Применение физиотерапевтических методов в лечении гинекологических заболеваний

Гинекология

Тэги: 

Камиль Бахтияров:

Добрый вечер, дорогие друзья! Вот мы и вернулись после летних каникул. Сегодня у нас на Mediadoctor авторская программа «Гинекология с доктором Бахтияровым». Я – доктор Бахтияров, а в гостях у меня сегодня совершенно потрясающий человек, замечательный доктор и очень красивая женщина – Ирэна Брайловская. Ирэна является руководителем направления физиотерапии в одной из московских клиник. Я неслучайно ее сегодня пригласил, потому что меня все интересовала физиотерапия, особенно касаемо применения ее в моей специальности – в гинекологии. Но я не хочу отступать от своих традиций и задаю свой первый и любимый вопрос: Ирэна, как Вы пришли в профессию?

Ирэна Брайловская:

Здравствуйте, Камиль Рафаэлевич. Во-первых, большое спасибо, что пригласили меня на эту передачу. И она, я думаю, очень актуальна в это время, потому что еще не закончился курортный сезон, и поэтому наш разговор будет еще в тему, кто не успел куда-нибудь поехать, может быть, еще воспользуются какими-то нашими рекомендациями.

Камиль Бахтияров:

Бархатный сезон еще впереди.

Ирэна Брайловская:

В профессию я пришла, наверное, волею судеб, потому что мне всегда везло и везет и на места, где я училась, и на своих преподавателей. Мне всегда хорошо давалась и физика с биологией с одной стороны, история, иностранные языки и обществоведение с другой. Моим родителям метания в какой-то момент надоели, и по настоятельной рекомендации был выбран медицинский институт. Я ни на йоту не жалею об этом выборе, а можно сказать, я обожаю то, чем занимаюсь. И у меня получилось почти по Антону Павловичу Чехову, когда он говорил, что медицину называю «законная супруга», а литература – «любовница». И медицина – это у меня такой суровый и благородный муж, а история и культурология – мои друзья сердечные.

Камиль Бахтияров:

Здорово! Давайте теперь все-таки поговорим про нашу основную тему. Физиотерапия – что же это за специальность такая?

Ирэна Брайловская:

Физиотерапия – это на сегодняшний день российский термин, во все мире это называется «физическая медицина», и существует в номенклатуре медицинских, докторских специальностей «врач физической медицины», а «физиотерапевт» – во всем мире это, скорее, такой парамедик, который выполняет те или иные назначения, он может работать самостоятельно или под эгидой доктора физической медицины или доктора семейной.

В России физиотерапия одна из старейших, кстати, специальностей, и исторически так сложилось, что она называется «физиотерапия», но мы сейчас можем себя позиционировать, как врачи физической медицины. Вот такой экскурс в историю, что отцом-основателем явилась немецкая классическая школа. И первые специалисты по санаторно-курортному делу и по применению тогда уже развивающейся электротерапии – это, конечно, немцы. Они читали первые лекции в Санкт-Петербургской медицинской академии. Первая кафедра именно физических методов лечения была образована в 1887 году.

Камиль Бахтияров:

Какая богатая история.

Ирэна Брайловская:

Да, немецкие приглашенные профессора читали лекции, и потом это получило у нас в России, конечно, очень большое и широкое развитие. Россия всегда славилась своими умами.

Камиль Бахтияров:

Очень интересно было бы, чтобы Вы нам рассказали про различия, которые существуют к подходам. Или, может быть, таких различий нет? В российской школе физиотерапии и в зарубежной, то есть подходы одинаковые или есть какая-то разница?

Ирэна Брайловская:

Разница, безусловно, есть. Допустим, если мы возьмем те же Соединенные Штаты Америки. Кстати, World Confederation for Physical Therapy – это Всемирная организация врачей-физиков была основана, если я не ошибаюсь, в 1947 году. И такая специальность (врач физической медицины) там, видимо, существует. Она подразделяется на много-много градаций. То есть врач физической медицины, который занимается в педиатрии, который занимается в акушерстве и гинекологии, который занимается травмами и т.д. Там надо учиться этому три плюс три года и защищать соответствующие сертификаты. Как правило, к человеку после каких-то серьезных травм, вмешательств приезжает целая бригада, которая занимается трудотерапией, ЛФК, преформированными методами лечения.

Камиль Бахтияров:

То есть комплексная реабилитация?

Ирэна Брайловская:

Да, комплексная реабилитация. В принципе, у нас это все тоже существует, но немножечко сепарировано. Поэтому глобальных, принципиальных различий в подходах, я думаю, нет, но какие-то организационные моменты, безусловно, есть. Очень сильная физиотерапия в странах Восточной Европы, в Польше, Венгрии, Словакии, Чехии. И те же пациенты из Германии и Австрии предпочитают лечиться в Чехии, потому что качество то же самое, но ценовой диапазон меньше.

Во всех европейских странах существуют ассоциации врачей физической медицины, кроме Дании и Мальты. Я должна сказать, что сейчас галопирующими темпами развивается это направлении реабилитации в Южной Корее. Они предлагают на рынок великолепное оборудование, у них топовые клиники в мире.

Камиль Бахтияров:

Именно по реабилитации?

Ирэна Брайловская:

Именно по реабилитации. Мне удалось побывать в Сеуле, и у меня глаза вот так на зрительных нервах бегали отдельно от головы.

Камиль Бахтияров:

От восхищения.

Ирэна Брайловская:

Да, то есть они, конечно, молодцы.

Камиль Бахтияров:

Мне кажется, все-таки Россия – очень благодатна для применения физиотерапевтических методик, в том числе должна быть курортология на достаточно высоком уровне, потому что всевозможные источники, богатая география. Что Вы нам про это скажете?

Ирэна Брайловская:

Вы совершенно правы. Не только санаторно-курортное дело, потому что в России очень большие возможности в этом отношении. И Россия, как я уже упомянула раньше, всегда была славна своими умами, и уж с физиками точно. Поэтому в развитии лазерной терапии и электротерапии, ультразвуковой, микроволновой терапии Россия до сих пор держит пальму первенства, во всяком случае, мы ни на йоту не уступаем. Я вообще не очень люблю сравнивать кого-то с кем-то. Это касается не только медицины, а чего бы то ни было.

Возвращаясь к санаторно-курортному делу, у нас настолько большие возможности и с такими традициями, допустим, наша пятигорская школа. Сейчас тренд у доказательной медицины с рандомизированными исследованиями, но у них за двести лет такая выборка, что там никакое исследование, мне кажется, не сравнится. И те методики, которые они делают, – от них потрясающий эффект, те же Франтишковы Лазне, это гинекологический курорт. Всем этим курортам по двести лет, и у них просто потрясающие результаты, наработки. Очень радостно, что все это передается из поколения в поколение, и сейчас есть такая возможность поделиться опытом. Я не могу сказать, что много, для меня всегда мало, но кое-где я бывала и кое-с-кем я разговаривала, и всегда очень приятно, что люди открыты, они всегда готовы сказать: «А мы знаем это», «А мы знаем вот это», «А у нас это так, а как у вас?», «А вот такие результаты». Это всегда восхищает.

Камиль Бахтияров:

Давайте все-таки вернемся к нашей специальности. Какие методики мы можем применять в гинекологии для решения каких проблем?

Ирэна Брайловская:

Вопрос очень обширный.

Камиль Бахтияров:

Громкий.

Ирэна Брайловская:

Давайте мы его немножечко разделим на несколько подразделений. Первое – какие ситуации? Если это острые ситуации, если это заболевания и если это профилактическое лечение, если это эстетическое, корректирующее и т.д. Это совершенно разные вещи.

Камиль Бахтияров:

Про это мы в конце поговорим, потому что это очень востребованная вещь.

Ирэна Брайловская:

Второй вопрос – какие методы мы применяем? Здесь, я думаю, надо применять все имеющееся в распоряжении доктора, а то, что он не имеет лично в своем распоряжении, кому по медицинскому этапу он может передать, в какие добрые и хорошие руки.

Факторы у нас делятся на естественные (природные) и преформированные. Давайте начнем тогда с острых состояний, когда ситуация, заболевание сопровождается болями, серьезными проблемами, и тогда, конечно, он находится либо в стационаре, либо в амбулаторных условиях под непосредственным постоянным патронажем докторов. Здесь акцент идет на преформированные факторы, то есть те, которые созданы человеком. Это большой диапазон, начиная от микроволн, магнитотерапии, ультразвука, безусловно, обожаемый мной лазер, который можно применять практически везде, и масса других методов и воздействий.

Чем они хороши? У них практически нет противопоказаний. Даже стандартная физиотерапия, там есть противопоказания, но реальные противопоказания – какие-то терминальные состояния, мы с этими людьми не работаем. Они находятся либо в реанимации, либо в других местах. Поэтому с абсолютными противопоказаниями мы практически не сталкиваемся, а относительные противопоказания – они и есть относительные. У доктора тоже много вариантов. Он может обыграть экспозицию, температуру, те или иные комбинации воздействия, зоны и т.д. Поэтому человеку мы можем помочь всегда. Это надо запомнить, потому что всегда есть выбор, а это, как говорил Гай Юлий Цезарь, высшее счастье в жизни.

Камиль Бахтияров:

Такой вопрос, очень распространенный, который мне задают пациентки, когда приходят на прием. «У меня миома матки (каких-то размеров, не гигантских, то есть она наблюдается, мы ее не лечим). Физиотерапию мне можно делать? Я еду в санаторий». Очень распространенный вопрос. Мне хотелось бы, чтобы Вы, как специалист, заострили на нем внимание, чтобы мы ответили нашим женщинам и уже к этому вопросу не возвращались. Миоматозные узлы. Нет клиники, сразу подсказываю, нет кровотечения, нет болевых ощущений, но у пациентки есть миоматозные узлы небольших размеров, в пределах 3 сантиметров.

Ирэна Брайловская:

Тогда ей не просто можно проводить физиотерапию, а нужно проводить физиотерапию. Потому что многие физиотерапевтические факторы как раз направлены на выравнивание гормонального фона, на выравнивание гормонального контура. Я не могу гарантировать, что мы уберем эти узлы, но, во всяком случае, мы их стабилизируем.

Камиль Бахтияров:

Это не нужно гарантировать – чтобы они хотя бы не росли.

Ирэна Брайловская:

Мы их настолько стабилизируем, что дама может вообще забыть о том, что они у нее есть.

Камиль Бахтияров:

Какие физические методы мы можем использовать в данной ситуации?

Ирэна Брайловская:

Мы можем использовать очень многие методы. Вот здесь, скажем так, вне тепловой дозировки. Что такое «тепловая дозировка»? В принципе, это высчитывается доктором, и общая цифра, если я не ошибаюсь, – 1,3 килокалорий на килограмм веса. И вот суммарная теплопродукция, которая дает фактор уже в Джоулях, не должна вызывать вот такую теплопродукцию уже суммарно на вес пациентки, которая может производить сильную гиперемизацию ткани, то есть ее продукцию. Но, опять же, это зависит от зоны, это зависит от ее резистентности, то есть способности воспринимать те или иные факторы.

Здесь, как правило, применяется магнитотерапия, ультразвук, лазер можно применять. И следующим этапом, как мы это делаем в наших клиниках, идет рефлексотерапия, гирудотерапия великолепно работает, пусть ее некоторые называют лженаукой, фитотерапия, то есть подбор определенных трав, не надо игнорировать опыт столетий. И мы отправляем на санаторно-курортное лечение третьим этапом, на радоновые воды и на кислые воды. Это дает потрясающие результаты. Вот именно то, о чем я говорила, этапность. Обязательно выдерживать курсы лечения, обязательно синхронизация с биоритмами.

Биоритмы вообще архиважны в физиотерапии, потому что воздействие теми или иными факторами, в зависимости от циркадных суточных ритмов, очень важно, а у женщины плюс еще добавляются ее собственные, связанные с выработкой гормонов первой или второй фазы. Поэтому общая рекомендация – не назначать физиолечение без крайней на то необходимости, мы имеем в виду гинекологический статус или неврологический в пояснично-крестцовой зоне во второй фазе цикла, потому что это может спровоцировать нежелательные эффекты. Лучше начинать это с 5-7 дня цикла и уже полностью проводить.

Общая рекомендация – не назначать физиолечение без крайней на то необходимости, мы имеем в виду гинекологический статус или неврологический в пояснично-крестцовой зоне во второй фазе цикла, потому что это может спровоцировать нежелательные эффекты. Лучше начинать это с 5-7 дня цикла.

Камиль Бахтияров:

То есть в первую фазу?

Ирэна Брайловская:

Да. Но, еще раз говорю, бывают исключения, потому что все в жизни бывает. Но это нужно обязательно учитывать.

Камиль Бахтияров:

Чем мы можем помочь нашим дорогим пациенткам с таким неприятным, таким распространенным заболеванием, как эндометриоз, при котором пациентки очень часто испытывают достаточно сильный болевой синдром? Что мы можем им предложить, помимо гормонотерапии, помимо операции? Наверное, после операции мы всех пациентов должны отправить к Вам – к физиотерапевтам.

Ирэна Брайловская:

Было бы желательно, потому что у нас колоссальный арсенал, чем мы можем помочь. Эндометриоз – это же тоже гормонозависимое злокачественное образование, но здесь еще закручиваются очень многие порочные круги, мы об этом тоже не должны забывать, что это сильно мешает и интимной жизни женщины, а это приводит к возникновению очень мощной психосоматической доминанты. И если это состояние длится более трех лет, вот эту психосоматическую доминанту очень сложно скорректировать. Здесь даже не психолог, а психотерапевт не всегда справляется.

Поэтому Вы совершенно правы, и я рада Вашей такой позиции, что чем раньше мы сумеем эту ситуацию стабилизировать и взять под контроль, чем меньше будет женщина испытывать болей и всяких неприятностей, тем больше ее окружающие будут счастливы, потому что если счастлива женщина, то и всем вокруг хорошо, и с точностью до наоборот.

Поскольку это гормонозависимая опухоль, то здесь рекомендации остаются почти такие же, как для миомы матки. То есть это курсовое лечение с тем же применением электрофореза. Это очень старинная методика, но она ни на йоту не теряет своей актуальности, когда мы немножечко гасим продукцию эстрогенов в первой фазе, допустим, тем же электрофорезом йода, а поднимаем потом гормоны желтого тела с помощью электрофореза цинка во вторую фазу. Обязательно, я всегда добавляю вторую процедуру и третью. И сейчас это – собственно говоря, я не люблю это слово «тренд», но скажем так, парадигма современной медицины. Мы уходим от тепловых и мощных энергетических воздействий и приходим к более информационной физиотерапии, то есть мы работаем на малых дозировках.

Камиль Бахтияров:

Какой красивый термин – «информационная физиотерапия».

Ирэна Брайловская:

Это не мной придумано, потому что именно в малых дозах, где мы работаем на уровне изменения потенциала клеток. Это, допустим, КВЧ-терапия, миллиметровая терапия. Мы запускаем принцип домино, то есть организму не надо мешать. И даже если функциональная система работает не совсем правильно, то дать вот этот импульс.

Камиль Бахтияров:

Посыл.

Ирэна Брайловская:

Дать свободную энергию в этот очаг, где она заблокирована, дальше он все сделает сам. Не надо туда стрелять.

Камиль Бахтияров:

То есть фактически воздействие минимизируется.

Ирэна Брайловская:

Да, минимизируется воздействие. Используя два или три преформированных фактора – больше трех не используется, но число «три» – оно вообще сакральное, и в фармакотерапии, и в физиотерапии тоже. И поскольку у каждого, несмотря на общие действия, есть конкретные точки приложения силы, мы можем достать практически все звенья патогенеза и запустить, переформатировать эту функциональную систему на правильный заданный режим работы.

Поскольку у каждого, несмотря на общие действия, есть конкретные точки приложения силы, мы можем достать практически все звенья патогенеза и запустить, переформатировать эту функциональную систему на правильный заданный режим работы.

Камиль Бахтияров:

То есть мы получаем фактически патогенетическое лечение – не лечим симптомы, а воздействуем на звенья патогенеза.

Ирэна Брайловская:

Физиотерапия является синдромально-рефлекторным лечением, потому что любая энергия любого физического фактора в результате через пьезоэффекты, ботоэффекты и т.д. трансформируется в электрическую энергию, и изменяется потенциал клетки, запускаются уже биологические реакции организма. Это общее звено. Одним физическим фактором мы фактически воздействуем на этиологию, на патогенез и на симптом. Вот совершенно банальный пример – вагинит или герпес вагинальной зоны. Дается ультрафиолетовое облучение, это бактерицидное действие. Мы непосредственно действуем на вирусы, на бактерии.

Камиль Бахтияров:

Согласен.

Ирэна Брайловская:

Мы за счет улучшения кровоснабжения, за счет, так сказать, репаративных очень мощных функций, которые свойственны для ультрафиолетового облучения (это воздействие на патогенез), за счет того, что снимается отек, мы удаляем болевой симптом. Потому что боль, скажем, на 90% всегда имеет причиной два фактора – это либо спазм, либо отек. И убирая и то, и то, мы снимаем болевой симптом.

Камиль Бахтияров:

Есть такая проблема, к сожалению, пациенты с этой проблемой приходят все больше и больше – это проблема бесплодия. Два основных фактора, вернее, два основных вида бесплодия существуют: это эндокринное бесплодие и трубно-перитонеальное, если смотреть по процентам. Хотелось бы какой-то конкретики. Эндокринное бесплодие – это отсутствие овуляции, ановуляторные циклы. Чем бы нам наших женщин подстимулировать, чтобы овуляция происходила? Помимо препаратов, мы же можем как-то им помочь?

Ирэна Брайловская:

Не можем, а должны. Опять же, у нас есть великолепные методики лазеротерапии, магнитотерапии, ультразвук, то есть еще раз говорю, мы используем весь реестр преформированных факторов, но физиотерапия – это лечение строго индивидуальное. Поэтому как бы меня не ругали за достаточно скептическое отношение к доказательной медицине, физиотерапия – это все равно на 50% будет искусство, потому что выбрать из десятка факторов два, которые мы направим в данном конкретном случае у данной дамы, – это и опыт врача, и великое искусство.

Физиотерапия – это все равно на 50% будет искусство, потому что выбрать из десятка факторов два, которые мы направим в данном конкретном случае, – это и опыт врача, и великое искусство.

Допустим, к той же магнитотерапии у нас 25% населения малочувствительны. Во-вторых, мы обязательно должны учесть конституциональные особенности: какая жировая ткань, какое количество жидкостных средств в организме, потому что гиперстеники и астеники совершенно по-разному будут реагировать, а нам же нужно получить адекватный результат. Поэтому это, прежде всего, стимуляция яичников, это восстановление маточных структур, потому что при сниженной овуляторной функция яичников, естественно, страдает эндометрий, он или тонкий, или не приживается плодное яйцо, хронические выкидыши и т.д. То есть мы можем убирать спаечные процессы. И здесь как раз совершенно инновационный метод ударно-волновая терапия, которая дает совершенно фантастический результат.

Камиль Бахтияров:

Насколько я знаю, Вы один из официально сертифицированных специалистов в России по ударно-волновой терапии.

Ирэна Брайловская:

Да, у меня международный сертификат УВТ. И, собственно, я на себе сначала это дело использовала.

Камиль Бахтияров:

Прям как Луи Пастер.

Ирэна Брайловская:

Да, многие вещи проверяю на себе, потому что раньше это тоже считалось противопоказанием – работа ударно-волновой терапии над половыми органами. Во-первых, все идет вперед, все развивается. У нас сейчас есть сфокусированная ударно-волновая терапия, где мы можем четко направить воздействие туда, куда нам надо. И, кстати, на одном из последних конгрессов по ударно-волновой терапии немцы с нами делились методами. Поэтому их слушать всегда надо очень внимательно, у них все-таки выборка и рандомизированные исследования. Они к этому делу относятся очень четко. Они применяют и при абдоминальной пластике, и в гинекологии.

Кстати, у меня даже сейчас в нашей клинике было три пациентки, где мы работали на спаечном процессе. Во-первых, болевой синдром уходит очень быстро. Посмотрим, каковы будут результаты, потому что там как раз проблема бесплодия стоит. И после этапа преформированных физических факторов, которые дамы проходят в клинике – нужно пройти все эти звенья – идет рефлексотерапия, гирудотерапия, то есть это второй цикл женщины. Мы можем пропустить, допустим, одну менструацию, чтобы выдержать. Это тоже индивидуально решается. И потом, конечно, санаторно-курортное лечение. Здесь я прежде всего говорила бы о Белокурихе, о Пятигорске, о Кисловодске, если говорить о нашей стране, о Франтишковых Лазнях в Чехии, потому что это гинекологический курорт с почти двухсотлетней историей. И у них там даже бронзовый мальчик стоит, которого все гладят.

Камиль Бахтияров:

Все трогают, наверное.

Ирэна Брайловская:

Да-да, по одному месту, но факт есть факт. У них иловые грязи, кремнистые воды специального состава, в течение полугода 30-40%, даже от 30 до 50% женщин беременеют.

Камиль Бахтияров:

Космос.

Ирэна Брайловская:

Это космос. А если женщина не забеременела на наших методиках, то я думаю, после такого трехэтапного лечения проблем никаких не должно быть.

Камиль Бахтияров:

Очень интересный вопрос у меня в голове созрел. Я думаю, что нашим уважаемым слушательницам тоже будет очень интересно, потому что все хотят быть молодыми и красивыми. Что физиотерапия предлагает в плане анти-эйдж терапии? Сейчас многие люди колют себе что-то, а вот физиотерапевтические методы какие мы можем использовать, на какие зоны? Наверное, зоны лица в первую очередь?

Ирэна Брайловская:

Зоны лица – это аппаратная косметология. Все смотрят на меня и любуются, хотя я осетрина далеко не первой свежести. Физиотерапия чем хороша? Мы не привносим в организм ничего постороннего. Поэтому когда я слышу: «Это так страшно», «Это может быть вредно», «Это такие побочные эффекты». Знаете, не может там быть побочных эффектов, особенно на той аппаратуре, на тех дозах, на тех методах, на которых мы работаем, потому что мы эволюционно адаптированы к этим факторам. Солнце не может быть нашим врагом, потому что, мне кажется, это колоссальная глупость – говорить, что солнце – это враг и вызывает рак кожи. Не солнце вызывает рак кожи, а рак кожи вызывает комбинация протекторов кожи, и если человек себя намазал этим средством, он думает, что он в Африке может вылезти на палящее солнце и ходить там в поисках жирафа. А он не может, потому что для организма это колоссальный шок, что вроде какая-то защита есть, а она не работает, естественно. От палящего солнца предохраняет только соответствующе выбранная одежда. Все, больше ничего.

От палящего солнца предохраняет только соответствующе выбранная одежда. Все, больше ничего.

У нас есть специальные, совершенно новые разработки, такие как метод «глубокая осцилляция», которая, кстати, широко и в гинекологии применяется. И в зависимости от частотных параметров и интенсивности, которая выбрана, это как бы глубинное встряхивание ткани. Это электростатическая пуля, она создает механическую волну. Механическая волна, которая распространяется вглубь ткани перпендикулярно и там создает мелкую вибрацию, за счет этого происходит глубокое насыщение ткани кислородом, это мощнейший лимфодренаж, выводится все, что в кластерах и в доменах клеток. Ведь клетки тоже должны совершать свободно-колебательное движение в матрице, но под действием тех или иных причин происходит склеивание кластеров, и, естественно, нарушаются все биохимические процессы. И под действием этой вибрации вот это все как-то расходится.

Вот представьте, что у Вас был какой-нибудь старенький матрас с подушкой, на котором уже тридцать три поколения спали, а вот Вы их вытащили на солнышко и хорошо-хорошо взбили. Такая вот эта подушечка. И мало того, это еще потрясающе приятно. И в медицине это работает, и в гинекологии работает, везде работает.

Камиль Бахтияров:

С какого возраста нужно начинать профилактические физиотерапевтические воздействия, для того чтобы сохранить молодость? Наверно, не 20 лет? Или есть какие-то возрастные параметры? Например, если человек начнет в 50 лет этим заниматься, может быть, эффект будет не очень?

Ирэна Брайловская:

Я думаю, что где-то 35 лет, но это очень средне, потому что это зависит от типа кожи, от конституционального типа, от образа жизни, который ведет человек, от того, где он живет.

Камиль Бахтияров:

От сопутствующих заболеваний, наверное?

Ирэна Брайловская:

От очень многих факторов. В общем-то, физиотерапия по таблицам применяется с нуля, то есть человеку, как только его вытащили, уже можно применять некоторые виды физиотерапии, и до последнего вздоха. То, что касается эстетической медицины, она называется «аппаратная косметология» – это тоже комбинация факторов, и я к ней очень хорошо отношусь, потому что это тот метод глубокой осцилляции, которую я упомянула. Лазеротерапия, ультразвуки – они обладают прямым коллагенообразующим действием, а что еще, собственно говоря, надо.

Камиль Бахтияров:

Есть еще одна очень важная тема, которая меня занимает, которой я лично занимаюсь, – это пролапс гениталий и сопровождающийся нарушением функции мочеиспускания, чувство дискомфорта у наших женщин. Как нам физиотерапия помогает? Не всем же будем делать операции, может быть, есть способы на ранних стадиях? Понятно, когда у человека выпала матка, уже физиотерапию мы не будем применять, только после операции. А вот на начальных стадиях?

Ирэна Брайловская:

Спасибо за вопрос. Это действительно очень актуально, потому что подавляющее большинство женщин, скажем так, в серьезном возрасте страдает этой проблемой. И, конечно, здесь необходимы два фактора. Первый – это упражнения. Мы этого во время нашей беседы этого не коснулись, а, в общем-то, что бы я ни говорила про физиотерапию, какие бы дифирамбы я ей не пела, но всем своим пациентам я всегда говорю о том, что в основе здорового состояния и высокого качества жизни лежит система упражнений, то есть человек минимум 30 минут в день должен заниматься активными разнообразными упражнениями. И именно вариабельность этих упражнений играет самую главную роль. И не просто 30 минут побегать на дорожке – это ни о чем, а именно широкая вариабельность движений. И в той проблеме, которую Вы озвучили, это играет просто колоссальную роль. Во-первых, общие упражнения: и для мышечного пресса, и для рук, и для ног, потому что организм – это единая энергоинформационная соматическая структура. Но плюс еще и специальные упражнения тазового дна.

В основе здорового состояния и высокого качества жизни лежит система упражнений, то есть человек минимум 30 минут в день должен заниматься активными разнообразными упражнениями.

Камиль Бахтияров:

Это то, что человек может делать сам?

Ирэна Брайловская:

Он не может – он должен это делать, причем и мужчины, и женщины. И второе, поскольку это очень серьезная проблема, и ей занимались врачи физической медицины вместе с урологами, гинекологами, и методы электростимуляции применялись, в общем, они неплохо шли, и различные вагинальные и ректальные методики. Это все хорошо работает, но недостаточно. И сейчас появилась такая методика, как фокусированное импульсное магнитное поле, которое непосредственно прокачивает мышцы тазового дна, причем это очень комфортная процедура. Потому что различные полостные методики – я к ним хорошо отношусь, но они все-таки для пациента некомфортны. А здесь человек садится просто на стульчик, 15 минут сидит.

Кстати, вот как здесь не вспомнить Шекспира с его: «Наш век не долог. Нас не мудрено прельстить перелицованным старьем. Мы верим в то, что нами рождено, все то, что мы от предков узнаем». Потому что раньше-то скакали на лошадях, и когда человек идет на рыси, вот эти движения...

Камиль Бахтияров:

Все новое – хорошо забытое старое.

Ирэна Брайловская:

Поэтому таких проблем было гораздо меньше, во всяком случае у мужчин. У них тоже проблем немало в этой сфере. Но женщины тоже больше двигались. И там были специальные стульчики с пружинкой, где они сидели даже в своей библиотеке, что-то такое читая и качаясь на этом стульчике. Сейчас метод фокусированной высокоинтенсивной магнитной терапии используется где-то порядка года. Это совершенно инновация.

Камиль Бахтияров:

То есть это новая методика, я так понимаю?

Ирэна Брайловская:

Да, это новая методика, и я думаю, что у нее колоссальные перспективы. Хотя много лет назад, когда я была на лекции у одного из корифеев физиотерапевтов, который специализировался по акушерству и гинекологии, у него прозвучала такая фраза, что когда ко мне кто-то приходит, «вот такое новое», что «такого никогда не было», я всегда отвечаю: «Не было, нет и не надо». То есть, естественно, ко всему надо относиться достаточно скептически, но в данном случае я уверена, что у этого метода очень большое будущее.

Камиль Бахтияров:

То есть методика год где-то.

Ирэна Брайловская:

Год-полтора, она находится в широкой клинической апробации.

Камиль Бахтияров:

Я имею в виду в московских клиниках.

Ирэна Брайловская:

В московских клиниках этого вообще практически нет. Это сейчас будет только презентироваться.

Камиль Бахтияров:

Как говорится, есть нам к чему стремиться.

Ирэна Брайловская:

Есть.

Камиль Бахтияров:

Наша беседа подходит к концу, поэтому я хочу задать свой традиционный вопрос. Что в Вашем понимании «счастье» и есть ли у Вас мечта?

Ирэна Брайловская:

Я не оперирую, честно говоря, такими дефинициями, потому что мечта – это что-то такое, с одной стороны, глобальное.

Камиль Бахтияров:

Есть же то, к чему Вы стремитесь, и то, чего бы Вы хотели в своей жизни.

Ирэна Брайловская:

С другой стороны, эфемерное. Вот каким-то воздушным замкам я все-таки предпочитаю реальное. Я уже упоминала, что очень люблю историю, но реальные замки меня интересуют больше. Поэтому у меня планов громадье, а мечта может не сбываться, что приводит к фрустрации, поэтому планы, к которым мы идем в ритме Венского вальса. Я предпочитаю вот такой подход.

Камиль Бахтияров:

Не поделитесь? Хотя бы намекните. Вы, наверное, очень любите путешествовать?

Ирэна Брайловская:

Я занимаюсь бальными танцами, и историческими в том числе. У меня когда-то была такая мечта – научиться танцевать. В Петродворце я уже оттанцевала, но вот сейчас в феврале поеду на сезон, на два бала у меня уже есть билеты, в Вену. Вот что бы я хотела, так это научиться управлять малой авиацией.

Камиль Бахтияров:

То есть Вы настолько разносторонний человек, помимо физиотерапии и малой авиации, бальные танцы.

Ирэна Брайловская:

Малая авиация – это та мечта, которая, я боюсь, может не сбыться, поэтому давайте об этом не говорить. Но все-таки реально, если тебе что-то надо, я это знаю абсолютно точно, и если это твое, то это всегда у тебя будет, причем в самый неожиданный момент, когда этого совсем не ждешь.

Камиль Бахтияров:

Ирэна, большое спасибо Вам за столь интересную беседу. Я думаю, что наши слушательницы почерпнули очень много нового для себя, и они будут несколько по-другому относиться к физиотерапии и будут активно у своих докторов, клиницистов требовать многие методики и направление к физиотерапевту, а всем нашим слушательницам я желаю всего самого хорошего! До встречи!

Ирэна Брайловская:

Спасибо Вам.