Когда идти к проктологу?

Колопроктология

Тэги: 

Екатерина Крюкова:

Доброе утро, дорогие друзья. Это программа «Онлайн прием», где мы обсуждаем самые разные медицинские проблемы. Я, Екатерина Крюкова, веду ее сегодня. У меня в студии Ефим Харабет – врач-проктолог. Сегодня у нас тема о том, когда нужно идти к проктологу. Ефим, здравствуйте.

Ефим Харабет:

Доброе утро, Катя.

Екатерина Крюкова:

Ефим, если можно, помогите нам разобраться в этом вопросе и для тех, кто в танке, расскажите, пожалуйста, чем вообще занимается проктолог, какое у него поле деятельности.

Ефим Харабет:

Прежде всего, что такое проктология. Проктология – это наука или отрасль медицины, которая занимается лечением и диагностикой заболеваний толстой кишки, в том числе прямой кишки и анального канала. То есть все проблемы, связанные с толстым кишечником, находятся в нашей сфере интересов.

Екатерина Крюкова:

Много проблем в этой области?

Ефим Харабет:

На самом деле проблем очень много, и заболевания толстого кишечника выходят на лидирующие позиции среди вообще всех заболеваний. Поэтому профессия проктолога достаточно распространенная и достаточно востребованная.

Екатерина Крюкова:

Вы давно практикуете?

Ефим Харабет:

Уже больше 15 лет мы занимаемся хирургией и в том числе проктологией.

Екатерина Крюкова:

Не разочаровывались в данной специальности?

Ефим Харабет:

На самом деле, с первого курса института я знал, что я буду хирургом и ни разу еще за этот длительный период не пожалел, что я пошел в медицину, именно в хирургию. И сейчас проктология – это моя любимая специальность.

Екатерина Крюкова:

Скажите, пожалуйста, что нужно знать пациентам, в каких случаях им, собственно, стоит записаться к проктологу, при каких подозрительных звоночках, симптомах?

Ефим Харабет:

Прежде всего, если появляются какие-то симптомы, если появляются какие-то изменения в работе кишечника, в работе прямой кишки, если изменяется вид, характер кала, если появляется кровь, какие-то дискомфортные ощущения в области заднего прохода, обязательно нужно не откладывать, не заниматься самолечением, а обращаться к врачу-проктологу. Помимо этого, есть группа риска, которой несмотря на отсутствие каких-то симптомов тоже необходимо хотя бы раз в год показываться проктологу. Это люди сидячих профессий, сейчас их достаточно много. Это спортсмены, тяжелоатлеты и женщины, беременные и после родов. Да, и еще, помимо этого, в группу риска входят люди с избыточным весом тела и ведущие малоподвижный образ жизни.

Екатерина Крюкова:

А в чем заключается проблематика, почему затрагивает спортсменов, почему тучных людей, как это влияет вообще на их здоровье в этом расширении?

Ефим Харабет:

Это группы риска людей, у которых возможно проявление заболеваний. То есть процент возникновения тех или иных заболеваний толстого кишечника выше, то есть неправильно работает кишечник, пациенты, часто страдающие запорами, нарушен обмен веществ. Это все может приводить к развитию различных заболеваний, скажем, каких-то простых – геморроя, трещин, до сложных и тяжелых, которые могут приводить к летальным исходам, например, онкология.

Екатерина Крюкова:

Смотрите, такой вопрос: прямая кишка и толстая кишка являются частью желудочно-кишечного тракта. Мне всегда было интересно, ведут ли совместный прием, совместную работу гастроэнтерологи и проктологи, поскольку, наверное, то, что мы едим, тоже влияет на наше здоровье по части проктологии. И как питание может нам навредить в этом смысле?

Ефим Харабет:

Говорят же, мы то, что мы едим, и гастроэнтерологи – это наши, наверное, самые близкие партнеры в лечении заболеваний кишечника. То есть проблемой кишечника занимаются, в общем-то, 2 врача – гастроэнтеролог и колопроктолог. Если это какие-то функциональные нарушения, этой проблемой занимаются гастроэнтерологи. Здесь проблема может быть начиная от самих зубов. Не хватает зубов – пищеварение, пережевывание не так, и на разных уровнях проблема может возникать. Желчный пузырь, поджелудочная железа тоже влияют на пищеварение. Если же это какие-то органические нарушения – полипы, язвы, опухоли кишечника, то проблемами кишечника занимаются уже врачи-колопроктологи.

Екатерина Крюкова:

Иначе говоря, нужно начинать всегда сверху рассматривать патологии?

Ефим Харабет:

Ну здесь проблема если возникает, то нужно…

Екатерина Крюкова:

Желудочной перистальтики и так далее?

Ефим Харабет:

Обязательно, нужно обратиться к врачу, будет это или проктолог, или гастроэнтеролог, начать обследование, начать заниматься своим здоровьем, а уже тот или иной врач вас направит в нужное русло.

Екатерина Крюкова:

Вы упомянули о том, что у Ваших пациентов нередки запоры. Как запоры провоцируют заболевания и в чем их опасность, хотя, казалось бы, не серьезная проблема?

Ефим Харабет:

Проблема может быть и достаточно серьезной. То есть если пациенты не могут сходить в туалет неделю, здесь возникает много проблем. Во-первых, это застои в органах малого таза, а во-вторых, это интоксикация. В-третьих, сами процессы дефекации могут приводить к нарушениям слизистой, то есть надрывы слизистой, возникают заболевания, такие как трещины анальные, обостряется геморрой. Так что запоры – это очень серьезная проблема, и ею нужно заниматься, обязательно нужно заниматься.

Екатерина Крюкова:

А как часто нужно в туалет ходить здоровому человеку?

Ефим Харабет:

Нормальная дефекация, нормальный поход в туалет, режим дефекации – это раз в 2 дня, раз в день, 2 раза в день. Все, что выходит за рамки этих показателей, по этому поводу нужно обращаться к врачу.

Екатерина Крюкова:

Хорошо, давайте поговорим тогда о геморрое, наверное. Это первая проблема, которую вспоминают, когда говорится о проктологии.

Ефим Харабет:

Да, действительно, геморрой и проктология иногда отождествляются, то есть проктолог занимается только геморроем. И практически все пациенты, может быть, процентов 80, обращаясь к проктологу, делают сами какие-то выводы: «Доктор, у меня геморрой». Я всегда говорю пациентам: «Геморрой – это диагноз, это я Вам должен сказать, а Вы мне скажите свои жалобы, что Вас беспокоит». Так вот, геморрой – это самое, наверное, распространенное заболевание среди проктологических заболеваний. Оно связано с изменением образа жизни. Сейчас современная молодежь, современные люди постоянно работают, работа у них сидячая, до работы сидя едут, с работы сидя, дома сидя. В общем-то, малоподвижный образ жизни приводит к застою крови в венах прямой кишки, и отсюда развивается заболевание геморрой. Оно достаточно часто протекает бессимптомно. Помните, мы говорили про группы риска, то есть эти пациенты должны хотя бы раз в год показываться врачу, потому что бессимптомное течение геморроя имеет место.

Сейчас современная молодежь, современные люди постоянно работают, работа у них сидячая, до работы сидя едут, с работы сидя, дома сидя. В общем-то, малоподвижный образ жизни приводит к застою крови в венах прямой кишки, и отсюда развивается заболевание геморрой.

Что еще? Симптомы геморроя для пациентов нужно рассказать, для наших слушателей, которые могут насторожить. Самый распространенный симптом – это кровотечение, то есть выделение крови из прямой кишки чаще всего заставляет идти пациента к врачу. Помимо этого, могут быть различные дискомфорты, то есть просто дискомфорт, зуд, жжение, вплоть до боли. На поздних стадиях может выпадать геморрой, геморроидальные узлы могут выпадать. Что еще? Наверное, появление каких-либо болезненных образований. Это, скажем, острый геморрой или тромбоз наружного геморроидального узла. То есть с этими проблемами обязательно нужно показываться врачу.

Еще такой важный момент: пациенты думают, что у них геморрой и начинают заниматься самолечением, затягивают, приходят к врачу, а под этой маской скрываются другие заболевания, более серьезные и более опасные. Поэтому призываю всех, не занимайтесь самолечением, а обязательно обращайтесь к специалисту. Сейчас проктологов достаточное количество, всегда можно найти рядом с домом или любого устраивающего тебя проктолога, интернет Вам в помощь, но не занимайтесь самолечением, обратитесь. Это не так страшно, как кажется, во-первых. Во-вторых, многие стесняются прийти. Но, как говорится, стыдных болезней не бывает. Если это так, если это беспокоит Вас, обязательно обращайтесь. Всегда болезнь легче вылечить, предотвратить на ранних стадиях, нежели потом исправлять последствия запущенного того же геморроя, того же заболевания.

Екатерина Крюкова:

А как проктолог для себя определяет, какими методами, перед ним геморрой или, как Вы говорите, более грозные заболевания, о которых пациент не знает?

Ефим Харабет:

Немножечко расскажу тогда о приеме проктолога, чтобы никто не переживал, чтобы никто не боялся. Как любой прием врача, пациент обращается, рассказывает свои жалобы, врач задает какие-то наводящие вопросы, уточняющие вопросы. То есть происходит сначала беседа. После этого происходит внешний осмотр, потом, собственно, если у доктора есть какие-то сомнения, подозрения, то тогда проводится уже и исследование, выбирается метод исследования. Это или аноскопия, или ректороманоскопия, в каких-то случаях назначается колоноскопия. Это все проходит достаточно комфортно, достаточно быстро, и обычно прием укладывается в 30 минут, после чего есть какая-то предварительная картина заболевания. Если нужно что-то, дополнительные анализы или дополнительные методы исследования, это все обсуждается с пациентом.

Екатерина Крюкова:

А в каких случаях, как Вы говорите, мы отправляем пациента на колоноскопию, и как к ней готовиться, многие интересуются.

Ефим Харабет:

Давайте так, я очень часто встречаю пациентов, которые приходят и говорят: «Доктор, мы готовились». Готовятся, скажем, не совсем правильно. На прием к проктологу – вот этот момент хотелось бы осветить –пациент готовится следующим образом: за день, за 2 до приема исключает – так называемая бесшлаковая диета – бобы, исключает клетчатку, питается белками. Чай, кофе тоже не рекомендуется. Накануне исследования делается или очистительная клизма, или сейчас есть препараты для подготовки кишечника, микролакс, любые препараты, которые позволяют готовиться, но не принимают слабительных.

Здесь еще нужно оговориться: если пациента беспокоит боль, если пациента беспокоит кровотечение, то готовиться к осмотру не нужно, врач посмотрит, внешне оценит, если нужно, назначит какие-то препараты, которые снимают острую фазу заболевания и на следующем визите проведет исследование. Если нужно будет провести исследование на приеме, то теми же препаратами можно подготовиться буквально за 10–15 минут, этого будет достаточно.

Если пациента беспокоит боль, если пациента беспокоит кровотечение, то готовиться к осмотру не нужно, врач посмотрит, внешне оценит, если нужно, назначит какие-то препараты, которые снимают острую фазу заболевания и на следующем визите проведет исследование.

Колоноскопия – это эндоскопическое исследование кишечника, всего толстого кишечника, здесь более серьезная подготовка. Здесь необходимо пациенту готовиться слабительными препаратами, их достаточное количество, врач определяет состояние пациента и назначает тот или иной слабительный препарат. Но это все обсуждается на приеме. Поэтому не нужно забивать голову, просто появились проблемы – приходите, обсудим и назначим.

Екатерина Крюкова:

Но при каких подозрениях Вы все-таки назначаете процедуру?

Ефим Харабет:

Колоноскопия назначается в следующих случаях: если есть какая-то кишечная симптоматика, изменение формы кала, изменение его консистенции, кишечник ни с того, ни с сего стал по-другому работать, какие-то вздутия в кишечнике – это первое. Второе – возраст. По некоторым данным, рекомендуют делать колоноскопию после 40 лет, по некоторым после 50. Есть еще такой момент, что онкология может передаваться по наследству. И такая ситуация, что если у кого-то из родителей нашли онкологию, то от этого возраста, в котором нашли онкологию, дети должны делать колоноскопия на 10 лет раньше. Скажем, если в 50 лет у кого-то нашли онкологию, то дети должны сделать колоноскопию в 40 лет. Понятно, да? Если были в анамнезе какие-то заболевания кишечника типа полипы, колиты и так далее, в этих случаях мы назначаем колоноскопию. Если клиника не совсем укладывается в картину геморроя или трещины, обязательно назначается колоноскопия.

Екатерина Крюкова:

Присутствуют болезненные ощущения при всех перечисленных диагностических процедурах, и если есть, то как их избежать?

Ефим Харабет:

Ну смотрите, начнем по порядку, от простого к сложному. То есть внешний осмотр проктолога – это абсолютно безболезненная процедура. Существуют 3 основных положения пациента при проведении осмотра проктолога: это лежа в гинекологическом кресле, на боку и в коленно-локтевой позе. Выбор зависит, в общем-то, в большей степени от врача, что он хочет. Коленно-локтевая поза – самая удобная для врача, самая удобная для проведения каких-либо исследований. Дальше, следующий идет пальцевой осмотр. Это обязательный этап обследования пациента, на котором мы, в общем-то, многое можем уже понять, то есть как работает сфинктер, нет ли каких-либо органических изменений в анальном канале, в ампуле прямой кишки.

Следующий по сложности, в общем-то, это аноскопия. Это достаточно комфортный метод исследования, пациент чувствует легкий дискомфорт, метод, с помощью которого зрительно, визуально осматривается анальный канал, слизистая начальных отделов прямой кишки, около 10 сантиметров. Следующий по сложности – метод ректороманоскопии, когда осматривается вся прямая кишка и часть сигмавидной кишки, 20–25 сантиметров. Проводится жестким железным эндоскопом, пациенты чувствуют дискомфорт достаточно легкий и позывы на дефекацию. В принципе, исследование проводится в течение минуты, и это достаточно легко выдержать.

Колоноскопия немножко обособлена от этих методов исследования. Ею занимаются врачи-эндоскописты, и к этому исследованию нужно подготовиться. Как мы уже говорили, накануне бесшлаковая диета плюс прием слабительных препаратов. В день исследования пациент приходит, и выполняется процедура колоноскопии. Что пациент ощущает? Если не было никаких полосных операций, если не было никаких спаечных процессов в животе, то она достаточно комфортна, многие ее спокойно переносят. Исследование проводится, раздувается часть кишки и проводится осмотр слизистой. Это как раз самое неприятное ощущение, которое испытывает пациент, чувство вздутия живота. Если есть спаечки, если были полосные операции, то это может причинить некоторые болевые ощущения. Если это так, если пациент волнуется, сейчас достаточно распространенная практика выполнения колоноскопии под внутривенной анестезией. Анестезиолог дает внутривенный наркоз, пациент засыпает и просыпается уже с заключением на руках. Наркоз, внутривенная анестезия достаточно безопасная, анестезиологи говорят, что через 2 часа можно уже управлять транспортным средством. Поэтому бояться этого не нужно.

Если пациент волнуется, сейчас достаточно распространенная практика выполнения колоноскопии под внутривенной анестезией.

Екатерина Крюкова:

А после процедуры сохраняются какие-то болевые ощущения?

Ефим Харабет:

После процедуры, когда извлекается эндоскоп, врачи-эндоскописты, собственно, весь воздух, которым расширяют кишечник, эвакуируют, и после исследования пациенты, в общем-то, просто хотят кушать, потому что 2 – 3 дня до исследования бесшлаковая диета, и накануне они ничего не ели и не пили.

Екатерина Крюкова:

А что самое грозное, что можно найти во время колоноскопии?

Ефим Харабет:

Все боятся рака, и, в принципе, правильно делают. Это самое, наверное, сейчас опасное, самое сложное заболевание, которое можно найти при колоноскопии. Также есть не менее сложные и опасные заболевания, как воспалительные заболевания кишечника. Это такая группа заболеваний, как неспецифический язвенный колит, болезнь Крона. В общем-то, это тоже серьезные заболевания, которые требуют длительного, сложного лечения.

Екатерина Крюкова:

Даже лечению они не до конца поддаются.

Ефим Харабет:

Не до конца поддаются, но задача врачей – добиться хорошей ремиссии.

Екатерина Крюкова:

Хорошо. Что касается анальных трещин, что это такое и как они появляются?

Ефим Харабет:

Анальные трещины, собственно, это разрыв. Дефект, травма слизистой анального канала. Это возникает в тех случаях, когда пациент страдает запорами, когда анальный канал раскрывается шире, чем нужно, и слизистая не выдерживает, надрывается. И это бывает, когда пациенты, наоборот, страдают поносами, то есть идет нагрузка на сфинктер, нагрузка на слизистую, у слизистой эластичность тоже теряется, и она надрывается. Это основные, наверное. Плюс сейчас есть особые категории наших граждан, которые механически тоже могут повредить себе слизистую анального канала.

Екатерина Крюкова:

Давайте поговорим о лечении. Опять же, начнем сначала, что касается геморроя, какие сейчас методы существуют, исходя из стадии заболевания, мы будем об этом говорить?

Ефим Харабет:

Конечно. Смотрите, я всем нашим пациентам начинаю говорить так, что существует 3 группы методов лечения. Первая – это консервативные методы лечения – свечи, таблетки, мази. Когда мы их назначаем? Мы их назначаем в тех случаях, когда у пациента есть обострение заболевания, когда есть проявления симптомов и так далее. Но консервативные методы не избавляют от геморроя радикально, то есть не избавляют от геморроя навсегда. Они лечат, устраняют только последствия геморроя.

Консервативные методы не избавляют от геморроя радикально, то есть не избавляют от геморроя навсегда. Они лечат, устраняют только последствия геморроя.

Мы их назначаем в каких случаях? В тех случаях, когда геморрой на начальных стадиях: первая, вторая стадия. Или пациенты приходят с бессимптомным геморроем, мы выявляем эту проблему и говорим: «Вы знаете, у Вас геморрой на начальных стадиях. В принципе, консервативно можно не лечить, но нужно поменять образ жизни, нужно поменять характер кала, и этого будет достаточно в Вашем случае. Если проблемы будут повторяться, обращайтесь, будем смотреть».

Есть группа малоинвазивных методов лечения, то есть воздействие уже непосредственно на геморроидальную ткань – всевозможная склеротерапия, когда вводится склерозирующий препарат в геморроидальный узел, он слипается, инфракрасная фотокоагуляция, латексное лигирование. Ну вот это основные, наверное, методы.

Екатерина Крюкова:

А в чем заключаются вообще эти методы, как они помогают, какой наиболее сильный, может быть, или все по показаниям?

Ефим Харабет:

Да, тут вот именно так и нужно говорить. Склерозирование, я уже рассказал, введение склерозирующего препарата в геморроидальную ткань, вызывает слипание. Это делается на первой, ну на второй стадии тоже делается. Эффективность достигается где-то на год – 2.

Екатерина Крюкова:

А почему не насовсем?

Ефим Харабет:

Потому что проблема в геморроидальных артериях, которые вызывают расширение, собственно, сплетений, и они остаются нетронутыми. Уходит только симптоматика. Есть инфракрасная фотокоагуляция. Это метод воздействия инфракрасным излучением, вызывается некий ожог геморроидальной ткани, и симптомы, когда просто подкравливает, просто несколько капель крови выделяется из прямой кишки, этот метод как раз лечит. Но тоже эффективность его достигается на год, на 2 максимум.

Из этой группы отличается латексное лигирование. Суть методики в том, что на геморроидальный узел, на основание его надевается латексное кольцо, оно как бы передавливает его, и узел потихонечку отмирает, отпадает, и колечко уходит следом. Все эти методы не требуют никакой анестезии, они могут выполниться прямо на приеме, но делаются в несколько этапов. Нельзя сделать сразу все геморроидальные узлы, обработать за один прием.

Екатерина Крюкова:

А можно поподробнее про отпадающее колечко, когда и где оно отпадает и как с ним ходить, не очень понятно.

Ефим Харабет:

Я понял. После всех этих малоинвазивных методов пациент чувствует легкий дискомфорт, позывы в туалет, в некоторых случаях это дискомфорт, так скажем…

Екатерина Крюкова:

А латексное лигирование как проходит, оно проходит на приеме, процедура?

Ефим Харабет:

Это прямо на приеме, это процедура.

Екатерина Крюкова:

Потом это колечко удаляется прямо там же, или человек с ним домой отправляется?

Ефим Харабет:

Отправляется домой.

Екатерина Крюкова:

А как с этим колечком жить?

Ефим Харабет:

Ну смотрите, через неделю, дней 10 геморроидальный узел отпадает, и следом за ним отпадает колечко. Там будет небольшая площадочка отторжения, которая заживет в ближайшие недели 2.

Екатерина Крюкова:

А как в туалет при этом ходят?

Ефим Харабет:

Это колечко на стенке, оно никаким образом не сужает просвет прямой кишки, и пациент спокойно ходит в туалет, делает все свои дела.

Екатерина Крюкова:

То есть ты появляешься на приеме, врач выполняет латексное лигирование, через неделю отпадает, и мы встречаемся снова?

Ефим Харабет:

Да, и мы выполняем следующий этап.

Екатерина Крюкова:

А следующий этап в чем будет заключаться?

Ефим Харабет:

То же самое, то есть надо каждый узел.

Екатерина Крюкова:

Несколько приемов?

Ефим Харабет:

Да, у нас в анальном канале несколько геморроидальных узлов.

Екатерина Крюкова:

А сколько их обычно?

Ефим Харабет:

Чаще всего 3. Бывают дополнительные узлы или какой-то из узлов больше остальных. Тогда 3–4 процедуры латексного лигирования, также 3–4 процедуры склерозирования или инфракрасной фотокоагуляции делается. Что чувствует пациент? День - 2 дискомфорт, потом все адаптируется, и пациент ходит, абсолютно ничего не ощущая. Как выходит узел, как выходит латексное кольцо, он в большинстве своем даже не замечает этого. Ну это группа таких малоинвазивных методов.

Екатерина Крюкова:

Но Вы выделили лигирование в отдельный столбик.

Ефим Харабет:

Потому что этот метод…

Екатерина Крюкова:

Наиболее надежен?

Ефим Харабет:

Этот метод эффективен на 3–5 лет. То есть через 5 лет у 80% пациентов возникает рецидив. То есть мы, в принципе, обсуждаем этот момент, говорим о том, что метод хороший, метод прост, метод безопасен, но метод не радикален. Многие пациенты сейчас, современные, образ жизни такой, что они не могут отвлекаться на свое здоровье, заниматься длительное время и поэтому выбирают эту методику. Это не говорит о том, что потом мы не можем ничего другого сделать. Если проблема возникает, мы можем или повторить эти же процедуры, или, может быть, пациент созреет к более серьезным методам лечения.

И существует третья группа методов лечения – это оперативные, операции. Что мы делаем? Сейчас, скажем, от простого к сложному, есть методы, которые занимаются лечением геморроя без разрезов. Это современные методы, они достаточно легко и комфортно переносятся, то есть они на себя взяли все плюсы малоинвазивных методов и все плюсы операций. Они радикальны, как операции, но безболезненны, как малоинвазивные методы. Это дезартеризация.

Современные методы достаточно легко и комфортно переносятся, то есть они на себя взяли все плюсы малоинвазивных методов и все плюсы операций. Они радикальны, как операции, но безболезненны, как малоинвазивные методы.

Что это такое? Это с помощью ультразвука находятся геморроидальные артерии, непосредственная причина развития геморроя, и они просто прошиваются и перевязываются, то есть нет разрезов, нет никаких выделений крови. Метод заключается просто в устранении излишнего кровяного давления. Кровь перераспределяется, кровоснабжение в этой области сохраняется на прежнем уровне, но геморроидальные узлы уже распадаются и больше не беспокоят пациентов. Процент рецидивов небольшой, он соизмерим с процентом рецидивов при геморроидэктомии. Геморроидэктомию мы тоже рекомендуем нашим пациентам.

К сожалению, у нас в России пациенты часто обращаются с запущенным геморроем четвертой стадии, когда все предыдущие методы лечения, которые я озвучил, уже не эффективны, когда приходится констатировать о том, что: «Вы знаете, мы Вам сможем помочь только операцией геморроидэктомии». Тогда да, тогда это серьезное вмешательство, тогда удаляются геморроидальные узлы, и это достаточно длительный и болезненный послеоперационный период. Но приходится иногда это делать, поскольку ничего другого уже пациенту не поможет.

Екатерина Крюкова:

А в чем будет заключаться реабилитация, и сколько придется провести в больничных стенах пациенту?

Ефим Харабет:

В зависимости от клиники пациент может находиться от суток до недели после операции геморроидэктомии, если мы это дело обсуждаем, потому что дезартеризация – это метод амбулаторный и, в принципе, делается в условиях дневного стационара, точно так же, как колоноскопия, под наркозом. То есть врач-анестезиолог дает наркоз, пациент засыпает, нам по времени нужно 15–20 минут, и после этого пациент просыпается, 2–3 часа мы наблюдаем за ним и отпускаем домой.

Сама, собственно, геморроидэктомия, там более серьезная анестезия, это спинальная анестезия, когда в поясницу делается укольчик, пациенты не переживают, это достаточно комфортная и безопасная анестезия. Пациент абсолютно ничего не чувствует, и мы выполняем удаление геморроидальных узлов. Здесь мы должны наблюдать за пациентом минимум сутки. Во-первых, сама анестезия, во-вторых, в ранний послеоперационный период мы стараемся смотреть за нашими пациентами. А дальше, в принципе, по желанию. То есть пациент в наших клиниках может день побыть, 2 побыть, 3 побыть и так далее. Государственная медицина все-таки более консервативная и пациентов держат минимум трое суток, бывает и до недели. Поэтому если Вы решили заниматься оперативным лечением геморроя, выберите клинику, какая Вас устраивает.

Екатерина Крюкова:

Последние 2 метода избавляют от геморроя навсегда?

Ефим Харабет:

Да. Скажем, около 10% рецидивов после дезартеризации, после геморроидэктомии, в принципе, это позволяет говорить о том, что метод радикальный.

Около 10% рецидивов после дезартеризации, после геморроидэктомии, в принципе, это позволяет говорить о том, что метод радикальный.

Екатерина Крюкова:

То есть если человек будет продолжать страдать запорами или таскать гантели на себе, то возможно повторение?

Ефим Харабет:

После месяца – полутора от нашего вмешательства мы пациенту разрешаем уже возвращаться к прежнему образу жизни. То есть если он занимается спортом, таскает гантели, то ради Бога, пускай занимается. Ну, запоры – это такое состояние, которое нужно лечить, которым нужно заниматься независимо от того, делались какие-то вмешательства или не делались.

Екатерина Крюкова:

Смотрите, что касаемо дезартеризации, я так понимаю, там выключают артерии, туда не поступает кровь вокруг анального кольца?

Ефим Харабет:

Да.

Екатерина Крюкова:

Это как-то отражается на жизни, это не вредно вообще?

Ефим Харабет:

Нет, это не вредно.

Екатерина Крюкова:

Было задумано вроде природой, что там кровь.

Ефим Харабет:

Ну тогда надо вернуться к тому, для чего вообще нужны геморроидальные сплетения и геморроидальные узлы, то есть мы с ними рождаемся, они есть у нас у всех. Это как орган, то есть геморроидальные сплетения. Они отчасти выполняют запирательную функцию, герметизацию анального канала. Но наш образ жизни приводит к тому, что из них формируются узлы, и они уже начинают беспокоить пациентов.

Перевязка артерий селективная. Мы перевязываем только геморроидальные артерии, после чего возникает уменьшение геморроидальных узлов. Но кровь перераспределяется через капилляры, это же не сантехника, где мы перекрыли кран, и, собственно, подача крови прекратилась. Кровь перераспределяется, объем крови точно такой же. Анальный канал, слизистая, они кровоснабжаются в прежнем объеме. Поэтому ничего страшного в том, что мы перевязываем геморроидальные артерии, абсолютно нет.

Екатерина Крюкова:

Пациенты, насколько я понимаю, переживают о том, что не смогут удерживать кал, например, после операции. Может быть, еще какие-то страхи существуют, насколько они оправданы, часто ли бывают осложнения такого порядка?

Ефим Харабет:

Таких осложнений крайне мало. Если Вы обращаетесь к специалисту, если Вы обращаетесь к проктологу, то любое оперативное вмешательство, даже геморроидэктомия, не может вызвать таких осложнений, как недержание кала, то есть анальную инконтиненцию. Есть проблема анальной трещины, когда ее иссекают и делается сфинктеротомия – небольшой разрез сфинктера, для того чтобы снять повышенный тонус. Но даже в этом случае проблем не будет.

Екатерина Крюкова:

Хорошо, давайте об анальных трещинах поговорим, какие решения существуют для этой проблемы?

Ефим Харабет:

Трещины банальные, анальные трещины делятся на, собственно, 2 категории – это острые анальные трещины и хронические анальные трещины. Острая анальная трещина возникает от непосредственно крепкого надрыва. Она характеризуется болью, кровотечением, но края трещины, края дефекта мягкие и эластичные. И в большинстве своем эта проблема лечится консервативно. Устраняется фактор, вызывающий их, чаще всего запоры или поносы, и небольшая медикаментозная поддержка. Слизистая достаточно хорошо регенерирует, и если не мешать, то она может и сама зажить.

Если проблема продолжается, если фактор устранить не получается, вызывающий трещины, то формируется хроническая трещина. Это уже порочный круг, и чаще всего эту проблему решают оперативным путем. Поэтому здесь, опять же, обращаюсь к нашим слушателям: при появлении каких-либо симптомов не тяните и не запускайте. Чаще удается вылечить проблему консервативно без каких-либо вмешательств.

Екатерина Крюкова:

То есть каждый раз, когда проталкивается кал, трещина расширяется, и она не может зажить самостоятельно?

Ефим Харабет:

Да, в общем-то, если запоры продолжают беспокоить, слизистая надрывается, края уже становятся плотными, рубцовыми, и рубец к рубцу прилипнуть, собственно, не может – раз. Во-вторых, повышается тонус сфинктера, повышается из-за боли, из-за боли сфинктер сокращается, и сокращаясь, он передавливает капилляры, капилляры сфинктера, капилляры слизистой, и тканям не хватает питания. Не хватает питания – плохая трофика. Вот этот порочный круг возникает, и его разорвать можно будет только оперативным путем.

Екатерина Крюкова:

То есть это хирургия с анестезией и как-то зашивают, в чем заключается вмешательство?

Ефим Харабет:

Вмешательство заключается в том, что мы устраняем рубцовый дефект, мы устраняем повышенный тонус сфинктера, и, в принципе, на этом все. Анальные трещины не зашиваются, рана заживает вторичным натяжением и эпителизацией.

Екатерина Крюкова:

Тоже реабилитация сложная будет?

Ефим Харабет:

Ну смотрите, все раны в анальном канале из-за специфики, из-за ее расположения, они заживают 4–6 недель. То есть если рана маленькая, то она может быстрее зажить, если большая, вот в эти сроки. Что пациент ощущает? В первую неделю, понятно, после операции может поболеть. Будет отделяемое крови, отделяемое слизи, и как раз в первую неделю нужно активно ухаживать за раной. Мы рекомендуем пациентам лекарственные препараты, перевязочки, повязки мазевые, которые пациенты делают сами, самостоятельно. К нам приходят только на контрольный осмотр раз в 3–4 дня. Вторая неделя – мы уже помогаем ранке зажить, подсушиваем, всевозможные медикаментозные препараты, но уже чаще всего пациенты ходят без салфеток. Третья–четвертая неделя – там уже в автономном режиме заживает рана, ей нужно не мешать, не травмировать ее. В этот момент гигиена, нормализация стула. То есть стул должен быть мягенький. И если все наши рекомендации пациент выполняет, то послеоперационный период проходит достаточно комфортно.

Екатерина Крюкова:

Окей, Ефим, такой вопрос к Вам: у нас онкологи назначают анализ кала на скрытую кровь, чтобы спрофилактировать рак. Если у пациента есть геморрой или анальные трещины, и оттуда выделяется кровь, это не может испортить анализ, или сначала нужно исключить эти проблемы?

Ефим Харабет:

Онкологи – они тоже врачи, они тоже проводят осмотры, если они заподозрили рак кишечника, они тоже проводят осмотр и выявляют проблемы геморроя и анальных трещин. Но кровь транзиторная, кровь от анальных трещин, не влияет на анализ кала. На анализ кала влияют другие моменты. Здесь часто пациенты не соблюдают диету при сдаче анализа на скрытую кровь. То есть любое проявление крови в кале может вызывать вот эту ложно положительную реакцию. То есть пациент должен исключить мясные блюда, препараты железа за 2 дня до анализа кала, и тогда это будет информативный метод исследования. Иногда приходится назначать повторно, объясняя пациенту, что нужно вот так и вот так вести себя.

Екатерина Крюкова:

Хорошо, давайте 2 слова о неспецифическом язвенном колите, болезни Крона. Вы какие-то придумали, как врач, схемы лечения, ведения таких пациентов? Однозначного лекарства нет для них, но облегчить им жизнь можно.

Ефим Харабет:

Всеми воспалительными заболеваниями кишечника чаще занимаются наши гастроэнтерологи. Здесь комплексный подход, то есть выявляется проблема, она стадируется, выставляется, собственно, уровень и в зависимости от этого назначается лечение, вплоть до того, что это нормализация пищеварения, правильное питание, это очень важно. И назначаются медикаменты, вплоть до гормональных препаратов. Скажем, в самых критических случаях, когда не поддается тот же неспецифический язвенный колит лечению, проктологи выполняют удаление всего толстого кишечника.

Екатерина Крюкова:

Вы занимаетесь такими операциями?

Ефим Харабет:

Для этого есть 2–3 клиники, которые занимаются этими проблемами. Это серьезное заболевание, серьезное вмешательство, которое требует обязательно реанимации и длительного ухода за пациентами. Поэтому у нас есть несколько центров, которые занимаются. Мы с ними сотрудничаем, мы направляем таких пациентов в эти клиники.

Екатерина Крюкова:

Благодарю Вас за эфир. Это был Ефим Харабет – врач-проктолог. Я Екатерина Крюкова, будьте здоровы и до свидания.

Ефим Харабет:

Спасибо.