Как говорить нет?

Психология

Тэги: 

Светлана Ходукина:

Программа «Час с психотерапевтом Хачатуряном». В студии Светлана Ходукина и замечательный специалист, психотерапевт, сексолог Гурген Хачатурян.

Сегодня мы говорим о том, как говорить «нет». Оказывается, что это достаточно актуальная тема.

Гурген Хачатурян:

Скажите «да» слову «нет».

Светлана Ходукина:

Да, хорошее название: скажите «да» слову «нет». Хотелось бы сегодня поговорить о том, почему некоторые люди не могут говорить «нет», как им научиться говорить «нет», какие могут быть предпосылки к тому, что люди не могут говорить «нет». Поговорим о такой теме. Не знаю, есть ли разделение по половому признаку, что женщинам сложнее говорить «нет» или мужчинам, не могу точно сказать. Попробуем сегодня разобраться. Ваши пациенты, Гурген, сталкивались с проблемой, что они не могут говорить «нет»?

Гурген Хачатурян:

Да, сплошь и рядом. Вообще, говорить «нет» очень тяжело. Иной раз даже приходится приучать говорить слово «нет».

Светлана Ходукина:

Тренировать.

Гурген Хачатурян:

Тренировать говорить слово «нет», иной раз учить прорабатывать внутреннюю аргументацию, иногда приучать верить собственной аргументации и воспринимать ее как что-то значимое, безусловно значимое и достаточное для того, чтобы отказаться от каких-то предложений.

Светлана Ходукина:

Я посмотрела, поизучала немного интернет. Посмотрела, какие есть причины того, что люди не могут сказать «нет», собрала некоторый набор мнений. Одна из причин, например, что человек боится, что если он скажет «нет», то другой человек расстроится, и он не готов к тому, что из-за его слов кто-то расстроится, не готов принять на себя ответственность за чужие эмоции и говорит «да». Ему говорят «помоги мне», он не хочет, но говорит «да», потому что думает: вдруг он сейчас обидится или скажет «Ужас, ужас, как же мне теперь быть?». Вот такая есть проблема. Бывает, человек боится, что его перестанут любить — в целом, в общем сказать, что перестанут дружить и перестанут считать хорошим человеком. Бывает, что для людей возможность помочь и соглашаться ― это возможность иметь связь с определёнными людьми. Наверное, даже страшно начать говорить «нет» и понять, что это было единственное, почему с тобой дружил человек, например. Есть еще причина: у человека нет такой привычки, в конце концов, ему страшно, для него – неизведанная область жизни, никогда не говорил «нет». Как этим людям в такой ситуации быть?

Гурген Хачатурян:

Тут все, по большому счету, как всегда, просто в моей любимой психотерапии: для начала разберитесь с причинами. Самые очевидные и распространенные причины вы, Светлана, уже любезно рассказали: люди боятся, что их отказ каким-то образом повлияет на ту значимость, ту оценку, которую они имеют со стороны партнера, оппонента или просящего человека. Этот страх приводит к тому, что на любые просьбы, даже самые распространенные, самые неприемлемые отвечает все равно «да», попутно переступая через собственные желания и собственные возможности, приводя свое собственное душевное состояние в дисфорию со снижением настроения. Все это связано с тем, что в очередной раз я плюнул сам себе в лицо, в левый глаз, и теперь приходится еще и делать то, к чему я был совершенно не расположен.

Боясь дать отказ, вы можете обречь себя на выполнение не самого приятного, или даже неприемлемого дела.

Светлана Ходукина:

Тут очень важно отметить, что, когда вы говорите «да» кому-то на просьбу, которую вы не собирались, не хотели и вам не комфортно выполнять, вы на самом деле говорите «нет» другому человеку, и этот человек — вы.

Гурген Хачатурян:

Да. Потрясающе логичная мысль.

Светлана Ходукина:

То есть ты чувствуешь внутри: «Нет, я не хочу этого делать! Можно, я не буду этого делать?», но сам себе говоришь: «Нет, я соглашусь и скажу тебе «нет» и ты, вместо своего выходного, пойдешь…»

Гурген Хачатурян:

Пойдешь полоть грядки.

Светлана Ходукина:

Например. Или помогать кому-то.

Гурген Хачатурян:

Тут есть несколько таких ключевых, наверное, моментов, на которые надо обращать внимание. Это даже не ключевые моменты, а некие явления, когда есть «да», которое мы говорим для того, чтобы что-то построить, даже когда сами хотим сказать «нет». К примеру, для достижения определённых карьерных или ситуационных привилегий, когда нас просят что-то сделать дополнительно на работе, мы зарабатываем на этом себе баллы, очки в свое резюме или свой стаж, есть такой элемент. А есть «да», когда мы, наоборот, портим свое здоровье, свои взаимоотношения, например, как бы это странно ни звучало. У нас есть любопытная тенденция: люди боятся сказать «нет», например, на предложение пойти выпить, и это действительно очень смешно. Каждый раз сталкиваюсь с тем, что мои пациенты, для того чтобы отказаться от употребления алкоголя, начинают придумывать разные истории о том, что они принимают антибиотики или еще что-то. Это тоже кажется немножко странным, потому что «нет, спасибо, я не хочу» — это очень хороший аргумент для того, чтобы чего-то не делать.

Светлана Ходукина:

А почему человек не может сказать: «Нет, спасибо, я не хочу»? Его что-то, наверное, пугает или держит?

Гурген Хачатурян:

Его пугает, что его могут посчитать каким-нибудь снобом, жлобом, еще каким-нибудь некомпанейским человеком.

Светлана Ходукина:

Или могут начать расспрашивать: нет, ты объясни, почему?

Гурген Хачатурян:

Да: что ты да почему, ты что, не мужик (или не баба), пойдем, выпьем, расслабимся, мы же все идем, а ты не идешь. Хотя у человека могут быть свои планы, и в принципе свое отношение к алкоголю или даже к тусовке, которая собирается. Есть еще такой важный нюанс, когда дело касается слова «нет», и это «нет» должно звучать и весомо, и однозначно, ― это когда дело касается сексуальных отношений. Когда вы сталкиваетесь с ситуацией, когда кто-то так настойчиво предлагает вам нежелательную для вас близость, комментируя при этом: «Что ты ломаешься?», или приводя какие-то странные аргументы.

Светлана Ходукина:

Или вопросы: «Нет, объясни, почему?», «Я, что, тебе не нравлюсь?»

Гурген Хачатурян:

Наверное, вам виднее в том плане, что девушки так или иначе с такой ситуацией сталкиваются чаще, чем мужчины. Когда именно дискомфортное внутреннее ощущение возникает в связи с тем, что тебе не дают сказать «нет», или даже так — не прислушиваются к твоему «нет», когда дело касается аспектов сексуального общения. Очень важные моменты, о которых я бы тоже хотел поговорить в свете нашей темы «Как говорить «нет». Берите и говорите, «нет» и все. Но есть какие-то ключевые моменты в этом самом «нет», которые отграничивают, являются рубежом в сторону насилия против самого себя.

Светлана Ходукина:

Чаще всего, когда человек не говорит «нет» — это как раз то самое насилие по отношению к себе.

Гурген Хачатурян:

Да, совершенно верно. Насилие, кстати, тоже можно ранжировать. Все-таки, насилие, которое связано с…

Светлана Ходукина:

…алкоголем, зависимостями, с сексуальными отношениями.

Гурген Хачатурян:

Да, их я бы поставил на первоочередное место в том, насколько ваше внутреннее «нет», которое должно быть услышано, значимо. Хотелось бы, чтобы наши слушатели, если есть такая тенденция внутри их личности, это услышали и что-то в себе поменяли.

Светлана Ходукина:

Я бы добавила «ванильную» фразу про какую-нибудь внутреннюю опору и так далее. Я сейчас поясню. Человеку очень важно внутри себя понимать, что он имеет право говорить «нет» тогда, когда он считает нужным сказать «нет». Ему нет необходимости объяснять, почему он говорит именно так. Он может объяснить, если считает нужным; если он не считает нужным ― он может и не объяснять. Он ― замкнутая система, которая имеет право жить и принимать свои решения. Часто можно обратить внимание, что сторонние люди, когда чувствуют от вас некое неуверенное «нет» или какое-то сомнение, продолжают спрашивать: а почему, а что? Человек уверенный, у которого все в порядке с тем, чтобы говорить «нет», он скажет «нет», а на вопрос «Почему?» ответит, что не собирается ничего объяснять, достаточно самого ответа. Чаще всего такого человека и не будут спрашивать, его «нет» достаточно понятно. А когда человек внутри сомневается: «Может быть, я не имею права сказать? Может быть, я должен объяснить? Может, все-таки, мне нужно с ними пойти, они же мои друзья». Этот внутренний диалог и конфликт всплывает в интонации, в какой-то невербалике. Люди обычно чувствуют и продолжают. Поэтому важно перед тем, как сказать «нет», спокойно самому себе напомнить, что «нормально говорить «нет», я имею на это полное право, я полноценная личность и у меня есть мои желания», и так далее. Так и повторять, видимо.

Гурген Хачатурян:

Совершенно верно. Фраза «я не хочу» не требует какого-то дополнительного пояснения, она должна быть уважаема тем, кто вам что-то предлагает. По большому счету, если вы начнете — я сейчас обращаюсь нашим слушателям, — если вы возьмете за правило говорить «нет» тогда, когда вы хотите сказать «нет», то вы обратите внимание, что через какое-то время ваша позиция, ваше желание становится более ценным. Это такая парадоксальная ситуация. Когда человек думает, что если он всегда будет говорить «да» на любое событие, на любое предложение, на любой кипиш, кроме голодовки, как модно было говорить какое-то время назад, то как раз таки человек, всегда согласный, со временем девальвируется в глазах своей компании.

Человеку очень важно понимать, что он имеет право говорить «нет» тогда, когда считает нужным. Причём, ему нет необходимости объяснять, почему он говорит именно так. 

Светлана Ходукина:

То есть, его согласие и помощь не ценятся.

Гурген Хачатурян:

Вечный, стопроцентный, согласный вариант: я не знаю, что мне делать сегодня вечером, дай-ка я позвоню Акакию Акакиевичу, предложу, а он всегда согласится. Так вы и окажетесь вечным запасным вариантом для чего-то. А когда вы научитесь говорить «нет» тогда, когда сами хотите говорить «нет», то сами не заметите, как к вам начнут больше прислушиваются. Ваша позиция станет более ценной как человека, относящимся с большим уважением и пиететом к своим желаниям, к своему времени и так далее.

Светлана Ходукина:

Тут можно добавить все ситуации, которые связаны с различной помощью. «Я приеду, поживу у тебя 2 месяца с семьей из 10 человек», «Можешь отвезти меня туда-то», — всякие разные просьбы: «А можешь с ребенком моим посидеть?», «А можешь с собакой погулять?» и другие ситуации. Стоит понимать, что если вы всегда говорили «да», то с большой вероятностью на ваше неожиданное «нет, я не могу» может появиться негатив или какие-то, условно говоря, наезды: «Как ты не можешь? Всегда мог, а сейчас не можешь?» Можно получить порцию негатива, может быть, даже кто-то из знакомых «отвалятся», отойдут на второй план. Тут важно понимать, что ваше постоянное «да» было у вас единственной ценностью.

Гурген Хачатурян:

Совершенно верно. Я бы даже не говорил «может быть», я бы сказал, что это гарантированно произойдет. Сколько в интернете таких историй о том, как кто-то кому-то отказал и после этого началось: «Что, тебе сложно? Что ты вообще за человек такой».

Светлана Ходукина:

Да, еще может быть манипулирование кем-то: детьми, животными, пожилыми людьми.

Гурген Хачатурян:

Совершенно верно, способов манипулировать масса и вы обязательно это услышите, можете не удивляться, вам гарантированно будет неприятно. Какой для этого есть антидот? Очень простой: все аргументы, которые вы услышите против себя о том, как вы низко пали как личность, чаще всего ничего общего с истиной не имеют, не считая вопросов, когда вы действительно вредина и просто говорите «нет» на все что угодно. А когда вы ставите какие-то свои планы, свои желания, свою возможность отдохнуть выше чего-то другого, то действительно будьте готовы к тому, что большинство ваших близких этого не поймет и будет постоянно сопротивляться. Тут, наверное, надо проявить, во-первых, стойкость, для того чтобы не поддаваться этим достаточно примитивным манипуляциям, а, во-вторых, может быть, даже определённую гибкость — понимать, что если к вам обратился кто-то, кто ждет вашей помощи, просит очень редко, вы понимаете, что ситуация совсем через край, то, наверное, надо оценить ситуацию и, может быть, пойти навстречу. То есть ситуация, когда каждый раз ко всему надо относиться разумно, индивидуально. Но при этом никогда не бойтесь сказать «нет».

Светлана Ходукина:

Просто надо держать в голове, что я всегда имею право сказать «нет», это моё право.

Гурген Хачатурян:

Совершенно верно.

Светлана Ходукина:

Даже если я делаю что-то, что мне дискомфортно, по какой-то причине соглашаясь, я могу это сделать осознанно. Я понимаю, что я сейчас этого делать не хочу, но по каким-то причинам осознанно могу согласиться. Или есть человек, которому действительно очень нужна помощь, но это должно быть серьезное, осознанное, взвешенное решение, а не делать из-за боязни сказать «нет».

Гурген Хачатурян:

Помните потрясающий фильм «Собачье сердце», когда группа Швондера и иже с ними предлагает профессору Преображенскому купить какие-то журналы по червонцу штука в помощь детям Германии, а он говорит: «Не хочу». Ему говорят: «Вам жалко червонца?» Он говорит: «Нет». «Вам не жалко детей Германии?», – «Жалко». «А почему вы не купите?», – «Я не хочу». И вам может быть жалко. Или не жалко, как угодно. Но, если вы чего-то не хотите делать, это всегда аргумент для того, чтобы этого не делать. Опять-таки, когда дело касается вопросов психологии или воспитания личности внутри себя, всегда надо понимать, что, если мы что-то постулируем, у нас всегда есть запятая: но есть исключения, есть случаи, есть обязательства, которые надо уметь на себя брать.

Светлана Ходукина:

Обязательства, обещания, может быть, договоренности.

Гурген Хачатурян:

Да, например, сейчас кто-нибудь нас послушает, придет сегодня вечером домой, а там запыхавшаяся, уставшая жена…

Светлана Ходукина:

Говорит: «Вынеси мусор».

Гурген Хачатурян:

А он скажет: «Нет, я не хочу».

Светлана Ходукина:

Этот эфир, все-таки, в большей степени для людей, у которых крайне редко получается говорить «нет». Возможно, для кого-то из мужчин это будет актуально, жена скажет: «Наконец-то у человека слово появилось! Я думала, что он вообще безвольный, бесхребетный». В большей степени эфир для тех, кому действительно очень редко удается сказать «нет». Я бы еще добавила, что когда люди не говорят «нет», хотя они хотели сказать «нет», они отчасти вводят в заблуждение других людей, соглашаясь и не давая людям понять, что, в общем-то, они этого делать не хотят. Может быть, они невербально это делают, делают грустное лицо, страдальческое, или недовольно себя ведут, везя кого-то в аэропорт или сажая рассаду. Но, тем не менее, всегда оппонент сможет предъявить претензию и скажет: «Ты же согласился», в смысле «не хотел бы ― не делал». Конечно, можно развить дискуссию и сказать: как я тебе скажу «нет»…

Гурген Хачатурян:

…Если ты меня привязал и приставил пистолет к виску.

Светлана Ходукина:

Да. Получается, что человек тем самым создает для себя не то чтобы неприятную атмосферу, но делает что-то нехотя и не говоря прямо человеку в лицо, что он этого делать не хочет. Плюс, часто это вызывает ситуации, когда приходится потом, вместо того, чтобы сказать прямо «нет», как-то изворачиваться, не брать трубку, согласиться на что-то. Вместо того, чтобы сказать «Нет, я не хочу в музей», сказать «Да, пойду», а потом что-то придумывать, хотя проще было сразу отказаться. Ситуации, когда приходится делать такие непонятные движения, не то чтобы скользкие, но сопровождающиеся неким чувством вины, избеганием, они в большей степени создают ненадежность такого человека, чем, если бы он иногда говорил «да», а иногда ― «нет». Хорошая мысль?

Еще, кстати, хотела добавить, что на эту тему мне мой психотерапевт говорила. Спрашивает: «На твой взгляд, что лучше, что хуже — испытывать злость или испытывать чувство вины?» Я говорю: «Наверное, испытывать чувство вины». Она: «Тогда ты всегда будешь на все соглашаться». ― «Почему?» Потому что очень страшно испытывать чувство вины и поэтому соглашаешься, а потом, скорее, испытываешь злость из-за того, что ты что-то делаешь, чем отказать, испытывать чувство вины, но зато не испытывает злость. То есть, медаль с двумя сторонами, тебе неудобно сказать «нет», но если ты скажешь, то ты все равно будешь негативные чувства испытывать, просто другого характера.

Гурген Хачатурян:

Да, но чувство вины, как правило, навязано извне. Я бы для наших слушателей, которые знают, что они боятся сказать «нет» именно потому, что после этого они будут испытывать чувство вины, – достаточно тяжелое и тягостное, надо сказать – поработали, и подумали на тему того, откуда у них появилось чувство вины, кто им его навязал. Как правило, это история, поросшая камышом, идёт из детства, из ранней юности.

Светлана Ходукина:

Матери не помогаешь, а потом всем помогаешь.

Гурген Хачатурян:

Родительские отношения тут очень интенсивно подмешаны. Подумайте об этом и, в конце концов, вы придете к выводу о том, что чувство вины, которое у вас есть сейчас, это следствие определенного рода манипуляций, направленных против вас, против вашей психики, вашей личности, для того чтобы кто-то получал свой гешефт. Если вы найдете признаки манипулятивного воздействия, удивитесь, ахнете и задайте сами себе вопрос: хотите вы дальше оставаться объектом манипуляции, или вы хотите быть самостоятельной, развивающейся личностью?

Чувство вины, которое у вас есть сейчас, это следствие определенного рода манипуляций, направленных против вас, против вашей психики, вашей личности.

Светлана Ходукина:

Еще распространенная причина, по которой люди не говорят «нет» — это установка или мысль о том, что нужды других людей важнее моих нужд, что «им-то важнее, у них-то дети, а я-то что, а мне-то». Или мама, бабушка, они же хотят, им нужен огород, а я молодая.

Гурген Хачатурян:

Да, в таком случае будьте готовы к тому, что у вас самих не будет детей, когда у всех остальных они будут, потому что вы так и будете проживать свою жизнь и жизни других людей, которым всегда говорите «да», когда сами хотите сказать «нет». То есть, с чего Светлана достаточно остроумно начала эфир: когда вы говорите кому-то «да», вы говорите «нет» себе, говорите «нет» своим перспективам, своему будущему.

Светлана Ходукина:

Может быть, своему отдыху, своему удовольствию.

Гурген Хачатурян:

Да, совершенно верно. Может быть, уже 7 раз за неделю вас позвали выпить, а вы хотели книжку почитать.

Светлана Ходукина:

Да, насчет того, что нужды других людей более важные: на эту тему можно попробовать поразмышлять, на бумаге поразмышлять или сходить к психотерапевту и разобраться. Это очевидно странная установка. Если на нее смотришь со стороны ― правда, какая-то глупость, не может быть такого; мы же все люди равные, тем более, я-то у себя один. Поразмышлять на эту тему и понять. Очень важно осознавать свою ценность, потому что проблема неумения говорить «нет» в первую очередь сводится к тому, что человек не ощущает своей ценности и возможности, права говорить «нет», когда он хочет сказать «нет». Даже несмотря на то, что, может быть, какие-то люди могут расстроиться или быть недовольными. Тем не менее, даже в таких случаях это возможно и человек имеет право сказать. Гурген, вы можете прокомментировать, как быть людям, если им кажется, есть такая мысль? Я часто сталкивалась с ситуацией, когда людям действительно, абсолютно серьезно кажется, что нужды родителей, нужды друзей и соседей более важные. Даже если я сплю, а мне звонят в дверь и просят что-то делать, я встану и пойду.

Мы не предлагаем никогда не говорить «да» и всегда делать только то, что хотите. Мы говорим именно про тех людей, у кого с этим есть сложности, кто действительно не может сказать «нет» в ситуации, когда ему что-то крайне дискомфортно и сложно сделать. Мы говорим для этих людей. Как бы вы могли прокомментировать ситуацию, когда человек правда, абсолютно осознанно считает, что нужды других людей важнее, чем его. «Я-то что. Ну, ладно, пойду носить картофель мешками, сидеть с детьми, помогать переводить всех через дорогу, на субботник, бесплатно волонтером работать, потому что попросили, некому больше, только я».

Гурген Хачатурян:

Да, «никто не смог, а ты смог, всегда сможешь». Как это комментировать? Таких людей, как правило, достаточно жалко. Внутри всегда есть чувство, что общаешься с человеком, который не живет своей жизнью. Я бы сказал даже живет чужой жизнью, потому что в тот момент, когда вдруг случится такое, что его никто ни о чем не попросит, он окажется в совершенном одиночестве, в ощущении своей ненужности. Это состояние будет настолько болезненным, что первую попавшуюся просьбу он даже не дослушает до конца, а побежит делать и будет кричать «да, да, да».

Светлана Ходукина:

Очень интересный пункт вы сейчас отметили: получается, что часто людям, которые бросаются выполнять нужды других людей, забывая о себе, в принципе, страшно находиться один на один с собой, задавать себе вопрос: «А что же я сам хочу? Все ли ok у меня в жизни? Куда я хочу двигаться?» тем самым некоторое избегание своей собственной жизни происходит путем спасания кого-то.

Гурген Хачатурян:

Совершенно верно. Если думать о том, откуда все это дело пошло и почему такое явление появилось, наверное, надо говорить о том, что очень много событий в ментальности, в личностях наших соотечественников, сограждан происходит именно за счет того, что у нас разные поколения существуют или развивались по совершенно различным правилам. Надо понимать, предполагать, что родители наших слушателей среднего возраста имеют коммунистическое, пионерское, комсомольское воспитание и, соответственно, такое же мировоззрение. А их дети, чье развитие происходило в переломные 90-е годы, в момент становления совершенно другого общественного порядка, несколько иначе смотрят на ценности. То есть, для родителей явление коллективизма — «ты плюнешь, коллектив утрется, коллектив плюнет, ты утонешь», «ты пошел против коммунизма» или «ты пошел против коллектива» — для одного поколения это очень большая не то, что трагедия, но неприятная мысль сама по себе, и это одно. А для следующего поколения, как раз таки, наоборот — ты все можешь, ты можешь быть сам по себе, один в поле воин и он может достигать чего угодно. На стыке этих двух мировоззрений действительно происходят завихрения, потому что тяжело бывает отказать, например, родителям, когда они тебя о чем-то просят. Тяжело отказать близким, тяжело сказать коллективу, классу, группе, кому угодно именно потому, что внутри нашей ментальности еще живет это ощущение, что если ты не со всеми, то ты против всех. Это ощущение собственной загнанности, собственного одиночества настолько тяжело внутренне ощущается, что проще и лучше перешагнуть через свое «мещанское мировоззрение» и окунуться в радость и прелесть социализма, коллективизма.

Всегда надо понимать, что очень много происходящих сейчас явлений в обществе действительно связаны с культурным расслоением. Раз уж так исторически сложилось, что один политический строй и культурная парадигма сменились на другую, то не надо жить прошлым. Время коллективизма ушло, сейчас другие времена настали. Можно относиться с уважением, можно не относиться с уважением, но жить надо дальше, жить надо реальностью и, опираясь на эту реальность, смотреть в будущее. Будущее все больше и больше зависит от каждой конкретной личности, а не от группы лиц. Даже если вам настойчиво предлагают через фразу «все такие, а ты не такой» и за счет этого вы говорите «да», когда хотите сказать «нет», внутри себя понимайте, что такая парадигма уже большей частью себя изжила и опираться надо в первую очередь на свое внутреннее мироощущение (я искренне надеюсь, подкрепленное определенного рода знаниями, матчастью) и опираясь на свое внутреннее ощущение, свое внутреннее желание добиваться тех целей, которые вы перед собой поставили. Если для того, чтобы это сделать, вам нужно кому-то сказать «нет» – говорите!

Светлана Ходукина:

Тут опять же, если сказать какой-то такой базисной фразой, то важно как можно чаще останавливаться и задавать себе вопрос: что я хочу, а что я не хочу и куда я иду. Может быть, это моя семья, мои близкие, самые близкие люди — жена, муж, дети, и я, в общем-то, и хочу близких отношений с ними. Поэтому я иногда делаю что-то, что мне не нравится, потому что для меня важно, у нас в семье так принято, чтобы все было хорошо. Хотя, на другой чаше весов стоит мой отдых, и я и на это обращаю внимание. Например, я знаю, когда я отдыхаю, я знаю, когда я помогаю. Тогда все очень просто: можно жонглировать, как шариками, и говорить, что я сейчас не могу, могу тогда-то, например. Это так, совсем банальные примеры, но глобальная мысль в том, чтобы останавливаться как можно чаще, задавать вопрос: а что я хочу, что я не хочу? Потому что иначе ты принимаешь решение: говоря «да», исходишь из того, чтобы не испытывать чувство вины, или чтобы вдруг люди что-то не подумали о тебе и так далее. Не задаёшь себе вопрос: а я-то что хочу на самом деле?

Еще подумала, была хорошая мысль. Как мы сказали, в принципе, когда ты говоришь «да» ― ты говоришь «нет» самому себе. Глобально стоит подвести итог: это нормально, когда люди просят. То есть ты соглашаешься, говоришь «да» и потом злишься: как можно спрашивать, 10 раз меня это просить, это неприлично! На самом деле спрашивать тоже нормально, даже 10 раз одно и тоже и просить делать, потому что человек соглашается. Может быть, ему нравится, может быть, он от этого получает удовольствие, может быть, он любит полоть грядки или ездить на машине. То есть и просить нормально, и говорить «нет» нормально. Мне кажется, что есть такая комбинация: люди, которые не умеют говорить «нет» и не умеют просить. Они и просить не умеют, и говорить «нет» не умеют.

Гурген Хачатурян:

Каждый раз, когда мы затрагиваем такие темы, мы всегда имеем ввиду, что, поскольку мы говорим об общении, о межличностной коммуникации, то вариантов масса. Тут всегда надо понимать, что ситуация может разниться от одной ситуации к другой, даже при вроде бы схожести сценария, когда произнесены одни и те же просьбы или все исходит от одних и тех же людей, но ситуации всегда могут быть различны. Это приводит нас к следующей мысли, которая, наверное, будет последней в этом эфире ― о том, как важно воспринимать текущую реальность. В тот момент, когда вы отвечаете «да», если хотите ответить «да», когда вы говорите «нет», если вы хотите ответить «нет», или когда вы говорите «да», но хотите сказать «нет», но при этом понимаете, что ваше «да» сейчас для вас перспективнее или отражает уровень межличностных обязательств, которые есть и которых не надо бояться и не надо от них просто так отказываться. Для того чтобы жить реальностью, отбросьте все фантазии, с которыми вы живете, потому что они-то вас и заставляют всякий раз говорить что-то против своего внутреннего голоса именно потому, что это позволяет вам еще немножечко, еще какое-то время пожить внутри тех воздушных или песочных замков, которые вы сами себе придумали и из которых так не хочется уходить. Структуры, в которых вы душа общества, которая всегда на все согласна, всегда поддержит, всегда будет каким-нибудь собутыльником, жилеткой для чьих-то слез…

Светлана Ходукина:

Может быть, всегда получит внимание, когда будет жаловаться на то, что так много делает для всех других.

Гурген Хачатурян:

Да, может быть, это создает для вас какое-то ощущение, что кто-то без вас не может, но, к сожалению, чаще всего это не так. Чаще всего вы действительно просто некий запасной, гарантированный вариант для чего-то.

Светлана Ходукина:

Часто для того, чтобы человек сам другим способом не решал свои вопросы.

Гурген Хачатурян:

Совершенно верно. Я надеюсь, что эта, может быть, немножко страшная и неприятная мысль, станет для наших слушателей, – которых, судя по всему, сегодня достаточно много, – станет определенного рода триггером, запустит механизм «Я не хочу, чтобы так было, я хочу, чтобы ко мне обращались не потому, что больше никто не смог этого сделать, не потому что мной так удобно пользоваться», чтобы вы определили ценность своего согласия участвовать в чем-то или обрели ценность своего несогласия. Потому что это всегда, как зеркальное отражение, имеет значимость вашей личности для окружения, в котором вы существуете.

Светлана Ходукина:

И еще под всем нашим эфиром мы подведем знаменатель, который называется здравый смысл.

Гурген Хачатурян:

Здравый смысл, реальность и обязательства, которые тоже есть.

Светлана Ходукина:

На этой ноте закончим наш эфир. В студии были Светлана Ходукина и Гурген Хачатурян.