Как научиться отдыхать?

Психология

Тэги: 

Светлана Ходукина:

Это канал Медиадоктор, программа «Час с психотерапевтом Хачатуряном». В студии Светлана Ходукина и психотерапевт Гурген Хачатурян.

Мы сегодня, в преддверии учебного года, в какой-то степени и рабочего года тоже, поговорим о том, как позволить себе отдыхать, как правильно это делать, зачем вообще это делать и как ввести отдых в свою культуру, скажем так.

Гурген, Вы замечали за своими пациентами, что проблема неумения отдыхать существует?

Гурген Хачатурян:

Да, замечал.

Светлана Ходукина:

Я перед тем, как прийти на эфир, посмотрела, почитала всемирную паутину и поняла, что одна из проблем заключается в том, что люди часто не видят ценности в отдыхе. Кажется, ты будешь более эффективным, когда ты будешь делать больше дел или быстрее их будешь делать. Хотя по факту есть такой нюанс, что отдохнувший человек сможет делать что-то более эффективно, чем уставший.

Гурген Хачатурян:

Да, совершенно верно.

Светлана Ходукина:

Почему в последнее время люди всё меньше умеют отдыхать и всё больше гонятся за какими-то результатами, за делами и за работой?

Гурген Хачатурян:

Если не вдаваться в подробности нейрофизиологии, которая…

Светлана Ходукина:

Можем и вдаться.

Гурген Хачатурян:

Нет, скучно. Будет скучно, надо рисовать всякие графики, про дофамин рассказывать, что это такое. Если от всего этого отказаться и привести пример, то одна из причин – мы любим всё время получать обратную связь, мы все хотим быть нужными, важными, значимыми. Это приводит нас к тому, что мы оказываемся в бесконечном и замкнутом круге для постоянного подстегивания, когда ты делаешь для того, чтобы тебя похвалили, для того, чтобы получить какую-то оценку и так далее, и так далее. Этот круг, цикл, сам себя подпитывает. Оказавшись вне этого круга, мы вдруг можем обнаружить, что никому не нужны.

Светлана Ходукина:

Тогда подойдем к вопросу с другой стороны. Предположим, есть человек, который говорит: «Я не понимаю, как отдыхать. Когда я не работаю, я чувствую себя тревожно. Я не понимаю, с чего начать, не понимаю людей, которые могут спокойно играть на пляже в баскетбол, мне надо что-то делать». Как быть ему и по какой причине у него могут быть такие сложности?

Гурген Хачатурян:

На пляже играть в баскетбол неудобно, мяч будет в песке застревать.

Светлана Ходукина:

Ну, в волейбол. Остаётся вопрос: если у человека нет привычки отдыхать, и он просто не понимает, как это делать, то с чего ему начать?

Гурген Хачатурян:

Ему стоит начать с простой присказки, которая есть в великом и могучем русском языке: «От работы дохнут кони». Конечно, труд сделал из обезьяны человека, а из кого-то не сделал. Вообще, работать – это хорошо, но надо понимать и надо проводить определенную тут даже не психотерапию, а пусть больше психогигиена, разъяснения о том, насколько отдых улучшает труд, насколько отдых должен быть полноценным, чего в этом отдыхе делать нельзя. Например, вчера у меня была пациентка, которая собирается уехать на неизвестные курортные острова и хочет взять с собой ноутбук, потому что ей месяц отдыхать. Может быть, ей надо отдыхать не месяц, а неделю, но без ноутбука? Зачем портить такие красивые места рабочими вопросами? Но в этот момент я вижу удивление в глазах: «Как так? Я же там буду целый месяц! А вдруг что-то развалится?» Технически, конечно, может и развалиться, или не только технически. Сколько я видел таких жизненных ситуаций, когда стоит уехать отдохнуть – и все разваливается. Но это же говорит о том, что изначально рабочий процесс слишком замкнут на одну личность, нет возможности, – как это слово, его еще надо умудриться выговорить, – диверсифицировать риски и делегировать часть процессов, для того чтобы можно было отдохнуть. Поэтому, чтобы такого рода людей, как моя вчерашняя пациентка, подготовить к хорошему отдыху, надо начать заниматься заранее, чтобы она могла успешно провести кадровую политику, подготовить своих заместителей; чтобы не было такого, что она поехала отдыхать, и только садится в самолет, тут же у нее начинает разрываться телефон, потому что никто не знает, что делать, клиенты уходят и бизнес рухнул.

Светлана Ходукина:

Если есть страх, что «Если я не буду все контролировать, то все развалится», то надо менять эту ситуацию. Я слышала какое-то английское выражение, что-то про синдром человека, которого сбил автобус; получается, если на тебе все завязано, то тебя нет – все сломалось. Это не совсем разумно, когда на одном человеке все завязано: и человеку тяжело, слишком сильное напряжение, и система очень неустойчивая, мало ли, что случится.

Гурген Хачатурян:

Да, какая ответственность у каждого автобуса, представляете? Собьет и не узнает, что все испортил.

Светлана Ходукина:

Да, именно так. Если вся проблема упирается в то, что страшно оставить, потому что, действительно, слишком много на человеке завязано, то надо подумать, нельзя ли это поменять, найти возможности – заместителей, переадресация – и тогда уже более спокойно уезжать. Но, если это чисто психологический момент, что человек, в принципе, не может отдыхать? Вроде бы и без него даже обойдутся, может быть, он занимает не самую высокую руководящую должность.

Гурген Хачатурян:

Может быть, он даже никому и не нужен, но он пропал, и всё.

Светлана Ходукина:           Но, тем не менее, человек не может не заниматься работой. Он не понимает: как, зачем. «Как отдыхать? Что мне делать, просто лежать, или что?»

Гурген Хачатурян:

Периодически ко мне приходят пациенты среднего возраста, у которых пожилые родители. У них очень часто возникает такой вопрос: дача; они приезжают на дачу, им надо отдохнуть. Они хотят там расстелить шезлонг или повесить гамак, полежать, лето, хорошая погода. Но они туда приезжают со своими родителями, а для родителей ― о, дача, грядочки, свое родное, огурчики, помидорчики, потом еще все надо собрать, закатать… В общем, ужас! Они пытаются поговорить со своими родителями, что эти помидоры, «Да я куплю тебе тонну огурцов!». А им говорят: «А свои-то вкуснее». И тут мои пациенты среднего возраста не могут понять даже своих родителей, что для них вот эта дача, что для них работа на земле, почему они без этого жить не могут, не могут обойтись. Потому что вопрос воспитания, вопрос того поколения, для которого если отдых – то активный, если праздник – то спортивный. У них все вот так, лучший отдых – это смена деятельности, они пришли на дачу. Единственное, действительно до смешного доходит, что единственная ситуация, когда они могут себе позволить не пахать на грядке 24 часа в сутки копчиком кверху, это сказаться больным: «Что-то я себя плохо чувствую, дай-ка, я отдохну». Для людей возраста примерно 65 – 70 нет понятия или представления о том, что можно просто отдохнуть, и не надо для этого плохо себя чувствовать, умирать, скорую вызывать. У них такое воспитание.

Светлана Ходукина:

То есть, сейчас людям среднего возраста станет понятно: если вы приехали на дачу и хотите отдохнуть, в гамаке полежать, то говорите, что вы себя плохо чувствуете.

Гурген Хачатурян:

Если хотите, можно, конечно, и так. А можно принять в душе себя истину, что для отдыха не нужны дополнительные условия. Как говорится, «хорошо ничего не делать, а после этого ещё и отдохнуть». Это мой любимый постулат в жизни, я стараюсь ему всячески следовать, но не дают, негодяи. С одной стороны, не нужны никакие дополнительные условия для того чтобы отдохнуть, с другой стороны, для старшего поколения это действительно вопрос воспитания, они не могут себе позволить. Для них отдых ― это что-то за гранью допустимого. Как отдыхать? А кто будет строить коммунизм? У нас же пятилетка за 3 года, и вообще, как говорится, «верной дорогой идёте, товарищи». У нынешнего поколения уже нет прекрасной цели построить коммунизм, вообще непонятно, зачем его строить? Каждый строит что-то своё и то – не по тем чертежам. Поэтому все в активном движении, что-то строят, кирпичи откуда-то тащат.

Светлана Ходукина:

То есть, всё равно все при деле. Все всё равно заняты.

Гурген Хачатурян:

Ну, это же не дело, понимаете? Раньше было действительно дело, строили коммунизм. Понятно, что «строили, строили и, наконец, построили», но, по крайней мере, это была идеология. А что сейчас происходит, что сейчас строить? Я, например, даже когда пытаюсь включить внутреннего философа, не всегда могу понять: что строят, куда идут, зачем всё это надо?

Светлана Ходукина:

Эту тему надо было обсуждать в нашем эфире про экзистенциальный кризис.

Гурген Хачатурян:

Когда мы говорим о психотерапии, вы можете поставить вообще любую тему. Даже если будет тема: «Не кажется ли, что эта камера за мной следит?», всё равно мы выйдем к одним и тем же вопросам: в чём смысл жизни?

Светлана Ходукина:

Не будем туда заходить, это очень сложно, у нас сегодня тема попроще. Вы сказали, что нужно отдыхать вне зависимости от условий, или в любых условиях, что-то подобное. Мысль была, что не нужны специальные условия или дополнительные. Что это значит?

Гурген Хачатурян:

Это значит, что у человека в течение дня есть 3 аспекта: есть работа, есть отдых, есть сон. Соответственно, и делите ваш день, чтобы там было время для работы, время для отдыха, время для сна.

Светлана Ходукина:

Это уже мне нравится, становится понятно. Причем, можно начать с самого простого формата, что сон должен быть, желательно, 3 дня, или хотя бы около того. Это тоже очень важно и на это можно обратить внимание, потому что полезно для организма. Сон позволяет быть более здоровым, более эффективным, ему надо уделять внимание. Более того, говорят, что хорошо, когда ты ложишься не слишком поздно – мелатонин вырабатывается.

Гурген Хачатурян:

У нас сейчас есть таблетки с мелатонином, поэтому плевать на всё!

Светлана Ходукина:

Можете ложиться во столько, во сколько хотите. В общем, спать полезно. Мы говорим сейчас об этом нашим слушателям.

Гурген Хачатурян:

Спать полезно, но, опять-таки, не забывайте, что сон и отдых — это разные вещи.

Светлана Ходукина:

Но, сон ― это часть отдыха?

Гурген Хачатурян:

Нет, сон отдельно, отдых отдельно.

Светлана Ходукина:

Да, но, смотря, что у нас входит в понятие «отдых», потому что организм, например, отдыхает отчасти и во время сна.

Гурген Хачатурян:

Отчасти. Смотря, какая часть. Например, мозг очень даже занят. Если он не часть организма, а так, что-то второстепенное, то – да, мы, конечно, очень хорошо отдыхаем. Вообще да, сон, по большому счету, в том числе и очень большой режим отладки для нашего организма. Весь тот (попробуйте сказать без мата) накопившийся «звездец», который происходил в течение дня…

Светлана Ходукина:

Проблемы накопившиеся.

Гурген Хачатурян:

Проблемы, да, умничка. Все накопившиеся в течение дня проблемы в течение ночи укладываются по полочкам, потому что в голове проходит какой-то анализ. Если вы Менделеев, вам приснится таблица периодических элементов, и вы проснетесь уже совершенно обновленным человеком. Поэтому во время сна мозг, – по крайней мере, у тех, у кого он есть, – продолжает работать.

Светлана Ходукина:

А когда человеческий организм отдыхает, он, в целом, не продолжает работать при этом? Он же жив, двигается, просто он может играть во что-то, гулять.

Гурген Хачатурян:

Давайте, предположим, что мы начинаем делать какую-то работу. Мы берем большой гвоздь, берем молоток тоже большой и начинаем 8 часов подряд бить молотком по этому гвоздю. Как Вы думаете, что в этот момент происходит?

Светлана Ходукина:

Гвоздь забивается.

Гурген Хачатурян:

Умница! На самом деле, у нас работает рука, работают мышцы, которые этим занимаются, у нас работает участок мозга, который занимается забиванием гвоздя в стену, и всё. Маленький участок мозга, маленький участок мышц работает 8 часов, занимаясь одним и тем же делом (я сейчас утрированно). Когда мы отдыхаем, вы не поверите, мы даем возможность другим частям нашего мозга точно также включиться в работу. Поэтому мы, с одной стороны, снимаем избыточную нагрузку с одной части мозга, которой очень надоело в течение 8-ми часов следить за тем, чтоб ты попал молотком по гвоздю, и вообще бил туда, куда надо; с другой стороны, мышцы, которые 8 часов занимались забиванием гвоздя, скорее всего, тоже устают. А когда мы отдыхаем, мы начинаем заниматься чем-то кардинально другим. Например, 8 часов вы били этот несчастный гвоздь.

Светлана Ходукина:

Потом начали пилить.

Гурген Хачатурян:

У Вас прекрасное отношение к отдыху! Я на секундочку позавидовал вашему супругу: вот, наверное, человек, который всегда отдыхает. Но, вообще, можно пилить, а можно пойти и поиграть на флейте. Или, например, собраться с друзьями и поиграть в преферанс. Или, например, собраться с друзьями и выпить вкусную водку (мы против алкоголизма, вы всегда имейте то ввиду). Только вкусная водка под вкусную, хорошую закуску. То есть отдых ― это когда мы занимаемся чем-то другим.

Светлана Ходукина:

То есть, правильно я понимаю, что важно переключаться, важна смена деятельности и это будет считаться отдыхом?

Гурген Хачатурян:

Да-да, лучший отдых — это смена деятельности. Так и есть. Если ваша работа физическая – имейте возможность отдыхать творчески. Если ваша работа творческая ― например, вспомните Л.Н. Толстого, который сидел, писал какую-нибудь «Анну Каренину», а после этого вставал и ходил с мужиками косить траву, или девок за гузки хватать. Ну, к примеру, чем он занимался.

Светлана Ходукина:

Кстати, насколько знаю, многие великие люди, по большому счету, все свои великие дела сделали, не работая над ними с утра до ночи, не отходя – кто от станка, кто от таблицы, кто ещё от чего-то, а между делом поработав полтора часа. Не буду врать, потому что не помню, про кого я, но поработал полтора часа, прогулялся, затем сходил ещё куда-то, потом вечером ещё полтора часа поработал, и таким образом что-то сделал.

Гурген Хачатурян:

Вы сейчас окажете супермедвежью услугу, скажете: «А пойду-ка я, может быть, что-то придет в голову между делом». Нет, на самом деле все великие люди потому и великие, что они вкалывали, как проклятые. Но они умели чередовать, действительно, труд и отдых. Они не позволяли себе всё время сидеть над каким-то чертежом с ластиком или думать, чесать голову. Нет, они отвлекались. Я не помню, как называется книга про одного из участников создания атомной бомбы в Штатах. По-моему, «Вы, наверное, шутите мистер…». В общем, есть книга, автобиографическая история про физика-ядерщика, он описывал разные истории своей жизни ― человек, который получил Нобелевскую премию по физике и вообще умеющий, по всей видимости, человек. Ничего не понимаю в физике, но, наверное, создать атомную бомбу без знания физики сложно. А он в книге рассказывает, как он участвует в студенческом оркестре, в театральных постановках принимает участие, тут он что-то рисует, здесь он ходит на выставки, он приходит на телевидение… В общем, ощущение, что отдыхает. Именно за счет того, что дает своей голове не упираться, не заставляет 10 часов подряд, или 12, или 20 работать одному и тому же, ограниченному участку головного мозга, производить работу, а в течение суток поочередно напрягает разные участки своего мозга, то за счет чего и весь мозг начинает получать развитие.

Светлана Ходукина:

Мы часто можем услышать, что «Талантливый человек талантлив во всем». Возьмём Леонардо да Винчи ― он не только рисовал, но сделал ещё много чего интересного. Получается, что это классно, когда у человека регулярно в течение дня меняется сфера деятельности, когда он занимается и спортом, и интеллектуальным трудом. Я не знаю, к какому труду относится, к духовному, может быть ― он слушает музыку, беседует, ещё что-то делает. То есть, когда человек занимается большим количеством дел, на самом деле он их делает эффективнее, и он больше отдыхает, чем человек, который занимается одним и тем же делом, фокусируясь на нем, потому что мозгу тяжело. Залог успеха в том, чтобы находить возможность переключаться и свой мозг занимать разными штуками, и Вы будете эффективнее во всех делах, чем в одном.

Гурген Хачатурян:

Совершенно верно! Мы предварили начало нашей передачи коротким рассказом о том, что не за горами 1 сентября, начало учебного года. Если Вы являетесь родителем детей школьного возраста, то не забывайте, что привычка такого рода, привычка гигиены труда закладывается именно в школьные годы. Надо приучать, конечно, ребенка к кропотливому труду, но при этом параллельно надо рассказывать, как важно переключаться, как надо отдыхать, как надо менять направление и сферу деятельности, для того чтобы дать возможность голове и сознанию переключиться, чтобы дать возможность мозгу тренировать другие незанятые участки.

Светлана Ходукина:

То есть, очень разумно было бы после школы пойти погулять, побегать, произвести физическую активность. Потом сделать уроки и потом дополучать ещё удовольствия и задействовать другие сферы своей жизни. Тогда человек будет себя чувствовать лучше и эффективнее. Что тут говорить, вот и вся суть.

Хотелось бы ответить сразу на вопрос: а если человек не понимает, что ещё можно делать, кроме как работать и спать? Он вроде пробовал, друзья вытащили его в театр. Что они тут делают – непонятно. Вроде, пробовал погулять – это скучно, непонятно, зачем. Я Вам задаю вопрос, но у меня уже есть ответ.

Гурген Хачатурян:

Ого! Расскажите.

Светлана Ходукина:

Мне кажется, что разных видов активности в спорте и в других занятиях, которые могут переключить мозг с работы, на самом деле, огромное количество. Если вам вдруг не понравились пешие прогулки или слушать орган, то абсолютно не значит, что отдых – это не ваше, и вам нужно только работать. Нужно пробовать разные, наверняка что-то, да найдётся, и в спорте в каком-то ― можно прыгать на батуте, можно плавать, можно в гольф играть. Наверняка, что-то можно найти по душе, если пробовать.

Гурген Хачатурян:

Можно играть в дартс. Да, ты пьешь пиво и при этом занимаешься спортом, типа того.

Светлана Ходукина:

Каждый, наверное, может найти себе подходящее условие, но Гурген, конечно, шутит. Он сегодня озорной. Наверное, потреблять алкогольные напитки тоже нужно отдельно, а лучше вообще не потреблять, или очень ограниченно делать.

Гурген Хачатурян:

Вы знаете, акцизы на алкоголь составляют часть федерального дохода Российской Федерации. Что мы сейчас с вами делаем?

Светлана Ходукина:

Антиреклама? С другой стороны, мы учим людей правильно отдыхать, они будут более эффективными на работе и повышать экономику, всё компенсировано. Поэтому важно пробовать разные занятия и не пугаться. Даже если вы попробовали пять разных видов спорта и всё «не зашло» ― попробуйте ещё пять, наверняка, что-нибудь понравится.

Гурген Хачатурян:

Прикиньте, Вы приходите к себе домой, а у вас там комплект хоккейной одежды, комплект одежды для регби, ещё комплект для плавания или синхронного плавания. Приходит домой, места нет: там горный велосипед, тут велосипед трековый, лыжи, сноуборд, и все деньги ушли на экипировку.

На самом деле, действительно, в словах Светланы есть рациональное зерно, надо искать. Наверняка, если копнуть чуть глубже свое сознание, вы найдете какие-то отголоски – вот, в детстве я хотел заниматься тем-то, например, играть в пинг-понг, или фехтовать, или ещё что-то. Попробуйте вспомнить то, чем Вы хотели когда-то заняться, но по разным причинам это не получилось и начните с него. Не бойтесь неудач, результат всегда приходит! Как говорится, работайте, – результат приходит после определенного труда, после определенных потраченных усилий. Поэтому не бойтесь прилагать усилия, для того чтобы качественно и хорошо отдохнуть. Не будьте эгоистичной сволочью: если вы собираетесь отдохнуть – позовите отдыхать свою вторую половинку, или половину, или ваших детей, к примеру. Отдыхайте, устраивайте совместный отдых, увеличивайте количество связей, которые существуют между вами, и окажется, что вас в этом мире держит не только работа, как вам казалось, а действительно большое количество интересных форматов общения как с самим собой, так и с окружающими людьми.

Светлана Ходукина:

Слишком жизнеутверждающе получилось.

Гурген Хачатурян:

Но мы всё равно все умрем. Так нормально?

Светлана Ходукина:

Я думаю, мы ещё не до конца продали идею того, что надо отдыхать. Очень важно увидеть ценность отдыха. В том, что было сказано ранее, как искать себе интересные занятия, был посыл о том, что на самом деле Вы будете и более эффективным на работе, если будете переключаться и отдыхать, и вы будете себя чувствовать лучше, и вообще, возможно, жизнь покажется более яркой, более интересной, более красочной, если вы попробуете много разных занятий, примерите их на себя.

Гурген Хачатурян:

Да. Отлично!

Светлана Ходукина:

Тогда предлагаю перейти к следующему вопросу. Как человеку начать, если у него есть большое беспокойство отложить свои рабочие дела? Он пришел с работы, кто во сколько, – в 7, в 8, в 10, – и он не может отложить телефон, отложить ноутбук и начать пробовать; у него есть страх, тревожность, навязчивые состояния. Что можно посоветовать, чтобы ему просто взять и начать пробовать отдыхать?

Гурген Хачатурян:

Вы знаете, не так давно у меня была такая пациентка. Ей очень хорошо помогает совет: «оставьте этот чёртов ноутбук на работе».

Светлана Ходукина:

Позвоните оператору, попросите выключить интернет.

Гурген Хачатурян:

Приходит и говорит: «Я работаю на работе, я работаю дома, света белого не вижу». Я спрашиваю: «А как Вы работаете дома?» – «Беру с собой ноутбук». Вот вам и ответ: оставьте ноутбук на работе. Говорит: «Даа? Как так?» Тяжело, но научилась, хотя, не сразу. Поэтому – да, оставляйте работу на работе. В конце концов, я же не привожу своих пациентов домой. «Дорогая, я сейчас пару часов поболтаю». Я, конечно, немножко утрирую. Всё равно звонят, да, тут работа такая; трубку не взял – завтра получил суицидника, поэтому немножко, может быть, другая ответственность. Но, в целом, если с вашей работой, при всём уважении, пропущенный звонок, скажем так, ни к чему страшному не приведет –так и не отвечайте на звонок.

Светлана Ходукина:

Или можно себе пару часов вечером выделить.

Гурген Хачатурян:

Когда вы выключаете телефон, да. Соответственно, если вам позвонят в нерабочее время, к примеру, вы имеете полное право, насколько я знаю, на этот телефонный звонок не отвечать, если иное не прописано в вашем трудовом соглашении.

Светлана Ходукина:

Сейчас у многих людей, кто сидит по ту сторону экрана или слушает нас, на самом деле, найдётся множество аргументов, почему они должны брать трубку.

Гурген Хачатурян:

Дайте мне день, и я придумаю столько аргументов, что вы подумаете, что так и должно быть. На самом деле, у нас есть трудовой кодекс, у нас есть Конституция, у нас есть достаточно хорошие законы, которые, по идее, надо соблюдать. Тут получается попытка, знаете, что и нашим, и вашим. Работодатель, зачастую, нагнетает, «если ты не будешь делать то-то в неурочное время, я найду того-то, кто будет делать это за тебя», пугает нас. И найдёт же, зараза такая. А с другой стороны – ну и пусть ищет!

Светлана Ходукина:

Я бы закончила на том, что очень важно самому для себя честно решить: а я хочу найти себе возможность отдыхать? Если, на самом деле, у меня нет такой цели, я не хочу искать эту возможность, то, конечно, я найду кучу аргументов, почему мне нужно отвечать на звонки, задерживаться на работе и так далее. Но, если я поставлю своей целью, что – да, я хочу эффективно отдыхать, хочу переключаться, жить полной жизнью и ещё заботиться о своем здоровье, и много-много чего ещё, может быть, ещё меня волнует моё общение с друзьями, с семьей, то тогда это поле для поиска возможностей: как можно, на кого можно переключать пациентов, как найти пару часов, чтобы не отвечать на звонки, а отдыхать, и так далее. Важно самому для себя понять: ставлю я себе такую цель или не ставлю?

Это была программа «Час с психотерапевтом Хачатуряном», в студии были Светлана Ходукина и Гурген Хачатурян.

Гурген Хачатурян:

Отдыхайте! Всего доброго!