Рак шейки матки

Онкогинекология

Светлана Ходукина:

Программа «Онлайн приём». В студии Светлана Ходукина и Максим Станиславович Афанасьев – доктор медицинских наук, профессор Первого Московского государственного медицинского университета им. И. М. Сеченова, онколог, онкогинеколог, гинеколог-иммунолог, эксперт по лечению дисплазии и рака шейки матки.

Можно вам сразу задать вопрос? Что такое рак шейки матки? О нём в том числе мы сегодня будем говорить. Конечно, на слуху заболевание, но, может, пару слов скажете?

Максим Афанасьев:

Рак шейки матки в структуре онкологической заболеваемости женских репродуктивных органов и в целом в онкологии занимает 2-ое место. Особенностью течения рака шейки матки является то, что в первую очередь это вирус-ассоциированное заболевание. В 98 % случаев это заболевание, которое вызывается вирусом папилломы человека, так называемым серотипом высокоонкогенного риска. Вторая особенность — это появление заболевания и его течение. Гинекологический рак бессимптомный, и рак шейки матки при нерегулярном посещении гинеколога становится серьёзным заболеванием. Заболеваемость раком шейки матки сейчас увеличивается. Это связано с тем, что пациенты не вовремя ходят к врачу, не проводят необходимые тесты, и когда уже появляются первые симптомы, при обращении к врачу уже констатируются 1-я, 2-я и более стадии рака шейки матки.

Светлана Ходукина:

Как часто надо ходить на гинекологические осмотры – раз в полгода, раз в год?

Максим Афанасьев:

Достаточно 1 раз в год.

Светлана Ходукина:

Если ходить 1 раз в год, то с большой вероятностью специалист заметит особенности, и они будут купированы и решены на ранних стадиях?

Максим Афанасьев:

Безусловно. Но, здесь надо сказать о необходимой прилежности пациенток, то есть раз в год надо посещать гинеколога. Со стороны коллег необходимо соблюдать, так называемый, стандарт обследования, или скрининг обследования, который обязательно нужно проводить любой девушке, женщине независимо от её жалоб. К таким обследованиям относится расширенная кольпоскопия, когда под прямым лучом света в 20-30-крантном увеличении оценивается состояние эпителия шейки матки, влагалища, вульвы, и проводятся необходимые тесты, такие как цитологическое исследование. Берется соскоб эпителиальных клеток с шейки матки, с вульвы, с влагалища, и морфолог оценивает на предмет атипии, на предмет отклонения этих клеток от нормальных.

Светлана Ходукина:

Если такие исследования проводить ежегодно, то с большой вероятностью всё будет замечено вовремя и прогнозы намного лучше.

Максим Афанасьев:

Вы правильно сказали про вероятность. Да, при регулярном посещении врача, при соблюдении врачом проводимых тестов вероятность пропустить заболевание сводится, практически, к нулю.

Светлана Ходукина:

Варьируется ли необходимость посещения или необходимость процедур в зависимости от возраста? Насколько молодая девушка, наличие или отсутствие детей, ведет половую жизнь или не ведёт ― есть ли особенности?

Максим Афанасьев:

Для обследования и исключения патологии шейки матки стандарт един для любой возрастной группы. С одной стороны, правила рекомендуют проходить эти тесты, начиная с 25-30 лет. На самом деле, у меня было много пациенток, у которых уже после 18-19 лет выявлялось присутствие острой папилломо-вирусной инфекции, которая может достаточно в краткие сроки перейти в предраковое состояние, дисплазию, и рак шейки матки. Правильным здесь является вопрос по поводу возрастных особенностей, потому что женщины, у которых отсутствует половая жизнь в течение длительного времени, считают, что у них проблем быть не может и перестают посещать гинеколога. Или, когда женщина входит в физиологический период менопаузы и перестаёт посещать гинеколога, отсутствует половая жизнь и так далее. Это неправильно. Врача все равно раз в год надо посещать, независимо от физиологического периода женщины: молодой репродуктивный, зрелый репродуктивный возраст, либо период пре- и постменопаузы.

Светлана Ходукина:

Вы упомянули про вирус папилломы человека. Это тоже распространённое заболевание, о котором часто говорят. Что это такое? Опасно ли это, всегда ли опасно?

Максим Афанасьев:

На сегодняшний день известно более 400 серотипов ВПЧ-инфекции. Так или иначе, речь идет, и за чем надо следить, это серотипы ВПЧ-инфекции высокого онкогенного риска. Уже проведены большие статистические исследования и доказана связь рака шейки матки с вирусом папилломы человека высокого онкогенного типа. Самыми основными среди них являются 16-ый и 18-ый типы. Появление этих вирусов на эпителии, на слизистых также не всегда напрямую говорит о том, что обязательно разовьется рак.

Светлана Ходукина:

Это как выглядело? Собирали всех женщин, у которых рак, и у большого их процента был вирус?

Максим Афанасьев:

В 98 % случаев. Это уже фундаментальное исследование, доказали. Также может быть наследственный фактор развития рака шейки матки, но основной пул составляют пациентки, причиной развития болезни у которых является вирус папилломы человека. Их надо вовремя выявлять. Врач-клиницист видит на осмотре клинические проявления вирусной инфекции на клеточном уровне.

Светлана Ходукина:

А если вирус папилломы человека имеется, но никаких проявлений или дискомфорта он не доставляет? Это тоже необходимо лечить?

Максим Афанасьев:

Сейчас модно проводить противовирусную терапию. На рынке много лекарств, в том числе иммуномодуляторов более 70-ти наименований. Но специфического противовирусного препарата прямого действия против папилломо-вирусной инфекции на сегодняшний день нет.

Светлана Ходукина:

По большому счёту, как и против любого вируса.

Максим Афанасьев:

Здесь дискутабельный вопрос. Но, именно против вируса папилломы человека лекарства прямого действия нет. Не зря в Америке не сертифицировано ни одно лекарство. На территории Америки вообще не занимаются лечением папилломо-вирусной инфекции. Поэтому надо обязательно следить. В своей практике я применяю метод фотодинамической терапии. Сейчас уже пролечил около 500 пациенток. Статистика выздоровления составляет 93 %, когда вылечивается и дисплазия шейки матки, и вирус папилломы человека, который её вызвал.

Статистика лечения методом фотодинамической терапии в 93 % случаев показывает выздоровление с устранением ВПЧ ― причины дисплазии шейки матки.

Светлана Ходукина:

С этого момента поподробнее. Можно сначала короткое определение, что такое дисплазия? Что-то гинекологическое?

Максим Афанасьев:

Дисплазия может быть не только шейки матки, может быть дисплазия любого эпителия. В частности, мы сейчас говорим об эпителии шейки матки. Может быть дисплазия эпителия желудка, что тоже является предраком. Любая слизистая, любой эпителий, в котором нарушается стратификация. У эпителия есть слои: базальный, промежуточный и поверхностный, где соответствующим образом расположены нормальные клетки. Эти клетки постоянно делятся. Нормальная потенция роста ― когда клетка из стволовой превращается в здоровую. Но, когда эпителий инфицирован вирусом, то потенция роста уже идет не в сторону здоровых клеток, а появляются, так называемые, атипичные клетки. От их расположения по отношению к базальному, промежуточному и плоскому слоям зависит степень или тяжесть развития дисплазии. Легкая степень дисплазии протекает только на уровне базальной мембраны, основы эпителия, а умеренная и тяжёлая степень дисплазии ― это когда поражаются все слои эпителия, появляются клетки с определёнными морфологическими характеристиками отклонений, когда появляются 2-хядерные клетки, появляются крупные ядра в клетках. Как раз, цитологическое исследование, которое проводит врач-гинеколог, входит в стандарт, помогает выявить эти клетки, когда нет ещё проявлений вируса. Пока нет проявлений вируса, это состояние можно наблюдать, потому что высока вероятность и самоизлечения от вируса папилломы человека. В биологии, как на весах: с одной стороны ― это уровень и количество вируса, с другой стороны ― это состояние иммунитета. Соответственно, либо большое количество вируса и ослабленный иммунитет, либо нормальный иммунитет, который может справиться с вирусом папилломы человека.

Светлана Ходукина:

Я правильно понимаю, что есть вирус папилломы человека. В каких-то случаях, в лёгкой форме и без клинических серьёзных проявлений, организм может с ним справиться сам, а в других случаях вирус может привести к дисплазии? Или что-то другое приводит к дисплазии?

Максим Афанасьев:

Вирус к дисплазии может привести, может не привести, поэтому данное состояние и надо наблюдать. Когда имеются проявления вирусной инфекции, такие как плоские кондиломы на шейке, уже появляется дисплазия. Она всегда имеет характерную картину при той же кольпоскопии. Это обострённое состояние ВПЧ-инфекции, папилломо-вирусная инфекция в этом состоянии уязвима к методам воздействия.

12:56

Светлана Ходукина:

Какие у пациента есть способы решения проблемы, если у него обнаружилась дисплазия?

Максим Афанасьев:

Когда уже есть проявления? Обратиться к врачу. Существуют стандартные или распространённые методы лечения. У дисплазии есть 3 степени: лёгкая, средняя и тяжёлая, далее ― внутриэпителиальный рак. Его иногда даже выделяют в 4-ю степень дисплазии. Легкая степень дисплазии относится к фоновым заболеваниям, которые можно наблюдать, относится к низкой группе интраэпителиальных поражений. Это говорит о прогнозе. Это состояние, которое можно наблюдать, не переходя к лечению. Начиная с умеренной степени дисплазии, с тяжелой и рак на месте, или рак на цито, даже можно сказать, рак 0-вой стадии, начиная со 2-ой степени дисплазия относится к группе интраэпителиальных поражений высокой степени. Это состояние, которое нельзя наблюдать, а обязательно проводится лечение.

Из существующих методов наиболее распространён хирургический, когда в пределах здоровых тканей иссекается изменённый эпителий и отправляется на гистологическое исследование. Называется конизация шейки матки. По форме конуса иссекается изменённый эпителий на шейке матки. Недостаток этого метода в том, что дисплазия является следствием папилломо-вирусной инфекции. При хирургическом воздействии вирус папилломы человека не удаляется. Мы лечим следствие, но не убираем причину. Это является причиной рецидивов, когда болезнь возвращается. Хирург не контролирует процесс. Он использует стандартные парусные электроды в форме треугольника, причём, не имеет значения метод физического воздействия. Бывает электронож, бывает радионож, бывает лазерный скальпель. Метод физического воздействия не имеет значения, он все равно не убирает причину развития дисплазии ― вирус папилломы человека. Именно поэтому я применяю в практике метод фотодинамической терапии, который входит в федеральный стандарт оказания помощи по акушерству и гинекологии, это приказ № 572. Этот метод позволяет убрать и причину развития дисплазии, вирус папилломы человека, и саму дисплазию.

Светлана Ходукина:

Это как примерно выглядит? Что происходит в процессе?

Максим Афанасьев:

При хирургическом воздействии, как я уже сказал, убирается измененная ткань. Метод фотодинамической терапии несколько сложнее именно технологически. В методе фотодинамической терапии есть 3 составляющих. Это препараты фотосенсибилизаторы, которые вводятся в кровь и накапливаются во всех изменённых клетках. 2-ое ― это метод физического воздействия, лазер, но другой длины волны, не тот, что используют для хирургической деструкции или хирургического сечения. 3-е ― это кислород, который присутствует в живой ткани. Когда изменённый эпителий накопил препарат, под действием интенсивного лазерного света запускаются фотохимические реакции препарата. Клетки, накопившие препарат, соединяются с кислородом, запускается фотохимическая реакция, образуется активная форма кислорода, или синглетный кислород, и другие токсические продукты, которые разрушают диспластический эпителий и опухоль.

Светлана Ходукина:

Звучит глобально. Это большая операция под общим наркозом?

Максим Афанасьев:

Всё происходит на локальном уровне. Можно использовать местную анестезию, но при конизации местная анестезия более актуальна, поскольку операция проходит достаточно быстро. Длится в течение 15-20 минут, когда иссекается измененная ткань. Операция фотодинамической терапии при правильном соблюдении протокола занимает, в среднем, в моем исполнении около 1 часа 20 мин, до полутора часов, в тяжёлых случаях до 3-х часов бывало. Соответственно, женщина может вести себя беспокойно. Поэтому я провожу операции чаще всего под анестезиологическим пособием, когда даётся общая анестезия или спинальный наркоз. В этом случае пациентка чувствует себя хорошо, уверенно, что создаёт условия для достижения адекватного результата.

Светлана Ходукина:

Я поняла, что есть заболевание, которое называется дисплазия. Чтобы не допустить серьёзных последствий, стоит, как минимум, ежегодно посещать гинеколога и проводить цитологические исследования. Если уже случилось так, что процесс серьезно запущен, то есть хирургический способ лечения, который иногда работает. У него есть свои минусы: вирус не убирается хирургическим путем. Очень важно от врача гинеколога-иммунолога услышать про способ фотодинамической терапии, которая чуть менее распространена.

Максим Афанасьев:

Фотодинамическая терапия пока не так популярна. Я сейчас стою на пике и занимаюсь тем, чтобы популяризировать этот метод. Занимаюсь обучением врачей методу фотодинамической терапии, являюсь внештатным сотрудником Центра лазерной медицины Санкт-Петербургского медицинского университета. Мы совместно проводим в том числе выездные циклы обучения фотодинамической терапии.

Светлана Ходукина:

Какие плюсы и минусы методов? В хирургическом методе ясно, что не лечится причина, убирается следствие. Видимо, часто бывают рецидивы. Звучит достаточно тревожно, поскольку что-то вырезается. Возможно ли потом иметь ребёнка? Какие могут быть последствия у того и другого вариантов?

Максим Афанасьев:

И после конизации, и после фотодинамической терапии детей можно и зачать, и родить, всё получается. Но после конизации, поскольку происходит частичная утрата органа, могут возникнуть разного рода проблемы: либо нераскрытие шейки матки, либо сложность с вынашиванием. Иногда после хирургического лечения возникает сложность и с зачатием. Фотодинамическая терапия имеет основное преимущество, мы уже обсудили: убирается причина. То есть удаляется вирус папилломы человека из эпителия шейки матки, и второе ― она органосохраняющая, нет утраты органа, шейки матки. Ни частичной ни полной утраты органа. При хирургическом воздействии, как уже было сказано, не имеет значения физический метод. Это может быть и обычный скальпель с шовным материалом, это может быть и лазер, чаще всего – радиоволна либо электронож. При всех физических воздействиях убирается часть органа, что мы не делаем при проведении фотодинамической терапии.

Преимущество фотодинамической терапии ― это органосохраняющая операция. Нет утраты органа, шейки матки.

Светлана Ходукина:

Всё остается в том виде, как и было, внешне и наощупь.

Максим Афанасьев:

Да. Первое, самое главное, осложнение после конизации, – опять же, повторю – рецидив. Литературные данные говорят, что рецидив случается, минимум, в 30 % случаев. По факту у меня из 500 пролеченных пациенток 30 % также составляют пациентки с рецидивами болезни после хирургического лечения. За последние 2 дня пролечено 3 пациентки. Одна из пациенток была после хирургического лечения, причём, ей было поведено 4 конизации шейки матки, то есть после каждой был рецидив. После хирургического лечения осталась, так называемая, культя шейки матки, на ней пациентке был проведён сеанс фотодинамической терапии. Причем, категория пациенток с конизациями шейки матки больше 2-х ― это сложная категория. Они также сложно поддаются и фотодинамической терапии. В большинстве случаев им, конечно же, получается помочь, но иногда эти пациенты остаются под наблюдением, поскольку после каждого хирургического воздействия на шейки матки обостряется ВПЧ и инфекция становится резистентна, то есть приобретает свойства сопротивляемости к лечебным воздействиям.

Светлана Ходукина:

Я поняла, что метод фотодинамической терапии — это абсолютно традиционный метод.

Максим Афанасьев:

Он не популярный, но традиционный. Для врачей, во-первых, хирургическая тактика, решить проблему путем удаления органа вместе с болезнью ― абсолютно логично и правильный подход. Но нюанс заключается в решении проблемы. Есть «да», есть «нет», остальное от лукавого. Часто вопрос в мотивации врачей хирургов. Пациенткам с дисплазией, которая лечится либо конизацией, либо фотодинамической терапией, если девушка выполнила, пусть частично, родила одного ребёнка, врачи иногда буквально предлагают: «Давай, мы тебе все удалим, и ты не будешь знать проблем». И удаляют. Такие пациентки у меня тоже есть; им уже всё удалили, а дисплазия осталась. Удалена шейки матки, где персистирует ВПЧ-инфекция, удалена матка, остается купол культи влагалища. В этом куполе культи влагалища возникает снова болезнь.

Светлана Ходукина:

Потому что орган удалили, а вирус никуда не ушёл, ему надо где-то жить.

Максим Афанасьев:

Вирус никуда не ушёл. Мало того, пациентки получают соответствующее качество жизни после удаления. Одна пациентка обращалась в 34 года. Ей в 32 года гинекологи в Твери удалили полностью гениталии при тяжёлой дисплазии шейки матки, сказав именно так. Ко мне она обратилась с тяжелой дисплазией культи влагалища с вопросом: «Как же так? Мне сказали, что проблем больше не будет». Вот такой исход хирургической тактики.

Светлана Ходукина:

Какова вероятность, что после лечения дисплазии фотодинамическим способом тоже появится рецидив? Наверное, при совсем низком иммунитете такое возможно?

Максим Афанасьев:

Такое для меня пока теоретически может быть, поскольку метод фотодинамической терапии, безусловно, тоже не панацея. Нельзя его использовать как гарантированный метод, который даст полностью гарантию выздоровления. Есть статистика наблюдений применения этого метода, когда в 93% случаев удается вылечить и дисплазию, и вирус папилломы человека, в 95 % случаев точно получается сначала удалить дисплазию, а вирус папилломы человека иногда уходит после повторного сеанса фотодинамической терапии. Подчеркиваю, что метод не панацея. Из 500 пациенток есть 4, которым не помогли в моем исполнении 2 сеанса фотодинамической терапии. Такие пациентки все равно есть, но рецидивов у своих пациенток я не наблюдал. То есть, в ситуации, когда не помог 1 сеанс фотодинамической терапии, мы проводим повторный сеанс, и пациенты проходят дальнейшее наблюдение. Первая пациентка была пролечена в 2009 году, основная часть пациенток набиралась и пролечивалась с 2013 года. Рецидивов болезни пока не произошло, не выявлено.

Светлана Ходукина:

Этот метод используют в других странах? Почему у нас отдаётся предпочтение хирургическому методу?

Максим Афанасьев:

Хирургическая тактика распространена повсеместно и выполняется во всем мире как золотой стандарт. Я с этим абсолютно не согласен. Фотодинамическая терапия также применяется во всем мире, но во всем мире она применяется больше в научных работах. Есть определённые препятствия для развития, те же препараты фотосенсибилизаторы в Америке достаточно дорогие, стоимость препарата около $3.000. В нашей стране столько может стоить процедура, включая препарат. Здесь уже организационные моменты, скорее всего. Так или иначе, методика применяется во всем мире, в том числе применяется на людях, не только на животных, но наибольшее распространение метод нашел в России. С 1991 года институт им. Герцена, в частности, этот метод активно внедряет в практику здравоохранения. Официально метод вошёл в практику здравоохранения в 1992 году, когда был изобретен и зарегистрирован первый препарат фотосенсибилизатор. Метод достаточно давний и вопрос сейчас только в его популяризации и распространении. Метод работает.

Надо подчеркнуть, что метод технологически сложный, потому что нужно учитывать, математически рассчитывать дозировки препарата и дозировки света, то есть физические параметры света надо учитывать, и, соответственно, научиться применять эту методику. Есть определённые организационные моменты, которые каждый врач должен пройти. Часто на обучение приходят врачи-хирурги. Иногда даже сразу складывается впечатление, понимание, что этот врач не будет работать, применять метод фотодинамической терапии, потому что ему легче отсечь часть шейки хирургическим способом, чем 1,5 часа проводить сеанс фотодинамической терапии. Чисто психологический момент.

Светлана Ходукина:

То есть метод требует большей сосредоточенности и большего творчества, если здесь уместно это слово.

Максим Афанасьев:

Безусловно, так. Здесь встречаются 3 науки, 3 кита, это медицина, биология и физика, причем, они в равной степени одинаковы, каждая часть занимает по 30 %. Мало быть хорошим врачом-клиницистом, нужно, как минимум, понимать физику процесса в объеме фотодинамической терапии. Отсюда часто и складывается негатив врачей-хирургов по отношению к фотодинамической терапии. Они видят результаты неудачного применения фотодинамической терапии, но в случаях, когда мне приходилось разбираться, я видел, что протокол проводился с нарушением технологии. Причем, не надо было долго углубляться в то, что делали и просить документацию. Банально, пациенту вводился препарат недостаточной дозировки.

Светлана Ходукина:

Тут стоит отметить, что, наверное, и хирургический способ, если его неправильно проводить, имеет особенности. В любом случае, есть методика и есть специалист, и дело может быть не в методике, а в специалисте. Поэтому, если есть возможность найти специалиста, у которого есть опыт удачного применения фотодинамической терапии, то вероятность того, что последствий будет меньше и заболевание уйдёт, очень высокая.

Максим Афанасьев:

Я вам привёл реальную статистику. Сейчас достаточно большая группа пациентов пролечена, около 500.

Светлана Ходукина:

Я поняла, что в России метод фотодинамической терапии достаточно распространён. Можно найти специалиста в любом большом городе?

Максим Афанасьев:

Там, где заявлен этот метод, не всегда делают правильно. Но, в целом, да, сейчас достаточно на регион одного специалиста, который будет правильно обучен проведению фотодинамической терапии. Одного достаточно. Не надо всем гинекологам заниматься фотодинамической терапией. Ко мне сейчас часто обращаются коллеги, гинекологи с просьбой обучения, которые буквально сразу транслируют: что-то в тактике ведения пациенток с патологией шейки матки надо менять, потому что зашли в тупик.

Светлана Ходукина:

Где этому обучают?

Максим Афанасьев: Как я уже сказал, это Санкт-Петербургский медицинский университет им. Павлова, в Центре лазерной медицины; обучение проходит также в институте Герцена, ведущем в этом направлении в нашей стране. Это Московский научно-исследовательский онкологический институт имени П.А. Герцена на Боткинском проезде. Изначально официально они занимались темой фотодинамической терапии, они её продвигают и успешно применяют в лечении не только гинекологических заболеваний, ведь дисплазия эпителия может быть дисплазия любого эпителиального органа. Методика широко применяется, в том числе на Западе, при лечении заболеваний желудка, заболеваний бронхов и так далее. В институте Герцена эта методика широко внедрена. Пройти обучение есть где.

Светлана Ходукина:

Мы можем затронуть, что-нибудь сказать и про онкологические заболевания? С дисплазией стало понятно, что главное ― профилактика и регулярное наблюдение; вне зависимости от возраста, ведения или не ведения половой жизни необходимо ежегодно проходить обследование и наблюдать.

Максим Афанасьев:

Я предлагаю нашим слушателям ввести в культуру отношения к себе ежегодное посещение врача-гинеколога. Опять же, надо проследить, чтобы эти тесты были проведены. Я стал обращать внимание при беседе с пациентами перед лечением: часто тесты на протяжении многих лет не проводятся. То есть, мало посетить гинеколога, мало внешнего осмотра. Иногда гинекологи ошибочно руководствуются принципом «Я не вижу никаких изменений, нет смысла брать анализ». На самом деле, все бывает по-другому: есть достаточно серьезные изменения на клеточном уровне, которые без проведения тестов пропускаются. Поэтому мало посетить, надо посетить именно врача-гинеколога, который владеет методикой расширенной кольпоскопии, проводятся специальные пробы. Это рутинный метод, в принципе, входит в стандарт осмотра любым гинекологом. Мы не говорим о каких-то высоких технологиях, это проводится в любом смотровом кабинете, но не там, где акушер проводит диспансеризацию, а у врача-гинеколога, и в его стандарт первичного осмотра входят эти тесты: расширенная кольпоскопия, жидкостная гистология, и ещё можно дополнить ― так называемый, дайджин-тест, когда определяется вирусная нагрузка.

Почему надо определять вирус ― потому что, опять же, доказано фундаментальными исследованиями: инфицирование вирусом папилломы человека в 98 % случаев происходит при первом половом сношении. Как только произошёл контакт ― произошло инфицирование. Далее происходит то, о чём мы говорили: зависит от количества вирусов и от состояния иммунитета. Его присутствие на слизистой не обязательно говорит о том, что болезнь возникнет. Абсолютно ошибочной лечебной тактикой, и я это аргументирую, является назначение вакцины против вируса папилломы человека уже для лечения ВПЧ. Существуют у нас, в России зарегистрированы две вакцины, гардасил и церварикс. Ошибочным является применять её с целью лечения. Если обратятся, и наши слушатели даже почитают официальную инструкцию в интернете к гардасилу, там в аннотации к этому препарату есть поправка: «Если вы не можете однозначно исключить уже состоявшееся инфицирование, то целесообразность и риски этой вакцинации должны быть взвешены». А если есть дисплазия или девушка начала жить половой жизнью, то слизистая уже инфицирована, это доказанный эффект. Таким образом фирма-производитель себя подстраховала и отгородилась от претензий на случай, если вакцина не поможет. Вакцина и не поможет, если уже состоялся первый половой контакт. Тем более, если уже есть процессы вирусных проявлений на слизистой, то ни в коем случае вакцинацию проводить нельзя. Я почему об этом говорю, потому что в СМИ часто фигурирует информация о вакцинах, но лечение ими является достаточно серьёзной ошибкой. С целью лечения проводить вакцинацию ни в коем случае нельзя.

Светлана Ходукина:

До начала ведения половой жизни в этом есть смысл? Или тоже спорный вопрос?

Максим Афанасьев:

Не смею отрицать того, чего не знаю. Я не занимался вакцинацией пациенток. Естественно, да, вакцинацию надо проводить до начала половой жизни. Девочкам, начиная с 10 лет, можно проводить вакцинацию. Насчёт ее целесообразности у меня нет наблюдений, нет данных. Но есть один пример отрицательного эффекта от вакцинации, когда ко мне обратилась пациентка после правильно проведённой вакцинации. Обратилась в 19 лет, в 14 лет ей была проведена, как положено, вакцинация препаратом. У этой пациентки на шейке матки был целый атлас кольпоскопических картин, хотя её анамнез именно взаимоотношений с противоположным полом, начало половой жизни у нее было только с 19 лет. Она обратилась ко мне в 20 лет, а на шейке матки уже очень выраженные изменения. Но это одно наблюдение, может быть частный случай.

Светлана Ходукина:

Но, в любом случае надо вместе со своим лечащим врачом взвешивать и серьёзно подходить, изучать врачу и пациенту.

Максим Афанасьев:

Безусловно. Есть ещё то, что я не вижу в практике, но считается, что вирус папилломы человека, особенно высокого онкогенного риска, передаётся исключительно половым путём. У меня много пациенток, у кого именно 16, 18 тип был обнаружен до начала половой жизни. То есть, надо полагать, что существует не только половой путь. Когда я столкнулся с таким наблюдением у своей пациентки, выяснилось, что этот вирус был у её матери и у бабушки. Инфицирование, получается, может состояться и до начала половой жизни ― это к разговору о рисках применения вакцинации. Даже до начала половой жизни факт инфицирования мог состояться, и такие пациенты есть.

Светлана Ходукина:

У нас время подходит к концу. Что ещё можно сказать в заключение жизнеутверждающего, что хотелось бы добавить?

Максим Афанасьев:

Я уверен, что наши слушатели после сегодняшней передачи будут более бдительно относиться к регулярности посещения врачей. Хочу сказать, что даже серьёзное заболевание, как тяжелая дисплазия, рак 0-вой степени, и даже микроинвазивный рак, это уже рак шейки матки I стадии, успешно лечится на сегодняшний день методом фотодинамической терапии. Этот метод позволяет вернуть себя к прежней жизни, провести своего рода анализ, чтоб не допускать и дальше планировать семью, рожать детей. Моя практика применения метода это только доказывает.

Светлана Ходукина:

Отлично! Мы на этом завершим нашу передачу.

Это был канал Медиадоктор, программа «Онлайн приём». В студии были Светлана Ходукина и Максим Станиславович Афанасьев.

 

Есть ли на гомеопатических препаратах маркировка и предупреждение?   Как правильно хранить йодированную соль?   Сколько раз может выполняться стентирование?   Сколько длится обучение роботических хирургов?   Какая нужна подготовка к лазерной операции по лечению варикоза?   В среднем, сколько фруктов с катехинами нужно съесть?   Все женщины хотят иметь здоровое потомство. Как женщину защитить, предохранить, вооружить и успокоить с помощью генетических тестов?   Что такое фониатрия?   Кто входит в группу риска заболевания ангиной?   Омега-3 кислоты нужно принимать постоянно?   Какие нити для лифтинга лучше использовать – полидиоксаноновые или полимолочные?   Можно ли максимально минимизировать приём препаратов и полностью выйти на психотерапевтическую поддержку? Возможно, чтобы и депрессии, и паническое расстройство, обсессивно-компульсивное расстройство держать исключительно на психотерапии?   Какие практические советы для самообследования можно предложить?   Какие факторы могут провоцировать возникновение пиелонефрита?   Каковы причины возникновения лимфедемы?   Как лечить повышенное внутриглазное давление?   Как происходит подготовка к операции по замене хрусталика?   Как женщинам нужно заботиться о своем здоровье перед планированием беременности?   Какие заболевания желудка могут приводить к раку, переходить в злокачественные опухоли?   Как генетические тесты могут помочь в подборе лечения заболеваний?