Отдых с пользой для здоровья

Профилактика заболеваний

Тэги: 

Муслим Муслимов:

С вами Муслим Муслимов в программе «Медицинский менеджмент». Сегодня тема нашей передачи «Отдых с пользой для здоровья. Россия как объект оздоровительного туризма». В гостях у меня Михаил Валентинович Данилов, медицинский директор Ассоциации оздоровительного туризма. Мы сегодня поговорим о въездном туризме, может быть, даже о выездном.

Первый мой вопрос традиционный на всех передачах – это вопрос, завязанный на тренде в вашем направлении, в формате медицинского туризма: какие тренды Вы сейчас видите, какие тренды у нас могут развиваться в ближайшие 5 лет, насколько актуален в целом медицинский туризм, насколько актуально санаторно-курортное лечение для пациентов, и насколько это тренд, может быть, так?

Михаил Данилов:

Начну немножко издалека. Наверное, я должен расставить акценты в отношении санаторно-курортного лечения как вида, по которому очень много все время дискутируют. На всех наших встречах все время обсуждается вопрос: «А кто вы: медицинский туризм, оздоровительный туризм, или что, собственно говоря, из себя представляет санаторно-курортное лечение?» Мы хорошо понимаем, что, говоря о санаторно-курортном лечении, мы имеем дело с медицинской организацией, которая работает в определенном формате оказания услуг, занимается преимущественно профилактикой заболеваний и лечением хронических неинфекционных заболеваний. В этом плане мы можем причислять себя к медицинскому туризму как действительно одному из направлений, хотя тут есть, конечно, целый ряд спорных вопросов, на которые надо обращать внимание.

Почему мы обращаем внимание еще и на оздоровительный туризм? Пусть это понятие в российском законодательстве четко не закреплено и не имеет формата, но это довольно-таки объемное понятие, можно сказать, объемная доля мирового потребления различного вида услуг, которая в последнее время характеризуется очень существенным ростом. Есть тренд на рост и направления, которое касается здорового образа жизни, и фитнеса в том числе, и туризма, и развития альтернативных направлений, и так далее – того, что сложно идентифицируется как формат уже не СПА, а полноценной профилактической работы, которую осуществляет санаторно-курортное лечение. Её мы рассматриваем в рамках оздоровительного туризма.

После этой всей конструкции я хотел бы обозначить, что самое главное хотелось бы выделить. Санаторно-курортное лечение именно в том формате, в каком оно сохранилось в России – это действительно полновесное и самобытное явление, которое имеет свои собственные основы для того, чтобы быть конкурентоспособным. Когда мы начинаем обсуждать санаторные возможности, которые предоставляют наши здравницы, мы говорим о том, что медицинский формат в рамках задач, которые мы способны решать, действительно качественно состоялся, он работает. Пусть он, может быть, внешне ничем особо примечательным не отличается, но он имеет своего потребителя, имеет свой контур задач, с которыми он вполне нормально справляется. Пусть он сейчас не так заметен, но с нашей точки зрения это временное явление. Когда речь будет идти о развитии именно оздоровительного туризма – а он, безусловно, развивается, и я думаю, что у нас тенденции будут совершенно четко проявлены, – то у нас есть готовый формат, который работает, который имеет опыт. Это, конечно, санаторно-курортное лечение ― именно мы так говорим, чтобы сразу обозначиться в рамках. Это действительно полновесный, результативный, эффективный сегмент.

Муслим Муслимов:

Михаил Валентинович, по статистике какое количество россиян в год пользуются именно выездом на санаторно-курортное лечение, и какие санатории и курорты пользуются большим спросом именно с медицинской точки зрения? Мы не будем говорить о Черном море, о побережье, об этом направлении. Исключительно формат велнес-терапии, формат медицинской пользы в том числе, где есть и мнение доктора, и курация, и оздоровительные процедуры. Есть ли такая статистика?

Михаил Данилов:

Есть такая статистика, и она, в общем-то, наблюдаемая и совершенно четко читаемая. Количество выезжающих на санаторно-курортное лечение в России сейчас – это порядка 7 млн в год. Соответственно, в процентах это составляет примерно 3-4 % от населения. Мы наблюдаем, что, в общем-то, это количество довольно-таки стабильно на протяжении многих последних лет. Хотя, внутренний формат, внутреннее содержание тех, кто ездит, постепенно меняется. Для совсем еще недавних времен было характерно большее преобладание государственного контингента (имеется в виду социальной помощи и тех, кто получал те или иные виды медицинских услуг в профильных санаториях за госсчет), затем шли ведомственные корпорации, собственный корпоративный заказ, и уже следом шел постепенно нарастающий частный потребить. Сейчас доля частного потребления уверенно перевалила за 50 %, и мы понимаем, что это уже потребитель, который принимает решение самостоятельно.

Что касается наиболее развитых регионов, в том числе есть определенные изменения кривых спроса за год в разных регионах. Вы правильно отмечаете насчет краснодарских здравниц, все-таки, Краснодарский край – крупнейший регион по численности здравниц. Огромное количество объектов, около 140, в Кавказских Минеральных Водах. Сейчас очень активный регион, который, я думаю, уже многие заметили, кто хотя бы раз занимался поиском санатория, это регион Белокуриха в Алтайском крае. Следом у нас теперь есть доступ ко множеству крымских здравниц. По остальным объектам, так сказать, многие уважающие себя областные центры имеют хорошие собственные санатории разной степени. В количественном отношении всё выглядит так.

Что касается врачебной и лечебной эффективности, то, когда речь идет о выборе санатория, мы обращаем внимание на много моментов. Мы начинаем выбор с природных факторов, собственно говоря, с минеральных вод, с тех компонентов, которые применяются. Мы принимаем во внимание климат, он имеет не последнее значение. Среди тех регионов, которые я перечислил, я вижу любой, если не скажу, что в каждом из них есть по нескольку объектов, которые готовы встроиться в цепочку медицинской преемственности в системе поликлиника-стационар-санаторий. Есть ещё важный момент, на котором санаторий тоже является полноценным игроком, – это момент медицинской реабилитации; не все санатории, конечно, но такой элемент присутствует. Выполнить цепочку, правильно оказать все услуги, соответствовать всем стандартам и сделать все возможное для того, чтобы получить эффект. Вот такой мой ответ.

Муслим Муслимов:

Насколько есть преемственность в алгоритмах диагностики, в лечебных процедурах и составлении санаторно-курортной карты со стороны врачебного персонала, со стороны клиник, которые направляют? Частные медицинские учреждения тоже могут направить на санаторно-курортное лечение. Насколько эта преемственность вообще существует? Есть ли у нас задача вообще к медицинским организациям, которые направляют пациента, более тщательно относиться к рекомендациям по санаторно-курортному лечению?

Михаил Данилов:

Я бы сказал, что даже не только задача, а есть ряд проблем, которые необходимо для этого решить. Если говорить о механизме формирования санаторно-курортной карты как о формальном инструменте, который используется при направлении в санаторий и при маршрутизации, то этот инструмент срабатывает. Санаторно-курортная карта довольно просто устроена и, в общем-то, она формализует процесс. Хотя, как санаторный врач, могу сказать, что без этого инструмента у нас, что называется, не закрыты очень многие вопросы. Очень часто именно благодаря этому инструменту мы принимаем правильное решение в санаториях, несмотря на ложное представление, что там нет лечения. Я могу сказать, что осложнения и обострения от некоторых видов санаторно-курортного лечения могут быть очень серьезными, что только подтверждает эффективность.

Но в отношении преемственности есть ряд проблем. Во-первых, надо прямо сказать, что санаторная отрасль в сознании врачей поликлиники и стационара очень прочно ушла в тень и оттуда не собирается в ближайшее время выбираться, если не предпринять какие-то действия. Курс физиотерапии в университете, в медицинском институте очень маленький, с санаторной практикой, практически, не знакомят. Счастье, если врач действительно каким-то образом причастен, этим занимается и выстраивает цепочку. Но в большинстве случаев, конечно, этого не происходит. Я уже не говорю про другие инструменты. На самом деле, во многих форматах, предположим, корпоративные пациенты, очень часто человек обращается за санаторно-курортной картой, когда, в принципе, вопрос уже решен. У нас нет отбора на санаторно-курортное лечение, нет полноценного формирования цепочки. Когда речь идет о социальном направлении, тоже механизмы эти срабатывают, санаторно-курортная карта оформляется, но полностью говорить, что врачом осуществлен именно отбор в полном объеме, не всегда получается. Пожалуй, самым ярким моментом, когда в санаторий направляют именно по этапности, будет медицинская реабилитация, но только в том случае, если санаторий предоставляет такую услугу, а их количество ограничено. Проблемным является формат профилактики, когда бы пациенты своевременно направлялись в санаторий на профилактику, в том числе профилактику рецидива хронического заболевания. Тогда это была бы системная связка. Подводя итог сказанному, я могу сказать, что действительно необходим ряд мер, которые бы помогли оживить это знание. Это актуальные планы Ассоциации оздоровительного туризма, работаем именно в этом направлении, потому что данный вопрос наиболее остро нуждается во внимании.

О системной связке можно говорить тогда, когда пациенты своевременно направляются в санаторий на профилактику, в том числе профилактику рецидива хронического заболевания. 

Муслим Муслимов:

Наверное, можно привести простой пример цифровизации здравоохранения в ведомственной медицине, когда у того или иного ведомства существуют свои санатории, свои госпитали или медицинские центры и своя единая информационная система, некая МИС. В ней и врач, который отправляет, заполняет санаторно-курортную карту, и тот человек, который является принимающей стороной в санатории, работают в едином поле помощи пациенту, исходя из поставленного диагноза и рекомендаций, выписанных лечащим врачом. Как Вы считаете, существует ли модель в рамках цифровой медицины, которая позволит в дальнейшем через систему ЕМИАС сделать общий контур непосредственно санаторно-курортного лечения?

Михаил Данилов:

Насколько мне известно, к такой системе уже есть определенные направленные движения. Мы сегодня коснулись статистики; статистика по санаторно-курортной отрасли очень была проблемной темой до совсем недавнего времени, пока не сформировался государственный реестр курортного фонда. Этот по сути программный продукт разработал Национальный медицинский центр реабилитации и курортологии Минздрава, и он вполне активно работает. В нём на данный момент присутствует наиболее полная информация об объектах. Следующий этап – это, собственно говоря, разработка инструментов доступа. Сейчас реестр – это общегражданский вариант доступа, когда можно посмотреть информацию о санаториях. Есть все регламентирующие документы в отношении маршрутизации, они не секрет, они перерабатываются и дополняются, но ими надо уметь пользоваться. Плюс, это нужно сделать в рамках времени, которое отведено на прием пациентов в поликлинике, сделать быстро, а между санаториями в привязке к пациенту разобраться бывает очень сложно. И между регионами бывает сложно разобраться. Поэтому, когда появится инструмент, я думаю, что он сослужит очень серьезную службу в формировании связки.

Муслим Муслимов:

Скажите, насколько наши отечественные курорты конкурируют с западными?

Михаил Данилов:

Я бы сказал так. У каждого из сегментов этого спроса и на восточно-европейские курорты, где больше всего сосредоточено объектов похожих, и на российские есть свой потребитель, который выбирает их по определенному контуру. Почему? Потому что у санатория есть, я бы сказал, два ключевых потребителя. Есть потребитель, который фиксирует, что «я буду ездить вот только в этот регион, только в этот город, мне только эта вода и только этот климат помогает». Есть такие потребители, они ездят по 20-30 лет. Если он выбрал Карловы Вары или Ессентуки, то он зафиксировался и начал. Но процент таких потребителей, конечно, не очень большой. С другой стороны, санаторный контур характеризуется тем, что потребитель добавляет. Почему я все время сравниваю с медицинским туризмом? Потому что медицинский туризм идет от спроса, от необходимости решить проблему за определенные средства, а поездка в санаторий – это, все-таки, сочетание эмоционального отдыха и качественного лечения, причем, с определенной целью и задачей. Когда мы выбираем туризм, мы выбираем эмоции, а поскольку продукт очень похожий и можно перемещаться из одного региона в другой, то при разумном сравнении происходит перемещение между регионами, между западными и между российскими. Есть те, кто ездили, предположим, в Карловы Вары и потом захотели расширить для себя географию на Восточную Европу от Италии, Словении, Хорватии, Венгрии и так далее, потому что выбор огромный. Есть те, кто переместились в Кавказские Минеральные Воды и потом опять сменили. То есть здесь, на самом деле, очень большая вариативность, и есть, что посмотреть.

Муслим Муслимов:

Расскажите поподробнее, чем занимается Ассоциация оздоровительного туризма, какие у неё цели и задачи? Какие цели, может быть, лично у Вас в должности медицинского директора?

Михаил Данилов:

Мы начали свою работу почти 3 года назад и работаем как некоммерческая организация. Наши цели – это объединение участников рынка, прежде всего, санаторного лечения и оздоровительного туризма. Мы создаем условия для качественного информационного обмена, потому что, с нашей точки зрения, обмен информации в данной сфере – наиболее актуальный вопрос. Даже реестр, совсем недавно появившийся информационный ресурс, немножко подсветил ситуацию. Но мы пошли дальше, и одним из первоначальных направлений, которое мы делали, была сравнительная оценка возможностей тех, кто работает на рынке санаторно-курортных услуг. Нашим первым продуктом был рейтинг, ТОП-100 российских здравниц, впервые он вышел в 2017 году. Это особый инструмент, до нас его никто не делал.

Какой ориентир мы брали? Когда мы готовили рейтинг и делали первый сбор информации, мы сталкивались со многими сложностями. Наш рейтинг, в отличие от многих других сравнивающих инструментов, оценивает именно возможности – и экономические, и возможности по инвестиционной привлекательности объекта. Он оценивает именно сравнительные характеристики, поэтому мы очень часто сталкиваемся с тем, что те, кто не достиг верхней ступени, оценивают позицию как негативную. Мы же видим за этим рейтингом действительно мощный инструмент развития, потому что он строится на сведениях открытых источников, он строится на данных открытой финансовой отчетности, на данных, которые теперь доступны по загрузке коечного фонда, по мощности мест и так далее. Он позволяет оценить в сравнении. Собственно говоря, масштабные-то данные у всех понятны, а откуда появилась экономическая эффективность, как ее сравнить, и какие инструменты к этому применять, есть возможность посмотреть на рейтинге.

Следующим этапом для нас стало проведение информационно-образовательных мероприятий, которыми мы довольно плотно занимаемся. Также у нас в Ассоциацию в число членов входит ряд ведущих российских здравниц, мы проводим собственные мероприятия. Сейчас мы подходим к новому проекту, который связан с развитием медицинской преемственности.

Муслим Муслимов:

Президент дал распоряжение четырехкратно увеличить число пациентов в рамках медицинского туризма. Здесь и иностранцы в том числе. Насколько, на Ваш взгляд, выполняется это поручение? Что необходимо для его выполнения в ближайшее время? Будет ли в ближайшее время у нас увеличение количества здравниц, в целом?

Михаил Данилов:

Последний вопрос про увеличение количества здравниц неожиданный, потому что, на самом деле, есть регионы, в которых в последнее время есть очень активный прирост. Прежде всего я, наверное, скажу про Кисловодск, который сейчас очень активно взял старт по преобразованию инфраструктуры и по строительству новых объектов. Вообще, в регионе Кавминвод есть много новых, даже не реновированных, а вновь построенных объектов.

Что касается спроса со стороны иностранного туриста, если не говорить о тех, кто живет за рубежом и возвращается на отдых по старой памяти, а о новом потребителе, реальном потребителе из-за рубежа, владеющем иностранным языком, но не владеющем русским, то тут есть ряд сложностей, которые необходимо преодолеть. Собственно говоря, они сразу на поверхности видны. Для российского санатория язык – это, пожалуй, основная проблема, которая пока стоит у нас на пути. Даже еще не говоря о сервисной составляющей, это серьезное препятствие. С другой стороны, у здравниц есть преимущество. Все-таки, санаторное лечение – продукт, не подлежащий такой серьезной сертификационной оценке, как хирургия, которая ставится во главу угла при обсуждении вопросов медицинского туризма. Поэтому, есть все шансы для того чтобы продвигать без больших сложностей и затрат. Но пока, к сожалению, нельзя сказать, что есть активный спрос со стороны иностранных граждан на услуги именно санаторно-курортного лечения. Есть определенные, начинающиеся проекты, в том числе, насколько мне известно, очень большой интерес проявляет Поднебесная к нашим здравницам, особенно сочинским, и уже есть опыт. Но говорить о состоявшемся крупном трафике пока рано.

Муслим Муслимов:

Скажите, а Чемпионат мира по футболу открыл ли двери в санаторно-курортное лечение в рамках медицинского туризма? Ведь, в футбол у нас играли в разных городах России, в том числе и в Сочи.

Михаил Данилов:

Мне кажется, что здесь будет очень важный шаг, потому что Чемпионат дал возможность довольно-таки большому количеству иностранных туристов понять, что в Россию можно приехать, и что это совсем не так далеко, не так заброшено и не так одиноко, как выглядит из-за рубежа. Часть санаториев размещали у себя туристов. Сказать, что существенная доля – наверное, вряд ли, но общий имиджевый фон, я думаю, сформировался у существенной доли потенциальных потребителей, и он, конечно, будет иметь свое значение. И Сочи, и другие города с успехом приняли участие в приеме персонала, с одной стороны; с другой стороны, вообще, полученный опыт работы подтверждает, что у нас есть перспективы для привлечения к себе потока туристов. Тем более, что для отдыхающих в санаториях серьезных ограничений нет, есть возможность посмотреть еще очень многое, регионы предлагают довольно-таки обширную культурную программу. Это важная часть, даже я, как врач, могу сказать, что это важная часть отдыха в эмоциональной сфере. Как правило, санатории занимаются классической десяткой профилей хронических заболеваний, но мы всегда говорим, что самый важный фактор, с которого начинается санаторно-курортное лечение ― это полноценный отдых в комфортных условиях, в качественном климате, которые имеют решающее значение во всей программе, и досуг занимает не последнее место.

Санаторно-курортное лечение начинается с полноценного отдыха в комфортных условиях, в качественном климате, с интересного, разнообразного досуга.

Муслим Муслимов:

Насколько наши санатории и курорты приспособлены к пациентам с ограниченными возможностями, и насколько развит семейный отдых в санаториях?

Михаил Данилов:

Мы как раз по данному вопросу через 2 дня проводим свой очередной информационно-образовательный вебинар, посвященный доступной среде санаториев. Настолько много стало запросов на тему того, сколько необходимо и как организовать этот процесс правильно. В нем есть множество нюансов, поэтому тема постепенно развивается, никуда от нее не деться. Она очень многокомпонентная. Санаторий вообще является организацией сервисного плана; я сейчас говорю «сервисного», потому что медицинская часть с точки зрения организации – только часть санатория. Но, когда мы говорим о сервисе как о комплексном окружении и обслуживании нашего гостя, это очень многокомпонентная и сложная среда. Конечно, по всем фронтам, может быть, выполнить все требования сразу не получается, работа в этом направлении идет, санатории подстраиваются.

Что касается семейного и детского отдыха ― тоже одна из тем, по которой Ассоциация работает, причем, с разных точек и в разных направлениях. Здесь ситуация какая? Детский отдых в санатории – это отдых двух форматов. Есть непосредственно детские санатории – это санатории, которые, в основном, относятся к ведению Минздрава, которые занимаются строго определенными профилями заболеваний: органы дыхания, костно-мышечная система, неврология и тяжелые заболевания легких. А есть формат отдыха, так называемый, мать и дитя, когда есть возможность приехать с ребенком. Если детские санатории – это самостоятельный формат, то развитие формата «мать и дитя», как нам кажется ― одно из перспективных направлений, для того чтобы решить вторую проблему. Санаторий пользуется спросом у определенной возрастной аудитории, в то же время аудитория в возрасте 35-45 очень часто недооценивается. Так получается, что в этом возрасте начинают ездить с детьми, потому что ребенок в семье начинает болеть (классическая ситуация), как правило, хроническими респираторно-вирусными проблемами, или не вирусными, но начинают ездить регулярно, и проблема проходит. Вслед за этим начинает ездить вся семья. Они понимают, что, приехав раз в год или раз в полгода на хорошее качественное санаторно-курортное лечение, они получают на ближайший год отличный заряд здоровья для всей семьи. Этот формат потихонечку начинает набирать обороты. Но здесь возникает другая проблема: нужно развивать соответствующий сервис, соответствующий досуг. Это один из контуров, по которому мы тоже работаем, развитие этих точек требует внимания уже тех, у кого есть опыт работы с детьми в развивающих центрах. То есть, это своя, самобытная структура.

Муслим Муслимов:

Если бы у Вас была минута на Первом канале в прайм-тайм, что бы Вы сказали людям, которым требуется санаторно-курортное лечение, но они об этом еще не знают? Что бы Вы сказали специалистам, которые направляют на санаторно-курортное лечение (я имею в виду врачебный профиль основных специальностей)? Что бы Вы сказали людям, которые являются принимающей стороной в санаториях?

Михаил Данилов:

Я абсолютно уверен, что санаторно-курортное лечение является самым лучшим видом отдыха и способом восстановления здоровья. Причем, именно в такой формулировке: самым лучшим отдыхом и самым лучшим способом восстановления здоровья. Несмотря на то, что многие используют для отдыха разные другие составляющие, ничто так не восстановит за короткий промежуток времени, который нам предоставлен для восстановления сил и здоровья, как именно этот вариант отдыха. Поэтому необходимо осваивать весь инструментарий и эффективно им пользоваться. Санаторно-курортное лечение ― действующий эффективный инструмент профилактики. Причем, как первичной профилактики, так и профилактики хронических неинфекционных заболеваний.

Что касается тех, кто может действительно помочь развитию санаторно-курортного комплекса, я могу сказать, что это один из самых интересных форматов работы. Я не устаю повторять, что, пожалуй, нигде в сервисном мире более сложных объектов по внутренней структуре, сочетающих в себе и медицину, и размещение, и досуг, и питание, причем, на уровне, который требует развития вверх-вверх-вверх, сложно себе представить. Это бесконечное творчество, бесконечное развитие, это действительно кайф от работы, которую надо продолжать и развивать.

Муслим Муслимов:

Очень хороший ответ! Какие бы Вы иностранные, зарубежные санатории привели бы в пример, на которые нам неплохо бы равняться?

Михаил Данилов:

Я немножко убегу от Вашего ответа, потому что мы ездим по иностранным санаториям, организуем, в том числе, стажировки для наших коллег в разных странах. Конечно, больше это Восточная Европа, хотя сейчас примеров стало довольно-таки много и в популярных туристических странах. Во всех есть, что взять. И в лечебном плане есть свои подходы, есть разница. Предположим, чешские курорты больше ориентированы на традиционную, близкую нам санаторно-курортную модель. Словения и Словакия, например, больше развивают физкультурную реабилитацию, ставят ее, поднимают на порядок выше. У всех можно взять что-то свое, причем, и от медицинской части, и от сервисной составляющей, в которые мы не преуспели. Одна из тем, которой мы тоже очень плотно занимаемся, это тема клиентоориентированности, клиентского сервиса. Это, собственно, одна из моих тем, несмотря на медицинскую специальность. Тоже очень интересный опыт, интересные наработки, кто как решает эти вопросы и какой опыт накопили. Поэтому я не буду выделять какой-то конкретный, просто потому что для меня это очень яркая палитра.

Муслим Муслимов:

В связи с повышением сейчас пенсионного возраста видите ли Вы какие-либо комплексные программы, или в целом подход, в котором может участвовать государство или работодатель, чтобы сохранять здоровье граждан пожилого возраста? Именно системного подхода в рамках санаторно-курортного лечения?

Михаил Данилов:

Собственно говоря, санаторно-курортное лечение – это его территория, его предназначение, оно лучше всего, так сложилось исторически. Мы хотели бы, конечно, чтобы санаторно-курортным лечением стали бы заниматься более молодые люди, чтобы с 30-35 лет регулярная поездка в санаторий давала бы возможность получить действительно хорошую профилактику. То, что это реально работает, сомнений нет, потому что это доказано и заметно.

В чем еще отличие российского санатория? Российский санаторий, в отличие от многих восточноевропейских, создал довольно-таки мощный диагностический комплекс. Это позволяет заниматься и профилактикой, и диспансеризацией «в одном флаконе», если прямо сказать, это возможно и уже работает у тех, кто применяет. К сожалению, санаторий стал, как я бы сказал, «темой не для всех», а если сказать по-другому – темой для тех, кто понимает. Кто грамотно использует этот эффект, тот и получает поддержку активного профессионального долголетия. У нас есть примеры, мы сотрудничаем в том числе и с корпорациями, которые включают своих работников в этот процесс. Есть личные примеры, кто правильно распределяет эти усилия. Собственно говоря, это один из основных прицелов, как раз – направить усилия сан-кура на работу с корпоративным клиентом, с профессиональным долголетием, с активным возрастным долголетием. Это, в общем, самоцель.

Кто грамотно использует эффект санаторно-курортного лечения, тот получает поддержку активного профессионального долголетия.

Муслим Муслимов:

Скажите, какая в целом емкость рынка санаторно-курортного лечения в плане привлекательности для инвестиционных проектов или проектов, которые требуют государственно-частного партнерства? Насколько высока востребованность?

Михаил Данилов:

Про востребованность мы пока не можем сказать, что она характеризуется очень высокими показателями. Санаторный объект характеризуется рядом показателей, которые делают его сложным для инвесторов. Во-первых, довольно умеренная рентабельность, соответственно, длительные сроки окупаемости и все вытекающие отсюда последствия. Поэтому, когда возникают разговоры о государственно-частном партнерстве, пока еще остаётся очень остро обсуждаемая тема, как обеспечение постоянного, твердого заказа на обеспечение санаторно-курортного лечения со стороны государства. Пока этот вопрос остается открытым, потому что в нем больше неизвестных, чем решенных вопросов. Но доля тех, кто спрашивает санаторное лечение, кто заинтересован в нем самостоятельно, как со стороны частного потребителя, так и со стороны корпоративного, продолжает нарастать. Интерес к нему именно у рыночного покупателя начинает активироваться, потому что продукт санаторно-курортного лечения работает. Поэтому, мне кажется, это вопрос не ближайшего времени, но постепенная тенденция движения в этом направлении есть. Более того, есть положительный опыт работы на определенных региональных рынках, я имею в виду тот же самый Алтай, когда правильно построенная модель работы позволила больше за счет частного потребителя сформировать эффективные модели бизнеса.

Муслим Муслимов:

Скажете, где Вы предпочитаете отдыхать в рамках санаторно-курортного лечения?

Михаил Данилов:

Вы знаете, я как раз с себя говорил про портрет смены регионов. Мне повезло проехать много и по России, и по ближнему зарубежью, поэтому вариантов для себя может быть очень много. Я очень хочу на Кавказские Минеральные Воды, я бы не отказался побывать на Алтае снова, хотя я там уже неоднократно был, также и некоторые восточноевропейские курорты рассматриваю как регион потенциальной поездки. Везде остается очень много других мест, где можно посмотреть и совместить приятное с полезным.

Муслим Муслимов:

Ассоциация сотрудничает с медицинскими ассоциациями, и какие формы взаимодействия вы приемлете?

Михаил Данилов:

Здесь есть несколько форматов. Мы не занимаемся непосредственно организацией направления пациентов, мы работаем с санаторно-курортными организациями в плане их развития. Мы строим свою работу в сторону организации в плане не поставки готового решения, а именно поиска информации, которая будет актуальной, и работать через эти компоненты. С медицинскими ассоциациями у нас есть разные формы взаимодействия, опять же, касающиеся именно информационного обмена, совместного взаимодействия по организации мероприятий. Точки сотрудничества мы постоянно добавляем и совершенствуем.

Муслим Муслимов:

Михаил Валентинович, я пожелаю Вам больших успехов, четкой реализации. Я хотел бы видеть как-нибудь в начале летнего периода или сезона отпусков огромное количество информационных баннеров на улицах Москвы: «Пролечись в Кавказских Минеральных Водах!», или «Проверь свое здоровье!», или «Восстанови свое здоровье!». Пожелаю Вам удачи!

Михаил Данилов:

Благодарю! Воспользуюсь возможностью пригласить всех наших слушателей хотя бы раз в год посетить хороший санаторий.