Улыбка успеха: тенденции российской стоматологии

Организация здравоохранения

Тэги: 

Муслим Муслимов:

С вами Муслим Муслимов в программе «Медицинский менеджмент». В гостях у меня Кузнецов Сергей Владимирович, доктор медицинских наук, профессор Института стоматологии Первого МГМУ им. И.М. Сеченова, президент Стоматологической Ассоциации города Москвы и региональной ассоциации «Стоматологи столицы», руководитель группы клиник «Центр эстетической стоматологии». Тема у нас сегодня «Улыбка успеха». Прежде всего, хочу поблагодарить вас за то, что нашли время поделиться своей экспертной оценкой.

Первый мой вопрос традиционный в нашей программе, завязан на тренды здравоохранения, тренды, исходя из вашего, экспертного взгляда. Какие тренды вы замечаете? Мне кажется, нам нужно поговорить о тренде здравоохранения в стоматологии, о Мастердент, и то, что сейчас у нас есть стоматология, мне кажется, в каждой клинике. Мастердент – первая сеть, которая открывалась в России. У вас может быть свой взгляд, но, тем не менее, я хотел бы узнать ваше видение по этому вопросу.

Сергей Кузнецов:

По поводу трендов. Сейчас очень много разных трендов и внутри стоматологии, и внутри стоматологического сообщества, и здравоохранения в целом. Здоровое будущее нашего населения – это тоже тренд, отчасти. То, что мы добились того, что люди наши, москвичи в том числе, сегодня считают, что с плохими зубами жить неправильно, и здоровая улыбка – это хорошо и за неё многие готовы платить ― это, в общем, тоже тренд. Нам удалось добиться этого, пройдя многие-многие годы убеждений. Тоже, безусловно, тренд. Говоря по поводу сетей, вообще-то, я считаю, что, конечно, самая большая и основная сеть – это сеть государственных клиник Российской Федерации. В трендах сегодняшнего дня именно растущая роль регулятора – Минздрава, и количество посещений государственных поликлиник, – я думаю, это один из трендов. Мы пережили 1990-е, 2000-е, когда люди мало обращались в государственные поликлиники. Сейчас количество их посещений растет, что, с одной стороны, на мой взгляд, абсолютно хорошо. Это, конечно, тренд, что люди ходят в государственные поликлиники, лечат там зубы и получают качественное лечение, потому что там довольно много приличных врачей и хорошего оборудования. При этом сформировалась устойчивая часть рынка – сектор стоматологических услуг, который мы называем частным, и это тоже тренд. Эту часть рынка сегодня уже нельзя игнорировать, нельзя о ней забыть, нельзя сказать, что они не важны и т.д. Поэтому мы пытаемся найти сейчас здоровое взаимодействие, здоровую конкуренцию и некую точку соприкосновения между системой государственного здравоохранения (ОМС) и частным сектором.

Муслим Муслимов:

Сейчас, по большому счету, существует некая тенденция, я бы не назвал ее трендом, но есть определенная тенденция, когда жители мегаполисов стараются лечить зубы в соседних регионах, например, москвичи – в Калужской области, в Туле, в Тверской области. Насколько вы оцениваете разницу в ценовой политике данных регионов с Москвой? На ваш взгляд, насколько в целом стоматологическое сообщество мегаполисов должно на это реагировать и, может быть, делать лояльные программы для пациентов, чтобы не был развит, так скажем, внутренний стоматологический туризм? Или, может, его стоит поддерживать?

Сергей Кузнецов:

Говоря о поездках, я, вообще-то, конечно, считаю, что это не очень здорово. О чем это говорит? Это говорит о том, что, первое: в том регионе, где человек, будущий пациент живет, чего-то нет технически, то есть он какую-то услугу не может получить. Это связано, кстати, не только со стоматологией, но и с обслуживанием автомобилей, к примеру, тоже. Если чего-то нет в регионе – это плохо. Это недостаток региона, региональных властей. Второе: это может быть связано с отсутствием, скажем, денег. Нас, москвичей, к счастью, это касается в меньшей степени, я не могу себе представить, чтобы люди, пациенты из Москвы вдруг собирались ехать в Тульскую область, для того чтобы по дешевке поставить коронки. Во-первых, в Москве очень приличный, очень высокий уровень стоматологии. Я думаю, один из самых высоких сейчас в Европе.

Муслим Муслимов:

Но таких пациентов немало, Сергей Владимирович.

Сергей Кузнецов:

Немало таких пациентов, странных людей немало. Но и в Москве есть молодые ребята, которые работают вполне прилично (тут я не как президент Ассоциации говорю). Это наш системный враг, так скажем, – люди, которые без лицензии где-то арендуют кабинеты. Тем не менее, эти люди точно лучше, чем в Тульской области.

Муслим Муслимов:

Скажите, пожалуйста, чем занимается Ассоциация? Какие у нее цели, задачи, может быть, миссия?

Сергей Кузнецов:

Вообще, некоммерческие организации в Российской Федерации – на сегодняшний день это тренд. Безусловно, много функций. Минздрав всё больше и больше функций делегирует общественным некоммерческим, еще раз, организациям, причём, в наши ряды пытаются вмешаться разные люди из коммерческих организаций, из разных околостоматологических, так сказать, орбит. Это у них точно не получится. Но, вопрос в чем? Минздрав, действительно, не может сделать все сам. Нет столько сотрудников, нет столько денег, нет столько организационных ресурсов. Та же самая ситуация в Европе и во всем мире. Это нормально, когда государство, регулятор, часть функций делегирует профессиональным сообществам. На эту тему можно очень много, долго и красиво говорить. Я думаю, у нас сегодня Ассоциация не основная тема в фокусе.

Скажу в двух словах, что в Ассоциацию я пришел три года назад, занялся ей серьезно, вижу серьезные перспективы развития, потому что, только объединившись, можно вместе сформулировать определённые позиции, которые будут услышаны. Кричать дома, или на кухне, или где-то в ресторане, конечно, можно, но государство не слышит. Я тоже могу долго рассказывать про основные функции, основное, чем должна заниматься Ассоциация, но скажу две первых и основных, на мой взгляд, в сегодняшней России XXI века.

Первая – это выработка и утверждение профессиональных стандартов, протоколов лечения. Кроме профессиональной ассоциации, стандарты лечения, качественные современные стандарты и протоколы лечения не может выработать и утвердить никто. Нам даже Минздрав на сегодняшний день в полной мере не нужен. На сегодняшний день те протоколы лечения, которые утверждены на Совете Стоматологической Ассоциации России, Минздрав только утверждает. Таким образом, по сути, мы являемся организацией, которая утверждает и принимает стандарты, которые, нам казалось раньше, вроде бы лишь номинальные. На сегодняшний день, на основании принятых протоколов лечения, по сути, чаще и чаще судят наших коллег, принимают судебные решения, принимают различные решения о вычетах, выплатах, о моральных ущербах. То есть это очень даже практическая тема, которая каждого врача, каждого из нас касается напрямую. Конечно, любой протокол лечения может иметь недостаток. Это как, скажем, безразмерная обувь, которая более или менее должна подходить для всех, но она все равно должна быть современная, и этим кто-то должен заниматься, этой темой, причём, должны заниматься профессионалы. Поэтому стандарты – это номер один, то, чем занимается профессиональная ассоциация.

Второе, что по нашей внутренней статистике сейчас самое востребованное, это профессиональная защита. Это правовая защита, юридическая защита наших врачей-стоматологов, которые сегодня оказались под перекрестным прицелом пациентов, своих конкурентов и так далее. Суды по поводу стоматологического лечения набирают обороты в геометрической прогрессии. Обращения в ассоциацию с вопросом: куда бежать, к кому обратиться, кому звонить, – сегодня одни из самых частых вопросов. Поэтому протоколы лечения и юридическая помощь и поддержка, наверное – это то, чем Ассоциация, действительно, должна заниматься. А вообще, заниматься она может разными делами.

Муслим Муслимов:

Сергей Владимирович, вы объединяете на своей площадке игроков только коммерческого рынка или представителей врачебного сообщества государственных клиник?

Сергей Кузнецов:

В ассоциацию входят физические лица – врачи-стоматологи. Врач-стоматолог с уже полученным дипломом, студенты к нам не относятся. Это наш, так сказать, боевой резерв, о котором мы много думаем, но пока он не в наших рядах. И зубные врачи. Их не так много, но они есть. Эта целевая группа –наши члены Ассоциации.

Муслим Муслимов:

Но, в основном, это люди, которые работают в коммерческом секторе?

Сергей Кузнецов:

Нет, абсолютно нет. На сегодняшний день в Ассоциации, во всяком случае, в московской Ассоциации разные. В разных регионах разные особенности. В этом году я проехал шесть регионов России, от Севера до Урала и Кавказа. Абсолютно разные условия везде. Вообще-то, у нас в Москве сейчас 50/50. 50 % врачей, работающих в государственных поликлиниках, клиниках, госпиталях и т.д., и 50 % из частных стоматологических клиник. Это нормально.

Муслим Муслимов:

Скажите, а если говорить о работе с такими общественными организациями, как Гильдия защиты медицинских работников, или Лига защиты врачей, – работаете ли, выстроено ли у вас взаимодействие именно с юридическими организациями, в которых представлены юристы, имеющие в своей специфике исключительно защиту медицинских работников?

Сергей Кузнецов:

Я не могу очень экспертно оценивать качество работы этих гильдий. Думаю, что, по сути, это, конечно, некое объединение юристов, которое наработало определённый опыт в сфере защиты либо, наоборот, нападения на врачей, в зависимости от заказа. Не очень понимаю их статус, но с точки зрения врачей они, вообще, на стороне врачей. Да, мы общаемся, хотя не в тесных, плотных отношениях. Мы сейчас движемся и уже подписали соглашение, очень тесно сходимся, например, с региональным представительством, отделением Национальной медицинской палаты в Москве и столичным объединением врачей, которое объединяет огромное количество наших врачей общей практики, и с их юристами. У нас, конечно, есть юристы, которых мы знаем, с которыми мы бывали в судах, которые нам подсказывают, официальные консультанты. Вообще, надеюсь, что эта волна немножко со временем схлынет. Но к гильдиям я с уважением отношусь по долгу службы.

Муслим Муслимов:

Потому что те, о ком вы могли подумать, – это гильдии защиты пациентов. Действительно, юридическое сообщество разделилось. Есть юристы узкой специализации, которые работают на защиту пациентов. Иной раз, я могу сказать откровенно, они ведут себя не совсем корректно, потому что пациентским терроризмом, экстремизмом, можно так его назвать, занимаются люди, которые просто ходят по клиникам. Один и тот же человек ходит по пяти клиникам с одной и той же претензией, получает одну и ту же процедуру и по ней оформляет иск – наверное, это ближе и к экстремизму, и к терроризму, вместе взятым.

Вопрос на злобу дня. Тема вашей докторской диссертации – комплексная стоматологическая реабилитация пациентов пожилого и старческого возраста. На ваш взгляд, соответствует ли сейчас оказываемая помощь в Российской Федерации запросам старшего поколения? Как ее усовершенствовать, может быть, если не соответствует?

Сергей Кузнецов:

Вообще, когда я начинал писать свою докторскую по этой теме, то некоторые коллеги, конечно, улыбались. Им казалась достаточно веселой тема стариков, но, на самом деле ничего смешного в этом нет. Во-первых, это 30 % населения, а во-вторых, сейчас, в связи с пенсионной реформой, тема стала очень актуальной. А самое главное, что сейчас мы все понимаем, что нам нужно именно комплексное лечение. Случай, когда в клинику приходит человек и говорит: «Поставьте мне одну пломбу и до свидания навсегда» – скорее, редкость. Сейчас люди получают комплекс лечения, особенно, возрастные пациенты, у которых накопились за жизнь в том числе стоматологические проблемы, я уже не говорю о соматической отягощенности и сопутствующих хронических заболеваниях. Конечно, они приходят за комплексным лечением, которое, по сути, если упросить вопрос, то просто должен произойти ряд манипуляций, в результате которого человек должен: а) нормально выглядеть, б) нормально жевать. То есть, нам нужно восстановить функцию и косметику. Раньше мы стремились только к функции, но сейчас наши пациенты даже и в возрасте, а «в возрасте» мы раньше считали пациентов от 60 лет, пенсионного возраста, а сейчас, я думаю, 60-летний мужчина или женщина – едва ли это человек, которого не интересует косметика. Поэтому целый комплекс задач, которые перед нами ставит пациент, приходя в клинику, от эстетики, качества до функции, и до того, чтобы он мог вести активную, в том числе интимную жизнь, не ощущая себя инвалидом по стоматологии. Это задача.

Муслим Муслимов:

Скажите, пожалуйста, какие новинки сейчас больше всего пользуются спросом у пациентов в стоматологии?

Сергей Кузнецов:

Думаю, что в целом люди стремятся к тому, с чего мы начали, – к красивой улыбке. Сегодня мало, чтобы ничего не болело – сегодня нужно, чтобы все было светленькое, беленькое, ровненькое и красиво выглядело. Красиво улыбаться сейчас хотят все.

Новинки. С точки зрения лабораторных этапов, я бы сказал, что основной крен идет в сторону 3D-технологий, в сторону фрезерования, в сторону цифры. На сегодняшний день добрая половина наших работ, если не большая часть, коронок, которые изготавливаем мы для наших пациентов, будь то виниры, коронки на имплантатах и т.д., – это все работы, которые в основе своей фрезерованы и не изготовлены руками человека. Такой, скажем, лабораторно-инсайдерский продукт, когда мы, действительно, очень уходим в компьютерные технологии. Что касается клинических новинок, я не думаю, что сейчас можно кого-то удивить словами «винир» или «отбеливание», «красивая реставрация», «имплантат», «имплант». Все это красиво. Все это знают и пользуются. Сегодняшняя задача наша, скажем, комплексно сделать так, чтобы пациент получил качественное лечение, хорошую имплантацию на долгие-долгие годы, качественную красивую коронку, которая бы подчеркивала его красоту, и чтобы это было еще и недорого. Потому что сегодняшний день, сегодняшние реалии говорят нам о том, что люди не готовы платить безумные деньги.

Муслим Муслимов:

По какому принципу, на ваш взгляд, рынок частной медицины, частной стоматологии развивался последние 20-25 лет, и как он будет, на ваш взгляд, развиваться дальше? Открывается большое количество сетей, как мы с вами знаем, клиники закрываются, так или иначе, устойчивых игроков, которые расширялись бы в регионах в том числе, очень мало.

Сергей Кузнецов:

Их будет еще меньше. Я сам один из этих игроков, и у меня из-за этого очень сложное настроение. Почему? Потому что, надо сказать, во-первых, частный сектор, частные клиники активно развивались на волне сильно просевшего, почти разрушенного государственного сектора. В государственные поликлиники почти никто не ходил, потому что там портят зубы – было такое устойчивое мнение. Сейчас это не так. Я являюсь представителем высшей школы и частной клиники, руковожу сетью частных клиник, но при этом я вижу, как развивается государственная структура и поликлиники. Они очень серьезно движутся вперед. Сегодня, действительно, частные клиники должны доказывать, что они чем-то хороши, поэтому они дороже. Почему мы дороже? Потому что мы должны быть чем-то лучше. Не просто потому что мы красивее, у нас холл, а еще мы должны быть чем-то технически лучше. Куда это все движется и как будет развиваться – я не знаю. Думаю, что в нашей стране это знает только регулятор ― Минздрав. Надеюсь, что наш министр понимает, куда все движется; сейчас всем нам очень непросто, но она умный человек, опытный, и мы все очень на нее, так сказать, надеемся.

Вообще, по ощущениям я бы сказал, что сейчас мы движемся от сетевых структур, от разных ООО, ОАО в сторону врачей-стоматологов, которые сами по себе хорошие, опытные, известные врачи, индивидуальные предприниматели, которые получают лицензии на качественные – надеюсь, качественные – медицинские услуги. По сути, это, может быть, немецкая, или европейская схема. Я ее видел, я заканчивал учиться в Германии и недолго работал. По сути, это совместные клиники, где работает несколько самостоятельных врачей, не являясь друг для друга сотрудниками, где нет прямого начальника. У меня сейчас есть ясное понимание того, что пациенты приходят на личности, за что они готовы как раз переплачивать. Если все равно, то идут туда, где можно за три копейки поставить пломбу. Для серьезных работ идут на личности, на фамилии. Эти фамилии сегодня, на мой взгляд, будут двигаться в сторону персональных лицензий и рекламы себя.

Муслим Муслимов:

Если затрагивать рекламу, как вы считаете, насколько сильна роль маркетинга, насколько играют роль социальные сети, пресловутый Instagram? Я знаю, есть ряд врачей-стоматологов, у которых запись на многие месяцы вперёд только из-за того, что хорошо раскручен блог в Instagram. Насколько помогает, на ваш взгляд, и будет помогать в дальнейшем эта социальная ориентация?

Сергей Кузнецов:

Я вообще думаю, что Instagram в этом смысле как рекламная площадка умирает. Я также знаю людей, у которых очень хорошая запись, надолго, но которых нет в Instagram.

Муслим Муслимов:

Старое сарафанное радио.

Сергей Кузнецов:

Да, думаю, что соцсети не ключевой инструмент. Там больше людей, которые, может быть, раньше начали и не было других механизмов, а только коротенькие ролики. Я не говорю, что все, кто в Instagram – проходимцы. Нет, конечно. Но, к сожалению, эту рекламу, предложение проверить сложно, пока не откроешь рот. Думаю, что при таком количестве рекламы Instagram умирает как рекламная площадка. Рассказывать о себе, о детях там, конечно, можно, но не какие ты сделал замечательные зубы.

Муслим Муслимов:

Думаю, ряд наших пациентов с вами сейчас не согласились.

Сергей Кузнецов:

Да, там много и косметологов, и пластических хирургов, и массажистов, и стоматологов, и т.д. Не знаю. Вообще, я хочу сказать, сейчас неожиданно для меня очень активно востребована тема лояльности. Я сам читаю последнее время лекции по маркетингу, по организации здравоохранения. Какое-то время назад тема абсолютно никого не интересовала. Сейчас тема лояльности в стоматологии, лояльности пациентов клиники, лояльности врачей, персонала к руководству организации, частично – организация здравоохранения, риск-менеджмент в стоматологии – темы, о которых мы сейчас начали говорить и читать лекции, еще несколько лет назад сильно никого не интересовали. Маркетинг сейчас возвращается. Люди понимают, что надо осознать в целом, куда двигаться. Да, это правда, сегодня организационная тема опять востребована. Тема лояльности просто бьет рекорды по запросам.

Муслим Муслимов:

Какие, на ваш взгляд, каналы продвижения стоматологических услуг наиболее востребованы в плане рекламы и маркетинга?

Сергей Кузнецов:

Есть несколько направлений. Известные нам, как мы сказали, рекомендации, так называемое, сарафанное радио. Есть, действительно, доктора, годами сидящие на одном и том же месте, у них нормальная запись. Есть, конечно, то, чем занимаюсь, например, я много-много лет – это работа со страховыми компаниями по ДМС. Это другой механизм, когда люди приходят лечиться по страховкам и дальше уже, так сказать, определяются, хотят они остаться или нет. ОМС, обязательное медицинское страхование, например, тоже один из путей получения пациентов, тоже один из видов скрытой, так скажем, рекламы, поскольку государственные поликлиники сейчас оказывают у себя до 30 % коммерческих услуг.

Муслим Муслимов:

Насколько это правильно, кстати?

Сергей Кузнецов:

Я нормально к этому отношусь. Конечно, мы все любим наше государство, но явно, что пока имплантаты Straumann за счет государства люди получать не будут, а хотят, или хотя бы какие-то имплантаты. Насколько я знаю, не удалось протащить в систему ОМС установку хотя бы двух имплантатов даже на полностью беззубой челюсти, когда у пациента вообще нет зубов, поставить, чтобы что-то держалось; даже это пока не прошло, к сожалению. Надеюсь, правительство услышит. У нас всех есть старики, которым надо хотя бы один имплантат, но нельзя. А есть ситуации, в которых без имплантатов просто невозможно, глупо – фактически, просто изуродовать человека. За эти услуги и продукты нужно доплачивать самим, из бюджета семьи. Мы говорим о семьях, где есть дети, внуки и т.д., в норме. Поэтому я нормально отношусь к тому, что люди должны и в государственных поликлиниках доплачивать. Просто, должно быть разумно по цене и хорошо по качеству.

Муслим Муслимов:

Сейчас регулятор вышел на позицию закручивания гаек в пластической хирургии. Мы с вами знаем о том, что была целая волна смертей в пластической хирургии по глупости, на мой взгляд, врачей-анестезиологов, по большому счету. Тем не менее, ужесточили форму лицензирования, и многие частные клиники отказались, порядка 65 % частных клиник, у которых была лицензия на пластическую хирургию, не смогли выполнить новые требования. Как вы считаете, насколько регулятор может обратить внимание на стоматологию? Мы с вами понимаем, что анафилактический шок никто не отменял, и, так или иначе, в год мы видим несколько подобного рода прецедентов. Насколько, вы считаете, регулятор может также на стоматологию обратить свое внимание и осложнить условия по лицензированию?

Сергей Кузнецов:

Я не думаю, что нужно усложнять условия для лицензирования. Их, как раз, нужно немножко упростить. Нужно правильно осуществлять контрольные функции, в том числе с учетом мнения и, может быть, с привлечением профессиональных членов Ассоциации для контроля.

Что касается «обратить внимание». Минздрав, наш регулятор, должен, не просто может – он должен обратить внимание на стоматологию. Стоматологией сегодня пользуется, практически, каждый второй москвич; если по неофициальным данным 15 млн жителей, то стоимость услуг исчисляется миллиардами. Представим, что только, может быть, 70 % проходит через то, что видит власть, то, что видят налоговые органы, а 30 % в тени. Это, как раз, аренда кабинетов, кресел в специальных клиниках, которые специально создаются под аренду. Клиника, где может произойти все что угодно, где врачи не несут никакой ответственности за качество, не выполняют никакие гарантийные обязательства, потому что они меняют эти клиники постоянно. А через этот сегмент проходят сотни, тысячи москвичей. Это не просто десять человек, это тысячи и тысячи москвичей, которые, кстати, по нашим очень примерным оценкам оставляют до миллиарда рублей в месяц в том теневом сегменте, который наша налоговая инспекция не видит. Для нас же, людей, кто, скрепя все части тела, платит налоги, это, конечно, прямая, нечестная конкуренция. Мы, по сути, сражаемся, или выступаем, на одном поле, конкурируем с людьми, которые находятся в постоянном демпинге. Я, платя налоги, не могу делать имплантацию дешевле 30 тысяч рублей. Понятно, что, сидя в кабинете без аренды, человек может купить имплантат за 10 тысяч рублей и поставить его за 20, он уже 10 тысяч в карман положил. Поэтому там крутятся миллионы, может быть, миллиарды рублей. Конечно, люди хотят экономить. Многие ходят, обращаются туда. На мой взгляд, регулятор должен заниматься этим, контролировать процесс. А осложнять само получение лицензии, как стартап ― не нужно отпугивать людей. Наоборот, нашим молодым коллегам, или, наоборот, тем, кто уже перешел грань подчиненного и хочет открыть свою клинику, нужно дать эту возможность.

Муслим Муслимов:

Сергей Владимирович, следующий вопрос у меня о критериях успеха в развитии молодых специалистов-стоматологов. Фактически в вашу ассоциацию входят специалисты, которые так или иначе зарекомендовали себя. Вы также их выбираете по принципу определенных рекомендаций, по принципу определенного опыта в развитии? Расскажите, по каким принципам можно вступить в вашу Ассоциацию?

Сергей Кузнецов:

Я бы начал с конца вопроса: вступить в Ассоциацию может любой человек, у нас не элитный клуб. Вступить может даже недоразвитый врач-стоматолог, с дипломом стоматолога.

Муслим Муслимов:

Даже тот, который не платит аренду в клинике, где стартовая планка 20 тысяч рублей?

Сергей Кузнецов:

Да. У нас профессиональная Ассоциация, куда вступает человек: показывает свой диплом, платит небольшие членские взносы и, собственно, становится членом Ассоциации. Идея Ассоциации – всех объединить. Не моя задача, не задача российской Стоматологической Ассоциации людей судить, делить и наказывать. Другое дело, что у нас есть этический комитет. Если кто-то уж очень что-то такое страшное делает и поступают запросы, то мы реагируем. Но, в целом, задача Ассоциации – объединить врачей-стоматологов, чтобы их всех услышали.

Что касается критериев успеха, они для всех разные. Что может являться критерием успеха? Удовлетворенность, я думаю. Конечно, это критерий успеха. Удовлетворенность происходящим с тобой сегодня, насколько, каждый из нас сегодня доволен тем, что с ним происходит. Конечно, это критерий успеха. Он не измеряется, или, скажем, слабо измеряется количеством денег или количеством пациентов. Кому-то нужен 1 пациент в день, кому-то 28, кому-то нужен миллион рублей в месяц, кому достаточно 50.000. Всё относительно. Удовлетворенность жизнью – это критерий успеха.

По поводу того, куда двигаться, и вообще тенденций для молодежи – я думаю, база остается неизменной. Нужно получать качественное, хорошее образование; я уже говорил об этом, всегда говорю. Базовое хорошее образование – это залог успеха и правильного понимания того, что с тобой происходит сейчас и завтра. Хорошее образование – это университет, ординатура, в идеале, желательно, кандидатская диссертация. Докторская совсем не обязательно. Научные статьи совсем не обязательны.

Муслим Муслимов:

Это вам говорит доктор наук, у которого 30 статей.

Сергей Кузнецов:

Нам вообще не нужно много докторов наук, потому что наша ценность таким образом падает. Нам и кандидатов-то больше не нужно. Для России, я читаю и слышу от Минздрава, нам нужны семейные врачи. Нам нужны качественные обычные врачи-стоматологи, которые могут просто лечить зубы, не уходя в дебри. На мой взгляд, на 100 врачей 70 должны быть обычными, как в Европе называют, семейными врачами-стоматологами, без сложностей, способных удалить простенький зуб, способных поставить качественно пломбу, поставить одиночную или две короночки. Вот такие зубы нужны России, в целом. Тех, кто занимается специализацией, лечением каналов под микроскопом, установкой сложных виниров, исправлением прикуса, челюстно-лицевой хирургией, имплантациями, костными трансплантациями ― таких людей мы называем сегодня узкими специалистами, их должно быть, на мой взгляд, точно не больше 30 %. А все остальные должны отправлять им сложные случаи.

Муслим Муслимов:

То есть, некая цепочка медицинского лечения?

Сергей Кузнецов:

Да. Все не могут быть хорошими хирургами, каждый врач не может хорошо лечить каналы. Я, например, вообще не умею, к своему стыду. Но это и не нужно. Должны выстраиваться цепочки.

Муслим Муслимов:

Сергей Владимирович, ваши личные наставления, советы молодому врачу, который решил открыть свою клинику?

Сергей Кузнецов:

Я бы посоветовал вообще не открывать сразу свою клинику. Я бы посоветовал поработать хотя бы года три в клинике, причем не важно, государственная клиника или частная. Главное, чтобы вы действительно имели возможность работать, получать клинический опыт, базу. Я думаю, спешить с открытием клиники еще и не стоит потому, что есть ответственность, в том числе юридическая. Может быть, вам, или кому-то, папа дает деньги, чтобы открыть клинику, – не факт, что вы потом об этом не пожалеете. Поэтому, клинику я бы не спешил открывать. Думаю, что нужно лет 5-6 поработать.

Муслим Муслимов:

Скажите, пожалуйста, насколько выстроено у вас взаимодействие с международными стоматологическими ассоциациями, и насколько бы вы советовали молодым специалистам смотреть на зарубежный опыт?

Сергей Кузнецов:

Во-первых, Стоматологическая Ассоциация России (СтАР) буквально два месяца назад вернулась в семью FDI, международной стоматологической ассоциации. Нас оттуда ненадолго, скажем так, попросили, были какие-то проблемы, как я понимаю, со взносами. Сейчас мы вернулись, всё заплатили. Действующий президент Стоматологической Ассоциации России, насколько я понимаю, решил, снял все острые вопросы, мы заплатили. Мы являемся членами FDI. Это круто. Это важно. Это дает возможность получать информацию из первых рук, что называется, от людей, которые работают на международном уровне во всех странах, слушать, как они лечат, протоколы лечения, получать напрямую от них теоретическую базу. Это важно. Молодым нашим коллегам советовал бы чаще и больше ездить и слушать и у нас в стране, и лидеров за границей, тратить деньги на лидеров. Нужно платить дорого за образование, слушать лучшее, не слушать всякую ерунду, а слушать действительно звезд, и тогда есть шанс самому стать звездой.

Муслим Муслимов:

Какой ваш профессиональный совет зрителям для идеальной улыбки?

Сергей Кузнецов:

Это сложный вопрос, на самом деле, комплексный. Во-первых, я хотел бы сказать, что я бы посоветовал нашим коллегам, нашим людям вообще, посмотреть на своих детей. Нам говорят, что проблемы психологического свойства идут из детства. Так вот, не только психологические проблемы идут из детства. Наши проблемы с зубами во многом связаны с детством – что происходило с нами в детстве в плане стоматологии. У кого есть дети, я бы очень, так сказать, пользуясь случаем, просил бы посмотреть в рот детям и начать этих детей правильно, качественно лечить уже сейчас, чтобы потом, когда они будут в нашем возрасте, за 60, чтобы у них с зубами было все хорошо. В идеале задача – дожить до конца с тем количеством зубов, которое есть. Я бы посоветовал в этом свете и рассматривать наши задачи и хорошую улыбку. Лечиться постоянно у хороших врачей, два раза в год ходить к гигиенистам, заниматься профилактикой заболеваний, следить за состоянием общего здоровья, потому что это тоже важно. У больных людей не бывает здоровых зубов, здоровье нужно поддерживать в целом. Я это советую делать постоянно, каждый день, и, конечно, советую ходить к хорошим, проверенным докторам, которых вам рекомендуют или вы знаете лично. Следите за собой.

Муслим Муслимов:

Сергей Владимирович, хочу поблагодарить вас за эфир, за ваше экспертное мнение, пожелать успехов и в реализации медицинского бизнеса, и реализации общественной деятельности, что тоже немаловажно. Пожелаем успехов вам!

Сергей Кузнецов:

И вам всего самого хорошего! Спасибо большое, что позвали.