Особенности детской лор-патологии летом. Инородные тела у детей

Оториноларингология

Екатерина Осипенко:

В эфире передача «Оториноларингология с доктором Осипенко». Сегодня мы поговорим об очень интересной проблеме в детской оториноларингологии, это инородные тела, и коснёмся нюансов, связанных с сезонностью возникновения оториноларингологических заболеваний у детей именно летом. В гостях у меня профессор, доктор медицинских наук, отоларинголог, весьма известный специалист не только в детской оториноларингологии, но и в оториноларингологии Российской Федерации вообще Юнусов Аднан Султанович. Спасибо большое, что вы пришли сегодня в разгар рабочего дня и операционного дня. Я знаю, что это болезненное время для вас как для хирурга.

Аднан Юнусов:

Я очень рад с вами ещё раз встретиться, пообщаться. Действительно, вопрос, который мы сегодня поднимаем, очень актуальный, потому что время летнее, все выезжают на отдых, и детям, конечно же, это огромная радость. Но в то же время есть огромные проблемы, которые возникают в связи с этим. В первую очередь, касательно нашего сегодняшнего вопроса, инородные тела. Если мы посмотрим за последние 5 лет, какова ситуация в этом отношении, могу сказать: ежегодно острые заболевания ЛОР-органов у детей по городу Москве до 1500, 11000 – хронические заболевания. Это дети, которые поступают в детские ЛОР-стационары города Москвы. Из этого количества, из почти 13000 детей около 1300 детей – это дети с инородными телами носа. 10 % детей. Это огромнейшее количество

Екатерина Осипенко:

Для того чтобы у каждого в голове зафиксировалось и понималось. Кстати, дети могут быть с насморком, длительным насморком, и никто не ведает, что там действительно инородное тело.

Аднан Юнусов:

Совершенно верно, может быть инородное тело. Фактически, из 1300 детей с инородными телами в полости носа около 10 % – это дети с так называемыми агрессивными, тяжёлыми инородными телами в виде дисковых батареек и элементов питания. Я бы назвал это обратной стороной нашего технического прогресса. Процент именно этих агрессивных инородных тел возрастает у детей летом. Почему летом? Потому что дети, в общем-то, без должного присмотра, как осенью, зимой, когда они в школе, когда они в детском саду под наблюдением. Летом они на природе, на море, на свободе, они не имеют пристального внимания со стороны родителей и так далее, ухаживающего персонала. Поэтому и возрастает процент. Если мы возьмём за 100 % все инородные тела в полости носа за целый год, то на лето приходится 49 %, остальное – по 10-11 % зимой, осенью, весной. Представьте себе, инородные тела бывают летом, практически, в 5 раз чаще.

Екатерина Осипенко:

Всё очень просто: потому что ребёнок без надзора. Это касается детей, естественно, младшего возраста.

Аднан Юнусов:

В основном, это дети в возрасте от 3 до 6 лет. Могу сказать только одно, что интерес к игрушкам технического плана, скажем, машинки и так далее, у мальчиков больше, поэтому и этими проблемами страдают чаще мальчики, дети мужско пола. У девочек другой интерес, они меньше страдают. Что интересно, процент диагностических ошибок при инородных телах в полости носа у детей составляет до 30 %. Их принимают за насморки, как только что вы сказали, за синуситы, за аллергический ринит и так далее. Поэтому, если вы видите, что ребёнок плохо начал дышать, ни с того ни с сего вдруг у него появился насморк, нужно обязательно…

Екатерина Осипенко:

При этом общее состояние удовлетворительное, нет симптомов интоксикации.

Аднан Юнусов:

Смотря, какое инородное тело. Есть инородные тела неорганического плана и органического, то есть пищевые продукты, хлеб и так далее, косточки вишни, сейчас как раз пошла пора. Их мы сейчас часто наблюдаем. При органических инородных телах развитие клиники бурное, сразу насморк, сразу затруднённое дыхание, иногда может быть и субфебрильная температура. Но, к счастью, осложнения от этих инородных тел не такие грозные. Осложнения от неорганических инородных тел типа дисковой батарейки, которые дети засовывают в носик чаще всего, более тяжёлые. В случае неорганических инородных тел первые 10-12 часов мы наблюдаем скудную клинику, но через 40 минут и более пребывания дисковой батареи наступают осложнения. Мы их называем агрессивными инородными телами, они вызывают необратимые изменения: разрушение, дефект перегородки и так далее. У нас недавно был случай, когда ребёнок оказался в реанимации через 12 часов. Не могли понять, в чём дело, гипертермия и так далее. Делаем снимок, и случайная находка: дисковая батарейка. Элемент оказался свежим, новым, то есть ещё зависит от заряда дисковой батареи – новые элементы питания или нет. Это очень серьёзный вопрос.

Через 40 минут пребывания в организме дисковая батарея, элемент питания, вызывает необратимые осложнения, вплоть до уродства и инвалидизации.

Екатерина Осипенко:

Когда инородное тело попадает в нижние дыхательные пути, то может наступить асфиксия, моментальное удушье, или не окончательное перекрытие дыхательных путей, лишь затруднение дыхания. Расскажите, пожалуйста, об этой симптоматике.

Аднан Юнусов:

Самая сложная и самая неприятнейшая во всех отношениях ситуация. Но, если так получилось, то, конечно, время идёт на минуты, не то что на часы – на минуты. Здесь может быть рефлекторная асфиксия, спазм гладкой мускулатуры бронхов. Поэтому убедительная просьба летом к родителям, чтобы они были предельно внимательны, бдительны. Сейчас и вишня пошла, и слива, косточки. Сейчас исключительно непростой момент, я поэтому и хотел на данную тему поговорить, она настолько актуальная.

Екатерина Осипенко:

Наболевшая для вас как для человека, который постоянно с этим работает.

Аднан Юнусов:

Абсолютно верно! 9-я детская больница, все скоропомощные больницы по Москве – редко летом проходит дежурство без инородных тел ЛОР-органов: носа, верхних дыхательных путей или слухового прохода. Хочу ещё раз напомнить родителям: сейчас время летнее, все на дачах, там лес, там хвоя, в слуховой проход заползают клещи. Это очень опасное и грозное явление.

Екатерина Осипенко:

Вы имеете ввиду энцефалитных? Они могут не только укусить, но и заползти?

Аднан Юнусов:

Да, и ребёнок может заболеть. Сегодня мы знаем точно, что по Московской области уже есть подтверждённые случаи наличия, что есть и энцефалитный клещ. Поэтому нужно быть предельно внимательными в этом отношении.

Екатерина Осипенко:

Но не только клещ, может быть любое насекомое. Правда, в этой ситуации, конечно, ребёнок начнёт сразу беспокоиться, жаловаться. Что делать родителям, если так получилось?

Аднан Юнусов:

Ужасное беспокойство, неприятнейшее состояние, вплоть до невероятных реакций. Родителям нужно срочно обращаться в специализированные детские учреждения. Все детские больницы Москвы работают безотказно, бесплатно, в любое время дня и ночи. Дежурный медперсонал работает и готов оказать круглосуточную помощь.

Екатерина Осипенко:

 Потому что это ургентная патология, скоропомощная, если действительно родители поняли, что вдруг с ребёнком что-то начинает происходить, он показывает на ухо, могут быть очень странные реакции, потому что, если насекомое живо, оно ещё топает там – действительно, эффект создаётся жуткий. Но ребёнок не всегда может определённо объяснить, что с ним происходит, может просто показывать на ушко. Каковы действия родителей в этой ситуации? Ведь, многие будут светить, смотреть, кто-то вспомнит, как что-то заливали, клали органические предметы. Чего делать нельзя?

Аднан Юнусов:

Ни в коем случае нельзя самим стараться оттуда всё удалить. Ни в коем случае, повторяю, что бы это ни было, потому что есть особенности анатомического строения и слухового прохода, и носовых ходов. Однозначно, самим нельзя. Если вы, родители, чувствуете, что действительно это насекомое, что бы это ни было, заползло в слуховой проход, можно сделать только одно: закапать масляные капли, чтобы обездвижить, исключить доступ кислорода. И сразу же только в больницу. Самим ни в коем случае нельзя стараться удалять.

Екатерина Осипенко:

Теперь касательно разделения инородных тел на органические и химические. Есть ещё какие-то? Есть ещё механические детальки. Всё мелкое, всё, что угодно.

Аднан Юнусов:

Всё неживое мы относим к неорганическим, а хлеб, и косточки, и в том числе бумагу мы относим к органическим. Родители это должны иметь ввиду. Допустим, если попало инородное тело в виде кусочка хлеба, или поролон, или бумага в носик ребёнку, то буквально через 5-6 часов появится насморк, потом он станет гнойным, потом в дальнейшем появляется запах из носа. Это очень важный диагностический момент. Родители должны понимать, что речь идет не о банальном насморке, рините, что здесь может быть инородное тело. Поэтому обязательно нужно обращаться к врачам.

Екатерина Осипенко:

Это касается Москвы. А как быть всем остальным людям?

Аднан Юнусов:

В любом случае, есть варианты, когда можно и отсморкать инородное тело, если ребёнок умеет сморкаться. Есть методика, так называемая, поцелуй мамы: мама берёт ребёнка и своим поцелуем старается высосать, отсосать из полости носа инородное тело. Но, в любом случае, если попытки неудачны, то остаётся только обращаться к врачам медучреждение, в медицинские стационары.

Екатерина Осипенко:

Можно ли использовать отсосы, которые сейчас используют родители, для того чтобы отсасывать слизь у маленьких детей.

Аднан Юнусов:

Не только можно – необходимо. Обязательно необходимо. Более того, после удаления инородного тела в целях профилактики возможных вторичных осложнений обязательно нужно провести профилактические мероприятия в виде капель в нос. В основном, после удаления органического инородного тела мы рекомендуем протаргол. Это единственный безобидный препарат, который доказал веками свою правомочность и который не имеет никаких побочных действий. Единственный эффективный препарат, который сегодня живёт и существует.

Екатерина Осипенко:

А существует ли он? Насколько он доступен в аптеках?

Аднан Юнусов:

К великому сожалению, родителям становится всё сложнее. Очень мало аптек сегодня его готовит. Я вижу здесь только одну причину – коммерческую. Это дешёвый препарат. Но, поверьте мне, самый эффективный. Да, есть очень удобные формы в виде таблеток, которые нам иногда предлагают, но они не настолько эффективны, как протаргол или колларгол, который нам приготовят.

Екатерина Осипенко:

Не перевелись ещё фармацевты, которые могут это делать.

Аднан Юнусов:

Очень важен другой момент, когда инородное тело неорганическое. Допустим, металлические детали от механизмов, игрушек, конструктора. Здесь, в зависимости от сроков пребывания инородных тел в полости носа, нужны и мазевые аппликации после удаления, чтобы не нарушилась трофика слизистой полости носа. Что такое нос для ребёнка? Это не просто для того чтобы ребёнок дышал. Нос и свободное носовое дыхание для ребёнка – это в первую очередь условие для правильного психофизического развития. Чтобы и мозг развивался, и ребёнок наслаждался жизнью со свободным дыханием. Когда ребёнок не дышит, речь идёт о хроническом кислородном голодании. Это трагедия. Поэтому нужно создать все условия, чтобы ребёнок дышал носиком. Это очень важно, повторяю. Когда мы говорим о свободном носовом дыхании у взрослого, речь идёт о качественном улучшении жизни человека, а когда речь идёт о свободном носовом дыхании ребёнка, то речь о правильном психофизическом развитии ребёнка.

Екатерина Осипенко:

Это закладка всего того, что будет в дальнейшем

Аднан Юнусов:

Конечно. Это очень важный момент. Кроме того, это и рефлексогенная зона. Это орган, при помощи которого мы осязаем, чувствуем и воспринимаем окружающий мир. После зрения идёт обоняние. Я думаю, что не просто так природой сделано, что первая черепно-мозговая пара нервов – это обонятельный нерв, с чего начинается наша жизнь. Сперва мы начинаем ощущать запах, а потом зрение, а потом слух – вот насколько это важно.

Екатерина Осипенко:

Расскажите, пожалуйста, как человек, который руководит длительное время научно-клиническим отделом детской оториноларингологии, какие вообще существуют направления в детской оториноларингологии? Мы сейчас коснулись сезонности, но, если посмотреть на детскую оториноларингологию в принципе?

Аднан Юнусов:

В первую очередь, конечно, речь идёт о местных иммунных факторах. Прежде всего, это касается аденоидных вегетаций, миндалин, то есть кольце Пирогова-Вальдейера. То есть речь идёт о том, с чем ребёнок идёт по жизни.

Нос и свободное носовое дыхание для ребёнка – это, в первую очередь, условие для правильного психофизического развития.

Екатерина Осипенко:

Это серьёзная тема, которая не может не коснуться ни одной семьи, в которой есть маленький ребёнок.

Аднан Юнусов:

Иногда родители спрашивают: у моего ребёнка есть аденоиды? Частый вопрос. Конечно же есть, к счастью для нас всех. Ребёнок рождается с аденоидными вегетациями. Это прекрасно, потому что на долю аденоидных вегетаций выработки секретов иммуноглобулина приходится 70 %. Представьте себе, насколько важен этот иммунокомпетентный орган! Это орган, который защищает верхние дыхательные пути от вирусов. Аденоидные вегетации берут на себя 70 % выработки секреторных иммуноглобулинов. Как можно просто так взять и лишить ребёнка такого органа? Поэтому мы стараемся сегодня максимально щадяще относиться к вопросу удаления аденоидных вегетаций. Да, мы их удаляем, но по строгим показаниям.

Сегодня показания к удалению аденоидов мы стараемся как можно больше сузить. Что это значит? Сегодня мы имеем на вооружении такой диагностический метод, как эндоскопия, золотой стандарт, который позволяет нам вывести на экран и показать родителям, в каком состоянии аденоидные вегетации. Да, если они мешают носовому дыханию, если есть отиты, если есть признаки воспаления в аденоидной вегетации, мы видим гнойный аденоидит – конечно же, мы их удаляем. Но, если как таковых нет перечисленных признаков, то их нужно стараться сохранить. Каким образом? Есть понятие органосохраняющая операция. Мы удаляем только ту часть, которая мешает носовому дыханию, то есть предлежит к хоанам, и только ту часть, которая закрывает устья слуховой трубы, то есть нарушает аэрацию, вентиляцию барабанной полости. Поэтому мы стараемся их максимально сохранить. Точно так же миндалины. Но бывает, что ребёнок ночью храпит, иногда даже есть признаки апноэ, то есть ребёнок перестаёт дышать. В таком случае, конечно, мы удаляем и аденоиды, и частично миндалины. Повторюсь ещё раз: нужно подходить конкретно, индивидуально, таргетно.

Екатерина Осипенко:

У меня складывается иной раз впечатление, что врачи первого звена, поликлинического, пропускают. Понятно, что по определённым причинам: когда у тебя 12 минут на приём ребёнка, плюс ещё, в это же время входит и работа с документацией. Или на детском приёме времени чуть больше отводится?

Аднан Юнусов:

Я хотел бы поблагодарить своих коллег поликлинического звена. Это передовой фронт нашей работы. В непростое для врачей время, когда идёт сокращение кадрового состава, да, они вынуждены направлять в стационары, потому что у них не хватает времени консервативно их всех лечить, нет возможности, физической возможности нет. И пусть направляют, мы разберёмся. Но мы не имеем права ни в коем случае сразу брать ребёнка на хирургическое лечение без того, чтобы попробовать консервативно его вылечить. Если, несмотря на наше проведённое консервативное лечение есть эпизоды, скажем, ангин – да, мы должны удалять миндалины. Если, несмотря на наше проведённое консервативное лечение есть эпизоды обострения хронического аденоидита – да, нужно их удалять. В каждом конкретном случае должен быть индивидуальный подход. Природа зря ничего не создаёт, нужно постараться максимально сохранить.

Екатерина Осипенко:

Обострение аденоидита тоже входит в список сезонных заболеваний, с которыми можно встретиться даже летом. Летом тоже мы можем встретиться с теми или иными вирусами, которые могут вызвать аденоидит у ребёнка. Но вопрос не стоит так остро, как в конце сентября, здесь другие факторы. Какие это факторы?

Аднан Юнусов:

Это, в первую очередь, лето, прекрасное лето. Когда молодые мамы приходят со своими детьми весной, я говорю: давайте, мы подождём. Ребёнку 3-4 годика. Это момент, когда идет максимальный процент удаления аденоидов, 3, 4 года, до 6 лет. Я говорю: «Сейчас будет лето. Летом дети все равно чувствуют себя лучше. Давайте, мы посмотрим осенью. Если осенью будет такая же картина, то мы будем ставить вопрос об удалении аденоидных вегетаций». Осень, зима, весна – пора частых обострений, что тоже не в пользу ребёнка, потому что есть провокации к возникновению и отитов, и синуситов. То есть, лето – самая прекрасная пора во всех отношениях. Если есть возможность – пусть летом ребёнок отдохнёт.

Екатерина Осипенко:

Но тоже нужно придерживаться определённых нюансов, связанных с питанием. Холодные напитки, очень часто лёд в фужерах, и детям тоже дают. Кондиционер в машине, пока ребёнка перевозят, точно так же можно простудиться, заболеть.

Аднан Юнусов:

Вы абсолютно правы. Кондиционер, я считаю, большое зло для детей. Это не естественный, не физиологический холод, скажем так. Это абсолютно нежелательно. Но, к сожалению, в жару приходится включать. Тем не менее, нужно максимально стараться, чтобы дети избегали таких воздействий. В любом случае, летом дети быстро выходят из этого состояния. Нужно дать им возможность максимально набрать витаминов, отдохнуть. Любое хирургическое вмешательство после отдыха ребёнка быстро проходит, период реабилитации, я имею ввиду.

Екатерина Осипенко:

Сокращается по сравнению с тем, как может происходить в другое время.

Аднан Юнусов:

Абсолютно правильно. Поэтому всё должно быть конкретно по показаниям.

Екатерина Осипенко:

Я вспомнила про начало нашей беседы, про инородные тела и про мам. Я присоединяюсь к вашим словам, что родители должны быть насторожены, мамы, прежде всего, должны быть насторожены. Уход за ребёнком — это привилегия матери, женщины. Зачастую, мамы не всегда отдают себе отчёт, что какие-то мелкие вещи, детали не должны находиться в поле зрения ребёнка. Свою деятельность я начинала в Московском областном НИИ им. Владимирского, в ЛОР-клинике. Конечно же, все инородные тела нижних дыхательных путей для поднаркозного удаления из Московской области стекались к нам. Удаляют орех, семечко, и на следующий день во время обхода ты видишь маму, которая опять ест либо семечки, либо арахис, ребёнок находится рядом. Ничему не учит даже такая серьёзнейшая ситуация. Ребёнка спасли в прямом смысле слова, и всё равно мама таким образом продолжает поступать. Конечно, мамы маленьких детей должны быть очень насторожены на предмет того, чтобы в каждой, каждой мелочи видеть инородное тело прежде всего.

Аднан Юнусов:

Вы абсолютно правы. Что касается особенно агрессивных инородных тел, это проблема очень серьёзная. На Западе есть специальные службы для детей, у которых удалили инородные тела в виде дисковых батареек, насколько они сложны. Они получают тяжелейший ожог, который без последствий не уходит, вплоть до уродства, настолько всё прожигает. Перегородка разрушается, внутриносовые структуры разрушаются – не сразу, со временем. Обычно как получается? Приходят в поликлинику, удаляют инородное тело батарейку, и довольны, всё. Удалили, шикарно. Но, на самом деле, через 40 минут, как я сказал ранее, возникают необратимые явления. Тяжелейший ожог, хотя мы смотрим эндоскопом, вроде бы всё на месте – и перегородка, и слизистая, только она гиперемирована. Но к этому больному нужно относиться как к тяжелейшему больному с тяжёлым химическим ожогом.

Екатерина Осипенко:

Воздействие вещества, которое находится в элементе, с одной стороны, даёт местные глобальные разрушения, и всасывается. Соответственно это и местные, и общие повреждения.

Аднан Юнусов:

Вплоть до реанимации. Поэтому должна быть …

Екатерина Осипенко:

…настороженность и доктора, который это сделал.

Аднан Юнусов:

 Очень большая настороженность. Мы в этом плане проводим очень серьёзную работу со всеми своими коллегами, они уже знают. Мы проводим и конференции, и мастер-классы, и на рабочих местах, публикуем материалы. Важно ещё знать, что, помимо косметического дефекта, могут возникнуть проблемы и с кровотечениями, связанными с этим. Причем, очень опасными кровотечениями.

Екатерина Осипенко:

Всё зависит от локализации самого инородного тела. Конечно, для меня, как человека, который работает с гортанью с трахеей, естественно, самое страшное – это попадание туда. К сожалению, такие ситуации бывают, и здесь жуткие последствия. Если ребёнок глотает элемент, то это ожог пищевода, это перфорация, естественно, это глубочайшая инвалидизация. Ожог вызывает в гортани отёк, соответственно стеноз, удушье. Ребёнок начинает задыхаться, его могут не спасти. Здесь и попытка сделать трахеостому, поставить трубку. То есть огромная цепь хирургических мероприятий, если ещё и поняли, в чём дело. Поэтому должны быть насторожены все, прежде всего родители или те люди, которые встречаются в этот момент с ребёнком и понимают, что с ним что-то вдруг начинает происходить непонятное. Если вдруг поняли и вытащили элемент, независимо от всего нужно обратиться к оториноларингологу, обязательно. Не оставляйте это просто так. Обязательно возьмите элемент с собой, принесите и покажите, что именно и куда ребёнок закладывал. Дети пытливые существа.

Аднан Юнусов:

Ребёнок есть ребёнок. Он познаёт мир, ему интересно, поэтому, конечно, у него есть желание всё попробовать на вкус и на запах, засовывать во все свои дырочки. Самое прекрасное, что у нас может быть в жизни, это дети, поэтому нужно за ними наблюдать. Наши действия являются профилактикой многих, многих проблем, которые могут у них возникнуть.

Екатерина Осипенко:

Вы человек, который долго работает, имеет колоссальный опыт. Скажите, отличаются ли современные родители от родителей, которые были лет 15-20 тому назад?

Аднан Юнусов:

Я думаю, что, наверное, мамы у всех одинаковые. В этом великое предназначение всех мам по отношению к своим детям. Я думаю, что во все времена мамы были замечательными, самыми прекрасными и самыми чуткими. Я думаю, что нет, не может быть мама другой ни в какие времена.

Екатерина Осипенко:

Вы являетесь крупнейшим специалистом, мне кажется, вообще основным специалистом по работе с детьми с дефектами перегородки носа. Существует общемировая практика, что даже если есть девиации, изменения перегородки носа, детей до определённого возраста не трогают, не оперируют. Но бывают случаи, не совместимые с нормальным ростом ребёнка, потому что нет носового дыхания. Как прооперировать ребёнка, чтобы, с одной стороны, восстановить ему жизненно важную дыхательную функцию, а с другой стороны, не нанести вред, потому что ребёнок развивается, растёт? Что это за патологии и какие показания к хирургическому вмешательству?

Аднан Юнусов:

Опираясь на почти 40-летний опыт своей работы, я могу сказать: показание к операции может быть только одно – нарушение носового дыхания, возрастного ценза по отношению к реконструктивной операции перегородки носа и внутриносовой структуры детей не должно быть. Да, врач должен иметь и техническую возможность, и опыт операции. Если соблюдать 3 основных канона в детской ринохирургии, то никогда не будет проблем, о которых говорили в течение 100 лет. О какой проблеме речь идет? О том, что может отставать формирование лицевого скелета. Какие это условия?  В хирургии детей не должно быть резекционных операций по типу Киллиана. Всё, что мы убираем оттуда, мы должны моделировать и имплантировать. Каждый возрастной период у детей имеет свои особенные методы хирургии, которые мы разработали, и во всем мире они уже доказали свою правомочность. Это раз. Второе: ни в коем случае не допустимо, чтобы ребёнок после операции оставался без наблюдения. Прооперированных детей мы наблюдаем в течение 2-х лет. Мы должны наблюдать, потому что консолидация хрящевой ткани у детей в зависимости от возраста, в среднем, идёт 2-3 месяца, а консолидация костной ткани чуть больше. Мы наблюдаем этих детей в течение 2-х лет, чтобы посмотреть, как идёт процесс роста и развития, как всё зажило, как восстановилась или не восстановилась основная функция – дыхание. Своевременно проведенная операция на полости носа является операцией профилактики сопутствующих и сопряженных заболеваний ЛОР-органов, потому что нос связан со всеми ЛОР-органами.

Екатерина Осипенко:

Со всеми ЛОР-органами, и благодаря ему происходит нормальный рост всех остальных органов и систем, и прежде всего, нервной.

Аднан Юнусов:

Представьте себе, недавно у меня был ребёнок в возрасте 1,5 года. Ударился о детскую кроватку, абсолютно отсутствовало носовое дыхание, перегородка стоит перпендикулярно. Что, если его не оперировать до 13-14 лет? Если его не оперировать, и зубы будут неправильно расти, потому что он вынужден дышать ртом, и прикус нарушится, и лицевой скелет нарушится, и уши будут страдать, и голова будет страдать, и сердце, и все другие органы. Он часто будет болеть, потому что вынужден дышать ртом. Ведь нос, слизистая полости носа – это мукозальный иммунитет. Поэтому мы должны сделать всё, чтобы ребёнок дышал своим носиком.

Екатерина Осипенко:

Аднан Султанович, я просто в восхищении от нашей беседы, всего того, что вы рассказываете. Я хотела бы вас попросить сказать напутственные слова для слушателей программы.

Аднан Юнусов:

Я, во-первых, хочу ещё раз вас поблагодарить за возможность на вашей передаче высказать пожелания родителям, чтобы летом они были предельно внимательны по поводу инородных тел и носовых кровотечений в том числе. Хочу сказать только одно. Сегодня непростая ситуация во всех отношениях. Тем не менее, государство к вопросам детства всегда поворачивалось лицом, мы это чувствуем и благодарны. У нас есть возможность в лице Федерального головного учреждения оториноларингологии Минздрава России и его директора безотказно иметь всё необходимое для оказания помощи детям. Если будут вопросы – мы готовы на них ответить.

Екатерина Осипенко:

Я думаю, что наши слушатели, мамочки детей будут задавать эти вопросы, я вам с удовольствием их передам.

В гостях в передачи «Оториноларингология с доктором Осипенко» был Аднан Султанович Юнусов, профессор, доктор медицинских наук, руководитель научно-клинического отдела детской ЛОР-патологии Федерального центра оториноларингологии.

 

Как ставится диагноз «функциональная диспепсия»?   Правда, что темпы смертности от сердечно-сосудистых заболеваний немного снизились за последние десять лет?   Надо ли принимать гормоны? Насколько это показано людям?   Какие анализы желательно сдавать ежегодно для ранней диагностики рака молочной железы?   Что такое иммунитет и аллергия в целом?   Как распознать болезни поджелудочной железой у ребенка? Как их лечить?   Чем бывает спровоцирована угроза выкидыша?   Реально ли за 2 года оборудовать интернетом все больницы и поликлиники? Как будет внедряться телемедицина?   Насколько важна правильная спортивная обувь, говоря о любителях?   Вакцины перед путешествиями. За сколько дней до поездки нужно прививаться?   Если зрение резко падает после 40 лет, это повод обратиться к врачу и сделать диагностику всего организма?   Какие заболевания органов и систем организма могут повлиять на нарушение менструального цикла?   В каких случаях нужно обязательно удалять металлоконструкцию после хирургического лечения переломов?   Могут ли быть осложнения после эндоскопии?   С какого возраста можно использовать слинг? Можно ли ребенку долго находиться в слинге? Можно ли спать в слинге?   В последнее время пошла мода на разные «суперфуды»: ягоды годжи, асаи… Действительно ли они так полезны?   Боль в спине - какая она бывает, чем различается?   Есть ли планы привлекать пациентское сообщество к выбору лауреатов или номинантов премии «Зеленый крест»?   Что вы бы порекомендовали мужчинам? На что им обращать внимание по отношению к своей коже? Какие процедуры им можно, и даже нужно делать?   С какими проблемами чаще всего обращаются к детскому сосудистому хирургу?