Биохакинг. Биология старения

Здоровый образ жизни

Елена Женина:

Здравствуйте. В эфире программа «Терапевт рекомендует». С вами я, Елена Женина…

Алексей Безымянный:

И я, Алексей Безымянный. В гостях у нас сегодня доктор биологических наук Елена Терешина.

Елена Женина:

А тема нашей сегодняшней программы – биохакинг.

Алексей Безымянный:

Я бы дополнил – биохакинг, а также биология старения, потому что эти две темы друг с другом неразрывно связаны, и мы сегодня постараемся разобраться с точки зрения доказательной медицины, а также науки, чем занимается Елена Терешина, что же такое старение, какие существуют современные модели, какие существуют мифы, которые мы будем развеивать, и подумаем, как же сделать так, чтобы мы жили долго и счастливо.

Елена Женина:

И качественно, что немаловажно.

Алексей Безымянный:

Здравствуйте, Елена.

Елена Терешина:

Здравствуйте.

Алексей Безымянный:

Спасибо, что нашли время и приехали к нам в программу «Терапевт рекомендует». Что в Вашем понимании биохакинг?

Елена Терешина:

Как я понимаю, это попытка молодого человека что-то изменить в себе для того, чтобы прожить долгую и счастливую жизнь.

Елена Женина:

Давайте, может быть, вернемся немножечко к началу, к тому, когда мы рождаемся. Наши многие процессы, обменные процессы в организме, и в том числе сопротивления болезням обусловлены и генетическими факторами, и теми факторами, которые мы уже приобретаем в процессе нашей жизни.

Елена Терешина:

Я бы сказала, что не столько даже генетическими. Сейчас очень большое направление развивается – эпигенетическое программирование на уровне эмбрионального развития. И эпигенетически, как ни странно, можно программу закладывать простым питанием. Кстати сказать, у пчел все генетически одинаковые личинки. Каким образом делается дифференциация на пчел-воинов, рабочих пчел? Питанием. Кстати сказать, эти эксперименты были проведены, когда была мода на мраморное мясо.

Алексей Безымянный:

Пока санкции не начались.

Елена Терешина:

Да. Как получается мраморное мясо? И оказалось, что как кормишь беременную корову, вот такое ты получаешь мясо, программируется на эмбриональном уровне, а не на генетическом.

Елена Женина:

Мы есть то, что мы едим – это действительно правда.

Елена Терешина:

Да, причем это с самого, так сказать, еще внутриутробного нашего состояния.

Алексей Безымянный:

Так, очень интересно. То есть мы перешли в тему нормального питания и диеты. А что же все-таки есть для того, чтобы программировать наш организм на какие-то сверхрезультаты, на качественное состояние здоровья?

Елена Женина:

И когда это есть, не поздно ли это начинать в возрасте 30 – 40 – 50 лет?

Елена Терешина:

В принципе, вот этот эпигенетический портрет, который формируется на эмбриональном этапе жизни, очень стабильный, его изменить в течение жизни очень сложно. Но, тем не менее, все-таки какие-то факторы среды, когда мы живем, на нас влияют, эпигенетический портрет, так или иначе, изменяется в худшую или в лучшую сторону. И наша задача, если уж он такой плохой с самого начала, давайте скорректируем, если он хороший, давайте мы его оставим таким, какой он есть.

Елена Женина:

Оставим или усилим то, что уже есть.

Елена Терешина:

Да, или усилим то, что уже есть. Поэтому, в принципе, сейчас у геронтологов вот это эпигенетическое программирование как один из факторов предупреждения возраст-ассоциированных заболеваний или увеличения продолжительности жизни очень популярен и этим активно занимаются. Это одно из направлений геронтологов, которое подхвачено биохакингом. Они-то сейчас тоже стараются взломать свой геном, ну, взломать в кавычках, конечно, тем, чтобы эту программу либо скорректировать, либо зафиксировать, либо улучшить.

Алексей Безымянный:

Сейчас существует огромное количество тестов, которые проводятся на выявление генетических заболеваний, в том числе и при экстракорпоральном оплодотворении, и в том числе на ранних периодах беременности, и в дальнейшем уже у детей, которые рождаются, выявляют определенные факторы риска, в зависимости от различного состояния имеющиеся генетические заболевания, проводят диагностику по метаболизмам, которые активно развиваются у ребенка, о том, как ребенок развивается в первые периоды своего рождения. И вот здесь очень важно запустить тот самый механизм, который повлияет в дальнейшем на развитие каких-то имеющихся наследственных заболеваний, потому что от того, каким образом будет ребенок развиваться, зависит как в дальнейшем выстроится его жизнь. И здесь идет уже речь не только о генетике, о психогенетике, о том, какого образа жизни и питания придерживаются родители, тоже на ранних этапах и передастся этому ребенку. Хочется разобраться с самой основой, что же такое, с точки зрения биологии, старение.

Елена Терешина:

Самый главный вопрос геронтологии, на который ни один геронтолог Вам не ответит. Поэтому существует множество теорий. Они, конечно, группируются. Либо это запрограммировано, генетически обусловлено, записанная в наших генах программа развития, либо это стохастический процесс, то есть случайный, какие-то поломки, накопления шлаков, как говорят.

Алексей Безымянный:

Токсинов.

Елена Терешина:

Токсинов, да. В принципе, вот эти 2 основные группы. И вот этими генетическими программами как раз занимается эпигенетика, изучает, как можно генетические программы менять и регулировать. А стохастическими, случайными процессами – это всем известная свободно-радикальная теория старения, что мы окисляемся, дышим кислородом, кислород там все окисляет, разрушает, ржа, железо. Но это не столько закисление, сколько образование вот этих высокотоксичных свободных радикалов, особенно если, допустим, окисляются жиры. Образуется липотоксичность, это очень токсичные соединения, и они разрушают все на своем пути. Они разрушают и геном, они разрушают белки, они разрушают клетки. Но это такой лавинообразный процесс.

Алексей Безымянный:

Именно образование свободных радикалов или все-таки, помимо образования, еще проникновение в организм из пищи, курения, токсины, которые содержатся в не очень экологически благополучной атмосфере?

Елена Терешина:

Да, конечно, изучали такое. Что такое загрязнение окружающей среды? На самом деле, оказалось, это мало значимый фактор для старения. А для старения, видимо, более значим состав воздуха, которым мы дышим, то есть содержание углекислого газа и кислорода – вот это больше влияет, чем какие-то поллютанты, как называют загрязнители.

Для старения более значим состав воздуха, которым мы дышим, то есть содержание углекислого газа и кислорода.

Алексей Безымянный:

Чем соли тяжелых металлов?

Елена Терешина:

Это уже болезни, это не старение. Понимаете, нужно различать болезни, от которых мы умираем, и процесс старения, это разные вещи.

Алексей Безымянный:

То есть качество жизни от продолжительности жизни фактически?

Елена Терешина:

Понимаете, есть нормальный физиологический процесс старения, скажем так. Либо он нормальный будет, как мы говорим, здоровое старение, либо будет сопровождаться какими-то заболеваниями, так называемые системные заболевания.

Елена Женина:

Системные заболевания как раз появляются от этого загрязненного воздуха, неправильного образа жизни, переедания, курения?

Елена Терешина:

Я бы сказала, что вот эти факторы среды модулируют уже заложенные в Вас, как Вы говорили, изначально…

Елена Женина:

Генетические заболевания.

Елена Терешина:

Да, генетические, эпигенетические процессы, они просто модулируют, усиливают их. Нельзя сказать, что это причина. Можно сказать, что это просто усилители вот этих процессов.

Елена Женина:

Катализаторы.

Елена Терешина:

Что такое сам процесс старения, какие механизмы приводят, почему мы стареем – этого не знает никто, Вам ни один геронтолог не ответит на этот вопрос.

Елена Женина:

Но предположения же есть какие-то?

Елена Терешина:

Предположения есть всякие, конечно. Я уже сказала, свободнорадикальное. Добавлю, что все-таки не столько внешняя среда образования свободных радикалов, сколько, как считают, естественный процесс утечки вот этих свободных радикалов в процессе функционирования митохондрий. Митохондрии – это печка, где происходит сжигание кислорода и образование воды. И кислород не всегда превращается в воду, а превращается в активный кислород, который потом уже эти все процессы окисления запускает. И вот долгое время считалось, что митохондрии – как раз источник этого процесса. А теперь оказывается, что вот эти свободные радикалы очень хорошие биорегуляторы. Они регулируют множество физиологических процессов как на клеточном уровне, так и на организменном уровне. В принципе, с ними может быть связано развитие возраст-ассоциированных заболеваний, таких как рак, диабет, нейродегенеративные заболевания. А факторы среды могут модулировать эти процессы, потому что эти процессы очень чувствительны к факторам окружающей среды, питания.

Алексей Безымянный:

Правильно я понимаю, у нас внешняя среда регулирует соотношение свободных радикалов и работу митохондриальной системы, которая в дальнейшем уже регулирует пусковые механизмы развития системных заболеваний?

Елена Терешина:

Да.

Алексей Безымянный:

На каком этапе контролируется этот баланс, зависит развитие и запуск старения?

Елена Терешина:

Либо развитие заболеваний, либо наоборот. Если мы научимся правильно управлять этим процессом, то мы можем не допустить развитие этих заболеваний и увеличить продолжительность жизни, хотя бы чтобы люди достигали свою видовую продолжительность жизни, которая сейчас определяется как 122-125 лет.

Алексей Безымянный:

Практически как средняя зарплата врачей в Москве.

Елена Женина:

Видимо, это какая-то сакральная цифра.

Елена Терешина:

Да, чтобы большее количество людей достигали хотя бы нашего, для гомо сапиенс характерного видового максимума.

Алексей Безымянный:

Кстати, вот интересная история по поводу продолжительности жизни. Самая высокая продолжительность жизни в России – это Осетия, по-моему, Кабардино-Балкария, какие-то горные наши республики Российской Федерации. И в Москве, безусловно, одна из самых высоких продолжительность жизни.

Елена Терешина:

Да, в Москве больше всего столетних.

Алексей Безымянный:

Несмотря на экологическую обстановку, которую я считаю далекой от идеала. И вопрос не в качестве воды, хотя я считаю, что если воду через фильтр чистить, то можно, в принципе, и пить. А дело в воздухе, как в любом другом мегаполисе из-за такого количества машин качество воздуха оставляет желать лучшего.

Елена Женина:

Но если мы говорим о соотношении кислорода и углекислого газа, который запускает как раз этот процесс, то, может быть, у нас и не такое плохое соотношение?

Алексей Безымянный:

Может быть, у нас из-за того, что кислорода мало…

Елена Терешина:

Да, кислорода мало, кстати, это не плохо, потому что первые опыты геронтологов как раз были такими: мышку помещали в банку, закрывали банку, мышка дышала, повышалось содержание углекислого газа, и процесс омоложения запускался.

Елена Женина:

Вы хотите сказать, что чем меньше кислорода, тем лучше?

Елена Терешина:

А вот высокогорные районы, там что, много кислорода?

Елена Женина:

Нет.

Алексей Безымянный:

Получается, нужно всем ходить на нормобарическую гипоксигенацию – теория, одним из разработчиков которой был профессор Чижов.

Елена Женина:

Но достаточно еще на велосипеде по городу поездить и побегать по набережным, тоже очень хороший вариант, между прочим.

Алексей Безымянный:

А я думаю, почему московский марафон проводится по набережной, и все бегают в ночное время до Садового Кольца.

Елена Женина:

А это как раз борьба со свободными радикалами, с оксигенацией организма.

Алексей Безымянный:

Я понял, что о старении мы ничего не знаем. Но тем не менее…

Елена Женина:

Давайте попробуем вместе нащупать хоть какие-то ниточки, которые сейчас уже дают какие-то результаты.

Алексей Безымянный:

Мы будем из биологии перескакивать в медицину, потому что для обычного человека обратиться к биологу – это очень странно будет, а вот обратиться к врачу – к врачу-геронтологу мало кто обращается, мне кажется.

Елена Терешина:

Да.

Алексей Безымянный:

В основном обращаются все к терапевтам…

Елена Женина:

Или к эндокринологам, которые сейчас как раз занимаются этими вопросами.

Елена Терешина:

Да, но хорошо бы врачам иногда обращаться к биологам, потому что иногда такое слышишь полное непонимание биологии и процессов биологических и биохимических, потому что все-таки медицина изучает человека, и у врачей нет четкого представления о том, что такое биосистема. И это может дать только биолог, потому что все-таки мы не инопланетяне. Но даже если мы инопланетяне, то, может быть, биологические процессы везде одинаковые, по всей Вселенной, кто знает. Поэтому, в общем-то, иногда врачи, не понимая этого, дают иногда ложные рекомендации и не понимают тех рекомендаций, которые биологи им дают. Скажем, те же самые маркеры системных заболеваний или маркеры старения – очень трудно врачам в этом разобраться.

Алексей Безымянный:

Давайте мы разберем, мы сегодня уже до эфира говорили о маркерах здоровья. Что это? Индекс массы тела, холестерин?

Елена Терешина:

Я, например, биохимик, а не генетик, генетика, может быть, свою рекомендацию приведет, я, как биохимик, все-таки рассматриваю биосистему как энергетическую машину, то есть это переработка энергии. Мы же все-таки движемся, говорим, ходим, едим, пьем, то есть мы перерабатываем энергию. Мы потребляем углекислый газ, мы что-то едим, перерабатываем в наши движения. Вот эта электрическая энергия – это наши движения, это электрическая энергия.

Алексей Безымянный:

Мы говорим о маркерах здоровья с точки зрения…

Елена Терешина:

Я просто хочу сформулировать так, чтобы было понятнее. И поэтому, когда мы рассматриваем вот это системное состояние, то мы рассматриваем как раз те маркеры, которые характеризуют энергетическое состояние.

Елена Женина:

То есть насколько человек активен, насколько он совершает много движений, насколько он вынослив?

Елена Терешина:

Нет, насколько его потенциал, его биосистема, как он перерабатывает эту энергию, понимаете? Вот этот потенциал и определяет.

Алексей Безымянный:

Перерабатывает или выделяет?

Елена Терешина:

Перерабатывает, человек – преобразователь энергии, он преобразует ее в тепло и в электричество, мы теплокровные.

Елена Женина:

Если человек много двигается, ведет активный образ жизни и не мерзнет, у него все хорошо в организме?

Елена Терешина:

Это еще не факт.

Алексей Безымянный:

Так, а какой тогда есть критерий?

Елена Терешина:

Дело в том, что человек как биосистема адаптирован эволюционно к двум видам стресса – это холод и голод. И, кстати, активные движения. Замечено, что люди, которые активно движутся, те же самые спортсмены, они же не долгожители. Почему? Потому что это не физиологические процессы. Дальше, люди, которые голодают, сидят на голодовке, что биосистема начинает делать? Она начинает приспосабливаться, адаптироваться к голодному состоянию и накапливать энергию. Вот процесс накопления энергии – один из факторов старения.

Алексей Безымянный:

Накопление энергии – фактор старения?

Елена Терешина:

Да, фактор старения.

Елена Женина:

То есть энергия должна постоянно расходоваться?

Елена Терешина:

Мы все равно эту энергию накапливаем, такой биологический процесс происходит. То ест, в течение жизни, Вы же заметили, что люди, например, прибавляют в весе, пожилые люди весят гораздо больше, набирают больше вес, чем был их вес в молодом возрасте.

Елена Женина:

А разве это не гормональный процесс?

Елена Терешина:

Нет, это не гормональный процесс, это естественный процесс, это мы так живем, это наш продукт, который мы производим, накапливается в нашем теле, и мы его не сжигаем.

Елена Женина:

А что же нужно делать для того, чтобы его сжигать?

Алексей Безымянный:

Холод, голод и покой.

Елена Терешина:

Поэтому нужен будет умеренный холод, умеренный голод и умеренные движения.

Алексей Безымянный:

Медитация.

Елена Терешина:

А вот эта мера может контролироваться как раз по этим системным показателям, по этим маркерам – маркеры энергетических процессов, которые происходят в нашей системе.

Алексей Безымянный:

Итак, перешли к маркерам.

Елена Терешина:

И перешли к маркерам. По нашему мнению, то есть по опыту нашей работы, по той базе данных, которую мы собрали на 5 000 человек, работая в институте геронтологии, полностью обследованных людей, там у нас было очень много маркеров. Там больше 60 маркеров мы брали и смотрели, как это влияет на продолжительность жизни, то есть какой потенциал у людей дожить до 90 лет, потому что 90-летние – это другие люди.

Алексей Безымянный:

Другие задачи у них.

Елена Терешина:

Да, другие задачи.

Елена Женина:

Биологически другие?

Елена Терешина:

Это другие гомо сапиенс, биологически другие совершенно. Это новый какой-то, видимо, гомо сапиенс-2 будет, будущее.

Алексей Безымянный:

Я бабушке передам, у меня бабушке 90 лет.

Елена Терешина:

Да, и в итоге мы из этих 60 маркеров выбрали всего 5, которые характеризуют…

Елена Женина:

Это основополагающие?

Елена Терешина:

Да. И оказалось, что они очень хорошо показывают состояние системы.

Елена Женина:

Давайте мы сейчас расскажем об этом нашим зрителям.

Елена Терешина:

Они очень простые и всем известные.

Алексей Безымянный:

Первый?

Елена Терешина:

Первый – это общий холестерин, понятное дело.

Алексей Безымянный:

Общий или фракции его?

Елена Терешина:

Нет, фракции не надо.

Алексей Безымянный:

Низкой плотности не нужно?

Елена Терешина:

Нет, не надо, запутаетесь там.

Алексей Безымянный:

А малая, триглицериды?

Елена Терешина:

Вот, триглицериды – это другое дело. Значит, это общий холестерин и триглицериды. Дальше глюкоза и инсулин обязательно. Надо смотреть инсулин. Врачи этого пока не понимают…

Елена Женина:

Сейчас уже стали двигаться в этом направлении, уже стали смотреть.

Елена Терешина:

Да, двигаться в этом направлении. И просто в силу того, что мы проделали большую работу с сонными артериями, очень хороший показатель – это характер бляшки сонной артерии. Бляшки делятся на несколько типов. Это бляшки такие же, как и в коронарных артериях: это холестериновые бляшки, это кальцинозные бляшки и так называемые большие мягкие бляшки, которые образованы отложениями триглицеридов. Они самые опасные, они очень быстро растут, они легко отрываются.

Алексей Безымянный:

Это 4 было, теперь пятый остался.

Елена Терешина:

И смешанные.

Алексей Безымянный:

Нет, пятый маркер.

Елена Терешина:

Нет, пятый и есть бляшки. Еще раз повторяю: общий холестерин, триглицериды, глюкоза, инсулин и характер бляшек сонных артерий.

Алексей Безымянный:

А как же тогда индекс массы тела, не является маркером?

Елена Терешина:

Нет, индекс массы тела, так же, как и объем талии, очень много дебатировали по этому повод. Что такое индекс массы тела? Индекс массы тела – это…

Елена Женина:

Математическое соотношение роста к весу.

Елена Терешина:

Роста к весу. А вес из чего состоит? Из мяса, кости, жира и воды. А что самое главное, что определяет нарушение метаболическое?

Алексей Безымянный:

Жир, наверное.

Елена Терешина:

Правильно, жир. А как Вы определите его, если у Вас кость вот такая вот, а жира вот столько, а индекс массы тела большой? Поэтому очень трудно выделить в этом индексе массы тела жировую составляющую.

Алексей Безымянный:

Хорошо, а артериальное давление?

Елена Терешина:

Как маркер?

Алексей Безымянный:

Да.

Елена Терешина:

Артериальное давление как маркер. Большая очень литература, посвящено много всяких исследований. Определили, что 140 миллиметров ртутного столба – это как раз тот предел, когда уже после этого начинаются всякие…

Елена Женина:

Гипертонические заболевания.

Елена Терешина:

Да, заболевания и фактор риска.

Алексей Безымянный:

А вот по последним данным Соединенных Штатов Америки, 140 – это уже считается повышенное, больше 130.

Елена Терешина:

Да, 140 – это повышенное. Раньше считалось 150 еще норма, а сейчас 140 уже считается фактором риска, совершенно верно.

Алексей Безымянный:

Так, что мы еще смотрим? Гормоны щитовидной железы, тиреотропный гормон будет маркером?

Елена Терешина:

Нет, не будут, как ни странно. Мы их тоже учитывали. Из всех гормонов только инсулин показатель, очень хорошо коррелирует.

Алексей Безымянный:

Витамин D?

Елена Терешина:

Что касается витамина D. Тут столько много литературы.

Алексей Безымянный:

Чувствую, сейчас полетят камни.

Елена Терешина:

Задели за живое с витамином D. Вы же понимаете, никогда этот вопрос с витамином D не поднимался раньше, мы же не одно десятилетие, не одно столетие живем на Земле, и медицина уже давно этот витамин D определяет. Это мое личное мнение, поэтому я его высказываю. Вы же знаете, была эта статиновая истерия. А что такое статины? Это блокаторы синтеза холестерина на раннем, самом первом его этапе. А вся эта метаболическая ветка ведет ведь не только к холестерину, но и к витамину D. Поэтому, блокируя синтез холестерина, Вы одновременно блокируете синтез витамина D. Поэтому в Америке начинается дефицит витамина D. И они этот дефицит перевели на всю Ойкумену, грубо говоря. Почему? Потому что очень хорошее приложение фармфирм. Понимаете, еще одна истерия.

Алексей Безымянный:

То есть принимать статины и одновременно с этим принимать витамин D?

Елена Терешина:

Витамин D, да.

Елена Женина:

Но Вы знаете, если взять жителей мегаполиса на сегодняшний день, то действительно у очень многих людей, которые проживают в нашем городе, в частности, практически у каждого второго дефицит витамина D, хотя они не принимают статины.

Елена Терешина:

Дефицит витамина D есть. Но надо же посмотреть, как этот витамин D связан с обменом холестерина, как он связан с общим обменом. Таких пока нет корреляций и нет пока таких исследований. Поэтому просто говорят: вот, дефицит витамина D, вот, дефицит фолиевой кислоты, у нас всегда какой-нибудь авитаминоз присутствует. Но этот авитаминоз надо с чем-то связать.

Алексей Безымянный:

С каким-то заболеванием?

Елена Терешина:

С каким-то заболеванием, с каким-то состоянием.

Елена Женина:

То есть это следствие, а причину мы не находим.

Елена Терешина:

Конечно, да.

Алексей Безымянный:

В Москве мы причину знаем – мало солнечных дней, как минимум.

Елена Терешина:

Но между прочим, у шведов очень мало солнечных дней, а однако же продолжительность жизни средняя 76 лет, которая нам и не снилась.

Елена Женина:

А вот мы как раз затронули вопрос о том, что очень сложно определить жировую массу тела.

Елена Терешина:

Да, трудно.

Елена Женина:

Сейчас есть такое исследование, как биоимпедансометрия. Насколько оно верно показывает?

Елена Терешина:

В принципе, его применяют, потому что можно его применять в широкой медицинской практике. Мне больше нравится денситометрия.

Елена Женина:

Почему?

Елена Терешина:

Денситометрия у Вас может сразу определить количество висцерального жира, количество подкожного жира, если есть хорошая программа. И почему-то у нас он не применяется…

Елена Женина:

А что значит если есть хорошая программа, чуть-чуть можно поподробнее об этом? Это должно быть загружено в аппарат?

Елена Терешина:

Да, загружено в этот аппарат.

Елена Женина:

То есть специально выставляются какие-то титры, которые определяют в том числе и жир, не только состояние костной системы?

Елена Терешина:

Определяет наличие, распределение и количество. Особенно это важно для определения висцерального жира.

Алексей Безымянный:

Вот так, оказывается.

Елена Терешина:

Да.

Алексей Безымянный:

Мы поговорили про старение и продолжительность жизни, но есть еще интересные цели, которые преследуют те, кто занимаются биохакингом или хотя бы хотят пройти чекап или диспансеризацию – это повышение выносливости и эффективности. Почему все эти молодые люди употребляют в избыточном количестве биологически активные добавки? В первую очередь из-за того, чтобы работать больше, спать меньше и при этом производительность не терялась.

Елена Терешина:

Да, правильно.

Алексей Безымянный:

Вот здесь давайте поговорим. Есть четкая определенная грань, за которую я выступаю, то есть это использование в том числе биологически активных добавок. Я вообще считаю, что и рацион питания тоже должен вырабатываться врачом-специалистом, как минимум, нутрицевтом, а по-хорошему – диетологом.

Елена Терешина:

Да.

Алексей Безымянный:

Но не говоря уже о БАДах. Неважно, какие это, Гинкго Билоба это, либо омега, либо 5-htp. Но что касается повышения эффективности, которое, может быть, в короткой перспективе не приведет к развитию процессов старения, но при этом мы понимаем, что мы хотим здесь и сегодня работать лучше, спать меньше и при этом быть более эффективными, повысить эффективность и выносливость. Елена?

Елена Терешина:

Я к этому отношусь двояко. С одной стороны, конечно, опасно. Мы не знаем, как среагирует биосистема, она, может быть, даст такой потом ответный удар, что мало не покажется. Но с другой стороны, действительно ведь можно влиять, мы уже говорили, на эпигенетику, можно стимулировать процессы. У нас же ведь, как показали наши исследования, вот эти маркеры, о которых я уже говорила, которые характеризуют нашу энергетику, они же имеют волнообразный характер изменений, и суточный, и даже, скажем, семилетний цикл. Да, действительно, семилетние циклы есть, волнообразные процессы в онтогенезе. Но эти же волнообразные процессы могут затухать, их нужно поддерживать на определенном уровне, чтобы это не было затухающим процессом.

Алексей Безымянный:

Я немного введу в экскурс, потому что мы уже проговорили, но мы говорили о том, что старение организма протекает не по прямой.

Елена Терешина:

Да, не линейно, это не линейный процесс.

Алексей Безымянный:

Это не линейный процесс, а волнообразный. Поэтому у каждого человека существуют разные этапы в жизни, и существует и природная цикличность, и нужно чувствовать свой организм, ловить его на природных этапах для того, чтобы в этот момент поддерживать его…

Елена Терешина:

Да, поддерживать, простимулировать.

Алексей Безымянный:

Либо проводить модификацию организма, образа жизни и питания и тогда улучшать свои показатели, либо модификацию для того, чтобы избежать каких-либо нарушений, которые начинаются в этот момент.

Елена Женина:

Как мы должны это понять?

Елена Терешина:

Сейчас я еще немножечко просто добавлю, может быть, чтобы было понятнее. Мы даже провели компьютерный эксперимент. Допустим, наш каждый орган имеет свой ритм жизни, это же уже доказано, даже Нобелевскую премию дали за клок-гены – это гены, контролирующие ритмические процессы. Если эти ритмические процессы рассогласованы, начинается затухание. Их можно опять вернуть в согласованный режим, в когерентный режим. Причем оказалось, что можно вернуть малыми воздействиями по определенной программе, через какие-то определенные промежутки времени.

Елена Женина:

Например?

Елена Терешина:

Эти малые воздействия могут быть самыми разными. Могут быть те же самые биодобавки, могут быть солнечные ванны, скажем, или влияние холодом, или музыка, или еще что-то, вот такие вещи, казалось бы, на которые мы не обращаем внимания. Это и есть факторы окружающей среды, мы живем в этом.

Елена Женина:

То есть если человек бесконечно устал, и он чувствует, что ему нужно поехать на море, и после этого он чувствует себя хорошо, это то, что ему было необходимо?

Елена Терешина:

Да, то есть он пришел в этот ритм рассогласования. Другое дело, когда это все-таки согласованный ритм, вот этот когерентный цикл, он имеет какой-то определенный диапазон. Вы выходите за него, и опасность в чем? Когда Вы выходите за этот ритм, Вы его разбиваете так, что можете потом не вернуться обратно.

Алексей Безымянный:

Получается декомпенсация?

Елена Терешина:

Да, декомпенсация.

Алексей Безымянный:

Если человек в какой-то мере отклоняется от своего нормального состояния, то важно руководствоваться принципом, что та пружина, которая тебя оттягивает, тебя потом обратно и вернет.

Елена Терешина:

Потом обратно вернется бумерангом.

Алексей Безымянный:

А если ты эту пружину порвешь, то наступят необратимые последствия с твоим организмом?

Елена Терешина:

Да, еще может так ударить.

Елена Женина:

Как определить свои индивидуальные ритмы?

Елена Терешина:

Это очень сложно, конечно, сейчас таких методик нет, сами понимаете.

Елена Женина:

Хорошо, может быть, есть какие-то основополагающие моменты, на что мы должны обращать внимание?

Елена Терешина:

Есть какое-то самочувствие. Все-таки это какое-то собственное внутреннее ощущение, человек как-то чувствует.

Елена Женина:

То есть совы, жаворонки – это все-таки действительно есть и на это нужно ориентироваться?

Елена Терешина:

Это все-таки существует и это есть.

Алексей Безымянный:

Еще один миф сегодня у нас, программа в разрез.

Елена Терешина:

Человек, как бы то ни было, себя ощущает, что на него действует отрицательно, а что положительно, надо слушать себя.

Елена Женина:

Это мы сейчас подошли к основной теме – теме осознанности, которая сейчас очень активно продвигается. И то, о чем Вы говорите, как раз и есть осознанность.

Елена Терешина:

Может быть, наши геронтологи немножко не согласятся, но дело в том, что я считаю, тело дает сигналы мозгу, не мозг управляет телом, а тело, тело живет как целостная система, в своем ритме, в своем состоянии, я не люблю это слово, ну пусть в гомеостазе. Что контролирует вообще мозг? Мозг контролирует в теле содержание глюкозы, чтобы оно было стационарным, выше, ниже – он начинает уже посылать сигналы в печень, чтобы она скорректировала. Почему? Потому что мозг работает на глюкозе, ему нужно, чтобы был стационарный уровень. Выше, ниже – гипогликемия, гипергликемия – и все, мозг не работает, он как в одном ритме. Это он контролирует. Второе, для чего он нужен? Для поиска пищи, понятно, это самое главное. И для размножения, для поиска полового партнера и для репродуктивной функции.

Елена Женина:

И это мозг тоже?

Елена Терешина:

Да, он контролирует гормонально.

Алексей Безымянный:

А я думал тело ищет.

Елена Женина:

Ну вот, оказывается, мы сегодня все перевернули с ног на голову.

Елена Терешина:

Вот такие гомеостатические параметры, все-таки уровень глюкозы – это гомеостатический параметр, он должен быть стационарным. Мозг не делает, не поддерживает эту стационарность, он может ее корректировать, выше, ниже когда начинается, он начинает корректировать, чтобы себя не убить. А в принципе, не он поддерживает.

Елена Женина:

То есть он, в общем-то, заботится о себе, а не о теле?

Елена Терешина:

О себе, я всегда говорю, что он – паразит тела, он должен тело использовать для собственного функционирования.

Елена Женина:

Удовлетворения и функционирования.

Елена Терешина:

Да. Ведь для чего размножение-то нужно? Чтобы размножать мозг, он сам себя размножает таким образом. Ну, грубо говоря, конечно, шутка. Поэтому тело посылает сигналы, то, что мы говорим, интуитивно, на бессознательном уровне, что говорит: «Ты все-таки поищи вот это мне поесть, вот сюда сходить, вот мне надо солнышка, мне нужно холода». И мы это ощущаем, мы не можем это осознать, но…

Елена Женина:

Воздух, движение.

Елена Терешина:

Да, воздух, движение, надоело сидеть.

Елена Женина:

Расслабление.

Алексей Безымянный:

Спорт.

Елена Терешина:

Вот это и надо, не читать литературу, а слушать себя. Другое дело, что литература может, конечно, дать какие-то рекомендации, как это сделать, нужно быть образованным в этом вопросе.

Елена Женина:

Вы сейчас говорите уже о такой высокой ступени развития, я считаю, потому что осознанность – к этому нужно прийти, это нужно тренировать, нужно учиться себя слышать.

Елена Терешина:

Да.

Елена Женина:

У нас очень много посторонних шумов, у нас много отвлекающих факторов, которые забивают наше пространство внутреннее и внешнее. И в этом шуме, в городском шуме очень сложно разобраться.

Елена Терешина:

Да, правда.

Елена Женина:

Может быть, есть какие-то вещи, на которые нужно обращать внимание, вот такие цито, что как раз процент висцерального жира, постоянные головные боли…

Алексей Безымянный:

Раздражительность.

Елена Женина:

Да, что-то, что сигнализирует нам о том, что нужно прислушаться к себе?

Елена Терешина:

Конечно, это сигнализирует. А как Вы примете решение, как изменить это – вот этого никто не знает. Мне все задают вопрос: что делать с этим висцеральным жиром, когда он уже вырос? А что с ним делать?

Елена Женина:

Что с ним делать?

Елена Терешина:

Что с ним делать?

Алексей Безымянный:

Снижать, заниматься спортом, делать тейпирование, менять питание.

Елена Терешина:

Вот в том-то вся и вещь, что тут спорт не поможет, питание не поможет, понимаете? И все начинают шарахаться из крайности в крайность.

Елена Женина:

А что помогает?

Елена Терешина:

Кто голодает, кто начинает…

Елена Женина:

Заниматься активно спортом.

Елена Терешина:

Да. Ну, не сказала бы спортом, почему-то все начинают качать бицепсы.

Елена Женина:

Мышцы, потому что считают, что жир должен сгореть и перейти в мышечную ткань.

Елена Терешина:

Ну так он сгорает, в какую ткань он переходит-то? В бедренную, а не в качки.

Елена Женина:

Почему, рассказывайте.

Елена Терешина:

Вот посмотрите просто как медики. Вы знаете, есть такой артериосклероз Менкеберга – это когда идет кальциноз сосудов нижних конечностей. Что вызывает этот артериосклероз? Что вызывает этот кальциноз? Инсулин. Почему? Потому что наибольший потребитель глюкозы, оказывается, это вот эти бедренные мышцы, и когда гиперинсулинемия идет, начинает развиваться кальциноз. Это уже показывает на то, какой основной потребитель глюкозы.

Наибольший потребитель глюкозы – это бедренные мышцы, и когда гиперинсулинемия идет, начинает развиваться кальциноз.

Алексей Безымянный:

Ноги?

Елена Терешина:

Бедренные мышцы. А что у нас в фитнесе делают? Штангу поднимают.

Алексей Безымянный:

Почему, бегают на дорожке.

Елена Терешина:

Ну, бегают на дорожке – можно и в парке побегать на свежем воздухе, а не в потном помещении, пропахшем миазмами.

Елена Женина:

То есть нужно приседать?

Елена Терешина:

В том числе.

Алексей Безымянный:

Дома?

Елена Терешина:

Дома, да и с нагрузкой еще. А кто у нас это делает?

Алексей Безымянный:

Я.

Елена Женина:

Я тоже приседаю, правда, без нагрузки, но приседаю.

Елена Терешина:

Вот, просто такие вещи, которые нужно все-таки вводить в сознание людей.

Алексей Безымянный:

То есть это элементарные вещи?

Елена Терешина:

Элементарные вещи.

Алексей Безымянный:

Утренняя гимнастика, грубо говоря…

Елена Терешина:

Да.

Елена Женина:

Которая должна состоять из 100 приседаний.

Алексей Безымянный:

Приседания, отжимания, пресс, планка, и все.

Елена Терешина:

Да.

Елена Женина:

А планка работает, с точки зрения биологии?

Алексей Безымянный:

Я думаю, что работает 100%.

Елена Женина:

Елена, рассказывайте.

Алексей Безымянный:

Любая кинетическая нагрузка и статическая нагрузка, все работает, и главное – человеку не лениться и не думать о том, что…

Елена Терешина:

И не переборщить, а то будет с утра до вечера.

Алексей Безымянный:

Все должно быть в меру.

Елена Терешина:

Да, все должно быть в меру, но вот эту меру только как определить – вот это большой вопрос. Так же, как и в питании, скажем, еще один фактор. Физические нагрузки и питание – взаимосвязанные вещи. Ведь из диеты в диету, то вообще одни белки, одно мясо, то теперь жирная низкоуглеводка, кетогенная диета, от чего весь мир с ума сошел.

Алексей Безымянный:

Отношение понятно, да?

Елена Терешина:

Это просто даже смешно, потому что жир – это продукт, который мы производим. Мы производим продукты-накопители вот тех самых протонов, о которых я сегодня говорила.

Елена Женина:

То есть дополнительно он нам не нужен?

Елена Терешина:

Да, когда мы едим жир, а все говорят: «А вот мы едим кетогенную диету, мы так похудели». Понятное дело, что Вы похудели…

Елена Женина:

В организм не поступают те вещества, которые должны перерабатываться в энергию и в том числе откладываться в виде жира, правильно?

Елена Терешина:

Конечно.

Елена Женина:

Поэтому мы и худеем?

Елена Терешина:

Нет, мы худеем просто потому, что начинается… Вот что такое использование жира? Например, в стадии голод… Вы начинаете голодать, садитесь на суровую голодовку, скажем, не раз в неделю, а всю неделю. Что у Вас истощается первым?

Алексей Безымянный:

Жир, наверное.

Елена Женина:

Вода.

Елена Терешина:

Нет, первыми истощаются запасы глюкозы, потому что глюкоза – основной метаболит, на котором мы все работаем, из которого вырабатывается и тепло, и электрическая энергия. Дальше гликоген. Гликогена хватает на день, на 2, все, выработался. Дальше что? Вы продолжаете голодать.

Алексей Безымянный:

А где у нас, кстати, больше всего?

Елена Терешина:

Гликогена в печени и в мышцах. Все, истощили. Следующее что идет? Запасы жира начинают. Вот это и есть кетогенная диета. Она провоцирует утилизацию этого жира, это как бы голодание, но одновременно с голоданием начинается запасание. И первое, что начинает запасать – глюкозу, активируется глюконеогенез из белков. Следующий этап голодания – это самопереваривание, Вы перевариваете белки, которые идут на глюконеогенез. А сейчас доказали, что фактором диабета второго типа является глюконеогенез. То есть фактор диабета второго типа – это глюкозное голодание. Вы садитесь на кетогенную диету – Вы вызываете глюкозное голодание.

Елена Женина:

То есть глюкозу из диеты убирать нельзя никаким образом?

Елена Терешина:

Нельзя, и когда начинают говорить «быстрые углеводы, медленные углеводы» – глюкоза к диабету не имеет никакого отношения.

Елена Женина:

Это еще один миф, который мы сегодня развеяли за время программы.

Елена Терешина:

Да. Диабет – это не глюкоза, диабет – это дисфункция жировой ткани, жировая ткань перестает нормально работать, и развивается диабет.

Елена Женина:

Что нужно сделать, чтобы жировая ткань работала нормально?

Елена Терешина:

Жировая ткань – это единственная ткань, которая пролиферирует на протяжении 50 лет. Если до 25 лет мы заканчиваем рост, наши все органы, количество клеток уже фиксированное, то жировая ткань продолжает пролиферировать, продолжает расти. Это единственная ткань нашего организма, которая пролиферирует нормально, она не малигнизируется.

Елена Женина:

Как воспрепятствовать ее росту?

Елена Терешина:

Сейчас я скажу. А что вызывает вот этот адипогенез, то есть образование жировой ткани? Пищевые жиры, жиры – стимуляторы адипогенеза. Так что поменьше пищевых жиров все-таки, тем более насыщенных, которые это дело активизируют. Ненасыщенные активизируют иммунную систему, там другие процессы. Убирать насыщенные жиры, убирать все-таки говяжий жир, говядину и сливочное масло, как хотите, это самые опасные жиры.

Что касается сала. Сало – это тоже насыщенный жир, но сало чудесным образом у нас преобразуется в олеиновую кислоту. Но там тоже перебарщивать нельзя, потому что олеиновая кислота – регулятор жирового обмена. А жировая ткань, сейчас уже доказано, связана с развитием рака. Так что тут тоже палка о двух концах. Везде нужна мера, мало – плохо, много – тоже плохо.

Алексей Безымянный:

То же самое и со спортом. Занимаясь любительским спортом, давая небольшие нагрузки, 2–3 километра в день, Вы будете укреплять тонус полностью торса, пресса и всего организма?

Елена Терешина:

Да.

Алексей Безымянный:

А если Вы будете бегать по 30 километров в неделю, если человек еще к этому не подготовлен, то Вы разобьете суставы, приведете к развитию заболеваний позвоночника и так далее?

Елена Терешина:

Да. И даже молодые девушки, которые занимаются фитнесом, я знаю очень многих таких любительниц, они по 5 километров пробегают на лыжах зимой – диабет второго типа.

Елена Женина:

У нас осталась буквально минута до конца программы. Все-таки давайте посоветуем нашим зрителям и слушателям, как можно бороться с жировыми запасами организма, с точки зрения биологии.

Елена Терешина:

С точки зрения биологии – поменьше жира и сидеть на углеводах.

Елена Женина:

Сидеть на углеводах?

Елена Терешина:

Да.

Елена Женина:

Фрукты, овощи, крупы?

Елена Терешина:

Фрукты, овощи, крупы, но только не надо сладкие напитки, исключите сладкие напитки, они могут стимулировать ожирение.

Елена Женина:

Мы сегодня к концу программы выявили новый вид диеты.

Елена Терешина:

Это не диета, это нормальное питание, потому что человек – всеядное животное, но все-таки эволюционно первичным его были фрукты.

Елена Женина:

Кофе можно?

Елена Терешина:

Можно, конечно.

Алексей Безымянный:

Ну хоть это хорошо. Елена, спасибо большое, что сегодня пришли. Сегодня была чрезвычайно интересная программа.

Елена Женина:

И очень неожиданная.

Елена Терешина:

Правда, что ли?

Елена Женина:

Да.

Алексей Безымянный:

А я хочу напомнить вам, что вы можете просматривать нашу программу в повторе в записи и обязательно присылайте ссылку всем своим друзьям. Ну а нас вы можете добавить в инстаграме, ezhenina и doctor.bez. До встречи, будьте здоровы.

Елена Женина:

И будьте красивы, до свидания.

Алексей Безымянный:

До свидания.

Психологический фактор может влиять на симптомы нижних мочевых путей?   Кто должен проводить реконструкцию груди?   Можно ли не строить плотины? Какие-то альтернативы есть?   Как проходит обследование беременных женщин?   Если выбирать между коронками, протезами, мостами для беззубой челюсти - что лучше?   Какова профилактика инфаркта для различных пациентов?   Как происходит установка имплантата, протеза?   Употребление коровьего или козьего молока может привести к аллергии?   Правда ли, что салат, заправленный майонезом, хранится не более 24 часов?   Влияет ли прикус на формирование нашей ротовой полости, зубов и губ?   Какие последствия после операции по удалению доброкачественной опухоли надпочечников ожидают пациента?   При каких диоптриях при близорукости показано хирургическое лечение?   Как проходит первый день в роддоме?   Должна ли мама вмешиваться в первую влюбленность дочери?   Что представляет собой лечение методом постановки дренажа?   После лазерного лечения и криодеструкции остаются длительные депигментации? Если гемангиома затрагивает какую-то волосистую часть головы или бровь, будут на этом месте расти волосы?   Полезна ли кинезитерапия детям?   С чего начинается стандартный сеанс у остеопата?   Какие сладости можно порекомендовать при диете?   Выпивать бокал вина во время ужина - норма ли это?