Как обрести уверенность в себе?

Психология

Тэги: 

Светлана Ходукина:

Это программа «Час с психотерапевтом Хачатуряном». В студии Светлана Ходукина и психотерапевт Гурген Хачатурян. Мы сегодня обсуждаем тему «Как обрести уверенность в себе».

Я перед эфиром почитала в Интернете, что об этом пишут, и поняла, что никакого шанса обрести уверенность в себе нет, если пытаться пользоваться Интернетом. Не знаю, сможем ли мы сегодня дать какие-то полезные или бесполезные советы слушателям?

Гурген Хачатурян:

Давайте, начнем с самого полезного совета. Самый полезный совет: если вы хотите обрести уверенность себе, прочитайте «Волшебника Изумрудного города». Мне кажется, самый доходчивый способ, как эту уверенность в себе обрести, описан там. Надо идти к Гудвину.

Светлана Ходукина:

А я думала: какая же аналогия будет? «Не переживайте, все равно у вас в голове опилки», или про железное сердце…

Гурген Хачатурян:

Про железное сердце нет. На самом деле, сакральный смысл этого произведения заключается в том, что всё у вас и так есть. Если Вы до сих пор не поняли, то расскажу. Всё это есть: и уверенность есть, и сердце есть, и отвага – всё есть, надо просто в это поверить. Поэтому, когда мы ставим тему «Как обрести уверенность в себе», наверное, надо ее не обретать, надо ее в себе найти. Да, она есть! Она точно есть, просто, по каким-то причинам у всех она в разных местах. Может быть, вы еще не знаете, в каком месте ваша уверенность находится у вас. Ищите!

Светлана Ходукина:

Часто ли к Вам обращаются пациенты с вопросом о том, что «Я не уверенный в себе, как обрести уверенность в себе?»

Гурген Хачатурян:

Обращаются, да. Но, если отвечать на вопрос, много ли у меня таких пациентов, то – нет, немного. Это редко является самостоятельной причиной обращения к психотерапевту. Обычно за таким идут к коучам или к подобного рода шаманам. Но в процессе разговора периодически всплывает такая особенность личности, что человек не уверен себе. Например, когда ко мне приходят по поводу отношений и невозможности эти отношения устроить, тут все и становится понятно. Человек не уверен в себе, человек не может подойти к другому человеку и сказать: «Привет, меня зовут так-то, давай дружить».

Светлана Ходукина:

Познакомиться не могут, например?

Гурген Хачатурян:

Да.

Светлана Ходукина:

Я так понимаю, что уверенность в себе, она, как уверенность в своих силах, может присутствовать в разных областях. Может быть, человек не уверен в своих силах в каких-то рабочих вопросах, не уверен, что у него что-то получится. Может быть, он не уверен в себе и вообще не считает, что он кому-то может понравиться и так далее. То есть, она может, наверное, проецироваться на разные области жизни?

Гурген Хачатурян:

Да, человек может быть неуверен в своей внешности, может быть неуверен в своих знаниях, в своей привлекательности и интересности. В общем, масса всего.

Светлана Ходукина:

Если в общем виде обозначить проблему, которую мы сегодня обсуждаем, что такое неуверенность в себе? Наверное, есть сомнение, колебание, может быть, страх на тему каких-то возможных или невозможных результатов в той или иной области?

Гурген Хачатурян:

Да, в глубине, действительно, зачастую лежит страх. Страх того, что не получится, страх негативного результата, страх отказа. В общем-то, страх негативного результата. Давайте, подумаем, откуда может браться страх, откуда может браться эта неуверенность, страх в негативном или отрицательном результате?

Светлана Ходукина:

Попробую предположить, что, может быть, это идет из детства. Все психотерапевты так говорят.

Гурген Хачатурян:

Да, мы все родом из детства.

Светлана Ходукина:

Из какого-то опыта. Может быть, не всегда именно детского, но просто из своего давнего опыта. Может быть, уже во взрослом возрасте был какой-то опыт.

Гурген Хачатурян:

На самом деле, все берется из детского опыта, точнее, из того времени детства, когда собственного опыта не было, он только формировался, и были люди, которые на этот опыт так или иначе влияли. Вы не поверите, кто это может быть.

Светлана Ходукина:

Родители?

Гурген Хачатурян:

О, да!

Светлана Ходукина:

OK, из детства. Ну, и что нам с этим делать? Есть неуверенность в какой-то области жизни, неважно: в работе, в отношениях. Она идет из детства. И что дальше?

Гурген Хачатурян:

А дальше ― пришли к психотерапевту, разобрались.

Светлана Ходукина:

То есть, это нормальный, действенный способ решить вопрос неуверенности – прийти, например, к психотерапевту и разобраться, откуда у меня идет неуверенность?

Гурген Хачатурян:

Понимаете, вопрос не в том, чтобы разобраться. Разобраться не сложно, если честно.

Светлана Ходукина:

Например, вспомнить, что да, мама меня лупила, или папа предлагал надеть тебе котлетку на шею, чтобы хотя бы собачки с тобой гуляли.

Гурген Хачатурян:

Веселое у Вас было детство, Света. К примеру, смысл психотерапии не только в том, чтобы это понять, а в том, чтобы создать условия для того, чтобы это преодолеть.

Светлана Ходукина:

Я что-то не понимаю, как можно создать условия?

Гурген Хачатурян:

Ну, как? У нас, когда получаешь сертификат психотерапевта, тебе выдается служебная машина времени. На ней вы с клиентом или пациентом отправляетесь в его прошлое, возвращаетесь в его детство, там блуждаете, что-то делаете, и приходит результат. Если вам такого аппарата не выдали (я сейчас обращаюсь к коллегам), то мы создаем для наших любимых пациентов, или клиентов… Мне нравится их называть пациентами, потому что я врач. А кто у врача? Не клиенты же, а пациенты, что бы там ни говорили про стигматизацию. Итак, мы создаем для наших пациентов условия, при которых они могут восполнить те дефицитарные качества, которые у них не развились – ощущение безусловной поддержки, безусловной любви, на фоне которых и развивается уверенность в себе.

Светлана Ходукина:

Чувство значимости. Я слышала такое слово, мне оно очень нравится.

Гурген Хачатурян:

Чувство значимости. Да, кстати, с чувством значимости меньше проблем. Хотя, нет.

Светлана Ходукина:

Я сейчас расскажу почти в тему, но не совсем. В школе моего ребенка есть психолог. Сначала я подумала, что вряд ли она что-то дельное скажет, но оказалось, очень полезная мысль. Она сказала, что очень важно показывать ребенку, что он значим. Она говорит: «Например, вы первого сентября пошли в школу. Вы, например, будете сегодня кому-то звонить. Можно при ребенке сообщить, что у нас сегодня первый класс, у нас сегодня такое событие. То есть показывать, что жизнь ребенка, в целом, значима не только для вас, но и для общества. Вообще, если у него какой-то результат был сегодня в жизни, в сегодняшний день, здорово, если вся семья каким-то образом это отметит. Не обязательно целый праздник делать, вы просто можете вставить в этот день букет петрушки в картошку». Я имею в виду, что здорово, когда отмечаются какие-то результаты, пускай они не очень большие, и родители дают какую-то положительную оценку, что «нам это нравится, здорово, что у тебя это получилось».

Гурген Хачатурян:

Нет ли в этом двойного дна?

Светлана Ходукина:

Я не знаю. Психотерапевт Вы. Я тут всякие глупости просто говорю.

Гурген Хачатурян:

Я просто пытаюсь представить… Говорят же: заставь дурака Богу молиться… Я представляю себе картину, как она за секунду будет доведена до абсурда. Ой, сегодня наш Петенька покакал, вчера наша Машенька пошла первый раз в первый класс, а сегодня второй раз в первый класс. Понимаете, если мы будем хвалить детей вообще за все, чтобы создать чувство значимости…

Светлана Ходукина:

…очень важно не хвалить?

Гурген Хачатурян:

Нет, хвалить надо.

Светлана Ходукина:

Важно не столько хвалить, сколько, скорее, обращать внимание на результат?

Гурген Хачатурян:

Да.

Светлана Ходукина:

Вот, обращать внимание. Не хвалить «Молодец, что собрал игрушки». Ясно, что эти слова могут быть в лексиконе, но до абсурда не доводить. Более здраво будет сказать, что «мне так нравится, когда комната чистая, круто, что игрушки собраны, мне нравится тут ходить». Тогда ребёнок понимает, в чем суть результата, зачем он это делал, а не чтобы его похвалили и сказали, что он молодец. Как-то так, такая мысль. Но я не психолог и не психотерапевт, я просто мать, не могу, возможно, донести эту мысль очень здраво.

Гурген Хачатурян:

Между прочим, как раз таки, психоанализ предполагает: не мешай матери быть матерью.

Светлана Ходукина:

Давайте, вернемся к нашей теме насчет уверенности в себе. Ясно, что это пришло из детства, и в целом, если хочется глубоко разобраться, можно сходить к психотерапевту, решить этот вопрос. А если ты понимаешь, что периодически проблема неуверенности всплывает, но не до такой степени, что готов идти к психотерапевту, или ты хотел бы своими силами решить её, то какие полезные или, может быть, бесполезные советы мы могли бы дать нашим зрителям и слушателям? Я одну мысль знаю, сразу начну, а Вы пока подумайте.

Часто бывает так, что уверенность в себе, и вообще чувство неуверенности, может быть банально связано с временем суток, что люди чаще более уверенно себя чувствует утром и могут беспокойно себя чувствовать вечером. Серьезно! Бывает так: перед сном слишком много мыслей, ты уставший, и кажется, что все как-то не так, что со мной что-то не так, и тогда можно просто лечь спать, встать утром, и все будет OK. А если ты начинаешь развивать эти мысли, действительно, их думать, включаться в свой внутренний диалог, то ты можешь себя довести до того, что к утру надумаешь себе всякой ерунды. То есть, по возможности, не развивать эту тему в своей голове.

Гурген Хачатурян:

Вы пытаетесь переиначить старую русскую пословицу «Утро вечера мудренее»?

Светлана Ходукина:

Получается, так.

Гурген Хачатурян:

Дорогие зрители, Светлана подумала, что утро вечера мудренее. Хорошая мысль, свежая. Как говорится в русской народной мудрости, русские пословицы и поговорки часто противоречат сами себе. В этом заключается народная мудрость, но она уверенности в себе, конечно, не добавляет.

Светлана Ходукина:

Хорошо, теперь Ваш совет: что делать человеку, если он чувствует неуверенность в каком-то деле?

Гурген Хачатурян:

На самом деле, мой совет такой: если вы чувствуете неуверенность в чем-то, в первую очередь обойдитесь без насилия над самим собой. В стране Советов говорили: «Ну, че ты боишься подойти к Машке? Иди, схвати ее за ляжки!» Не нужно насилия. Не в том плане, что не надо ходить к Машке и хватать ее за что-то, а не надо насилия, – и над Машей не надо насилия, и над собой не надо насилия. Если вы чувствуете, что вы не готовы что-то делать, – повремените. Поставьте себе знак «СТОП», возьмите себе тайм-аут и время на раздумье. Во-первых, первая мысль: могу ли я подойти и это сделать? Если «была не была» – идите и делайте! Если «нет, не могу», то подумайте, почему? Чего боитесь? Так постепенно вы придете к очевидной мысли: а каким будет тот первый шаг, который вы готовы сделать в этом направлении? Подведу небольшой итог: если вы хотите обрести уверенность себе, то задача не выворачивать свою личность наизнанку. Вопрос в том, чтобы достигать цели определенными шагами. Может быть, эти шаги будут маленькие. Может быть, вы хотели познакомиться с Машей, но вы сначала познакомитесь с Леной, потом познакомитесь с Оксаной, потом познакомились с Ксюшей, и такая цепочка приведет вас к Машеньке. Если двигаться к цели маленькими шагами, или не маленькими, но не за один прыжок шагая, а поступательно.

Светлана Ходукина:

Вы сейчас рекламируете пикап-курсы?

Гурген Хачатурян:

Ну, да. Интересно, кстати, они еще есть? Лет 10, наверное, 11 прошло, когда они были в такой катастрофической моде.

Светлана Ходукина:

Наверное, примерно этим они и занимались? Постепенно, с простых упражнений переходили на сложные.

Гурген Хачатурян:

Да, совершенно верно. Что бы про наших пикаперов не говорили, они поймали хорошую волну. Все-таки, невозможность завести отношения – это, так или иначе, следствие неуверенности в себе. А если вспомнить эпоху, когда это зарождалось, и, соответственно, детишек, которые стали подростками, то им было сложно как-то реализовать уверенность в себе. Время было такое. Родители были заняты, они пытались выжить и сделать так, чтобы мы с вами не сгинули в веселых 90-х годах, и поэтому поддержки, родительской или взрослой, у детей не было. К 2007 году, действительно, выросло поколение неуверенных в себе подростков, для которых был сложно подойти и познакомиться с девушкой.

Светлана Ходукина:

Но, мне кажется, сейчас эта проблема всё так же присутствует?

Гурген Хачатурян:

Сейчас эта проблема всё так же присутствует. Но, я полагаю, что пройдет достаточно непродолжительное количество времени, может быть, лет 5-7, и это поколение сменит поколение подростков, которые будут думать, что им все должны. Они будут гиперуверенные в себе, потому что рядом с ним всегда была чокнутая мамочка, которая, в случае чего, всегда подбегала и приходила на помощь. Поэтому во всем, что касается психотерапии в воспитании, надо понимать, что есть золотая середина в разбросе методов, в которых лучше и не перегнуть палку, и лучше не догнуть, соблюсти определенный баланс сил. Иначе в результате получится какое-то дерьмо, если честно. Не будем представлять, я могу и так показать. Вы – девушка. Вам вопрос, практически, соцопрос: Вы бы предпочли молодого человека, неуверенного в себе, или наоборот, знаете, который там?..

Светлана Ходукина:

Мне кажется, что, все-таки, тот, которого показали (пытались показать), как уверенного, на самом деле, когда человек как-то излишне чересчур себя ведет – он тоже неуверен, он немножко too much extra делает для того чтобы скрыть свою неуверенность. Больше всего, конечно, импонируют такие люди, которые спокойно что-то делают, как-то с уважением относятся и к себе, и к другим людям, и так далее. Тогда всё гармонично выглядит. Слишком неуверенного человека как-то жаль, наверное, хочется ему помочь: «Ну, давай, говори, я стою. Давай, говори!» Или слишком, когда человек чересчур, слишком навязчивый – это тоже, наверное, не очень хорошо.

Но, у меня есть еще одна мысль. Мне мой тренер говорил, это его мысль, но теперь это моя мысль, я теперь с ней живу. Что, на самом деле, не боятся только дураки. Он так говорил. Это было сказано в смысле экстремального спорта, но и в целом сомневаться и чего-то бояться – это нормально, нормальная человеческая реакция. Можно сомневаться, бояться, уходить в эти мысли и не делать, а можно в целом бояться, но все равно браться и делать. Нормально, если человек сомневается, или что-то боится делать, или у него возникает неуверенность. Бывает, что перед выходом на сцену у тебя есть волнение. Его тоже отчасти можно назвать неуверенностью, так как ты думаешь: а вдруг что-то не получится? И в целом это естественная человеческая реакция на что-то новое, дискомфортное…

Гурген Хачатурян:

…нетривиальное. На что-то из ряда вон.

Светлана Ходукина:

Наверняка, если вы каждый день ходите выбрасывать мусор, то вряд ли чувствуете себя неуверенно в этом вопросе. Чаще всего люди чувствуют себя неуверенно в области, которая, как им кажется, не до конца им знакома, или где у них не так много опыта, или еще что-то подобное. Нет?

Гурген Хачатурян:

Да.

Светлана Ходукина:

Гурген во время рекламы сказал, что вспомнил, какая подходит пословица под то, что я говорила: у страха глаза велики.

Гурген Хачатурян:

Страх, в общем-то и целом, эмоция хорошая. Это то, что нас когда-то давным-давно оберегало. С точки зрения эволюции, с точки зрения сохранения себя как живой единицы, страх помогает. Если вы, например, боитесь прыгать из самолета без парашюта, то, наверное, и неплохо, что у вас нет этой уверенности в себе. А если неуверенность проявляется у вас в том, чтобы…

Светлана Ходукина:

…бояться сказать тост, например. Бывает мероприятие, все тосты говорят, а ты стесняешься, боишься, неуверенно себя чувствуешь.

Гурген Хачатурян:

Неуверенно себя чувствуешь, потому что, к примеру, все детство ты думал, что тебя зовут Заткнись. Думаешь, что все над тобой посмеются, хотя, что в этом плохого? Или ты заикаешься. Всякое бывает в жизни. Много, чего люди боятся, чувствуют неуверенно себя. А женщины-то! Например, возьмем самое интересное, что есть в этой жизни – это секс, конечно же, это секс! Сколько неуверенности в себе появляется у женщин в вопросах сексуальности, в вопросах наслаждения!

Светлана Ходукина:

Чтобы «без света», или что?

Гурген Хачатурян:

Да, когда дело касается восприятия собственного тела, восприятия собственной чувственности, тут тоже ситуация идет своими корнями в ощущение уверенности в себе.

Светлана Ходукина:

Да, очень обширная и немножко ускользающая тема. Но, чтобы внести некую пикантность в эфир, мне хочется сказать, что, на самом деле, по большому счету, всем людям на вас пофиг!

Гурген Хачатурян:

Кто думал о суициде: подумайте еще раз!

Светлана Ходукина:

На самом деле, всем на всех. Все больше переживают из-за себя, чем из-за вас. Когда нам кажется, что «все будут на меня смотреть, все обо мне что-то подумают», не важно, в какой области, связанной с телом или с выступлением, или связанной с попытками с кем-то познакомиться ― на самом деле, люди больше переживают из-за самого себя. Точно так же, когда человек отказывает, он думает: «А как я выглядел? Может, я слишком грубо, может, я слишком мягко отказал?» Ему не до вас, на самом деле. Когда мы фокусируемся на том, что о нас подумают, мы забываем, что, в принципе, о нас особенно и не думают, на самом деле, с одной стороны. С другой стороны, никто не знает точно, как правильно. То есть люди выдают разные реакции, смеются, если кто-то запнулся, или, когда подходишь, автоматически говорят «нет». Но это не связано конкретно с вами, это не обратная связь вам, не показатель, что с вами что-то не так, это просто реакция людей. Как-то так.

Просто хочется сказать, что, на самом деле, никто не знает, как правильно надо, но некоторые уверенно говорят.

Гурген Хачатурян:

Как правильно надо что?

Светлана Ходукина:

Да все! Как надо правильно жить!

Гурген Хачатурян:

Да, наверное, Вы правы. Как можно жить правильно?

Светлана Ходукина:

Никто не знает, как. Некоторые говорят, как будто бы они знают, и ты думаешь: наверное, я один не знаю, а все знают. А это не так.

Гурген Хачатурян:

Да, еще каждый подойдет и будет вас учить: ты неправильно живешь, иди работай, а не лодырничай, и вообще, прическа у тебя дурацкая, бороду побрей!

Светлана Ходукина:

Даже если человек лодырничает, неважно, что он делает. Это твоя жизнь, ты ее живешь, и какие-то результаты, какие-то последствия от нее имеешь. Какое остальным-то дело? Я понимаю, что везде есть здравый смысл. Возможно, у тебя семья с пятью детьми, они хотят есть. У тебя шестеро детей, а ты: «Это моя жизнь, я веду себя, как хочу!»

Гурген Хачатурян:

Это приводит нас к очередной мысли, не связанной с темой сегодняшнего разговора. Но, в принципе, тема работы и заботы у психотерапевтов – это ответственность, чувство ответственности, которое должно быть. Кстати, если подтянуть его к уверенности. Может прозвучать немножко притянуто, но чувство ответственности, вообще воспитание ответственности за кого-то или за что-то немножко и чувство уверенности приведет к хорошим значениям. Потому что тут уже не до рефлексии. Иди денег зарабатывать, а то я не чувствую себя уверенным пойти на собеседование. Действительно, у тебя шестеро детей, а ты до сих пор в творческом поиске. Уверенность? Уверенность появится позже, а сейчас нужна ответственность.

Светлана Ходукина:

Хорошо. К чему мы можем прийти сейчас? Мы сказали о том, что неуверенность бывает. Если она совсем сильно выражена и вам очень мешает жить, то можно сходить к психотерапевту, и с большой вероятностью это как-то решится. Это достаточно простая, понятная проблема. Понятно, как ее решать.

Гурген Хачатурян:

Проблема понятная, проблема изученная, но, еще раз повторю, что редко когда бывает самостоятельной причиной обращения к психотерапевту. Скорее, человек придет и скажет, что у него депрессия, и она будет конечным пунктом развития всего состояния, потому что у него детство было определенного качества. Из-за такого детства у него развилась неуверенность в себе, из-за отсутствия уверенности в себе он не получил то, что мог бы получить в этой жизни – например, какое-то внимание, какие-то результаты своих трудов. Он их не получает, случается внутренний конфликт из-за того, что внутреннее не совпадает с внешним, и на фоне этого возникает депрессивное настроение. Человек придет и скажет: «У меня депрессия». Мы начинаем разбираться, выясняем, откуда все произошло. Нашли неуверенность в себе, разбираемся и выходим на понятные всем материи, приводим их в чувство, в норму и – всё, вуаля, всего доброго. Опять-таки, немножко не связано с темой, но то, что надо понимать. Когда мы с вами говорим, что все проблемы у нас текут из детства, не надо во всем искать виноватого.

Светлана Ходукина:

Но, когда мы говорим, что все идет из детства, мы не говорим напрямую, что кто-то виноват. Просто так сложилось, что где-то чего-то ты себе в голове зафиксировал в детстве.

Гурген Хачатурян:

Да, скорее всего, так обычно происходит: кто-то кого-то неправильно понял.

Светлана Ходукина:

Причем, бывает, один и тот же человек на одну и ту же фразу отреагирует совершенно по-разному. Один ребенок даже не вспомнит, а другой будет всю свою жизнь нести какую-нибудь грустную мысль. Но мы возвращаемся к канве.

Можно пойти к психотерапевту, попробовать разобраться. Если по каким-то причинам к психотерапевту нет возможности пойти, или не кажется, что это серьезная проблема, то мы говорили про советы. Один из советов: можно попробовать понять, как можно разделить задачу, которая стоит перед нами. Мы чувствуем себя неуверенно в знакомстве, в работе. Может быть, есть более простые и понятные шаги, которые более комфортно делать и в которых человек чувствует уверенность. Разбить задачу, не насиловать себя, не пытаться вопреки всему сделать что-то очень дискомфортное, а попробовать поискать другие пути.

Второй вопрос, который мне показался очень интересным – про страх. Что, вообще говоря, страх – это классная штука, очень полезный инструмент, который нам дала природа; в целом, он сообщает о том, что «я с этой областью не знаком, я не знаю, что там будет». Почему с парашютом в первый раз прыгать страшно, а в десятый раз уже не страшно, – потому что ты уже знаешь, что будет, тебе уже предсказуемо, ты уже разобрался, что к чему. То же самое в другой любой области. То есть, страх просто сообщает, что я опасаюсь. К нему можно прислушаться и не говорить, что страх – это исключительно плохо, а понять: может быть, я правда чего-то не знаю, но сейчас разберусь. Или сказать страху: спасибо, я понял, что ты мне говоришь, но, вроде как тут безопасно, я попробую. То есть не воспринимать его как что-то совсем негативное.

У нас есть что-нибудь еще? В кармане у Вас есть еще какой-нибудь полезный, дельный совет, или остались только бесполезные? Если человек неуверенно себя чувствует, а завтра идти на собеседование, «вдруг ничего не получится, все будут на меня смотреть».

Гурген Хачатурян:

«Будут смотреть, ничего не получится». Никогда не забывайте, что отрицательный результат – тоже результат. Если вы пошли на собеседование и у вас ничего не получилось, то это показывает, куда можно расти, куда можно стремиться, что менять, как минимум, в себе. Я, например, очень люблю моменты, когда что-то не получается, потому что они учат гораздо большему, они держат всегда в определенного рода тонусе.

Светлана Ходукина:

Всегда такие ситуации любите?

Гурген Хачатурян:

Нет, я не всегда их люблю, но они мне не кажутся пугающими. Если они возникают на моем пути, я думаю, что классно. Как классно, что есть еще что-то, чего я не знаю. Их с каждым разом все меньше и меньше, конечно, но они появляются, и это интересно.

Светлана Ходукина:

То есть, это обратная связь? Из этого можно вычленить новую информацию и обработать ее?

Гурген Хачатурян:

Совершенно верно! Можно стать в чем-то лучше, и это меня заводит. Хочется, чтобы заводило так же и вас, когда вы сидите и думаете, что у вас что-то не получается.

Светлана Ходукина:

Очень интересный вопрос всплыл, так скажем. Многие люди чувствуют себя неуверенно, потому что очень боятся совершить ошибку или получить негативный результат.

Гурген Хачатурян:

Тут, что называется, привет от советской школы.

Светлана Ходукина:

Да, да, «2» – это плохо, а «5» – это хорошо.

Гурген Хачатурян:

Да. На самом деле, действительно, «2» – это плохо, а «5» – это хорошо. Вы можете соглашаться, можете не соглашаться, но знание лучше, чем незнание. Другое дело, что система оценок не всегда бывает не то чтобы объективной, но, к примеру, если ты считаешь, что 2+2=5, то тебе поставят «двойку», и сложно доказать, что ты такой весь особенный. К примеру, тебе по литературе ставят «двойку» за сочинение, которое ты написал и высказал в нём свою точку зрения; это не всегда бывает понятно.

Светлана Ходукина:

Я имею ввиду, что, по сути, если ты получил «2», это всего лишь обратная связь в идеальном случае, потому что бывают ситуации, когда тебе оценки совсем необъективно ставят, действительно. Тем не менее, в идеальном случае «двойка» – это обратная связь, что материал не освоен, «пятерка» – это обратная связь, что материал освоен. Что ты с этой информацией будешь делать – уже твое дело. Считаешь, что я плохой, потому что я получил «два» – не очень здраво, мне кажется, к этому привязываться. Стоит себя как-то перепрограммировать на тему того, что, в целом, ошибки – это нормально и, если сильно бояться их совершать, то можно ничего в жизни интересного и нового не сделать.

Гурген Хачатурян:

Лучше дзен-буддистов в этой ситуации, по-моему, никто не скажет: «Чем больше вы совершите ошибок в вашей жизни, тем лучше. Единственное, чего надо остерегаться, это повторять одну и ту же ошибку дважды».

Светлана Ходукина:

Может быть, еще один из способов, как справиться со страхом – представить себе самый ужасный результат, понять, что, в общем-то, это не так уж и ужасно.

Гурген Хачатурян:

А если вы работаете на атомном реакторе?!

Светлана Ходукина:

Согласна, согласна, согласна! То есть, есть разные способы, как в данный момент себя немножко успокоить.

Гурген Хачатурян:

Всегда понятно, что есть определенные пределы ответственности. Есть работы и занятия, в которых ответственность за ошибку больше, есть места или занятия, в которых цена за ошибку меньше. На самом деле, мест, где нельзя ошибаться, либо ошибаться надо очень аккуратно, не так много в нашей жизни. Во всех остальных местах, ошибаетесь – ошибайтесь. С одной стороны, вы должны быть готовы к ошибке; с другой стороны, было бы очень здорово, если люди, которые вас окружают, дают вам право на ошибку. Это тоже говорит о детско-родительских отношениях, когда у тебя нет права на ошибку и так далее. Право на ошибку должно быть у всех, но всегда с этими ошибками надо работать, на этих ошибках надо учиться, стараться эти ошибки не повторять, любить, даже если кто-то ошибается. Именно тогда будет заложено ощущение уверенности, ты не побоишься пойти на собеседование. Ну, не понравишься, мордой не вышел, – и такое бывает. Я найду место, где вот этой самой мордой выйду. Или не подошел на собеседовании, потому что ты клинический идиот, ничего не знаешь, ты всю жизнь учился на ветеринара, а пошел работать в IT-компанию. Что ты там будешь делать? Либо учись коду, либо иди ветеринаром. Уверенность в себе добавляет немножко здравого смысла, добавляет немножко мозгов, и с этим набором очень хорошо идти по жизни с гордо поднятой головой и с шикарной бородой в веселой футболке. И все будет замечательно!

Светлана Ходукина:

Ура! Получилось очень жизнеутверждающе, очень позитивно. Поэтому я, скажем так, разбавлю позитив и скажу: все равно помните, что все думают, в основном, о себе. Все, в основном, в целом, думают каждый о себе, поэтому классно, если получается думать о своей жизни. Здорово, когда каждый занимается своей жизнью, совершает с удовольствием ошибки, исправляет их, придумывает новые планы, движется дальше и не обращает внимания, не тратит свою энергию на ненужные переживания.

На этом мы заканчиваем наш прекрасный позитивный эфир. В студии были Светлана Ходукина и Гурген Хачатурян. Будьте уверенными, совершайте ошибки, исправляйте ошибки!

Гурген Хачатурян:

И не повторяйте их!