю?

Араш Какван:

Ну не 3, а чуть побольше.

Юлия Геворкян:

Чтобы правильно распределить нагрузку?

Араш Какван:

Да, совершенно правильно. Понимаете, Вы спросили по поводу возраста. Я должен сказать, что возраст не является противопоказанием для имплантации. Противопоказание для имплантации – это определенно не возраст.

Юлия Геворкян:

А что является противопоказанием?

Араш Какван:

У нас есть пациенты, которые приходят и говорят: «Знаете, доктор, мне столько лет, Бог знает, сколько я буду еще жить». Но я с этим не согласен.

Юлия Геворкян:

Я тоже с этим не согласна, никто не знает, сколько он будет жить, это никто не может спрогнозировать.

Араш Какван:

Во-первых, Вы улучшаете качество своей жизни.

Юлия Геворкян:

Конечно.

Араш Какван:

Вы улучшаете условия даже приема пищи.

Юлия Геворкян:

Конечно.

Араш Какван:

И Вы сами поймете, почувствуете разницу. У нас есть очень, так скажем, взрослые пациенты, которые даже на нас жалуются: «Почему Вы нам не делаете несъемное протезирование на импланты?» Но уже, в самом деле, медицинские условия не те. Если нет на одной челюсти вообще зубов, технологии позволяют делать несъемный протез. Мостовидный протез на 4 имплантах можно делать спокойно, и этот протез носят очень хорошо.

Юлия Геворкян:

В данном случае пациент испытывает 2 этапа лечения: первый – это имплантация 4 имплантатов.

Араш Какван:

Да, имплантаты у хирурга нашего любимого. И дальше уже завершается все у ортопеда-протезиста.

Юлия Геворкян:

Какие противопоказания все-таки есть, или все-таки их нет? Объясню, почему я спрашиваю. Потому что я прекрасно понимаю, что сейчас на рынке огромное количество систем, которые имплантируют, и есть такие премиум-системы, так скажем, которые не терпят противопоказаний. У меня куча примеров перед глазами, и в семье моей происходили подобные операции. Слава Богу, всегда все заканчивалось очень хорошо. Доктор, что Вы по этому поводу скажете?

Дмитрий Дё:

В продолжение вышесказанного хочу объяснить пациентам, что не нужно бояться дентальной имплантации. Мы все проводим по алгоритму, в первую очередь знакомимся с пациентом, изучаем его потребности, изучаем его анкетные данные, и самое главное – сопутствующие заболевания. Наиболее распространенные – это повышенное давление, гипертоническая болезнь, ишемическая болезнь, эндокринные расстройства, в частности, сахарный диабет. Все эти перечисленные заболевания и прочие заболевания не являются абсолютным противопоказанием.

Юлия Геворкян:

Не являются?

Дмитрий Дё:

Да, я подчеркиваю, не являются, потому что главное в этой ситуации – стабилизация процесса, чтобы сахарный диабет был контролируемый, гипертоническая болезнь была также контролируемая. И поэтому в таких случаях при необходимости мы консультируемся с нашими профильными коллегами. После того, как нам дают разрешение, мы уже планируем нашу операцию. Сама операция дентальной имплантации достаточно простая в плане исполнения, то есть никаких сверхсложностей, сверхпроцедур не требуется. Фактически эта процедура на данный момент является отработанной, она стандартизирована и очень проста в исполнении.

Юлия Геворкян:

Каким образом, больно ли пациенту, больно ли после, как пациент себя чувствует, поподробнее расскажите, пожалуйста, об этом, потому что очень многие люди думают, что имплантация – это какая-то ужасная, страшная операция, потом от нее очень сложно отходить. Развейте миф.

Дмитрий Дё:

Операция дентальная имплантация или установка имплантата – искусственного корня, который состоит из титана, проводится в обычных амбулаторных, то есть поликлинических условиях, для этого не требуется стационар, не требуется госпитализация. Основным критерием являются, естественно, показания и диагностика – то, о чем мы раньше говорили. Когда пациент последовательно проходит все эти манипуляции, мы его назначаем на эту операцию. Она проводится под местной анестезией, то есть обычный обезболивающий местный анестетик используется, такой же, как и при лечении зубов у доктора-терапевта, у стоматолога.

Дентальная имплантация, или установка имплантата – искусственного корня, который состоит из титана, проводится в обычных поликлинических условиях, для этого не требуется стационар, не требуется госпитализация.

Юлия Геворкян:

По большому счету, операция по имплантации по своей сложности, в общем-то, не отличается от удаления зубов?

Араш Какван:

Я сказал бы, что это гораздо проще, чем удаление зуба, потому что доктор до имплантации очень углубленно изучал условия челюсти, где он будет устанавливать этот имплант. Обычно удаление зуба, особенно если острая боль, происходит не так тщательно и подготовлено. И осложнений после удаления зуба больше, чем от имплантации. Там все настолько хорошо продумано для имплантации, что практически проблем и после, и во время нет.

Юлия Геворкян:

Уважаемые коллеги, еще вот такой у меня есть очень интересный вопрос: пришел человек, неважно, куда он пришел, пришел к специалисту, к доктору за помощью. Человек работает, ему необходимо иметь эстетику, а там предстоит огромная работа, допустим, нет зубов, нужно имплантировать, нужно протезировать. Как быстро можно оказать пациенту помощь, чтобы пациенту было комфортно?

Араш Какван:

Обычно если потеря зубов или удаленных зубов очень много, есть несколько методик. Часто мы сразу, практически это единственный вариант, когда мы используем съемные или частичные съемные протезы как временные протезы.

Юлия Геворкян:

Как временную конструкцию?

Араш Какван:

Как временную конструкцию, да. Пациент пришел, мы быстро изготавливаем съемный протез, доктор удаляет и тут же одеваем этот протез, и пациент уходит уже с зубами. Это не так комфортно, потому что после удаления и имплантации остаются раны во рту.

Юлия Геворкян:

Все равно есть небольшой отек, все равно будут травмы слизистой?

Араш Какван:

Естественно, да. После определенного времени мы делаем перебазировку или приспосабливаем этот протез.

Юлия Геворкян:

Что такое перебазировка?

Араш Какван:

Приспособление протеза для более удобного употребления, так скажем, чтобы протез не упал, чтобы протез был зафиксирован.

Юлия Геворкян:

Чтобы десне было комфортно.

Араш Какван:

Да, и пациенту было комфортно. Если у нас имплантов достаточно много, даже если мало, первичная фиксация имплантов на хорошем уровне, и мы можем немедленно можем сделать временные коронки или временные конструкции на эти импланты и отпускать пациента уже с зубами, в течение одного дня.

Юлия Геворкян:

То есть пациент не испытывает никакого дискомфорта в социуме?

Араш Какван:

Да.

Юлия Геворкян:

Потому что это очень важный момент.

Араш Какван:

Или в крайнем случае, если нет условий, существуют тонкие временные импланты, вокруг них костной интеграции не происходит, и можно на них делать временные конструкции, временные зубы, попроще сказать, или какие-то временные коронки.

Существуют тонкие временные импланты, вокруг них костной интеграции не происходит, и можно на них делать временные конструкции.

Юлия Геворкян:

Дмитрий Анатольевич, Араш Мансурович, такой вопрос у меня к вам: бывают такие случаи, когда имплантат отторгается. Бывают же такие случаи вообще в медицине?

Араш Какван:

Дмитрий Анатольевич, Вы такое помните?

Юлия Геворкян:

Нет, я сейчас говорю не про компанию «Мастердент», потому что мы используем премиум-систему по той простой причине, что они не имеют противопоказаний и отторжений нет. Я сейчас говорю в целом. Существует множество систем имплантации, которые потом вызывают осложнения. Что делать в этом случае пациенту? Вот пациент, допустим, обратился в какую-то клинику, ему назначили данную манипуляцию. Прошла имплантация. Через 2 – 3 месяца или через какое-то время отторжение имплантов. Что происходит с пациентом, что происходит с костью пациента, главное – что делать в этом случае и какие могут быть последствия?

Дмитрий Дё:

Здесь большая статистика касательно нашей клиники «Мастердент» на Кутузовском. Мы в единичных случаях удаляем имплантаты. Это официально зафиксировано, и каждый год мы проводим отчет. У нас есть программа управления клиникой, и по данным этой программы практически меньше одного процента. То есть за год у нас, если мы устанавливаем более 1000 имплантатов, менее 1%. Я думаю, это достаточно впечатляющая цифра. Но мы сейчас говорим об общей тенденции и общих алгоритмах. То есть, опять же, в первую очередь всегда алгоритмы. Если установили имплантат, и он не интегрировался, не прижился, тогда здесь никаких абсолютно нет сложностей для реимплантации, то есть для повторной установки имплантата.

Мы вначале удаляем этот имплантат, определенный период ожидания, обычно это 2 – 3 месяца, и повторная установка имплантата. Если в ходе первой операции произошла большая потеря костной ткани вокруг имплантата, то в ходе удаления мы заполняем этот дефект костным материалом искусственным, синтетическим, это уже по ситуации, по клинической картине доктор определяет, для того чтобы ускорить процесс созревания собственной кости. И через 3 месяца повторная установка. В таких случаях мы говорим, что успех гарантирован, и нет никаких оснований для того, чтобы переживать пациенту.

Юлия Геворкян:

Пациенту, кто столкнулся с такой проблемой, и, допустим, происходит реимплантация, устанавливается имплантат той же системы, что был установлен изначально, или можно установить имплантат уже другой системы и другого производителя?

Дмитрий Дё:

Здесь я хочу донести аудитории одну простую мысль: здесь речь идет, конечно, не о самом имплантате, а о той последовательности, той методике, которая была проведена ранее. Как правило, имплантат не интегрируется вследствие наличия инфекции вокруг костной ткани или в полости рта. То есть если инфекционных очагов нет, то в 99% случаев имплантаты интегрируются.

Если инфекционных очагов нет, то в 99% случаев имплантаты интегрируются.

Юлия Геворкян:

Интегрируются – приживаются?

Дмитрий Дё:

Приживаются, да, как я уже ранее сказал. Но премиальные системы имеют преимущество в том, что сроки образования этой жесткой связи между костью и имплантатом чуть меньше, то есть обычно это 2 – 3 недели и уже можно, в принципе, использовать временное протезирование. И наша задача сейчас заключается в том…

Юлия Геворкян:

Дмитрий Анатольевич, получается, что если мы имплантируем на премиум-системе, через 2 – 3 недели мы уже даем нагрузку временными конструкциями, пациент уходит на определенное время, по возвращению мы уже ему протезируем окончательно несъемной конструкцией. То есть эстетика соблюдается, уже практически через 2 – 3 недели пациент с красивой улыбкой.

Дмитрий Дё:

Здесь можно я все-таки закончу свою мысль? Дело в том, что 2 – 3 недели – это вообще считается самый минимальный период, когда мы можем устанавливать временные коронки, и этим занимается у нас Араш Мансурович. Мы просто сейчас говорим о том, чтобы пациенту меньше испытывать дискомфорт, меньше испытывать вот эти неудобства, которые связаны с потерей зуба, и, соответственно, в кратчайшие сроки стараемся изготавливать коронки. Зачастую это даже происходит после операции, то есть мы устанавливаем имплантат, потом я передаю пациента Араш Мансуровичу, и доктор устанавливает коронки.

Но если говорить о премиальных системах и обычных системах, то есть дентальных имплантатах, то преимущества именно в этом – в небольшом, сокращенном сроке. То есть минимальные сроки, которые сейчас общепризнаны, – это 3 недели, и после этого можно уже спокойно ставить временные коронки. Поэтому в каждом случае мы выбираем индивидуально адаптированный и абсолютно безопасный путь.

Юлия Геворкян:

Индивидуальный метод для каждого пациента?

Дмитрий Дё:

Да. Здесь как раз речь идет о командном подходе, потому что пациент приходит не за каким-то премиум-имплантатом, не за костной пластикой, ему нужна в конечном итоге красивая улыбка.

Юлия Геворкян:

Он приходит за здоровьем, пациент приходит за здоровьем, правильно?

Араш Какван:

Да.

Дмитрий Дё:

Все верно. И в первую очередь здесь самая главная, основная задача ортопеда – это спланировать все правильно, указать хирургу, где нужно устанавливать имплантаты, сколько имплантатов, и, соответственно, какой метод мы выбираем.

Юлия Геворкян:

То есть все расчеты, как распределить имплантаты, какие коронки и так далее – это все полностью отталкивается от ортопеда, от Вас?

Араш Какван:

У нас идет комплексная консультация, как ранее Дмитрий Анатольевич сказал, мы пациента, у которого есть показания к имплантации, консультируем: врач-ортопед, хирург и терапевт, и решаем.

Юлия Геворкян:

Какова роль терапевта в данной консультации?

Араш Какван:

Терапевт, как Дмитрий Анатольевич сказал, – это доктор, который сохраняет зуб, то есть он дает совет, последнее слово, что да, этот зуб ненадежен.

Юлия Геворкян:

То есть доктор-терапевт занимается лечением зуба?

Араш Какван:

Совершенно правильно, да.

Юлия Геворкян:

Если хирург оперирует, ортопед протезирует, то терапевт занимается лечением?

Араш Какван:

Лечением. Если лечение этого зуба ненадежно, и мы не можем дать гарантию на этот зуб, мы без гарантии не работаем, так, что: «Давайте посмотрим, как получится» – этим мы не занимаемся, потому что пациента, который приходит на лечение, надо понять. Для него садиться в кресло стоматолога – это уже стресс. Он приходит к нам и доверяет нам свое здоровье, он будет на это тратить немаленькие деньги наверняка. И еще пациенту скажут: «Давайте попробуем, возможно или нет». Мы не имеем права. Мы должны обосновать и сказать, что есть сомнительное лечение, которым мы не занимаемся, и есть твердое гарантированное лечение: «Условия Ваши, Ваш вариант – это имплантация в таком-то количестве». У каждого пациента бывают свои истории.

Юлия Геворкян:

Все индивидуально, конечно.

Араш Какван:

Индивидуально, да. Поэтому мы составляем на основании компьютерной томографии трехмерный снимок, ранее мы снимаем слепки, моделируем полости рта, на основе компьютерной томографии выбираем место импланта и количество этих имплантов.

Мы составляем на основании компьютерной томографии трехмерный снимок, ранее мы снимаем слепки, моделируем полости рта, на основе компьютерной томографии выбираем место импланта и количество этих имплантов.

Юлия Геворкян:

Расскажите, пожалуйста, про шаблон.

Араш Какван:

Шаблон – это бывает, что пациенты совсем без зубов, даже если один зуб, но наш хирург настолько профессиональный, что он даже, мне кажется, трехмерно видит костную ткань. Но есть моменты, когда мы делаем шаблон, и шаблон показывает правильное направление ввода и установки импланта на основании трехмерного снимка. Там видны все анатомические особенности, которые в данный момент в данном месте, куда будет устанавливаться имплант, все эти параметры изучаются, и четко, до десятков миллиметров дает нам местоположение установки импланта, который будет по оси собственных зубов, корни зубов. Мы эти данные отправляем в лабораторию, лаборатория нам дает шаблон, это как подсказка, такое повторение.

Юлия Геворкян:

То есть это помогает…

Араш Какван:

Да, это помогает уже даже больше, чем на 100% установить правильно.

Юлия Геворкян:

А если пациент хочет изначально увидеть, как будет выглядеть его улыбка?

Араш Какван:

У нас есть моделировка на экране, мы можем показывать будущее, мы фотографируем пациента.

Юлия Геворкян:

То есть пациент может увидеть свою улыбку заранее, как это будет выглядеть на окончательном этапе лечения?

Араш Какван:

Заранее свою улыбку, да.

Юлия Геворкян:

Каким образом это делается?

Араш Какван:

Есть разные способы. Самый простой вариант – это мы всегда фотографируем своих пациентов, мы даже ролики снимаем.

Юлия Геворкян:

Ролики снимаете с участием пациентов?

Араш Какван:

Да, пациент разговаривает, потому что в дальнейшем уже включается в нашу работу зуботехническая лаборатория, а там техник, он пациента не видит, он должен иметь представление, как выглядит пациент.

Юлия Геворкян:

Как выглядит пациент именно в жизни, черты лица, я правильно понимаю?

Араш Какван:

Естественно, бывает, черты лица. Есть разные типы лица, и, соответственно, есть разные типы зубов.

Юлия Геворкян:

То есть чтобы правильно подобрать по размеру, по цветовой гамме?

Араш Какван:

По размеру, по цвету, по форме, по возрасту.

Юлия Геворкян:

Можно подойти к этому вопросу с точки зрения искусства и красиво нарисовать будущую улыбку?

Араш Какван:

Да, но в этом участвует техник, потому что я могу использовать очень красивые зубы из фотошопа, но техник сможет ли сделать такие зубы? Поэтому это совместная работа. Основная работа на плечах хирурга, потом ортопеда.

Юлия Геворкян:

То есть хирург делает опоры, а уже внешнюю часть делает ортопед?

Араш Какван:

Да, и мы потом строим, на надежные опоры хирурга делаем, домик строим.

Юлия Геворкян:

Дмитрий Анатольевич, уже прошло лечение, какая профилактика, потому что я прекрасно понимаю, что любое стоматологическое лечение – это эмоциональная нагрузка для любого человека, это и время, это и силы, это ожидания. Как потом сохранить то, что получили?

Дмитрий Дё:

Это очень, я бы сказал, важный, насущный вопрос, потому что складывается парадоксальная ситуация: пациент обращается в клинику за комплексным лечением, проходит сложный этап хирургический, ортопедический, длительный этап, то есть я говорю о том, что это требует и присутствия, в первую очередь, время, и какие-то дополнительные, соответственно, манипуляции, которые мы проходим. Иногда лечение может длиться достаточно долго, несколько месяцев, то есть 5 – 6, до года. Соответственно, после этого пациент счастлив и доволен, он получает то, что хотел.

Юлия Геворкян:

С белоснежной красивой улыбкой.

Дмитрий Дё:

Да, получил функциональную, в первую очередь, и во-вторых, эстетическую, красивую улыбку.

Юлия Геворкян:

Теперь же надо это сохранить.

Дмитрий Дё:

Да, улыбку на миллион. Соответственно, первые полгода, как правило, пациенты соглашаются и охотно посещают клинику. А вот дальше самое интересное. Мы также проводим аналитику, и программы по управлению клиниками нам помогают вести статистику. Через 2 – 3 года, как правило, пациенты просто перестают посещать клиники, в частности, нашу стоматологическую клинику. И для того, чтобы пациента стимулировать, мы постоянно заботимся о том, чтобы они посещали, то есть так называемый профессиональный осмотр.

Юлия Геворкян:

То есть профилактика необходима один раз в полгода?

Араш Какван:

Да, обязательно.

Юлия Геворкян:

Это уже пожизненно?

Араш Какван:

Вы понимаете, по-любому. Но, к сожалению, это не настолько принято в России. Мы все должны раз в полгода ходить к врачу, посмотреть вообще, что у нас внутри происходит, особенно если живет в таком мегаполисе, как Москва.

Юлия Геворкян:

Да, это так должно быть. Но Вы же понимаете, что не все люди это соблюдают.

Араш Какван:

Так должно быть. Но с другой стороны, если Вы приходите, удаляете зубы, оперируете, устанавливаете импланты и потом делаете коронки на импланты, это не такая дешевая работа, это не так сложно, но для пациента это не так часто легко происходит. Вы же должны заботиться о том, что Вы закладывали тогда, Вы сделали такой огромный шаг в своей жизни, сделали импланты.

Юлия Геворкян:

Это нужно сохранить.

Араш Какван:

Это обязательно нужно сохранить. Поэтому существуют разные способы: осмотр, поддержка, и пациент должен знать, что просто зубная щетка – недостаточно.

Юлия Геворкян:

То есть необходим осмотр специалиста, того специалиста, кто отвечает за данную работу, правильно я понимаю?

Араш Какван:

Да.

Юлия Геворкян:

Уважаемые, дорогие мои коллеги, к сожалению, время эфира у нас подходит к концу. Дентальная имплантация – это настолько интересная тема, что мы можем это обсуждать круглосуточно, но, к сожалению, у нас нет уже времени. Уважаемые зрители и слушатели, если у вас остались вопросы, пожалуйста, пишите у нас на сайте, звоните, приезжайте, мы рады ответить на любой ваш вопрос. И мы с вами встретимся теперь через неделю в 18 часов, опять же, в эфире программы «Улыбка на миллион» и будем обсуждать уже иную стоматологическую тему. Но к теме дентальной имплантации мы еще обязательно вернемся, потому что мы обсудили, наверное, одну, может быть, пятую часть из того, что можно было обсудить. Спасибо огромное, спасибо, что были с нами, всего хорошего.

Дмитрий Дё:

Спасибо.