Итоги Года волонтера/добровольца в здравоохранении

Организация здравоохранения

Тэги: 

Денис Остроушко:

В эфире «ЗОЖ через молодежь». Подходит к концу 2018 год, а значит, подходит к концу и год добровольца/волонтера. Именно об этом сегодня мы решили поговорить в нашей передаче. Меня зовут Денис Остроушко, рядом со мной мой соведущий И Сун Чер – специалист управления по связям с общественностью департамента здравоохранения города Москвы. Рассказать о московской повестке волонтеров в здравоохранении в 2018 году, о их работе и итогах года к нам в гости пришла замечательная девушка Дарья Александрова Белимова – региональный координатор Всероссийского общественного движения «Волонтеры-медики».

Прежде чем мы перейдем к нашему обязательному пулу вопросов об итогах, хотелось бы задать личный вопрос: почему и как Вы стали волонтером?

Дарья Белимова:

Спасибо, Денис, спасибо, И Сун Чер, за приглашение на такой интересный эфир-диалог! Как я стала волонтером и почему? На самом деле, достаточно стандартная ситуация: студент-медик, 1-й курс, закончилась 1-я сессия, соответственно, захотелось получать практический опыт. Совершенно случайно (Интернет, социальная сеть, страничка ВКонтакте) я узнала, что есть проект, который на тот момент назвался «Волонтеры Склифа». Очень заинтересовал, потому что Склиф – одно из старейших медицинских учреждений. Конечно, на 1-м курсе попасть в научный институт имени Склифосовского очень заманчиво, очень интересно. Поскольку хотелось получить опыт, попробовать себя не то чтобы волонтером, а именно человеком, который может быть сопричастен к Склифу, я зарегистрировалась ― на тот момент не на сайте, а в какой-то регистрационной форме заполнила анкету. Со мной связались, написали сообщение. Оказалось, что координатором в проекте «Волонтеры Склифа» является мой знакомый, что было здорово. Я его стала расспрашивать, что такое – волонтеры, волонтеры-медики – это кто? Он говорит: «Ты студент-медик и хочешь получить. Приходи, я формирую волонтерскую группу, у нас реализуется проект в Склифе». Решила попробовать, оформила документы. На первом собрании нам рассказали, что будем волонтерами-медиками приходить в больницу, помогать медицинскому персоналу. Было очень непонятно, немножко страшно, потому что, все-таки, студент-медик, 1-й курс, никакого опыта нет. Ты хочешь получить практический опыт, научиться, ты ничего не умеешь.

Запуск в больницу был очень не быстрым, что огорчало, поскольку хотелось скорее приступить к деятельности на базе Склифа, но не получалось, потому что не было той системы, которая есть сейчас. Сейчас, если ты волонтер, у тебя есть желание, ты зарегистрировался и сразу, подготовив документы, приступаешь к своей волонтерской деятельности. Период от желания до реализации волонтерской помощи должен быть очень коротким, человек не должен перегорать. У нас, фактически, из группы 25 человек до старта волонтерской помощи дошли, наверное, человек 10 – самые безумные, которые все-таки собрали документы и наконец-то попали в Склиф. Затем были несколько месяцев помощи медицинскому персоналу Склифа. Собственно, поскольку ничего делать не умела, то училась с нуля таким базовым навыкам, как общаться с пациентами, ухаживать за пациентами.

Далее проект «Волонтеры Склифа» стал расширяться. Он заручился поддержкой организаций, которые занимались молодежной политикой, это Роспатриотцентр, Росмолодежь, и проект «Волонтеры Склифа» стал называться объединением «Волонтеры-медики». Почему «Волонтеры-медики»? Потому что, зачем останавливаться на деятельности одной больницы, если есть студенты-волонтеры, которым нужна практика? Есть запрос и от больницы, как мы почувствовали, что мы нужны, так как нужны дополнительные руки, внимание, люди, которые сопричастны к проблемам, связанным со здравоохранением. Появились другие больницы, которые на опыте Склифа стали попробовать реализовать у себя эту систему, механизм, когда студенты-медики приходят и помогают. К тому же, идея не новая, наставничество и волонтерство в медицине неразделимы, поэтому больницы, которые стали подключаться уже после Склифа и пробовать у себя систему наставничества, занимались с ребятами и использовали их свободное время, их возможности, силы и опыт. Студент приходит и помогает в отделении, где представители медицинского сообщества –младший и средний персонал, в основном, именно младшие и средние медицинские работники, не врачи. Или же, если у них самих нет опыта, то обучают, выступают тоже волонтерами-медиками.

Сегодня хочется сказать о том, что уже, имея целую систему работы в медицинской организации, нет многих барьеров, которые были 5 лет назад. Сейчас мы говорим о том, что волонтеры-медики – это не только студенты. Если 5 лет назад это были молодые ребята, которые приходят и помогают, то сегодня это, скорее, даже медицинский персонал, который выступает волонтерами-медиками, поскольку они – медицинское профессиональное сообщество, и они тратят свое свободное время, которого фактически у них нет, поскольку это очень сложная работа. Постоянно пациенты, времени иногда не хватает чай попить, а тут еще волонтеры-медики приходят и за ними нужно следить – это же ответственность. А еще они хотят чему-то научиться, поскольку студенты-медики. Естественно, они, с одной стороны, волонтеры, мы их готовим именно как волонтеров, «вы приходите помогать», но не волонтеры полноценные медики. Встает вопрос, что это профессиональное медицинское волонтерство, что ребята через эту помощь учатся, получают знания. Одно дело, если ты приходишь раз, два и помогаешь, например, делать уборку в медицинской организации (всегда нужен порядок)…

Денис Остроушко:

Убирать помещения ― не медицина совсем.

Дарья Белимова:

Ну, а как иначе, если студент 1-го курса многое вообще, в принципе не умеет делать?

Денис Остроушко:

Я об этом как раз хотел спросить. Когда Вы пришли на 1-ом курсе – хорошо, Вы заинтересованный студент. Но среди тех 10-ти, которые добрались, должен был быть хотя бы один, которому стало страшно: он увидел изнутри больницу, увидел здравоохранение, медицину изнутри, ему стало страшно. Он сказал: «Нет, я не хочу быть медиком!» Нет ли страха, боязни, что студенты на 1-ом курсе придут, увидят и передумают?

Дарья Белимова:

Страха нет. Мне кажется, что это очень хорошая профориентация в медицину. Здесь важно говорить, что профориентация в медицину – это не только 8-11 класс, когда ты школьник и выбираешь профессию. Одно из направлений нашей организации – это профориентация в медицину. У нас достаточно позитивный результат: половина на половину школьников после нашей профориентации принимают выбор поступать в медицинский ВУЗ. Но часть из них принимает решение, что это, действительно, не мое, я насмотрелся сериалов, они классные, я буду продолжать их смотреть, но я сам в медицину не пойду. Это хороший результат.

Задача профориентации, как раз – не отговорить его, а показать реальную ситуацию, реальную картину, как есть. Собственно, если говорить уже про отказавшегося студента-медика, который пришел на базу больницы и понял, что ему когда-то не хватило профориентации, это очень обидно и очень печально. Наверное, поэтому мы сейчас большое внимание уделяем именно работе со школьниками, причем, не 11 класс, а, начиная с 6-го класса, мы формируем школьные отряды волонтеров-медиков. Конечно, это разный язык – говорить о медицине в 6-ом классе, или в 11-ом. В профориентации у нас задействован, скорее, 6-8 класс, им говорим в целом, что такое медицина. Но нужно не забывать, что есть колледжи, и после 8-го класса можно пойти в медицинский колледж. Поэтому профориентация в 8-ом, 9-ом классе очень актуальна, чтобы абитуриенты знали, что можно идти не только в медицинский ВУЗ. Мое мнение, убеждение, что студент, поступающий после колледжа на 1-ый курс вуза, ― более уверенный студент, который имеет не только теоретические знания, но и практические, и он уже, действительно, осознанно готов стать медиком. Это совершенно не глупая потеря года, это как раз то, к чему можно и нужно мотивировать школьников.

У нас очень хороший медицинский колледж в Москве, мы с ним работаем. Не знаю, как в других профессиях, но медицинский колледж города Москвы очень хороший и с точки зрения образования, и с точки зрения поддержки добровольчества. Нам было очень сложно первые несколько лет, когда мы выстраивали систему работы с вузами. Мы даже не думали о том, что есть колледжи. Но после того, как получилось выстроить единую систему, механизм общения со всеми медицинскими вузами, а в Москве 3 вуза ― университет, медицинский институт и факультет фундаментальной медицины в МГУ, ― то следующим шагом было выстроить работу с колледжами. Сравнивая активы колледжей и вузов, в общем-то, с ребятами из колледжей даже, порой, интереснее работать, потому что они ближе к школе, но при этом уже не дети, они осознанно сделали выбор, что они хотят быть медиками. Этот возраст очень интересный.

Денис Остроушко:

Но они же, получается, менее осознанны, в принципе? Они же как бы школьники, они еще меньше понимают и более заинтересованы в волонтерстве, видимо, чем студенты?

Дарья Белимова:

Они более осознанны, чем школьники, но, возможно, менее осознанны, чем студенты вуза, просто потому, что возраст не тот. Мы с колледжами работаем с возрастной категорией до 18-ти лет, 17-18 лет. То есть, либо студенты 1-го курса, потому что есть 18-летние студенты в вузах, либо меньше, возраст 16-18. Но при этом они взрослее, чем школьники в этом же возрасте, поэтому сказать, что они не осознанны – нет, они очень осознанные. Но они еще не так утруждены учебой, как студенты 1-го, 2-го, 3-го курса медицинского вуза.

Отвечаю на вопрос, плохо ли, что ты пришел студентом 1-го курса и испугался. Это не плохо.

Денис Остроушко:

Я не считаю, что это плохо. Мне интересно, есть ли такое?

Дарья Белимова:

Личный пример. Я в конце 1-го курса поняла, что не могу быть детским врачом-хирургом, как хотела. Собственно, поступала в медицинский ВУЗ, осознанно представляя, что я детский врач-хирург. Поняла я это как раз благодаря волонтерской деятельности, но не на базе Склифа, а на базе Российской детской клинической больницы, где стала волонтером сразу, как только больница стала нашим партнером и была готова встретить волонтеров, это была первая детская больница в Москве. После 6-ти месяцев именно волонтерской практики я поняла, что я не детский врач вообще, совсем. Почему? Потому что не могу! Своё «не могу» я бы поняла в школе, если бы в школе была профориентация. Школа была с биохимическим профилем, у нас были сильные предметы биологии и химии, например, но это не профориентация.

Профориентация – это когда ты профессию можешь почувствовать, пощупать изнутри. Мы нашим ребятам, волонтерам-школьникам, медикам в будущем даем именно «пощупать». Даем посредством чего? Они перед тем, как увидеть медицинскую организацию, проходят серию факультативных занятий, которые построены как игра о медицине, чтобы у них было понимание, представление, что такое здравоохранение. Простым языком, «на пальцах», просто о сложном рассказываем, какие есть виды медицинских организаций. Поликлинику от больницы, наверное, все отличают, но есть еще госпиталь, хоспис. Важно понимание, чтобы оно у них было не из фильмов, что все это хорошо, или все так плохо, но это прикольно, вроде бы, но сложно. Занятия проходят в поликлинике, это тоже, мне кажется, хороший ход, потому что они уже побывают в медицинской организации, как минимум, 6 раз. Занятия проходят именно на базе поликлиники, они понимают, как она устроена, визуально видят, кто их встречает, какие есть там врачи. На занятиях также разбираются вопросы, как поступить в медицинский ВУЗ, что нужно сдавать, что нет хирургического факультета.

Денис Остроушко:

Как нет?

Дарья Белимова:

Чтобы стать хирургом, нужно отучиться 6 лет и потом пойти в ординатуру.

И Сун Чер:

Большое спасибо, очень развернутые ответы! Хотелось бы также понять: волонтеры-медики в медицинских организациях – это только люди с медицинским образованием, или волонтером-медиком может стать любой человек без медицинского образования, или даже человек, который не хочет стать медиком?

Денис Остроушко:

Тут вопрос даже не про школьников, которые готовятся к профориентации, или поступить в колледж, или куда-то еще, а взрослый, например, я без медицинского образования вдруг захотел?

Дарья Белимова:

Волонтером-медиком может стать каждый – это сейчас наш основной девиз, наверное, по обращению ко всем, кто к нам приходит или интересуется нашей деятельностью. Есть стереотип, что волонтер-медик – это студент-медик. Собственно, если нарисовать портрет волонтера-медика ― да, основной наш актив – действительно студенты-медики. Почему? Потому что это профессиональное волонтерство и, понятно, есть заинтересованность студента-медика в развитии волонтерской деятельности в сфере здравоохранения. Они через неё учатся. Но у нас сейчас более тысячи волонтеров-медиков, мы их называем добровольцами в сфере здравоохранения, чтобы сейчас правильное понимание сложилось.

Конечно, если ты не медик, назвать тебя волонтером-медиком, наверно, не очень правильно. Мы называем их добровольцами в сфере здравоохранения, то есть это тот, кто помогает медицине, а помогать в медицине может каждый. Как? Например, в больнице. Больница – это медицинская организация. Что делают волонтеры в больнице? Они создают атмосферу. Атмосферу можно создавать, например, приходить и разрисовывать стены. Это художники, например, или люди, которые умеют рисовать – не художники, но увлекаются, хобби у них такое, или профессиональные художники. Это актеры, волонтеры-клоуны. Это волонтеры-медики, которые приходят помогать медицинскому персоналу, именно используя свой опыт, свои навыки, или же учатся, но при этом, поскольку они студенты-медики, они работают по определенному регламенту, который согласован с медицинской организацией и, в принципе, он соответствует производственной практике в медицинском вузе.

Также сейчас, в год добровольца, для нас, наверное, самым основным достижением стало то, что о нас узнали не из профильного медицинского сообщества, а люди, которые совершенно не связаны с медициной. Здесь мы говорим о том, что волонтер в медицине должен быть образован, но образование не обязательно медицинское. Мы говорим о том, что, если он рассказывает, например, о здоровом образе жизни ― он может рассказывать о здоровом образе жизни, может рассказывать о том, что такое для него здоровый образ жизни. Если он увлекается спортом ― почему бы ему не делиться вокруг себя – со своей семьей, друзьями, близкими, с коллективом, в котором он работает, – как он продвигает ценности здорового образа жизни. Собственно, тема, которая объединяет абсолютно всех – это тема нашего здоровья. Здесь у нас есть практика с разными непрофильными вузами. Например, московский ВУЗ, где много спортсменов, с ними у нас есть проект зарядки в парке Горького, все лето проводили. Они кто? Они не медики, но при этом они умеют танцевать, проводить зарядки и не просто умеют ― они хотят делиться этим. Мы считаем, что это и есть медицинское волонтерство, потому что вокруг них собираются другие люди, жители Москвы, которые пришли в парк отдохнуть, увидели, что волонтеры проводят интересную активность. Собственно, через неё, как маленькую акцию, люди узнают, что есть организация – в данном случае наша, потому что наш проект, что можно подключиться к деятельности волонтеров в сфере здравоохранения. Люди могут узнать, как они, основываясь либо на своих профессиональных немедицинских навыках, если их профессия как-то может помочь медицине, либо, если они совершенно не связаны с медициной, но, например, хотят научиться, могут пройти наши образовательные программы для всех. У нас есть образовательный курс по направлению «Санитарно-профилактическое просвещение», где даются базовые знания, которые должен знать каждый касательно профилактики, касательно своего здоровья, навыков оказания первой помощи. Они не могут выступать инструкторами, как волонтеры-медики, но они могут пройти программу и получить знания для своей семьи.

Денис Остроушко:

Но только для семьи?

Дарья Белимова:

Конечно, они не могут выступать тренерами, как это делают студенты-медики, которые сдают специальный экзамен в рамках этой образовательной программы, получают сертификат инструктора и потом могут выходить на целевые аудитории. Но, опять же, не обучать, а давать базовые знания, как, например, не растеряться и, если человеку стало плохо, что нужно сделать.

Денис Остроушко:

Все-таки, я хочу уточнить: волонтеры, которые приходят к вам и хотят стать добровольцами в сфере здравоохранения, ― они, скорее, волонтеры за пределами больницы? Да, художники, может быть, клоуны, но они никак не работают напрямую с пациентами, с врачами?

Дарья Белимова:

Я бы сказала, что бо́льшая часть заинтересована, например, в популяризации здорового образа жизни, а не в помощи медицинской организации. Но, если есть волонтеры, которые хотят помочь на базе медицинской организации, то мы находим им применение. Например, волонтеру без медицинского образования, имеющему документы, которые говорят о том, что он здоров, что он может прийти и не будет вреда тому человеку, с которым он будет проводить время, почему бы ему не прийти и почитать книжку, или взять пациента и сходить с ним на прогулку? Это могут делать все, не только студенты-медики. Студенты-медики как раз помогают, если они старше 3-го курса и у них есть сертификат о том, что они медбратья и медсестры. Удивляет, что они приходят волонтерами в нашу организацию, а не идут устраиваться на работу, имея сертификат. Даже больше скажу: они устраиваются на работу, но при этом еще и волонтерами приходят, то есть успевают совмещать и то, и это, еще и учиться, а учеба в медицинском вузе, как известно, очень сложная. На самом деле, миф то, что студент-медик ничего не успевает, что у него совершенно нет свободного времени. У него, действительно, мало свободного времени, но, особенно, если ты волонтер, как раз волонтерство дает хороший навык тайм-менеджмента. Чем больше у тебя различных задач, режим многозадачности, тем, наоборот, ты больше успеваешь делать.

Так вот, те, кто и работают, и являются волонтерами, ― в чем их мотивация? Очень в простом. Во-первых, это опыт. Но опыт можно и на работе получить, правильно? Здесь речь идет о том, что есть определенные преференции, в том числе и при поступлении в ординатуру. Сейчас созданы федеральные центры по поддержке добровольчества.

Денис Остроушко:

Год волонтерства 2018-й в России завершается, но, судя по всему, и в следующем году, и через несколько лет волонтеры все равно будут, потому что ими что-то движет. Дарья, и все-таки, что движет волонтерами, какая мотивация?

Дарья Белимова:

Начну с основной группы волонтеров – это волонтеры-медики, которые либо получают медицинское образование, либо уже имеют, но являются ординаторами-аспирантами, и, собственно, школьники-волонтеры, которые собираются поступать в медицинский ВУЗ. Какая мотивация? Вообще, здесь хочется сказать про непрерывное медицинское волонтерство, культуру которого мы пытаемся сейчас внедрить в образовательные организации. Это получается, потому что сейчас в Москве нет ни одной образовательной медицинской организации, в который бы не было медицинского волонтерства. Это очень поддерживается руководством вузов, институтов, факультетов, это ценится с точки зрения материальной поддержки, потому что всегда общественная деятельность – это различные стипендии, различные благодарности, это награждение в рамках студенческого самоуправления вузов. 5 лет назад такой системы не было, то есть развивалось медицинское волонтерство, но в рамках волонтерских центров вузов. Сегодня мы являемся центральной региональной организацией, которая имеет активы в каждом вузе, и мы поддерживаем наших ребят. Каким образом?

Во-первых, в конце каждого года учебного в каждом вузе и колледже происходят награждения лучших волонтеров-медиков Москвы, то есть, как минимум, это признание в рамках своего студенческого самоуправления. Вторая мотивация – это получение опыта, знаний, навыков и компетенций, как сегодня модно говорить, но при этом они могут набрать опыт с 1-го курса по 6-й курс. Если волонтер-медик школьник, который делает уверенный выбор, приходит в ВУЗ, то он уже знает, что ему нужно искать что-нибудь, связанное с медицинским волонтерством, потому что он им занимался перед тем, как поступить. Он становится волонтером-медиком, но уже имеет больше возможностей в плане волонтерской практики, нежели когда он помогал волонтером-медиком в рамках поликлиники, больницы перед поступлением, поскольку тот опыт скорее визуальный, чем практический, как студент-медик он может больше делать. Далее, в течение 6-ти лет он является волонтером-медиком. Очень приятно, что сегодня многие медицинские организации Москвы внедряют опыт института скорой помощи имени Склифосовского как первой медицинской организации, которая начала практиковать непрерывное медицинское волонтерство от школьника до уверенного специалиста. В Склифе ребята сначала профориентируются, потом приходят студентом-медиком, в течение 6-ти лет получают опыт, получают справку о том, что они являются волонтерами-медиками нашей организации, имеют преимущество, поступая в ординатуру данной медорганизации.

Денис Остроушко:

К примеру, приходит ваш волонтер потом в медорганизацию и говорит: «Я 6 лет волонтером работал, возьмите меня». Ему говорят: «Да, конечно, ты классный», или говорят: «Ты волонтер, молодец, поволонтерь у нас бесплатно»?

Дарья Белимова:

Слово «бесплатно» я бы вообще убрала из нашего диалога, потому что волонтерство – это всегда безвозмездно, хотя, с другой стороны, возмездно, потому что очень много, что получают волонтеры, и здесь вопрос не денежный и не материальный. Приятно, что медорганизации начинают воспринимать волонтерство как профессиональную деятельность, как то, что должно дополнять образовательную программу университета. Это та общественная деятельность, которая влияет на качества человека: медицинский работник должен быть не только высокопрофессиональным специалистом, но он еще должен быть и хорошим человеком. Мы должны найти себя человеком своей профессии, и через волонтерскую деятельность эти качества – на мой взгляд и на взгляд нашей организации – волонтеры не то чтобы обретают, они их раскрывают. И то, что в конце своего волонтерского развития, в конце 6-го курса они могут получить поддержку от организации в виде преференций поступления именно в эту организацию, на мой взгляд, очень правильно. Они были здесь волонтерами на протяжении 6-ти лет, они знают коллектив, знают команду, они хотят именно туда идти работать, потому что они стали частью коллектива ― такова философия медицинского волонтерства. Здесь речь не о том, что вроде бы это должно быть бескорыстным, безвозмездным, они не ради этого идут. Не забываем, что это не просто «я поволонтерил и получил справку», а есть определенное количество волонтерочасов, которые волонтер-медик должен отработать в медорганизации. На самом деле, 300 волонтерочасов – это много. По опыту, у нас нет ребят, которые пришли со словами: я хочу, мне нужно, потому что баллы в ординатуру. Вернее, такие ребята есть, но нет тех, кто так говорил, они дотерпели до конца, потому что 300 часов – это много. Те, кто приходит за баллами, они уходят, к сожалению или к счастью, наверное, даже к счастью.

Денис Остроушко:

Я понимаю теперь в обратном направлении: скорее, медорганизация заинтересована в том, чтобы воспитать у себя волонтера, а потом еще и взять к себе на работу?

Дарья Белимова:

Медицинская организация заинтересована в том числе. Если медицинская организация не поддерживает деятельность волонтерской организации, то качественной, грамотной волонтерской помощи не получается, к сожалению, как бы мы не подготовили волонтера с точки зрения документов, с точки зрения правильного отношения, что он приходит волонтером, а потом уже он медик и хочет учиться, но прежде всего он помощник. В первую очередь, он помощник этой организации. Если он приходит, и его встретят с грустью, как это было 5 лет назад, когда не было поддержки департамента здравоохранения города Москвы, когда не было регламента о том, как взаимодействовать с некоммерческой социально-ориентированной организацией, и регламента функционала, что может делать волонтер-медик.

Денис Остроушко:

Сейчас всё прописано, и все всё понимают?

Дарья Белимова:

Да, и уже несколько лет, поскольку есть регламент взаимодействия с медицинскими организациями. Чувствуется, что они доверяют нам. Они вроде бы и раньше хотели с нами работать, с волонтерскими организациями, но не было поддержки, не было понимания, что эта деятельность действительно обоснована, что не надо переживать, что есть документы, есть поддержка департамента здравоохранения города Москвы. Сейчас они понимают, что они не просто могут ― они хотят этим заниматься. Раньше мы, скорее, убеждали главных врачей, что мы вам нужны, и главные врачи понимали, говорили, что нужны, но мы спускались дальше. Главная медсестра сказала, что тоже все хорошо, но мы спускаемся вниз, и обычный медбрат или медсестра не понимает, что она может делать с волонтером-медиком и, собственно, зачем он ей вообще нужен, поскольку для нее это дополнительная нагрузка, и как этот инструмент (сейчас немного грубо скажем) использовать для того, чтобы ей было легче работать. Такого понимания не было. Это культура, которая, мне кажется, со временем должна появиться и появляется наконец-то в больницах и поликлиниках Москвы.

И Сун Чер:

Дарья, расскажите, пожалуйста, про взаимодействие со школами, вузами, примеры конкретного взаимодействия с департаментом здравоохранения города Москвы? Наиболее успешные практики, возможно, тот опыт, который был реализован за год волонтера?

Денис Остроушко:

Возможно, «ЗОЖ через молодежь»? Передача у нас так называется…

Дарья Белимова:

«ЗОЖ через молодежь» – название проекта молодежного совета департамента здравоохранения города Москвы, в реализации которого мы помогаем как волонтеры-медики. Летом нынешнего года в парках города Москвы проходил марафон «Московское здоровое лето». Надеюсь, что мы были верными помощниками в реализации этого проекта. Приятно, что вы доверили нам не просто раздачу листовок, а именно экспертное участие, и наши ребята, прошедшие курс обучения, выступали спикерами на площадках в городских парках и рассказывали жителям Москвы о здоровом образе жизни, профилактике и других социально значимых темах. Также о том, как стать помощником в медицине, если ты не медик. Такая тема первый раз звучала, раньше мы не выходили вообще на городские площадки, не рассказывали о том, что каждый может стать волонтером-медиком. Именно опыт прошедшего лета, марафона – это первые площадки, на которых мы озвучили о себе не только нашим коллегам, нашему профессиональному сообществу, но и, наконец-то, жителям города.

Денис Остроушко:

Замечательно! Какие еще мы итоги года подведём, какие еще акции, какие еще мероприятия у вас проходят? Может быть, есть количество: например, сколько мероприятий, сколько у вас появилось новых волонтеров за год?

Дарья Белимова:

Я бы здесь хотела отметить, что у нас выстроились очень дружеские взаимоотношения с молодежным советом департамента здравоохранения города Москвы. Это наши большие друзья-наставники, у которых студенты-медики всему учится. Департамент здравоохранения города Москвы в лице молодежного совета в этом году провел ряд обучений, образовательных программ для наших ребят, за что говорим огромное спасибо вашей команде. Насчет профилактических мероприятий: в прошедшем году у нас практически каждое второе мероприятие проходило в совместном участии, в том числе, и наших волонтеров-медиков. Опять же, спасибо огромное, что привлекали, и привлекали экспертно! Например, уже третий год подряд мы принимаем участие в форуме «Москвичам – здоровый образ жизни», но только в этом году получилось выступить именно экспертно, принять участие в определенных лекториях, которые работали на форуме, рассказывая о том, почему важно популяризировать здоровый образ жизни и так далее, в рамках в том числе проекта «ЗОЖ через молодежь».

Денис Остроушко:

ВОД расшифровывается как Всероссийское общественное движение. Я так понимаю, что ВОД во всех регионах работает, не только в Москве, везде есть «Волонтеры-медики». Москва, как обычно, является флагманом, выдает всем рекомендации: сейчас рассказываем о том, как стать волонтером в здравоохранении. Примерно так, наверное, это работает? Но хотелось бы понимать: регионы поддерживают вообще?

Дарья Белимова:

В Москве зародилось наше движение, это сегодня первое региональное отделение, оно является центральным. Конечно, это место, где тестируются все наши образовательные и профилактические программы, которые мы запускаем по всей стране. Здесь же мы разрабатываем методические пособия по организации добровольческой деятельности в сфере здравоохранения. Спасибо Склифу, потому что одна из первых методичек по организации работы волонтеров-медиков в больницах написана нами, а рецензентами выступил Склиф. Сегодня эта методичка используется во всех регионах, у нас более 80-ти регионов входит в состав организации. Почти все.

Поддерживают или нет? Естественно, и во многих регионах есть своя специфика. Одни темы проекта более активны в одних регионах, другие наши направления в других регионах более развиты. В Москве развивается всё. Другой вопрос, что у нас, действительно, много образовательных организаций. У нас население большое, много волонтерских организаций, и здесь, наверное, правильнее сказать, что Москва – это лучшая практика. Все передовые проекты, в том числе, именно в медицинском волонтерстве, конечно, появляются здесь. Именно Москва делится опытом с другими регионами – опять же, потому что механизм, который выстроен у нас при поддержке департамента здравоохранения города Москвы, уникальный. Мы смогли на его основе написать методические рекомендации, поделиться опытом с другими регионами, что очень помогло в развитии движения в целом.

Денис Остроушко:

Дарья, если не секрет, сколько сейчас волонтеров-медиков?

Дарья Белимова:

В Москве их более тысячи, 1300, если точнее быть, и это не только студенты-медики. Еще раз, чтобы не мифа не было: мы ждем в нашей организации всех, кто неравнодушен к медицине.

Денис Остроушко:

Вы так тепло рассказываете о всей вашей деятельности, что складывается ощущение, что Вы знакомы с каждым из них.

Дарья Белимова:

Организаторы добровольческой деятельности должны знать всех волонтеров. Нельзя быть организатором добровольческой деятельности, если ты не волонтер.

И Сун Чер:

Дарья, хотелось бы уточнить: в рамках наставничества актив проекта «ЗОЖ через молодежь» проводил комплекс образовательных мероприятий, направленных на обучение 100 волонтеров, в том числе волонтеров-медиков под девизом «Здоровье для всех». Одна из уникальных и передовых практик была связана с созданием чат-бота. Также в рамках проекта «ЗОЖ через молодежь» за 2018 год был создан чат-бот «ОЗ». Какие наработки ― возможно, Вы поделитесь секретом ― в 2019 году будут именно у «Волонтеров-медиков»?

Дарья Белимова:

Важно, что ребята, около 100 добровольцев, будут использовать в рамках своей работы опыт, который получили благодаря обучению. Волонтерская деятельность у них не замыкается в рамках одного мероприятия, здесь важно то, что они пишут об этом, освещают в своих социальных сетях, рассказывают друзьям. Именно через соцсети ребята узнают о том, что есть такие волонтерские организации. Поэтому самое основное, что они будут это использовать в рамках своей волонтерской деятельности ― навыки и, наверное, освещение, информационная поддержка мероприятий. У нас, кстати, благодаря обучению, сейчас формируется медиацентр именно нашего Московского регионального отделения, в который входят не только медики, но и журналисты, которые тоже были в рамках обучения. Вроде бы, журналисты и так должны уметь писать, но, тем не менее, некоторые вещи для них были совершенно новыми. Сейчас медиацентр будет работать на базе нашего регионального отделения. Для нас это очень важно, потому что нужно не только делать, но и грамотно рассказывать об своей деятельности.

Денис Остроушко:

Дарья, мы начали с личного, предлагаю и закончить личным. Не надоело волонтерство Вам лично?

Дарья Белимова:

Волонтерство не может надоесть. Для меня волонтерство – это определенное отношение к жизни, это те, наверное, качества, которыми должен обладать каждый человек, поэтому волонтером может стать каждый, не медиком, а просто волонтером. Мне бы хотелось, чтобы волонтером был каждый, потому что, как говорил Антон Павлович Чехов, нужно беречь в себе человека. Если каждый будет беречь в себе человека и будет волонтером ― неважно, как говорить, «волонтер» или «добрый человек», то этот мир будет, на мой взгляд, осознанней, что очень важно.

Денис Остроушко:

Спасибо большое! Я желаю нам и всем нашим зрителям в наступающем 2019 году оставаться людьми, быть человеком, в первую очередь, и быть здоровым! Потому что мы за здоровый образ жизни. Давайте его продвигать вместе, молодежь вы, или нет – неважно! «ЗОЖ через молодежь» – здоровый образ жизни в 2019 году! Спасибо большое, Дарья! Спасибо большое, И Сун Чер!