Детская гинекология сегодня. Зачем детям - девочкам, юным девушкам - нужен гинеколог?

Гинекология

Тэги: 

Тамара Барковская:

Программа «Медицинский консилиум», я её ведущая Тамара Барковская. Сегодня мы говорим о детской гинекологии, об актуальных её аспектах. Гость в студии – врач акушер-гинеколог «Клиники на Петровке», врач, специализирующийся на детской гинекологии, доктор медицинских наук, врач высшей квалификационной категории Долженко Ирина Сергеевна.

Я предлагаю начать с основ. Расскажите пожалуйста, кто такой детский гинеколог, чем этот специалист занимается и какие сегодня каноны работы детского гинеколога у нас в стране?

Ирина Долженко:

Специальность чрезвычайно интересная. Строго говоря, нет специальности «Детская гинекология», есть специальность «Акушерство и гинекология». В рамках этой огромной специальности, очень мощной, очень серьезной, есть некоторые направления, и каждый акушер-гинеколог где-то специализируется. Это может быть детская гинекология, может быть невынашивание и так далее. Но специальность, как таковая, все равно «Акушерство и гинекология». Я позволю себе называть эту специальность именно так, для простоты восприятия, так принято в нашей среде. Для того чтобы работать детским гинекологом, нужно пройти достаточно большой путь. Это не просто медицинский ВУЗ, как и положено, это интернатура или ординатура по специальности, которая дает вам возможность входа в эту широчайшую специальность, и далее 5 лет работы внутри специальности на должности акушера-гинеколога с тем, чтобы приобрести опыт, обрести все знания, весь опыт внутри специальности. После определённого тематического усовершенствования или конкретной работы на рабочем месте по детской гинекологии врач получает возможность вести специализированные приёмы и обслуживать наше самое юное население с 0, то есть с рождения, до 18 лет. Приблизительно такой спектр, которым занимается детский гинеколог.

Тамара Барковская:

Как человеку, родителям найти детского гинеколога, если необходимо показать ребёнка? Как искать компетентного специалиста, куда обращаться в таких случаях? Очень многие не ориентируются в этом вопросе. Как отлажена данная служба?

Ирина Долженко:

Надо сказать, что специализированная служба детской гинекологии в Советском Союзе существовала с 1958 года. Представляете, какой огромный временной промежуток! Хотя, действительно, она остается очень оригинальной, необычной. Первые приёмы были организованы в Ленинграде, затем открылся стационар при институте акушерства и гинекологии, стационар по детской гинекологии, где оказывалась специализированную помощь в полном объеме. За долгие годы она превратилась в службу, то есть систему, есть сеть специалистов, которые могут располагаться в разных медицинских учреждениях, но ведущим является детская поликлиника, где имеется специалист. Да, он может быть не в каждой поликлинике, но в Москве в районной поликлинике как районный специалист обязательно должен быть, и он есть. Конкретно в Москве есть 2 серьёзных стационара, которые занимаются всеми проблемами, в полном объеме обеспечивают и оперативную технику, и производят операции. К великому сожалению, девочки тоже в них нуждаются. На периферии, действительно, пока еще не очень развита эта система, не очень часто мы можем встретить детского гинеколога, но мы можем всегда обратиться в женскую консультацию. Как правило, поскольку это особая ситуация, особая сфера деятельности акушера-гинеколога, её на себя берет заведующая консультацией. Можно всегда обратиться в первую очередь или в детскую поликлинику, где вам расскажут, куда можно дальше двигаться, или в женскую консультацию, где существуют районный главный акушер-гинеколог. Уж они-то точно знают, куда вас можно будет направить. Такая специальность существует. Может быть, не очень распространена, но получить помощь можно абсолютно реально.

Помощь детского гинеколога можно получить, обратившись в женскую консультацию, если данного специалиста нет в поликлинике.

Тамара Барковская:

Допустим, в детской поликлинике, где нет гинекологического профиля, педиатр может, если что-то заподозрил по симптоматике, направить в женскую консультацию к гинекологу даже там на периферии, где нет отдельной категории врачей.

Ирина Долженко:

Да, конечно. Это не просто существует, а в курсе и педиатры, и врачи других специальностей. Существует перечень симптомов или особенностей анализов, или лабораторных показателей, когда, все-таки, нужно обратиться к детскому гинекологу. Но это врачебные моменты. Я хочу подчеркнуть, что первый шаг мама с ребёнком должна сделать к врачу, к специалисту, а дальше врачи решат, кто будет вести этого ребёнка, где нужно его проконсультировать. Поверьте, сейчас в России есть очень мощные возможности по детской гинекологии, очень существенные. Можно совершенно спокойно попасть к специалисту, никаких проблем и препонов не должно быть.

Тамара Барковская:

Ирина, Сергеевна, насколько часто встречаются гинекологические заболевания у девочек разных возрастов?

Ирина Долженко:

Было проведено достаточно много исследований в популяции. Смотрели детей, обычно в организованных коллективах, школах и детских садах. Могу сказать, что приблизительно 10 % от всего населения возраста от 0 до 18-ти нуждаются в гинекологической помощи, уже в лечении. Это достаточно высокий процент, но, если говорить о подростках от 15 до 18, то показатель увеличивается до 20-25 %. Это во-первых. Но, самое главное, и самая большая беда может быть не в этом. Параллельно были проведены большие исследования, которые показали, что из выявленных детей, которые требуют гинекологической помощи, у которых уже есть признаки гинекологических заболеваний, их активно выявляли на профилактических осмотрах, диспансеризации и так далее, то из этого числа лишь 20 % обращались самостоятельно за помощью, а 80 % сидят и чего-то ждут. Они не воспринимают свое состояние как заболевание, как какие-то моменты их жизни, которые уже требуют хотя бы совета врача, дополнительного обследования. Их это особо не беспокоит. Вот это беспокоит врачей. Конечно, в более запущенных случаях, когда они прибегают, приходят, или их присылают на консультацию врачи других специальностей, нам сложнее получить хороший результат в лечении.

Тамара Барковская:

В данном случае элементы родительского недосмотра могут влиять на то, что девушки не обращаются?

Ирина Долженко:

Я бы не сказала «недосмотр». Обычно в общей массе мы любим своих детей. Я бы не стала употреблять слово «недосмотр», я бы сказала «незнание». К великому сожалению, не знают. Я давно работаю в этой области. Раньше считалось: ой, гинеколог. Когда можно обратиться к гинекологу? Или когда вышла замуж, или когда наступила беременность. А что там раньше делать ― никто этого не предполагал, и было даже не очень прилично.

Тамара Барковская:

На обывательском уровне было не принято водить детей к гинекологу.

Ирина Долженко:

Не принято, особенно детей: «А что там делать?». На самом деле, вдуматься элементарно: есть орган ― есть болезнь. Девочка рождается с уже полностью сформированными анатомически сформированными всеми органами репродуктивной системы. Есть матка ― есть заболевание, есть влагалище ― возможно ее заболевание. Ни у кого же не возникает сомнения, что у новорождённого ребёнка может быть блефарит, иридоциклит. Вас полечат, надо идти к окулисту. Но и здесь есть орган, поэтому гинеколог в жизни женщины начинается с рождения и до гробовой доски. Сопровождение идёт всегда.

Тамара Барковская:

Ирина Сергеевна, какие конкретно заболевания могут возникнуть у девочки в младенческом возрасте, дошкольном, школьном, подростковом? Что чаще встречается по нозологии?

Ирина Долженко:

В самом раннем, у малышей, в первую голову это воспалительные заболевания вульвы и влагалища, вульвовагиниты. Есть определенные анатомические особенности, где существует очень маленькое расстояние от влагалища до ануса, до прямой кишки. Есть моменты, когда маленькие дети аллергичны, проявляются аллергические реакции. Мы привыкли в наше время: экссудативный диатез, щёки шершавые, на ладошках сыпь, под коленями и так далее, типичные места. Но, то же самое происходит в промежности. На их фоне наступают синехии малых половых губ. Слипчивый процесс, который непременно надо лечить, хотя бы потому, что нарушается нормальный пассаж мочи. Как только нарушается анатомия ― физиологии не ждите. Это прерогатива младшего возраста. К тому же именно в это время, до 8 лет, может возникнуть так называемое преждевременное половое развитие. Появляются признаки полового развития, а именно рост молочных желёз, слизистые, или даже кровянистые выделения из влагалища. Самый главный, первый симптом вообще пубертата, это скачок роста. Ребёнок начинает быстро опережать в росте своих сверстников, и уже на это нужно обратить внимание. Это то, что касается начала жизни.

Дале мы переходим к пубертату, очень важный переходный период. Пубертат считается с 10 лет и сейчас почти до 20-ти. Разговор идет о том, чтобы официально его продлить до 25-ти. Мы пока условно считаем, что до 18-ти, потому что завершается этот период половой зрелостью. Пубертатный период, когда всё меняется на фоне гормональной активности. В организме происходят огромные изменения, не только гормональные. Идет мощнейшее становление характера человека, появляются психологические особенности, характерологические черты. Все это вместе наваливается на ребёнка, и здесь могут быть любые нарушения гормонального плана. Это и нарушения цикла, и нарушения порядка полового развития ― он тоже имеет свои определённые показатели. Это нарушение формирования правильного овуляторного цикла, для которого, собственно, и существует вся репродуктивная система.

К 18 годам ребёнок должен закончить своё функциональное развитие, система должна работать в автономном режиме и уже выходить на параметры взрослой женщины, которая обеспечивает деторождение. В сущности, вся наша система для этого дана, в природе ничего другого не должно быть. Здесь может быть все, что угодно: нарушение цикла, вплоть до маточного кровотечения. Надо сказать, что в пубертате выявляются все пороки развития матки и влагалища. Они рано закладываются, но функционально выявляются именно в этом возрасте. Это эндометриоз, это кисты и кистомы яичника. К великому сожалению, у детей бывают онкологические заболевания, в том числе, и органов репродуктивной системы. Могут быть сочетанные изменения с эндокринной и нервной системами. Это целый конгломерат и комплекс нарушений, которые требуют вмешательства. Более того, часть диагнозов, которые называются гермафродитизм с проявлением гиперандрогении, выявляется и провоцируется пубертатом. В этом возрасте может быть все, что угодно.

Казалось бы, как могут быть у маленьких детей заболевания, которые характерны для взрослой женщины? Могут, и достаточно часто встречаются и эндометриоз, и даже миома матки, и полипы эндометрия, и опухоли яичников. Поэтому надо очень внимательно относиться к вопросу. Весь спектр заболеваний репродуктивной системы, какой только может быть, всё может существовать.

Тамара Барковская:

Как формируется репродуктивная система девочки в зависимости от возраста?

Ирина Долженко:

Наверное, да, надо знать. Казалось бы, это совсем научные факты, но хорошо бы это знать, понимать главное. Строго говоря, формирование репродуктивной системы начинается с момента слияния маминых и папиных гамет и определения пола будущего ребёнка. У человека ещё ничего нет, ни рук, ни ног, ни головы, ни лёгких, а пол уже определён. Кому как повезёт, у кого-то девочка, у кого-то мальчик. Фактически, основной процесс идёт примерно с 4-х недель гестации до 14 – 16 недель беременности. Очень быстро формируется матка, влагалище, формируются и насыщаются фолликулами яичники, сначала их может быть до 3-х млн, далее процесс апоптоза уменьшает количество до нормальных 300.000. Идут достаточно сложные процессы.

Надо сказать, что формирование репродуктивной системы начинается очень рано, когда женщина ещё вообще может не знать, что она беременна. 4 – 5 недель иногда при длительном или нерегулярном цикле не заметны. Данный момент крайне важен, поскольку можно получить пороки развития. Хотя, честно говорю, очень много исследований, где мы пытались найти их причину. Понятно, что закладка органов репродуктивной системы начинается крайне рано, в ранние сроки беременности, но не выявлено конкретных повреждающих факторов. Тем не менее, на основании биологических закономерностей могу посоветовать, настоятельно порекомендую женщинам, которые уже не предохраняются, сознательно идут на беременность, вести себя таким образом, всё время соблюдать все нормативы здорового образа жизни. Мы никогда не знаем, когда наступит беременность; кто-то в первый месяц забеременеет, кто-то в третий, кто-то ― в 5-ый, в 10-ый. Нельзя так, что сегодня я буду себя очень хорошо вести, не курить, не пить алкоголь, никаких злоупотреблений, а в субботу и воскресенье я позволю себе. Нельзя этого делать. Мы даже не знаем, когда наступает беременность. К беременности надо относиться очень уважительно, хотя бы просто потому что мы рожаем 1, может быть, 2 раза в жизни. Поэтому надо отнестись с очень большим уважением, очень серьезно и очень внимательно. Слишком дорого будут стоить неполадки.

Итак, у нас уже заложены все органы и системы, они оформляются, чуть-чуть увеличиваются в объеме. К моменту рождения новорождённая девочка имеет все органы репродуктивной системы, которыми она будет пользоваться всю свою жизнь. Уже ничего не добавится. В своё время витало совершенно необоснованное мнение, что яичники чем-то ещё наполняются, откуда-то там появляются фолликулы. Ничего не появляется, всё закладывается внутриутробно. Девочка уже с рождения имеет репродуктивную систему, всю анатомию. Дальше начинается очень интересный период, так называемый, нейтральный. Репродуктивная система сформировалась, она уже есть, и она после рождения девочки, да и мальчика тоже, отступает назад, туда, в кордебалет, а на первый план, на авансцену выходят необходимые системы жизнеобеспечения. Ребёнок учится ходить, есть, устанавливается пищеварительная система, которая нам необходима. Заканчивается нейтральный период примерно в 8 – 10 лет из годовалого малыша, который еле ногами передвигал, его толкать не надо, он сам упадёт. Мы всё видим, что такое новорождённый ребёнок, которого надо кормить через 3,5 часа. Если что-то не так, то будет или понос, или запор, или срыгивание. Это целая система мер, где мы очень бережно и нежно относимся к пищеварительной системе. 10-летний ребёнок, который грызёт чипсы, запивает их газированной водой ― ничего, переваривает. То есть система уже жёстко установилась. Тогда на первый план выходит репродукция.

Тамара Барковская:

Самый сложный, критический период.

Ирина Долженко:

Совершенно верно. Дальше мы не видим. Детей, которые ещё учатся ходить, мы оберегаем, вокруг него мама за ручки держит, чтобы никуда не стукнулся, не клюнул носом, а дальше, когда она на одной ножке прыгает через веревочку, когда она ест столовские котлеты, ничего с ней не происходит ― вроде как здоровый ребёнок. А в это время репродуктивная система начинает развиваться, набирать свою функциональную активность, и вид у неё, фигурально, такой же, как у ребёнка, который не умеет ходить. Но мы этого не видим, вот в чём беда. Что происходит, что такое 10-12-летний ребёнок? Это, помимо школы, лучше гимназии, ещё 2 языка, ещё коньки, ещё кикбоксинг, уже не считая компьютер и так далее. Помните, как у А.Барто:

Драмкружок, кружок по фото,

А ещё мне и петь охота.

Нагрузка колоссальная, потому что мамы не видят. Она правда не видит. Она не вредитель для своего ребёнка, но она не видит этого, может быть, не знает. Тем не менее, нагрузка. Организм внутри себя производит колоссальную работу. Работают все системы в мощнейшем напряжении: и эндокринная, и нервная системы, и психология, психика ребёнка. Напряжение максимальное. Мы говорим об адаптивных возможностях ребёнка, который должен пережить этот критический период.

Тамара Барковская:

Да, плюс ещё, усиливается гендерная самоидентификация с психологической точки зрения.

Ирина Долженко:

Конечно. Все вместе это тяжёлый период, называется критическим. Это не патология, безусловно, это физиология, но к критическим периодам относится и наша беременность. Мы тоже себя ощущаем, как хрустальную вазу. Мы стараемся вести себя очень нежно, к нам нежно относятся, как правило, хотя это абсолютно нормальное, здоровое состояние любой женщины, так же, как и пубертат. Практически, у половины, может быть меньше, у трети девочек с самого начала менструации имеется овуляторный цикл, значит, уже существует опасность, – может быть, опасность, может быть, возможность – беременности. Поэтому нужно и эти вопросы внимательно обсуждать.

Тамара Барковская:

Ирина Сергеевна, в каком порядке формируются вторичные половые признаки у девочки?

Ирина Долженко:

Период полового созревания начинается не со вторичных половых признаков, а начинается с очень большой активности. Гормональные изменения начинаются несколько раньше, начинается андрогенная активность. Но мы это можем не видеть глазом. Это мощная работа всего организма. Начинается она со скачка роста, потому что активизируется СТГ, соматотропный гормон ― тот гормон, который нам дает большой, мощный рост. Поэтому, очень характерно, когда мама говорит: «Ой, за лето выросла, надеть нечего». Причём, вырастает нога, вырастает в длину тело, появляется, так называемый, гадкий утенок: длинные руки, несоразмерное тело, ноги. Ребёнок ещё не очень знает, что с этим делать, такой период наступает.

Если всё в порядке, начинается гормональная активность. В первую очередь начинают выделаться эстрогены, женские половые гормоны. Формируется фигура по женскому типу. Сначала это был голыш ― ни талии, ни бедер, ничего нет, прямой силуэт. Перераспределение жировой ткани — это не наше желание, это чисто биологическая детерминанта. Появляется талия, появляется маленький – подчеркиваю: маленький – животик, появляются отложения жира на бедрах. Надо сказать, и молочная железа не из костей растёт, это производная жировой ткани. Формируется облик женского типа. Здесь, наверное, мамам хорошо бы поговорить с ребёнком, объяснив ему, что этого бояться не надо. Иногда начинаются дисморфофобия, дисморфомания, когда ребёнок пугается своего вида, изменений своего тела, не принимает новое тело как таковое, как биологический объект. На мой взгляд, радостное событие, когда человек взрослеет, но это трудно, оказывается, пережить, и могут быть целый ряд заболеваний, попыток или похудеть, или изменить фигуру, что, безусловно, чревато последующими изменениями. Это может закончиться очень даже неблагоприятно. Первое, что появляется, конечно, молочные железы. Иногда ребёнок жалуется: не могу прыгать, что-то больно. Надо на это обратить внимание. Появляется лобковое оволосение, сначала небольшое, оно измеряется в баллах, это чисто клинически, для нас важно, и подмышечное оволосение. В принципе, не заканчиваясь наполнением каждого симптома, появляется менструация.

Мы так устроены, что от начала роста молочных желез до первой менструации – она называется менархе – проходит обычно 2 года. То есть, процесс достаточно длительный, тяжелый для организма. Начиная с 10-12 лет, до 18-ти, когда мы должны прийти ко взрослому состоянию ― столько времени, почти 8 лет организму требуется, чтобы перейти из очень младенческого состояния репродуктивной системы достичь параметров взрослой женщины, которая может обеспечить рождение здорового ребёнка. К 18 годам биологически мы имеем состояние половой зрелости, а половая зрелость ― это возможность забеременеть, выносить, родить, а теперь ещё и воспитать здорового ребёнка без вреда для собственного здоровья. Это «и воспитать» даёт нам очень большие возможности отодвинуть в ряде случаев понятие половой зрелости до 20-ти, а может быть, и до 25-ти лет. Мужчины гораздо позднее приобретают половую зрелость, которая почему-то оценивается как возможность эрекции, полового контакта и даже получение беременности у своих спутниц, а вот «и воспитать», тем не менее, отодвигается и отсрочено достаточно намного. Это тоже проблема сегодняшнего дня. Таким образом заканчивается половое развитие и начинается взрослая жизнь.

Тамара Барковская:

Ирина Сергеевна, для родителей, в частности, для мам в большей степени, какие основные ориентиры правильности формирования репродуктивной системы у девочки? На что нужно обратить внимание?

Ирина Долженко:

Несмотря на огромный спектр заболеваний, особенностей для гинеколога, достаточно серьезных вопросов в сохранении здоровья девочек, существует не так много признаков, где мама должна сделать шаг к врачу. В первую очередь, это патологические выделения из половых путей в любом возрасте, начиная с рождения и до 18 лет, и позже тоже. Они могут быть с изменением цвета, с изменением консистенции. Обычно мама говорит, что на трусах что-то есть. Уже хорошо, что они обратились. Это может быть запах, который не очень приятен и необычен для ребёнка, а уж наличие кровянистых выделений просто повод, чтобы быстро бежать к специалистам, искать, кто может помочь. Второе, как я говорила, любые признаки полового развития до 8 лет — это повод обратиться к врачу. Не буду агитировать кого-либо, но могу сказать, что первое делает врач-гинеколог, имея преждевременное половое созревание, в мою задачу входит исключить опухоль мозга и опухоль яичников. Дальше вы должны действовать сами. Первые признаки – надо бежать. Это что касается второго пункта.

Нарушения или изменения строения половых органов. Что имеется ввиду? Когда мы забираем ребёнка из роддома, обычно нам их разворачивают. Мы смотрим ручки-ножки: 5 пальчиков на ножках, на ручках, ах-ах! Надо заглянуть в промежность, потому что мамы пропускают синехии, не зная. Всё очень маленькое, всё очень нежное и не очень похожее на то, что мы знаем, к чему мы привыкли, поэтому мамы пропускают. Врач, если он честный человек, честный врач, поможет, и педиатр может увидеть. Во всяком случае, изменения строения, неважно, в какую сторону, что-то показалось не так ― бегом к врачу. Что может быть? Может быть увеличение клитора, очень неприятный симптом, который дает большие возможности и необходимость очень подробного обследования. Но этот шаг должен быть сделан. Не надо думать, идти или не идти ― идти!

Любые нарушения менструального цикла через год после менархе. В первый год, пока идёт период становления менструального цикла, мы смотрим сквозь пальцы, если, конечно, нет маточного кровотечения, которое угрожает жизни. Мы стараемся не влезать туда, насколько это возможно, давая организму самому на себя поработать. Если же это продолжается, это уже нарушение цикла, это уже заболевание. Как ни странно, с болезненными менструациями мы встречаемся почти каждый день. Боль боли рознь. Если болезненные менструации нарастают, если они требуют приёма таблетированных препаратов, если они выбивают из колеи девочку, и она не может учиться, это повод для обращения к врачу, потому что одним из серьёзнейших симптомов порока развития матки или влагалища является боль при менструациях. Надо разобраться. Никто просто так лечить ребёнка не будет. У детского гинеколога достаточно работы, он не будет цепляться, но получить «добро» на то, чтобы потом наблюдать за ребёнком, да и просто помочь в болевых ощущениях, конечно.

Тамара Барковская:

Разобраться, опасен ли действительно этот симптом, следствием чего он является.

Ирина Долженко:

Безусловно, и уже спокойно к этому относиться.

Далее, могут быть регулярные болевые ощущения внизу живота, которые могут быть прообразом или кисты яичника, или даже опухоли яичника. Это тоже повод обратиться к детскому гинекологу. Вот, пожалуй, всё.

Но есть ещё один повод для обращения. К концу пубертата у нас уже возникает возможность беременности. Обычно мамы, наблюдающие за своей девочкой, знают, что происходит, когда происходит, и, всё-таки, имеют это ввиду. Если есть, я бы не сказала опасность, но, может быть, в этом возрасте опасность беременности, нужно проконсультироваться с детским гинекологом с тем, чтобы, если на то есть необходимость, назначить контрацепцию. Здесь тоже есть очень много нюансов.

Наконец, конечно, если нет менструации к 14 годам, если нет полового развития к 14, а к 15-16 нет менструации, это тоже повод обратиться к врачу. Как правило, грубые изменения, всё-таки, заставляют и девочку, и маму идти на обследование. Вот, пожалуй, всё, что нужно знать маме.

Тамара Барковская:

Какие факторы в целом определяют правильное развитие ребёнка? То есть, в каких условиях оно возможно?

Ирина Долженко:

Я попыталась рассказать о физиологии и становлении репродуктивной системы. Мне хочется, чтобы люди поняли: биологически репродукция зависима. Без репродуктивной системы можно жить? Можно. Будете есть, пить, сердце работает, легкие дышат, голова хорошо соображает. То есть, без репродуктивной системы человек может жить. Что делает биологически наш организм? Как только он попадает в экстремальные условия, он выключает функцию, без которой можно жить. Это защитная реакция, и лечить это надо, не восстанавливая цикл, а действовать таким образом, чтобы дать возможность организму вернуться в свои нормативные показатели. Он сам будет включать эту функцию.

В этой связи что мне можно сказать? Снижение массы тела, будь то косметическая диета, будь то несчастье, не знаю, заболел ребёнок, желудочно-кишечные заболевания, ещё какие-то хронические тяжёлые заболевания, вообще любая соматическая патология, ― этому посвящено большое количество работ, это доказано, ленинградские авторы много с этим работали. Как только увеличивается группа здоровья, а 1-я группа ― это сама здоровая, 4-ая ― самая больная с хроническими заболеваниями; в 1-ой группе здоровья гинекологических заболеваний минимальное количество, в 4-ой группе здоровья гинекологических заболеваний будет до 80 % в той или иной форме, выраженной или не выраженной степени тяжести различные, но они имеются в наличии. То есть, организм не справляется; когда он занимается, например, хроническим гломерулонефритом, ему уже не до репродукции. В этой связи актуальная вся, так называемая, гигиена, то есть мероприятия, которые должны охранять наше здоровье. Кто-то из детей может учиться в особой школе, кто-то может переносить ещё дополнительно 2 языка и ещё физические нагрузки, и не давать каких-либо изменений в репродуктивной системе, кто-то не может этого делать. Поэтому, дорогие мамы: если ребёнок после школы приходит и ложится спать хотя бы на час, что не характерно для здорового ребёнка, обратите на это внимание. Возможно, нужно снизить нагрузки.

Конечно, кто хорошо менструирует, развивается? Тургеневские девочки, которые сидят около окна и вышивают белой гладью. Они пытаются влезть в различные изменения, во все кружки, нагрузки. Я уже давным-давно не лечу девчонок, которые приходят или с задержкой менструаций, или с отсутствием таковых, когда они заканчивают школу и поступают на 1-ый курс института. Колоссальные нагрузки, сравнимые с мужскими нагрузками, потому что при этом, должна сказать, повышается уровень андрогенов. Организм защищается, поэтому с моей стороны было бы нахальством восстанавливать и пытаться восстановить менструации. Мы просто пережидаем. Однако, даже в эти моменты ребёнок требует определённых очень нежных медицинских вмешательств, иногда медикаментозной помощи, даже не столько для того чтобы восстановить менструацию, потому что при наличии гормональных препаратов можем дать восстановление, когда хотим. Хотим ― ко дню рождения, хотим ― ко Дню Парижской коммуны, это вообще игра. А тогда, когда мы помогаем организму справиться с этими нагрузками. Вот, собственно, и всё, что надо понимать.

С другой стороны, я реальный человек и понимаю, что любую девочку мы не можем ограничить, чтобы она не училась, чтобы она не развивалась. Не надо пытаться реализовать на ребёнке свои родительские амбиции, а пытаться очень реально оценить возможности конкретного человека и относиться к репродуктивной системе с уважением.

Тамара Барковская:

Спасибо вам, Ирина Сергеевна! В следующих эфирах мы обязательно коснёмся вопросов диагностики, терапии, что касается приема именно у детского гинеколога, чем отличается такой приём от приёма у взрослого гинеколога. Кроме того, поговорим об особенностях полового воспитания девочек на разных возрастных этапах, о предотвращении нежелательной беременности, а также об особенностях и необходимости приема гормональных препаратов для возраста категории девочек. Пожалуйста, Ирина Сергеевна, короткое резюме на тему нашего сегодняшнего эфира.

Ирина Долженко:

Что я могу сказать? Только одно: не бойтесь детской гинекологии, не бойтесь врача детского гинеколога. Очень внимательно и очень серьёзно относитесь к своим детям. Любите их.

Тамара Барковская:

Благодарю вас за сегодняшний эфир!