Фарфоровые пластинки - безупречная улыбка

Стоматология

Тэги: 

Юлия Геворгян:

В эфире программа «Улыбка на миллион». Сегодня у нас гостях врач стоматолог-ортопед клиники «Мастердент» на Волгоградском проспекте Кумехов Никита Валерьевич. Сегодня мы хотим обсудить очень интересную тему — фарфоровые виниры.

Никита Валерьевич, расскажите вообще о винирах. Это очень масштабная тема, очень актуальна на сегодняшний день, потому что очень многие хотят получить белоснежную красивую улыбку, но при этом особо не заморачиваться. Расскажите вообще в ней, стоит ли, все «за» и «против». Вообще, что это такое и как это всё делается?

Никита Кумехов:

Да, я сейчас расскажу о винирах, которые могут позволить добиться улыбки на миллион. Виниры — это специальные композитные накладки, которые фиксируются на передней поверхности зуба. В каких случаях они необходимы? Наши слушатели сейчас внимательно слушают и могут посмотреть на свои зубки: если у них есть большие щели между зубами, то есть тремы либо диастемы. Тремы — это когда у нас присутствует несколько широких промежутков между зубами фронтальной группы зубов, то есть между каждым зубом есть щель. Диастема — это щель между «единичками», между центральными резцами.

Юлия Геворгян:

То есть, если между центральными зубами есть большая щель, промежуток, то можно сделать виниры.

Никита Кумехов:

Абсолютно. Это прямое показание к изготовлению виниров. Следующее показание — измененение зубов в цвете.

Юлия Геворгян:

Человека не устраивает цвет эмали от природы. Лучше не отбеливать, а сделать виниры, или лучше отбелить, все-таки?

Никита Кумехов:

Мы к этому тоже сейчас подойдем — преимуществу и отбеливания, и виниров, оно есть. Следующее показание к винирам — если зубки имеют неправильную анатомическую форму. Бывают маленькие зубки, не соответствуют форме лица, недоразвитые – так можно сказать.

Юлия Геворгян:

Доктор, простите, если у человека маленькие зубы, маленькие, коротенькие, узенькие и так далее, то при помощи виниров можно визуально зуб увеличить, сделать его более объемным или длиннее, это возможно?

Никита Кумехов:

Да, с помощью виниров мы сможем достичь правильной анатомической формы зуба. Мы можем удлинить, если длины недостаёт, либо они немного узкие – соответственно, мы можем их расширить. Следующее показание — наличие небольших сколов вследствие травмы, либо от вредной привычки грызть семечки. Их обычно грызут передними зубками и, соответственно, получаются клинышки, ребристые края зубов. Это не есть красиво, подчеркивает наличие вредных привычек у человека, их нужно также закрывать винирами. Важное условие, чтобы зубки были интактные, то есть живые, здоровые. Если зуб мертвый, в принципе, виниры можно ставить, но нужно будет выбирать сам винир. По винирам сейчас я также расскажу, в каких случаях какие делают.

Юлия Геворгян:

То есть, в любом из перечисленных вариантов человеку возможно установить виниры.

Никита Кумехов:

Возможно и необходимо устанавливать виниры. Что такое красота? Виниры мы обычно связываем со словом «красота», красивой улыбкой. Я думаю, что у большинства виниры ассоциируется с ровными белоснежными зубами. Но у всех понятия красоты абсолютно разные. Я сторонник того, чтобы работа стоматолога не была видна в итоге. Виниры должны быть максимально естественной окраски и естественной формы.

Юлия Геворгян:

Никита Валерьевич, но вы же прекрасно понимаете, как бы вы ни сделали, вы или любой другой ортопед, профессионал всегда поймет.

Никита Кумехов:

Бывает, что не поймет.

Юлия Геворгян:

А почему люди этого стесняются? Ведь женщины красят волосы, делают макияж, некоторые даже носят контактные линзы и меняют цвет глаз. Почему, если у человека искусственные зубы? Это не стыдно!

Никита Кумехов:

Абсолютно нет. А искусственные зубы… Свои зубы все равно остаются, просто они покрываются накладками. Они «в одежде». В данном случае можно сравнить, наверное, с фартуком, который закрывает только переднюю часть зубика. Я не думаю, что нужно стесняться виниров, это все-таки достаточно дорогостоящие работы, соответственно, они подчеркивают статус носящего виниры.

Юлия Геворгян:

Из какого материала они бывают? Из чего они сделаны?

Никита Кумехов:

Как правило, это керамика. Фарфор, керамика ― в принципе, можно провести параллель. Есть разница в изготовлении этих виниров. Есть прессованная керамика ― сейчас наиболее распространенные виниры, есть виниры на рефракторе. Особенность их изготовления в том, что они изготавливаются на огнеупорной модели путем наслоения керамики на тонкую платиновую фольгу. Это самые тонкие виниры, какие только можно сделать. Их толщина достигает порядка 0,1 мм, максимально тонкая работа. Это самая сложная работа. Они как раз таки и показаны в случаях, когда есть тремы и диастемы.

Юлия Геворгян:

Сколько могут простоять тонкие виниры?

Никита Кумехов:

Зависит от того, как человек пользуется этой конструкцией. Есть определённые противопоказания при их использовании, в частности, не нужно использовать их для перегрызания чего-либо, для лузганья и так далее. Потому что со временем, все же, конструкция будет уставать.

Юлия Геворгян:

Семечки нежелательно?

Никита Кумехов:

Семечки в любом случае, даже при наличии своих красивых зубов нежелательно щелкать, лузгать и как-либо очищать зубами. Если вы такой любитель семечек, лучше почистить руками. Также виниры не рекомендуется устанавливать тем, у кого есть спортивная деятельность, связанная с частыми ударами по лицу, потому что свои зубы ломаются, то же самое происходит и с винирами. Третье условие — максимальная гигиена полости рта. Помимо двухразовой чистки зубов утром и вечером, необходимо раз в полгода посещать стоматолога на профгигиену.

Юлия Геворгян:

Налет откладывается на винирах от курения, от черного кофе, от чая?

Никита Кумехов:

Виниры не будут меняться в цвете, в том их преимущество.

Юлия Геворгян:

То есть, чашка черного кофе или крепкого черного чая никак не скажется. Потому что свои зубы тут же меняются, моментально. Ты выпиваешь кофе и, если не запить тот же эспрессо простой водой, то ты уже видишь результат, и черный чай то же самое.

Никита Кумехов:

Да, конечно, это достаточно сильные и агрессивные красители, которые очень воздействуют на эмаль зуба. Весь смысл виниров в том, что они не меняются в цвете на протяжении всего срока службы, не меняют свою форму, соответственно, мы получаем результат после лечения на долгий, долгий период. Неизменный. Но налет все равно будет образовываться в пришеечной области. Пришеечная область — это зона перехода от десны к тканям зуба. Там образуется налет и начинается проблема уже не с виниром, а с десной. Она начинает воспаляться, получается гингивит в острой стадии, если человек запускает его достаточно сильно. Также кариес может развиваться при плохой гигиене на месте границы перехода винира в ткани зуба. Соответственно, гигиену для того и нужно соблюдать.

Юлия Геворгян:

То есть, если человек сделал себе виниры, необходимо постоянное наблюдение. Мы не можем сделать и забыть.

Никита Кумехов:

Да, раз в полгода. Ни в коем случае не забывать.

Юлия Геворгян:

Каким образом ломаются виниры? Допустим, если человек неправильно их использует, что-то грызет. Они трескаются или они отваливаются? Что делать в таком случае?

Никита Кумехов:

Виниры могут отпасть в нескольких случаях. Первый вариант — прямая травма, то есть удар человека по лицу.

Юлия Геворгян:

А если человек упал? Челюсть об челюсть ударилась, и полетели?

Никита Кумехов:

Тут раз на раз не приходится, как и со своими зубами. Человек может упасть, достаточно сильно удариться и ничего не будет. То же самое с винирами. Как пример, у одной из моих пациенток были виниры, она ехала в автомобиле и по пути ей необходимо было попить воду. Бутылочка была не пластиковая, а стеклянная. В тот момент, когда она собиралась выпить воду, встретилась кочка, и от прямого удара о горлышко бутылочки у этой пациентки треснул винир. В принципе ничего страшного в этом нет. Неприятная, конечно, ситуация, но ничего страшного в плане исправления, проблем никаких не доставляет. Снимаются осколки винира ― «осколки» я сейчас грубо говорю, просто две части.

Юлия Геворгян:

Это больно?

Никита Кумехов:

Нет, перед снятием обязательно делается анестезия, перед заменой винира делается анестезия, соответственно, пациент ничего не ощущает. Чувствует, конечно, какие-то манипуляции в полости рта, но болевых ощущений не испытывает.

Мы плавно подошли к этапам изготовления. Что на данный момент представляет из себя лечение зубов посредством виниров? Лечение начинается не с препарирования, то есть человеку сразу, как пришел, не начали препарировать поверхность зубов под виниры. Лечение начинается с фотопротокола. Фотографируют как лицо пациента, так и сами зубки до начала лечения. Это нужно для того чтобы врач и зубной техник могли уже понять форму будущих виниров, ту линию улыбки, тот дизайн улыбки, который можно предложить данному конкретному человеку. Почему я и говорю, что у каждого свои критерии красоты, но в целом они сходятся в одном — это гармония, когда у нас все гармонично, в частности, зубы, когда один зубик дополняет другой, и нам приятно на это смотреть. Нам неприятно смотреть, когда один зубик смотрит на север, другой на юг, третий развернулся и так далее. В таком случае получается эстетический дисбаланс, который, мягко говоря, портит в целом всю картину. Красота будет заключаться в том, чтобы создать именно гармонию улыбки. Получается, что первый этап — это фотопротокол.

Юлия Геворгян:

Никита Валерьевич, а если у человека зубы неровным забором, все равно можно виниры делать?

Никита Кумехов:

Нет, в данном случае виниры будет проблематично устанавливать. Если зубки стоят один за другим, скучены, то мы не сможем добиться важного условия, необходимого для виниров.

Юлия Геворгян:

Сперва нужно прибегнуть к услугам ортодонта?

Никита Кумехов:

Обязательно, перед тем как получить вишенку на торте и сделать эстетику, очень красивую эстетику передних зубов, нам необходимо вначале оценить всю ситуацию полости рта.

Юлия Геворгян:

Как быстро можно раздвинуть скученность зубов, допустим, на нижней челюсти? Ведь людей, как правило, волнует фронт, они же не будут на жевательные зубы виниры делать. Интересует именно зона улыбки. Допустим, если взять нижние зубы?

Никита Кумехов:

Центральные нижние зубы? Достаточно расплывчатый вопрос получается.

Юлия Геворгян:

Сколько это примерно может занять времени? Полгода, три месяца?

Никита Кумехов:

От полугода до полутора лет.

Юлия Геворгян:

Можно ставить виниры только на верхнюю челюсть, а на нижнюю не ставить?

Никита Кумехов:

Абсолютно. Можно.

Юлия Геворгян:

Допустим, 4 зуба захватить, или, допустим, от «шестерки» до «шестерки».

Никита Кумехов:

Хоть на один зуб. Допустим, человека устраивает вся его улыбка, но так случилось, что один зуб не устраивает. Возможно, была старая реставрация композитным материалом, старая пломба. Пломба потемнела, все остальные зубки у него интактные, здоровые, человека все устраивает, он вполне может ограничиться всего лишь одним этим зубом. Не обязательно делать виниры, условно, от 6-ки до 6-ки зубов. Преимущество винира также в максимальной передаче естественного окраса зуба, он повторяет форму зуба, если мы говорим об одном зубике непосредственно, восстановлении одного зуба. Эта работа также не будет выделяться на фоне своих здоровых зубов.

Юлия Геворгян:

Если винир снять? Уже не вариант? Если вы один раз сделали винир, то пожизненно?

Никита Кумехов:

Да, совершенно верно.

Юлия Геворгян:

Теперь вернемся к этапам. Фотопротокол.

Никита Кумехов:

Да, первый этап ― фотопротокол. Необходимо собрать максимально больше визуальной информации для техника, зубного техника в плане того, какой зубной ряд, какие зубы, их изначальный цвет, изначальная форма. Надо посмотреть на форму лица, потому что лица у нас разной формы. Как правило, выделяют три формы — это квадрат, перевернутый треугольник и овал. Это всё не просто так выделяется; условно, у человека квадратная голова (я никого не хочу обидеть, просто визуально можно сравнить по форме, по периметру лицо имеет квадрат), и, соответственно, овальные зубы будут смотреться со всем лицом не гармонично. То есть человек будет улыбаться и зубы будут достаточно сильно выделяться. Для этого нужен фотопротокол, чтобы понять вообще, от чего мы отталкиваемся и к чему стремимся. Опять же, собрать все пожелания пациента, потому что они, бывает, достаточно часто не совпадают с реальностью, которая присутствует.

Юлия Геворгян:

Пациент хочет одно, а ему в принципе это будет некрасиво.

Никита Кумехов:

Совершенно верно. Задача врача — не просто сделать красивую улыбку, но и донести пациенту, что действительно нужно, подобрать оптимально лучший вариант. Это первое посещение. Первое посещение достаточно легкое для пациента, готовится фотопротокол, идёт обсуждение. Мы должны понять, мы должны найти общую точку соприкосновения: что хочет пациент и что может предложить врач. Снимаются оттиски, слепки, говоря по-простому, для того чтобы в лаборатории уже на гипсовой модели мы могли со всех сторон рассмотреть сами зубы.

На следующее, второе посещение пациентом в клинике, в кабинете у врача уже имеется восковой дизайн улыбки. На основании этой модели, то есть буквально на самой модели, посредством воска зубной техник начинает моделировать дизайн улыбки. Буквально на модели он меняет сами зубы. Это второе посещение.

Юлия Геворгян:

Как раз тогда пациент и доктор приходят к общему знаменателю и останавливаются на желаемом результате, к которому они будут стремиться.

Никита Кумехов:

Это очень увлекательно, идет диалог между пациентом и врачом. Тут не просто врач решил, что делаем такую улыбку, которая мне нравится, и ходите с ней. Нет, все индивидуальны. Я сторонник того, что все индивидуальны. Сейчас в моде «дироловые» улыбки. Знаете подушечки Dirol, беленькие квадратики?

Юлия Геворгян:

Ой, как красиво!

Никита Кумехов:

Видите, вам нравится, но я сторонник максимальной естественности. Мне нравится, когда зубки имеют несколько оттенков, когда они имеют свою правильную анатомическую форму.

Юлия Геворгян:

«Несколько оттенков» вы имеете в виду, что клыки темнее?

Никита Кумехов:

Нет, не обязательно клыки темнее, клыки можно сделать того же оттенка, что и центральные и боковые резцы. Я имею в виду, что сам зуб не может на протяжении всей поверхности иметь один цвет. Он имеет несколько оттенков: ближе к десне он более темный, более насыщенный. Это не значит, что он должен быть совсем желтый, условно, как кофе с молоком.

Юлия Геворгян:

В принципе да, эмаль такая, меняются тона чуть-чуть.

Никита Кумехов:

Совершенно верно. Она имеет свою прозрачность. Ближе к режущему краю ― более прозрачная, более насыщенный цвет идет ближе к десне. Я сторонник такой работы, еще раз повторюсь, чтобы всё выглядело максимально естественно.

Возвращаемся ко второму этапу. Пришел пациент, мы на руках имеем диагностическую модель с восковым дизайном улыбки, так называемый, wax-up. Соответственно, мы можем посмотреть на зубки со стороны, как они будут выглядеть. Очень важный момент: зубки ещё ни разу не были тронуты, они еще никак не препарированы. Человек идет ещё со своими зубами, смотрит на модели, как выглядит его будущая улыбка, как выглядят зубы. Далее wax-up переносится в полость рта, изготавливается, так называемый, mock-up. Что это такое? Есть силиконовый ключ, то есть снимается слепок с этой модели. Я сейчас, может, запутаю кого-то, но я буду максимально разжевывать. Так вот, повторюсь: у нас есть гипсовая модель с воском.

Юлия Геворгян:

Которую мы на втором приеме уже лицезрели и обсудили с пациентом, что будет вот так. Дальше мы это переносим в рот, чтобы померить уже вживую.

Никита Кумехов:

Совершенно верно. Посредством пластмассы мы переносим это в рот…

Юлия Геворгян:

Пациент на модели посмотрел улыбку, ему все понравилось. Теперь это надо всё отлить, чтобы человек посмотрел.

Никита Кумехов:

Да, чтобы мы увидели эмалировку уже в полости рта.

Юлия Геворгян:

Как всё будет выглядеть в реале.

Никита Кумехов:

Абсолютно верно. Одно дело – посмотреть со стороны, другое дело, когда это мы уже видим с губами, действительно с улыбкой и так далее.

Юлия Геворгян:

Там и цвет, и форма соблюдены. Это у нас получается третье посещение?

Никита Кумехов:

Нет, это второе посещение.

Юлия Геворгян:

Доктор, а каким образом переносят с wax-up на mock-up?

Никита Кумехов:

У нас есть матрица ― слепок, снятый с гипсовой модели. Он заполняется пластмассой в жидкой фазе и отдавливается в полости рта на свои зубы. Пластмасса затвердевает, приобретает форму, которая у нас была на воске, и человек, пациент видит непосредственно ту форму зубов, которая была буквально сейчас на столе. В этот момент мы можем доработать модель: пластмассу в полости рта укоротить, или наоборот, добавить; мы можем полностью прислушаться к пожеланиям пациента в этот момент, поработать с пластмассой и добиться необходимого нам эффекта, который устраивает нас обоих (больше, конечно, пациента). Когда мы добиваемся нужной формы, снимается, опять же, повторный оттиск, слепок, для того чтобы в лаборатории техник увидел, какие корректировки мы внесли в его работу. После того, когда мы уже утвердили то, что нам необходимо, в третье посещение мы можем уже приступать непосредственно к обработке зубов под виниры. Вся процедура происходит под местной анестезией, никакого общего наркоза делать не нужно, человек находится в сознании, при желании можно пообщаться, сделать перерыв. Это достаточно тонкая работа. В проекции необходимых наших зубов обкалывается десна и зубки начинают препарироваться. Максимальная глубина, на которую необходимо препарировать под виниры, если, еще раз повторюсь, нас у нас не было старых пломб, старых реставраций…

Юлия Геворгян:

А если были?

Никита Кумехов:

То мы должны полностью убрать всю реставрацию, всю старую пломбу, чтобы в дальнейшем контакт винира был непосредственно с тканями зуба, а никак не в промежутке с пломбой. Если у нас нет старых реставраций, если у нас свой, интактный зуб, то максимальная глубина, на которую препарируется зубик — 0,8 мм. Еще раз повторюсь: 0,8 мм.

Юлия Геворгян:

Препарируете на глаз, чтобы не перейти эту грань?

Никита Кумехов:

Если бы у меня был такой глаз, я здесь бы не сидел. Нет, препарируется посредством боров. Боры имеют свой диаметр, есть диаметр 0,8 мм, и мы создаем бороздки на поверхности зуба на эту самую глубину. В дальнейшем эти бороздки мы соединяем и получаем необходимый объем снятой ткани. На глаз достаточно сложно это будет сделать. Сейчас, благо, техника не стоит на месте, и у врачей появляются микроскопы, которые позволяют добиться нужных результатов.

Юлия Геворгян:

Вы сейчас говорите о микроскопе или о бинокулярах?

Никита Кумехов:

Есть бинокуляры, они необходимы нам для таких тонких работ. Но максимально тонкую работу, когда нам делаем виниры на рефракторе (напомню, это толщина примерно 0,1 мм), необходимо выполнять только под микроскопом. Что у нас получается: максимальная глубина, еще раз повторюсь, 0,8 мм, если мы работаем без микроскопа, то минимальная толщина — 0,3 мм. Опять же, посредством бороздок и необходимых нам боров мы определяем необходимую глубину.

Итак, в третье посещение мы обточили, препарировали необходимое количество зубов — 1 либо 6, и так далее. Конечно, чем больше зубов, тем лучше для пациентов это всё «удовольствие» растянуть на несколько посещений, потому что, все-таки, и пациент устает с открытым ртом сидеть, и у врача, к сожалению, тоже начинаются проблемы со зрением, со спиной и с шеей, он начинает уставать.

Юлия Геворгян:

Лучше все делать дозированно, без фанатизма. Больший объем, наверное, это две челюсти, вся фронтальная зона?

Никита Кумехов:

Да. В целом две челюсти — это уже достаточно большой объем, поэтому лучше всё сделать в несколько посещений. Не пожалеть время, а сделать в несколько посещений. Тогда будет действительно достойный результат. Это очень важный момент препарирования зубов. Опуская все подробности с борами, с анестезией и так далее, про которые мы уже сказали, к концу всей подготовки зубов под виниры мы снимаем рабочие оттиски, слепки. Наверное, возникает вопрос: что делать дальше? Дальше пациент не уходит из клиники без временной конструкции…

Юлия Геворгян:

Потому что пациент не сможет, видимо, пить воду, чувствительность повышена.

Никита Кумехов:

Да, чувствительность может возникать. В конце посещения, когда идет препарирование, зубы обязательно обрабатываются, так называемым, десенситайзером ― веществом, укрепляющим эмаль, чтобы не было чувствительности на данный момент, даже несмотря на то, что обработанная поверхность зубов закрывается временными пластмассовыми винирами. Они уже имеют форму будущих постоянных виниров и пациент уже имеет ту улыбку, которую он получит в итоге. Но это пока пластмассовые виниры, временные. Они фиксируются на временный цемент и человек ждет неделю. Как правило, неделю изготавливаются обычные виниры из прессованной керамики. Через неделю пациент возвращается, обязательно идет примерка постоянных виниров, то есть ни в коем случае сразу ничего не фиксируется.

Юлия Геворгян:

А как можно примерить виниры? Они же не в единой конструкции, на каждый зуб отдельно делаются.

Никита Кумехов:

Да, совершенно верно. Они прикрепляются на временный материал.

Юлия Геворгян:

То есть винир прикрепился к наружной стенке зуба, потом также легко вы можете его убрать.

Никита Кумехов:

Совершенно верно. Постоянные виниры примеряются на временный материал, для того чтобы посмотреть, как они выглядят. Возможно, итоговая работа (такое тоже бывает) чем-то не нравится. Оттенок, может, уголок зуба не устроил и так далее. Всё может быть.

Юлия Геворгян:

Ещё можно внести коррективы.

Никита Кумехов:

Да, совершенно верно. Винир ни в коем случае не фиксируется, а отправляется на доработку, на коррекцию в лабораторию. Опять же, пациент в этот период ходит целую неделю с временными винирами. То есть всегда, на каждом этапе мы можем что-то корректировать.

Юлия Геворгян:

Никита Валерьевич, а сколько времени можно носить временные виниры? Примерно. Я знаю, что, например, с временными коронками пациенты могут ходить очень долго, многие так и делают. Объясняй людям, не объясняй, ― им хорошо, им нравится эстетика, внешний вид, они жуют и пошли. А потом приходят… Понимаете, о чем я. А с винирами?

Никита Кумехов:

Не больше трех недель, и то, их нужно будет обновлять.

Юлия Геворгян:

То есть временные виниры действительно временные.

Никита Кумехов:

Это важное слово, определяющее слово, потому что пластмасса, к сожалению, достаточно пористая. Мы не видим эти поры, но их хватает, чтобы впитывать в себя различные пищевые красители. Соответственно, впитываются запахи, структура зуба под пластмассой также подвергается воздействию этих средств.

Юлия Геворгян:

Для зуба своего ничего полезного в этом нет.

Никита Кумехов:

Абсолютно нет. Если человек проходит достаточно долго с пластмассой, она уже буквально изменена в цвете, от нее идет неприятный запах. Как бы качественно человек не чистил зубы, все равно пластмасса в себе всё держит. Это уже невыполнение требований, показаний врача в данном случае. Обязательно нужно поменять временные конструкции на постоянные, ни в коем случае не ходить с ними, как бы они вначале не были вам приятны, нравились или, может, просто лень прийти к врачу-стоматологу. Всё может быть. Временную конструкцию обязательно нужно поменять. Если сейчас с временными винирами или коронками слышит нас ― быстрее идите, меняйте! Хотя бы коронку поменяйте.

Юлия Геворгян:

Хорошо, померили виниры. Если пациенту что-то не нравится, надо что-то откорректировать ― отправили на доработку в лабораторию. Там их откорректировали, далее виниры приехали ― и?

Никита Кумехов:

Далее, опять же, мы примеряем, смотрим на те моменты, которые необходимо было откорректировать. Если мы достигаем в этот момент необходимого результата, то начинается этап фиксации виниров.

Юлия Геворгян:

Как долго? Вообще, сложная работа ― фиксировать виниры?

Никита Кумехов:

Это крайне важный, ювелирный этап, потому что зона фиксации, точнее, зона поверхности зуба, на которой фиксируются виниры, должна быть сухая, не должно быть контакта со слюной, с десневой жидкостью. Она обязательно протравливается, чтобы получить небольшой микрорельеф для лучшего сцепления с виниром, обязательно идет нанесение адгезивной системы. Адгезивная система ― это как пломбочки, примерно, принцип тот же самый. Адгезивная система обязательно должна наноситься на поверхность зуба, с помощью которой и будет всё фиксироваться. Если всё соблюдается как положено по протоколу, то винир ни в коем случае невозможно как-либо снять, он никак не спадает.

Юлия Геворгян:

Винир может прокатиться по зубу?

Никита Кумехов:

Бывают такие случаи. Соответственно, очень важно зафиксировать винир так, чтобы не было каких-либо микросмещений в сторону. Это ювелирная работа, ни в коем случае не нужно на этом этапе торопиться. Этап по времени получается достаточно долгий. От него зависит весь итог ранее проделанной работы. Бывает, что виниры отклеиваются, ― значит, проблема была на этапе фиксации, что-то пошло не так в этот момент.

После фиксации все лечение, можно сказать, заканчивается. Обязательно идет полировка границы перехода виниров в зуб, в ткань зуба.

Юлия Геворгян:

Полируется, чтобы было невидимо? Чтобы не было острого края?

Никита Кумехов:

Даже не то, что невидимо, и не острого края, а чтобы этот стык у нас плавно переходил, была максимально гладкая в данном случае поверхность, чтобы в дальнейшем там не было накопления какого-либо зубного налета в целом. Идёт полировка всех контактных пунктов, и на этом всё лечение заканчивается.

Юлия Геворгян:

Доктор, честно: сколько времени можно носить виниры? Годами это возможно?

Никита Кумехов:

Десятилетиями можно. Еще раз повторюсь: непосредственно на поверхности под виниром не может возникнуть кариес.

Юлия Геворгян:

А с внутренней стороны?

Никита Кумехов:

А с внутренней стороны все зависит от гигиены. Опять же, мы возвращаемся к началу нашей беседы: если человек не вычищает, у него некачественная гигиена полости рта, зубов, то появляется налёт на зубах, который в дальнейшем влечет развитие кариозного процесса. Соответственно, нужно будет лечить этот кариес. Если кариес развивается в области границы винира и тканей своего зуба ― значит, человек плохо чистит зубы. Плохая гигиена.

Юлия Геворгян:

Вообще, от хорошей гигиены, очень многое зависит.

Никита Кумехов:

Да, совершенно верно. В быту и везде мы должны соблюдать нормы; дома же мы делаем уборку, в конце концов, то же самое и в полости рта — мы должны регулярно сохранять чистоту. Это обязательное условие, чтобы конструкция работала долго.

Юлия Геворгян:

Никита Валерьевич, вы работаете в компании «Мастердент» уже достаточно давно, мы с вами работали в разных клиниках вместе. Спасибо вам большое за сотрудничество! Мне с вами очень приятно работать, очень.

Никита Кумехов:

Спасибо!

Юлия Геворгян:

Вы не только врач стоматолог-ортопед, но также в свое время вы руководили зуботехнической лабораторией. Это вообще отдельная очень интересная тема, мы как-нибудь обязательно об ней расскажем. В двух словах расскажите вообще о лаборатории. Особенно меня волнует работа именно техников, которые в данном случае изготавливают виниры. Как они это делают?

Никита Кумехов:

Во-первых, техники, которые изготавливают виниры — это Мастера с большой буквы, потому что тут прослеживается максимальное творчество. Человек не просто что-то изготавливает — он проявляет свою фантазию, свой опыт. Это большие мастера. Технически это максимально тонкая работа, на самом деле.

Юлия Геворгян:

Это отливается, чтобы было все тоненько? Или применяют специальные формочки?

Никита Кумехов:

Да, есть несколько видов виниров. Есть прессованная керамика; если помните, изготавливается восковой шаблон, который в дальнейшем заменяется разогретой керамикой. Она прессуется и, соответственно, вытесняет этот воск. Это первый вариант. Второй вариант — это виниры непосредственно на рефракторе, то есть на огнеупорной модели. На модельке этой натянута очень тонкая платиновая фольга, и на нее наслаивается сама керамика. Третий вариант — система, которая называется CEREC. Это фрезерный станок, который фрезерует непосредственно сам винир. Преимущества CEREC в том, что винир можно сделать буквально в течение одного дня — я имею в виду, что можно начать и все закончить в один день. У всех способов есть свои преимущества и недостатки. У CEREC преимущество — это скорость и точность, потому что делается цифровой оттиск, мы оцифровываем всю поверхность, что позволяет в дальнейшем внести лишь мелкие коррективы. Виниры на рефракторе — это максимально тонкие виниры; их преимущество в том, что препарирование, обработка зуба заключается в небольшой шлифовке поверхности (еще раз повторюсь, 0,1 мм). Это очень тонко. Представьте миллиметр на линейке, и от него всего 0,1. И обычные виниры на прессованной керамике, которые встречаются достаточно часто, — их преимущество в том, что контроль идет полностью у техника, то есть он может максимально разгуляться в форме и цвете винира.

Юлия Геворгян:

К сожалению, наше время подошло к концу. Уважаемые зрители и слушатели, напомню, что сегодня у нас в эфире был доктор, врач стоматолог-ортопед клиники «Мастердент» на Волгоградском проспекте Кумехов Никита Валерьевич. По поводу зуботехнической лаборатории и всего интересного, связанного с этим миром, мы обязательно еще будем разговаривать. Спасибо большое!