Личный бренд в медицинском бизнесе

Организация здравоохранения

Тэги: 

Дмитрий Ахтуба:

«Врач должен ходить в хороших одеждах, быть чистоплотным, ибо все это вызывает доверие больных» — эта фраза, которую приписывают Гиппократу, прозвучала уже не одно тысячелетие назад, и с тех пор понятие личного бренда, в общем-то, сформировалось. И мы понимаем, что даже наши коллеги тысячи лет тому назад задумывались об этом не простом понятии. Сегодня программа « Мединвестклуб с доктором Ахтуба», и в гостях у нас Илья Фридман — врач-стоматолог, носитель уникального бренда «Доктор Фридман». Илья, добрый вечер.

Илья Фридман:

Да, добрый вечер, Дима, добрый вечер все, кто нас видит и слушает. Одна ремарочка: я, в отличие от Гиппократа, предпочитаю людей, подопечных своих, называть не больными, а пациентами. Звучит благороднее, смысл другой — я думаю, что мы поговорим еще об этом.  

Дмитрий Ахтуба:

Я не рискнул исправлять Гиппократа.

Илья Фридман:

Мне оставил это право, да?

Дмитрий Ахтуба:

Да. Хорошо, Илья, помимо того, что ты занимаешься практической хирургией, у тебя масса проектов, которые лежат на стыке общественной жизни, бизнеса, медицины. Хочется тебя спросить, когда ты все это успеваешь, но я начну говорить о другом. Скажи, пожалуйста, все-таки, как ты пришел в медицину? Мама, папа, дедушка, бабушка, сам решил?

Илья Фридман:

Вопрос прямо в точку. На самом деле, благодаря покойному отцу — я уже говорил об этом и в бумажных интервью, и в видео всяких. Фактически, мой отец перед смертью завещал мне, чтобы я был врачом. Я этого не понимал тогда, когда он умирал, я был маленьким мальчиком, но я это всегда помнил. Когда пришло время выбирать, так получилось, что это была стоматология. После этого была служба в армии российской (советской тогда), после этого было мужание…

Дмитрий Ахтуба:

В каких войсках служил?

Илья Фридман:

Ракетные войска. Номер части не скажу, до сих пор под подпиской.

Дмитрий Ахтуба:

Хорошо.

Илья Фридман:

Это был Дальний Восток, единственное, что могу сказать.

Дмитрий Ахтуба:

Помотало тебя.

Илья Фридман:

Помотало меня, и я благодарен этому всему, потому что я служил посередине учебы в институте — тогда было такое время, когда несмотря на военную кафедру все равно, так или иначе, служили.

Дмитрий Ахтуба:

После какого курса ты ушел?

Илья Фридман:

После первого. Назовем это «за хорошее поведение». Повод был, но, тем не менее, когда я вернулся после армии в институт, я его закончил, получается, несвоевременно, с задержкой на два с половиной года, но зато после этого все бурно началось. И, собственно говоря, то, о чем мы собираемся поговорить, о бизнесе и медицине, оно все началось для меня фактически сразу после окончания института в 1991 году. Это был город Нижний Тагил, это была первая хозрасчетная «медицинская» поликлиника, и тогда все и началось. И, фактически, с 1992 года точно я могу сказать, что мой стаж в менеджменте, в управлении, в бизнесе и в медицине начал формироваться и копиться.

Дмитрий Ахтуба:

Послушай, а формирование доверия к тебе, как к врачу, я так понимаю, проходило несколько этапов. Когда ты себя почувствовал доктором Фридманом?

Илья Фридман:

Очень точный вопрос, потому что я могу дать молодым врачам рецепт: вы начинаете чувствовать себя врачами тогда, когда можете сами оценить свою квалификацию. Очень много зашифровано в том, что я сейчас сказал. Все зависит и от того, насколько велика твоя собственная самооценка, и степень фанаберий, и степень твоей жадности в хорошем смысле слова до…

Вы начинаете чувствовать себя врачами тогда, когда можете сами оценить свою квалификацию.

Дмитрий Ахтуба:

Знаний.

Илья Фридман:

...до знаний, до академичности и так далее. Но в любом случае, у каждого из нас, у каждого специалиста есть некий внутренний барьер внутри себя. Для меня это выразилось в следующей некой формуле: меня спрашивают, когда можно начинать брать деньги за свою работу — только тогда, когда ты гарантируешь ее результат. В нашем ремесле это тяжело, но, тем не менее, это так. Поэтому, отвечая на вопрос, и сейчас, и в принципе всегда, когда я советую это молодежи, начинайте считать себя докторами, позиционировать себя как настоящие доктора только тогда, когда вы готовы отвечать за результаты своего труда. Не за процедуру, которую вы сделали сию минуту, а за прогноз, за результат, за то, как это будет в людях работать, сколько это просуществует, сколько это проживет, сколько это будет приносить пользу. И желательно, чтобы слова с делом не расходились. Вот тогда ты становишься брендом, потому что это такая философия, она полностью меняет не только твое отношение к окружающим, но и формирует круг твоего общения и в профессиональном сообществе, и в пациентском сообществе. Люди начинают тянуться, потому что ты не придуманный. Вот как-то так.

Дмитрий Ахтуба:

Дорогие молодые доктора, возьмите, пожалуйста, на заметку то, что сказал доктор Фридман. Это очень важные слова, которые должен услышать каждый молодой доктор. А кого ты считаешь своим учителем или наставником в широком смысле этого слова?

Илья Фридман:

Да, и в широком, и в конкретном. Мой учитель и друг, и тот, с кем свела судьба, что называется в нужное время, в нужном месте — это доктор Офир Фромович, легендарная, я бы даже сказал, одиозная личность в имплантологическом мире. Это человек, который создал имплантационную определенную систему, я не буду называть сейчас бренды, не те условия, собственно говоря, имплантационную систему, в которой я работаю уже почти 25 лет, с тех пор как нас судьба с ним свела. Так получилось, что этот доктор был тем, кто взял меня за руку, — вот моя рука, вот его рука, — и он дал мне первый раз почувствовать, что это такое. И с тех пор я понял, насколько это важно — наставничество. Поэтому последние 15 лет, даже больше, уже 18 лет своей практики я точно так же посвящаю наставничеству. Я та рука сверху для тех молодых докторов, которые либо хотят, но боятся, либо боятся, но пока не хотят, либо понимают, но не понимают, что делают, понимают, что им это нужно, но не понимают, зачем — я про имплантирование сейчас в стоматологии, в этой области хирургии. Так вот, я та рука сверху, которой когда-то была для меня рука Офира Фромовича, потому что я до сих пор ее и тепло чувствую, и уверенность движений — я тогда чуть в обморок не упал первый раз, когда я прикоснулся к обнаженной челюстной кости, тогда, когда он надо мной это произвел.

Дмитрий Ахтуба:

Незабываемое ощущение, согласен.

Илья Фридман:

Это не просто незабываемое ощущение, это…

Дмитрий Ахтуба:

Да, первая операция.

Илья Фридман:

С его стороны это был подвиг, я ему был благодарен, потому что он для меня для одного все это сделал. Я сейчас объясню, как это было (быстро, в течении одной минуты) — мы уехали на Филиппины, это должен был быть курс примерно для 30 докторов из Израиля.

Дмитрий Ахтуба:

Это когда было? Давно?

Илья Фридман:

Это был 1996 год, я только что получил тамошнюю местную лицензию — тогда было такое время, когда пришлось сменить Нижний Тагил на Тель-Авив. В общем, формальная процедура, сдача экзаменов, получение местной лицензии (суровая процедура и суровое испытание). Тем не менее, все удалось пройти, и в результате эти 30 человек по разным причинам не поехали, не получилось у него собрать людей. Это было дорого, это было авантюрно — за семь верст киселя хлебать, на Филиппины ехать, зачем? В общем, поехал я один в результате с ним, и вот мы с ним вдвоем. Мы подружились еще в самолете, когда мы вышли в Метро-Манила из самолета, прямым рейсом из Тель-Авива через Франкфурт, мы уже были закадычными друзьями, мы и жили вместе. Так вот он для меня для одного, фактически, все, что мне было непонятно, что он говорил для филиппинских студентов, он мне ночами опять рассказывал. И вот в тот момент я понял, что такое наставничество окончательно. Наставничество — это желание быть максимально полезным. Я сразу сказал, что я хочу так же, как Офир, и думаю, что мне это удается, судя по отзывам тех, кого удалось научить этому ремеслу или поделиться своим опытом за все вот эти годы. Это уже около 5000 примерно хирургов-стоматологов, которые прошли через различные учебные мероприятия, которые мы с коллегами организуем.

Дмитрий Ахтуба:

Так и есть, я подтверждаю, о тебе ходят легенды.

Илья Фридман:

Да ну, какие легенды.

Дмитрий Ахтуба:

Очень разные.

Илья Фридман:

Помогаем, чем можем.

Дмитрий Ахтуба:

Как о Гиппократе ходят легенды, так и о Фридмане ходят легенды. Илья, мы немного коснулись твоего общественного бэкграунда, то есть у тебя Школа доктора Фридмана, ты возглавляешь и создал, по сути, Клуб эффективных менеджеров в стоматологии и, наверное, много чего еще, чего я не знаю.

Илья Фридман:

Сейчас рассказывать? Обо всем рассказывать?

Дмитрий Ахтуба:

Нет, передачи не хватит. Я бы хотел знаешь, как задать вопрос: что ты считаешь своим главным достижением в профессиональной жизни?

Илья Фридман:

Хорошая оговорка, потому что я бы сейчас начал про семью, про детей-врачей и так далее.

Дмитрий Ахтуба:

Представляю, это безусловно. Потом и расскажешь.

Илья Фридман:

Профессиональное достижение любого врача — это признание его в профессиональном сообществе. Я, возможно, сейчас сказал крамольную вещь, потому что до сих пор, с точки зрения коммуникации с пациентурой, с обществом врач хорош тогда, когда он хорош для своих пациентов. Но это не так. Пациентам нужен, как правило, только один результат — чтобы не болело, чтобы было быстро, чтобы было комфортно, чтобы было надежно, и если уж мы говорим про частные обстоятельства, то еще, чтобы желательно и побюджетнее это было (сейчас не будем на эту тему дискутировать). Заработать авторитет среди пациентов хорошему врачу, владеющему своим ремеслом, довольно просто — 2-3 года, и ты на коне, корона твоя где-то вот по сю пору уже…

Пациентам нужен, как правило, только один результат — чтобы не болело, чтобы было быстро, чтобы было комфортно, чтобы было надежно, и если уж мы говорим про частные обстоятельства, то еще, чтобы желательно и побюджетнее это было.

Дмитрий Ахтуба:

Да выше, мне кажется.

Илья Фридман:

Я просто продолжаю подтверждать, обосновывать свою точку зрения. Настоящий профессионал, конечно же, оценивается коллегами. Когда ты становишься лидером мнений для коллег, когда ты становишься авторитетом хотя бы в маленькой части твоего ремесла, когда ты работаешь и все подчиняешь академичности в первую очередь, а не меркантильности в любых проявлениях, тогда, рано или поздно, у кого-то быстрее, у кого-то медленнее, коллеги начинают конгломерироваться вокруг такой личности. У меня так получилось, потому что у меня получилось в свое время учить. Мама у меня учитель, видимо, во мне гуманитарное начало заложено больше, чем арифметическое, не видимо, а точно. Поэтому у меня получается учить, у меня получается делиться доступно тем, чем я овладел сам. А поскольку овладел я сам через свои же собственные ошибки и недоразумения, ход мыслей, изучение литературы, слежение за опытом других коллег, то все это актуально. Поэтому остается только не обманывать себя и окружающих, тех, кто к тебе пришел за знаниями, и делиться. Вот тогда настоящий врач становится настоящим врачом — когда он становится авторитетом для профессионалов, для коллег. Поэтому для меня тезис, с которым я живу по жизни давно, — здесь лечатся врачи, это высший пилотаж…

Дмитрий Ахтуба:

Высшее признание.

Илья Фридман:

...высшее признание для медицинского заведения. Это мой слоган, это мой девиз, с которым я давно живу. Их два: первый — помогаем всегда, а второй — это здесь лечатся врачи. Это ли не лучшее подтверждение того, что ты профессионал, когда к тебе приходят лечиться, не только за знаниями, но и лечиться твои коллеги или врачи других специальностей.

Дмитрий Ахтуба:

Да, я согласен. Много раз наблюдал, когда достаточно посредственный доктор по знаниям, но в силу какой-то харизмы человеческой, умения рассказывать какие-то веселые истории становится для пациента очень притягательной личностью. И наоборот, профессионалы, как правило, интроверты очень сложно идут на какие-то контакты.

Илья Фридман:

Совершенно верно.

Дмитрий Ахтуба:

Им сложно говорить, потому что они с утра до вечера в учебниках, в науке, в искусстве врачебном. И поэтому случаются такие перекосы, что у посредственного врача стоит очередь, а у какого-то профессионала, который не может донести свою мысль…

Илья Фридман:

Этому есть объяснение, и мы несколько лет назад, особенно с появлением Клуба эффективных менеджеров в стоматологии (сегодня уже и в эстетической медицине), стали обращать на это внимание. Мы стали этому не только учиться, но и учить, стали доносить до врачей, что врач — это социальное «существо», врач не может жить с компьютером или просто с полостью рта, за этим нужно видеть еще человека. Есть один главный принцип в медицине, в торговле сегодня он тоже работает, начал овладевать умами всех участников процесса — люди покупают у людей. Кто лечит людей — тоже люди, люди лечатся у людей, люди лечатся не у докторов, не у роботов, не у технологий. Люди лечатся у людей.

Врач — это социальное «существо», врач не может жить с компьютером или просто с полостью рта, за этим нужно видеть еще человека.

Дмитрий Ахтуба:

Не у логотипа компании.

Илья Фридман:

Ты сам знаешь, ты каждый день в этом. Смотри: приходит пациент в клинику, первые 30 секунд он смотрит на антураж, сколько-то времени занимает у него еще то, что его реферировали в это заведение, ему сказали, что здесь хорошо, иди туда. Одному сказали иди туда, потому что там дешево, другому, потому что там близко, третьему, потому что там хорошо лечат, четвертому, потому что вкусно пахнет, потому что там продают кофе. У каждого своя ценность, но это все поводы для того, чтобы переступить порог клиники. А как там остаться — это уже человек решает сам. Так вот, самое главное основание, на котором основывается выбор большинства пациентов, — это эмпатическое основание, это эмпатия. Люди взаимодействуют с людьми, очень сложно пациенту оценить профессионализм врача через 5 минут, согласись.

Дмитрий Ахтуба:

Практически невозможно.

Илья Фридман:

Зато каждый через 5 минут уже будет точно знать, получится у него контакт с этим человеком или нет. Мы же все социальные существа, поэтому мы все довольно неплохо разбираемся во взаимоотношениях между людьми. Поэтому посредственный доктор может запросто камуфлировать под эмпатическую составляющую свою некомпетентность, точно так же, как можно очень сложно и долго раскрывать замкнутого асоциала — доктора, который суперумка, суперрукастый, все делает, но молча. От него не дождешься ни одной похвалы, ни одной симпатии, ничего. Он будет сидеть к пациенту спиной, но будет делать верные вещи. У какого доктора приятнее лечиться? У первого. А у какого доктора лучше лечиться? У второго. Кто за чем пришел.

Так вот, ответ заключается в следующем — сегодня побеждает тот доктор, который совмещает в себе все эти качества. И слава Богу, все больше и больше докторов, уникальных профессионалов, которых у нас в стране, в России достаточно. Я просто преклоняюсь количеством великолепных врачей, коллег в нашей стране. Это фантастика. Все больше и больше наших коллег стали уделять внимание эмпатической составляющей в лечебном процессе, поэтому рецепт мой, если мы про это говорим, кто может претендовать на то, чтобы быть успешным доктором — это, конечно же, симпат, это доктор, общающийся и высокопрофессиональный, постоянно развивающийся, постоянно обучающийся и желательно преподающий коллегам доктор.

Дмитрий Ахтуба:

Золотые слова. Ты знаешь, мы тоже в Мединвестклубе занимаемся, по сути, тем же. Мы стараемся найти эти звезды, о которых ты говоришь, потому что как говорил Вильфредо Парето, в любом каком-то множестве 20% являются носителями 80% знаний. То есть это абсолютный закон, математика, с этим ничего не поделаешь. На рынке 20% докторов, у кого можно лечиться. И как их найти? Ты абсолютно прав, что у пациента нет этого органа чувств, который может его направить, может быть, суперпрофессионал не может донести свою мысль, не может правильно подать себя, и пациенты разворачиваются и уходят в руки какого-нибудь весельчака, балагура.

Илья Фридман:

Более симпатичного.

Дмитрий Ахтуба:

Да, шутника. И получаем мы результат такой же шуточный и веселый подчас. Поэтому мы находим в Мединвестклубе эти проекты, этих супердокторов и делаем за них бизнес. Потому что они, как правило, являются плохими бухгалтерами, плохими маркетологами, плохими управленцами, потому что они хорошие врачи.

Илья Фридман:

Кстати, должен сделать комплимент всему направлению, и тебе, как вдохновителю Мединвестклуба. Это суперская идея, потому что она отличается от традиционного франчайзи, и она свежа, потому что она абсолютно доступна. Мы не будем сейчас аудитории, естественно, открывать все эти секреты, мы их знаем, я просто пользуюсь случаем прилюдно выразить свою симпатию по этому поводу. Главное, что мне нравится в этой идее, — это то, что с докторов действительно снимается вся фискальная часть, вся административная часть при условии, что она им предоставляется в исключительно профессиональной форме от имени Мединвестклуба по единым стандартам и так далее. Докторам остается только хорошо лечить, фактически, они становятся владельцами красивых бизнесов, частных бизнесов — мы сейчас говорим о стоматологии — на очень аттрактивных условиях, а самое главное — они под надежной защитой. Поэтому, если бы я сегодня был молодым начинающим, но без особых капиталов…

Дмитрий Ахтуба:

Ты молодой.

Илья Фридман:

Если бы я был молодым начинающим доктором…

Дмитрий Ахтуба:

Раньше я был молодым и красивым, а теперь я просто красив.

Илья Фридман:

...то я обязательно бы обратился за такой поддержкой, потому что честь и хвала за эту бизнес-идею, это абсолютно новая штука на рынке.

Дмитрий Ахтуба:

Спасибо огромное за это признание коллеги и профессионала, и я надеюсь, что мы с тобой вместе будем его реализовывать, по крайней мере, в части стоматологии.

Илья Фридман:

Почему бы и нет.

Дмитрий Ахтуба:

Я вижу большую роль твою в этом. Кстати, если уж мы заговорили о Мединвестклубе, я хотел бы пригласить наших дорогих слушателей — если у вас есть какой-то медицинский проект, если вы хотите сделать надежные и успешные инвестиции, или просто в качестве гостя приходите к нам в Мединвестклуб 24 июля. Можно найти информацию в социальных сетях Facebook, Instagram и так далее, приглашаем. А мы возвращаемся в нашу студию, и мы говорили о том, когда ты стал доктором. Ты очень четко говоришь, что ты помнишь эту дату.

Илья Фридман:

Дату нет, я сказал условие, при котором ты начинаешь чувствовать себя доктором. В продолжение могу сказать, что у меня это произошло примерно на 4 году моей врачебной практики (самостоятельной). Так получилось, что я частной практикой занимаюсь фактически с 1992 года, в поликлинике государственной я работал всего один год, после этого сразу ушел в частную медицину и в собственный бизнес. И первая хозрасчетная поликлиника в городе Нижнем Тагиле при Нижнетагильском металлургическом комбинате была моим первым дивизионом. Но это пришло не сразу. На 4-й год я понял, что я начинаю как врач, как специалист что-то из себя представлять.

Дмитрий Ахтуба:

Скажи, а когда ты принял решение тиражировать личный опыт уже как профессионал? Школа доктора Фридмана, Клуб — как тебе вообще пришли в голову эти идеи, с чего все начиналось?

Илья Фридман:

В хронологическом порядке. Клуб эффективных менеджеров в стоматологии появился раньше, чем Школа. Четвертый год всего этому Клубу.

Дмитрий Ахтуба:

Слушай, я думал наоборот.

Илья Фридман:

Нет.

Дмитрий Ахтуба:

Понял.

Илья Фридман:

Нет, сейчас скажу, почему. Дело в том, что эти две вещи, эти два направления деятельности посвящены совершенно разным вещам. Клуб эффективных менеджеров родился из необходимости овладения врачебным сообществом всеми аспектами ведения бизнеса. Нас этому не учат — говорил говорю и говорить буду, и это сегодня осмыслили уже все. Нас учили хорошо лечить, хорошо, плохо ли, учили хорошо — кто как этим пользуется, это у каждого индивидуально. Нас учили лечить людей, нас не учили вести бизнес, большинство из нас не сразу становятся грамотными бизнесменами. Клуб эффективных менеджеров позволяет приблизить врачей к правильному, логичному, законному, легальному, сертифицированному, по стандартам работающему медицинскому бизнесу. Я сейчас говорю не о стандартах медицинских, большинство из нас их знает, по крайней мере, когда мы их нарушаем, мы точно знаем, что мы нарушаем. Если же говорить про ведение бизнеса, даже когда мы совершаем ошибки, мы не понимаем, что мы их совершаем, настолько мы некомпетентны были. Клуб появился на этой идее. Что сделал Клуб: Клуб сплотил — на сегодняшний день это уже 11 тысяч бизнесов.

Нас учили лечить людей, нас не учили вести бизнес, большинство из нас не сразу становятся грамотными бизнесменами. Клуб эффективных менеджеров позволяет приблизить врачей к правильному, логичному, законному, легальному, сертифицированному, по стандартам работающему медицинскому бизнесу.

Дмитрий Ахтуба:

11 тысяч.

Илья Фридман:

11 тысяч, так получается.

Дмитрий Ахтуба:

Грандиозная цифра.

Илья Фридман:

11 тысяч, чуть поменьше. 11 тысяч — это участников, значит где-то около 6 тысяч медицинских бизнесов. Сегодня это и стоматологии различных форм собственности, и представители эстетической медицины — это и косметологи, и пластические хирурги с нами, челюстно-лицевые хирурги с нами, есть оториноларингологи многие уже, есть большие медицинские центры тоже внутри. В общем, что получилось: что за почти 4 года, неполные 4 года Клуб (и его участники) настолько осознал свою необходимость, актуальность, что он развивается семимильными шагами. Мы проводим конференции, ты знаешь...

Дмитрий Ахтуба:

Да, я был.

Илья Фридман:

Ты сам был на нескольких конференциях. Сегодня это конференции — вот сколько зал вмещает. 500 человек, значит будет 500 человек, будет зал на 800 человек (правда, еще такого не было), значит 800 будет участников. То есть всегда спрос и желание на это есть. Почему: потому что те темы, которые обсуждаются и последствия этих обсуждений мгновенно, на завтра — в воскресенье заканчивается конференция, в понедельник люди разъезжаются по своим домам, по бизнесам и на завтра начинают реализовывать все то, о чем говорилось. Это фантастика просто, потому что это говорит о том, что люди туда не искусственно собраны, не нагнаны, никакой дамоклов меч, кроме груза собственных проблем над ними не висит, а это все лишнее подтверждение актуальности.

Поэтому чем мы занимаемся: самообразованием и дополнительным повышающим образованием в области ведения бизнеса, мы очень хотим грамотно, по государственному вести частный бизнес, мы все делаем для этого. Закончилось это созданием полтора месяца назад формальной организации — мы стали некоммерческим объединением Медицинский союз «Единство», и у нас большие цели, не буду я сейчас говорить про это, они большие, амбициозные, профессиональные. Мы очень хотим привести в порядок бизнес-образование в медицине и поставить это на правильные рельсы. С какими только учебными подразделениями, и заведениями, и авторитетами мы по этому поводу уже не взаимодействовали.

Школа Доктора Фридмана — совершенно другой проект, маленький, домашний, который родился из желания помочь группе третьекурсников, одногруппников моей дочери, которая в этом году закончила, стала очередным доктором в семье, доктор Фридман номер четыре. Это доктор Наоми Фридман, она две недели назад стала врачом здесь, сейчас полетела в Израиль и уже второй день сидит там с кучей бумаг, пишет по 20 страниц в день, готовится к получению израильской лицензии, для того чтобы и там тоже иметь возможность, когда время придет, если оно придет, врачевать.

Так вот, Школа родилась из желания помогать студентам. Студентам хватает теоретических знаний, сегодня стандарты обучения идут вперед, медленнее, чем хотелось бы, но идут вперед. Но чего не хватает молодым ребятам — им не хватает наставнической практики, им не хватает совершенно ручной работы. Поэтому изначально Школа Доктора Фридмана, имени меня, как я ласково ее называю, была организована именно для помощи студентам, молодежи, потому что у нас нашлось среди врачей и наставников уже опытных достаточно коллег, которые захотели делиться опытом. Это некоммерческий абсолютно проект, там нет никакого места для зарабатывания денег, да это было бы и бессовестно. Это проект для того, чтобы получать от него удовольствие, а удовольствие мы получаем не только от зарабатывания денег. И когда ты видишь эти счастливые горящие глаза у ребят 4 курса, которые уже пусть фантомы, но устанавливают свои первые импланты, то, чего не делали доктора с десятилетним стажем многие. И когда ты им об этом говоришь: «Послушай, я тебя поздравляю, ты только что стал доктором, — это я четверокурснику говорю, — ты только что сделал первый шаг к тому, чтобы быть имплантологом». У них у всех слезы на глазах, а за ними у меня и у моих коллег.

В общем, к чему это привело: идея тоже очень быстро распространилась, и такие филиалы стали открываться. Слава Богу, у меня очень много последователей, я их имею право называть учениками, во всех городах России, и в результате закончилось тем, что один за другим стали открывать так называемые филиалы Школы Доктора Фридмана, во всех городах, где есть медицинские вузы, где есть стоматологические факультеты. И сегодня, пусть по 10, по 15, по 20 ребят постоянно занимаются либо с кем-то из моих подопечных, наставников, либо когда я приезжаю могу. У нас разработаны годовые программы, мы просто ездим, помогаем им овладевать параллельными знаниями. Не параллельными в плане, что они противоречат тому, что они изучают в вузах, нет, дополнительными знаниями, сугубо с практической точки зрения — это идея Школы Доктора Фридмана. Вот, собственно, и ответ на эти два вопроса.

Дмитрий Ахтуба:

Слушай, Илья, еще раз: не понимаю, где ты берешь время, где ты берешь силы для такой большой, грандиозной работы? Ведь работа с молодежью очень много сил эмоциональных отнимает.

Илья Фридман:

Дима, я скажу тебе, силы физические уходят, эмоционально наоборот подпитка, в этом во всем и берутся эти силы-то. Если тебе нравится то, что ты делаешь, если твоя работа и хобби – это одно и то же.

Дмитрий Ахтуба:

Это абсолютная истина.

Илья Фридман:

Вот они и силы. На что нам нужны силы — поесть, поспать, сменить одежду, пересесть из автомобиля на мотоцикл и обратно. Больше ничего не нужно в жизни.

Дмитрий Ахтуба:

Если у нас останется время, мы поговорим еще об этой стороне твоей жизни.

Илья Фридман:

Хорошо, но не в эфире.

Дмитрий Ахтуба:

Если вернуться к Клубу эффективных менеджеров, откуда сама идея пришла? Ты как-то ее синтезировал, что-то писал, или это случайно начало организовываться?

Илья Фридман:

В Фейсбуке стоматологи просто пикировались между собой в очередной раз в какой-то из стоматологических групп, и один из наших коллег, опять же, не буду говорить фамилию, обрисовал немедицинскую ситуацию. Там была ситуация командопостроения, и спросил совета у участников группы.

Дмитрий Ахтуба:

У коллег.

Илья Фридман:

Ох, что началось! В результате, понятно, что мнения разошлись, потому что участвовали и управленцы, и наемные работники одновременно, их два лагеря. Начали пикироваться между собой, кто прав, кто не прав, а там был именно производственный конфликт, замешанный на этическом моменте, и в результате я сказал: «Послушайте, хватит в онлайне, выходим в офлайн, приглашаю к себе в клинику». Я в то время возглавлял Немецкий стоматологический центр, имел честь быть главным врачом 12 лет, за что я очень благодарен судьбе. Эпоха Немецкого стоматологического центра — это отдельная статья, отдельная дорога в моей жизни, я безумно благодарен этим годам, не буду сейчас про это говорить, просто пользуюсь случаем лишний раз об этом сказать. Если бы не было этих 12 лет в Немецком центре, я бы сейчас здесь не сидел, это я могу сказать точно.

Так вот, я сказал: «Давайте, приезжаете все к нам клинику, в воскресенье соберемся и возьмем друг друга за пуговицу, если надо, докажем все, глядя в глаза». Моментально собралась группа из 20 человек, мы собрались, мы запоем это время провели. Это было так классно, это было так задорно, это было так полезно, что мы решили, что через 2 недели встречаемся снова. Через 2 недели учебный класс в Немецком центре уже не вмещал всех желающих, поэтому 3 встреча уже была примерно 180 человек, я забронировал Holiday Inn на Лесной.

Дмитрий Ахтуба:

Вот я в гостинице там был уже.

Илья Фридман:

Через 2 месяца была следующая конференция, там уже 300 человек было, вот оно все и понеслось.

Дмитрий Ахтуба:

Очень интересная история, очень живая.

Илья Фридман:

Она очень поучительная, потому что каждое мгновение развития этого движения говорило о том, что актуальность этого зашкаливает просто-напросто. И качественно, конечно, мы очень сильно выросли. Все те, кто постоянно участвуют в жизни Клуба эффективных менеджеров, участвует в семинарской работе, которая круглый год происходит, участвуют в конференциях, мы очень выросли.

Дмитрий Ахтуба:

А какие основные проблемы там обсуждаются? Что беспокоит стоматологическое сообщество?

Илья Фридман:

Юридические аспекты нашей деятельности, защита от всех вызовов, которые сегодня происходят, не буду в эфире злоупотреблять временем, но пациенты сегодня очень хорошо раскусили, что частная медицина — это очень хорошее средство для зарабатывания денег. Законы устроены таким образом, что исполнители, медики практически не защищены перед любым произволом.

Пациенты сегодня очень хорошо раскусили, что частная медицина — это очень хорошее средство для зарабатывания денег. Законы устроены таким образом, что исполнители, медики практически не защищены перед любым произволом.

Дмитрий Ахтуба:

Да, к сожалению.

Илья Фридман:

Да, мы с тобой это очень хорошо знаем. Сегодня клиника просто обязана иметь юридическую службу либо в своем штате, либо на аутсорсе. Но сегодня выражение «дальше вы будете разговаривать с моим адвокатом» слышится все чаще и чаще. 3 года назад этого еще не было, год назад еще этого не было, а вот с прошлого года как-то это все началось. Итак, юридическая защита, документооборот, владение актуальной информацией о законотворческих нормах, которые происходят, изменения в законах. Это образование, это взаимодействие с проверяющими службами: и Роспотребнадзором, и пожарниками, и санэпидрежим, и все, все, все. 50% времени — это законы взаимодействия людей в коллективах, командопостроение, вопросы лидерства, проведения эффективных совещаний. Как правильно проводить собрание даже в коллективе — никто из нас этого не знает, а у нас этому отдельные обучающие темы посвящены. Рекрутинг — как правильно людей набирать на работу, по каким критериям оценивать. Просто тимбилдинг, лидерство, как быть эффективным руководителем.

Я сейчас навскидку еще штук десять могу накидать направлений, которые еще и до сих пор не полностью раскроют все то многообразие интересов, которые появляются внутри Клуба. И как только они появляются, запрос приходит от сообщества, я всегда, и штаб, я так называю еще несколько человек, которые рядом со мной, помогают мне все это дело модерировать, мы очень быстро находим соответствующих авторитетов по этим вопросам и вводим их в качестве консультантов и в качестве менторов в Клуб. И закончилось это, как я уже сказал, созданием Медицинского союза «Единство», у которого все эти цели, начиная от формальной защиты участников (а это организация для юридических лиц), формальной юридической защиты до вопросов стандартизации совместно с нашей уважаемой «Стоматологической ассоциацией России».

Дмитрий Ахтуба:

СтАР, да?

Илья Фридман:

Да, конечно. Она сегодня главная. И прочими коллегами, и Министерством здравоохранения, Министерством образования. Это все среди наших задач, если скороговоркой сейчас проговаривать. Мы просто начинаем формально иметь возможность на все эти события влиять. И, наконец, последний шаг, тот, который произошел, знаменательный — месяц назад закончилась уже 12-я наша конференция. К нам приезжали коллеги из Калифорнии, там, где мы с тобой были в прошлом году, из Сан-Франциско, из Тихоокеанского университета, из Калифорнийской Ассоциации.

Дмитрий Ахтуба:

Те, с кем мы там познакомились, или какие-то другие?

Илья Фридман:

Да, именно они, с кем мы сидели в их небоскребе именном, в штаб-квартире. Приезжал Крэйг Ярборо и его коллега, заведующая стратегическим разработками. Все, что они нам тогда рассказали в качестве блица, сейчас они рассказывали со сцены. Ты просто не был на этой конференции.

Дмитрий Ахтуба:

Да, я уезжал, к сожалению.

Илья Фридман:

Закончилось международными контактами, потому что американцы, итальянцы, израильтяне были у нас гостях и рассказывали нам о том, что такое третейские суды, и как устроены третейские суды в Израиле, я имею в виду медицинские.

Дмитрий Ахтуба:

Я понимаю, о чем ты говоришь.

Илья Фридман:

Итальянский коллега нам рассказал о том, как устроена стоматология в Италии, интереснейшие факты открыл. И, конечно же, наши друзья американские, несмотря на все политические передряги, которые происходят. Мы очень классно пообщались, просто на одном дыхании, и мы лишний раз поняли, что мы на абсолютно правильном пути. Люди, владеющие медицинскими знаниями, начинают совершенно осознанно идти к знанию управления бизнес-процессами, процессной эффективностью, рационализмом с точки зрения ведения бизнеса, а не лечения людей.

Люди, владеющие медицинскими знаниями, начинают совершенно осознанно идти к знанию управления бизнес-процессами, процессной эффективностью, рационализмом с точки зрения ведения бизнеса, а не лечения людей.

Дмитрий Ахтуба:

Скажи, пожалуйста, как ты считаешь, что мешает нашему российскому здравоохранению развиваться, чтобы оказывать качественные, надежные, востребованные услуги по доступным ценам?

Илья Фридман:

Вопрос как к министерству.

Дмитрий Ахтуба:

А мы не задаем тут легких вопросов.

Илья Фридман:

У меня есть личный только взгляд.

Дмитрий Ахтуба:

Да, мы как раз мнение доктора Фридмана хотим услышать.

Илья Фридман:

Во-первых, я не считаю, как большинство, что ничего не развивается. Академический потенциал врачебного сообщества в России огромен, я говорю это как человек, который в нескольких странах был свидетелем образовательного процесса, участником образовательного процесса. Я учился в нескольких странах и вижу, как учатся здесь. Я не говорю сейчас о конечном качестве преподавания, я говорю о тяге к знаниям и желании следовать тому, что ты выучил. Здесь, в России, фантастическое количество хороших молодых ребят — это просто комментарий. Что же касается того, что в масштабах страны: мне сложно судить о том, что…

Дмитрий Ахтуба:

Давай к стоматологии. Как ты считаешь, что поможет оказывать...

Илья Фридман:

Нам как можно быстрее нужно принять современные стоматологические стандарты лечения. Сегодня с этим проблема. Формально механизм устроен таким образом, что даже если все захотят резко принять новые стандарты, в самом оптимистичном сценарии — это 3-4 года.

Дмитрий Ахтуба:

Да, это очень оптимистично.

Илья Фридман:

Это такая формальная дорога, поэтому эти стандарты успеют состариться прежде, чем они успеют приняться.

Дмитрий Ахтуба:

Начинают разрабатываться.

Илья Фридман:

Поэтому нам нужно легкое законодательство по этому поводу, нам нужно больше возможностей для самоуправления, нам нужно больше привлекать общественность стоматологическую, медицинскую общественность к созданию этих стандартов. Нам нужно прямо выбрать лучших представителей, носителей академической школы, всех школ мировых, пригласить в Россию, чтобы они преподавали. Потому что нам нужно вырастить целое поколение сначала преподавателей, которые должны по-новому преподавать, после этого (параллельно с этим) очень здорово было бы, если бы изменилось что-то в плане возможности лицензировать персональные ответственности врачей за то, что они делают. Сегодня вся ответственность юридическая ложится на юрлицо, сегодня лицензируется юрлицо — ООО.

Дмитрий Ахтуба:

И помещение, как я говорю.

Илья Фридман:

И помещение. А лицензироваться должен доктор...

Дмитрий Ахтуба:

Это недопустимо, согласен.

Илья Фридман:

...потому что доктор должен нести ответственность за то, что он делает — то, как это работает во всем мире. Если хотя бы эти две вещи будут в стоматологии быстро решены, резюмирую: принятие и работа по современнейшим новым стандартам, естественно, с параллельным сопровождением и неким облегчением появления в России всех современных технологий. То есть облегчение лицензирования, сертифицирования новых продуктов, технологий, товаров (это тоже длинные процессы), и персонифицирована лицензия врачей-стоматологов, вот если бы в ближайшие лет 5 можно было бы этого всего добиться, это была бы просто сумасшедшая победа для всех. Выиграли бы кто: выиграли бы…

Дмитрий Ахтуба:

Все.

Илья Фридман:

Все.

Дмитрий Ахтуба:

Все участники рынка.

Илья Фридман:

...включая пациентов.

Дмитрий Ахтуба:

Да, это в первую очередь.

Илья Фридман:

Это единственное, что я могу сказать. А судить о том, что плохо, я не могу. Что тормозит: видимо, все то, что существует, то и тормозит.

Дмитрий Ахтуба:

Илья, спасибо большое. Незаметно пролетели 45 минут, есть еще тысяча тем, которые я бы хотел с тобой обсудить.

Илья Фридман:

Так давай встречаться.

Дмитрий Ахтуба:

Давай встречаться чаще в эфире, вне эфира. Нашим дорогим зрителям я напоминаю, что 24-го пройдет заседание Мединвестклуба, на которое я приглашаю вас, если у вас есть какой-то медицинский проект, если вы готовы инвестировать деньги в медицину или просто вам интересно в качестве зрителя принять участие. Пожалуйста, находите нас в соцсетях. И также напоминаю, что сегодня в гостях в нашей студии был Илья Фридман. Если у вас остались какие-то вопросы к Илье, можете задать также на страничке Мединвестклуба. Мы ему передадим, ответим, и автору лучшего вопроса мы обещаем приз.

Илья Фридман:

Да.

Дмитрий Ахтуба:

Илья, спасибо огромное.

Илья Фридман:

Приз. А можно я сам себе задам тогда вопрос, чтобы приз получить?

Дмитрий Ахтуба:

Давай.

Илья Фридман:

Да нет, это была шутка. Я рад был прийти сегодня и пообщаться, тем более, что если бы не эта возможность, мы бы с тобой не увиделись еще месяца два.

Дмитрий Ахтуба:

Точно. Спасибо, дорогой друг, до новых встреч в эфире.

Илья Фридман:

До новых встреч, всем спасибо, до свидания.