Актуальные вопросы ухода за детской кожей

Педиатрия

Тэги: 

Татьяна Моисеева:

С вами программа «Здоровое детство». Её ведущие – я, Татьяна Моисеева и Мария Рулик. В нашей студии сегодня гость Уткин Петр Сергеевич, врач-дерматовенеролог детской инфекционной клинической больницы № 6. Тема нашего сегодняшнего обсуждения «Актуальные вопросы ухода за детской кожей».

Начнем мы, наверное, с особенностей. В чём особенность детской кожи, чем отличается кожа новорожденных? Есть ли возрастные особенности в дальнейшем, после года?

Петр Уткин:

Конечно. Кожа, как и любой орган, ― между прочим, самый крупный в организме человека, ― имеет несколько этапов формирования и развития. То, что происходит во внутриутробном, мы разбирать не будем, а вот что происходит после рождения – затрагивает практически каждую маму, каждого папу, бабушку, дедушку и всех окружающих.

Мария Рулик:

Пугает больше всего, наверное?

Петр Уткин:

Если неправильно ухаживать, то может и пугать. В итоге приходится затрагивать ещё и дерматолога, вызывать на помощь. Кожа новорождённых детей не приспособлена, она ещё не адаптирована, 9 месяцев она находилась в заточении, тут всё для нее новое. Все реакции аллергического типа, реакции на бактерии будут у детей проходить и иметь ряд особенностей. Основное отличие кожа ― она тонкая, что ограничивает мам и пап при купании в использовании мочалок и полотенец. Чаще всего приходится объяснять родителям, что вытирать ребенка нужно промакивающими движениями, а не тереть, вытирать и так далее, и тому подобное, что чаще всего может приводить к раздражению кожных покровов. Нефункционирующие потовые железы, так, как они функционируют у взрослого, тоже ограничивают ряд гигиенических мероприятий: дети быстрее перегреваются и быстрее замерзают, поскольку терморегуляция из-за несостоятельности потовых желез несовершенна. Отсюда возникают и потницы, и бактериальные осложнения, в том числе работа сальных желез – сальные железы у нас работают только при воздействии гормона тестостерона. Естественно, что маленькой крохе тестостерон достается внутриутробно от мамы и через кормление грудью, и только это количество тестостерона влияет на образование себорейных корочек на голове, которые тоже приходится лечить.

Мария Рулик:

Есть заболевания, которые свойственны только младенцам первых нескольких дней или месяцев рождения?

Петр Уткин:

Конечно, конечно. Первым делом, когда ребенок появляется на свет и контактирует с неизвестной ему средой, у него появляется, так называемая, токсическая эритема. Это аллергическое заболевание, которое не требует лечения, это адаптация организма – красные прыщики по телу. Неонатологи, акушеры хорошо с ними знакомы, а мамы очень бдительные, начинают вызывать, требовать дерматолога, чтоб тот прыщик вылечил. К сожалению или к радости, я начинаю лечить сухость кожи, зачастую, рассказывать, что лучше использовать для ванночек, и уже в конце говорю, что те самые красные пятнышки и прыщики в лечении не нуждаются, нужно дать организму время привыкнуть.

Татьяна Моисеева:

Но, после рождения ещё бывают заболевания, возможно, инфекционного генеза. Как отличить красный прыщик, который не нужно лечить, от прыщичка, который нужно лечить и нужно дальнейшее наблюдение? Как у нас с этим, доктора в роддоме знакомы, или бывает, что такие детки выписываются домой и с этим должны быть знакомы педиатры? Дерматолог где должен появиться, в какой момент прыщичка?

Петр Уткин:

Дерматолог где должен появиться? По инициативе родителей, конечно. К каждому ребенку дерматолога не приставишь бдительно наблюдать за его развитием и за состоянием кожи. Кожная сыпь может иметь разное проявление, могут происходить различные вариации. В течение нескольких часов сыпь может меняться. То же самое красное пятнышко несколько часов назад мы могли расценивать как аллергическую реакцию, но в результате того, что аллергия снизила локальный иммунитет, присоединилась бактерия или грибок, развился инфекционный процесс, который уже требует специфического лечения, а иногда и стационарной помощи. Потому, естественно, неонатологи, акушеры должны быть настороже, понимать, какие заболевания требуют госпитализации. Тем не менее, даже если ребенок выписывается из роддома в удовлетворительном состоянии с хорошей здоровой чистой кожей, это не ограничивает возможности мамы, которая пеленает его в теплое одеяльце, неправильно помыв, дав папе со щетиной, который поцелует в пупок, разотрет кожу. Пойдет раздражение и разовьется любая бактериальная инфекция, которая потребует уже стационарной терапии.

Татьяна Моисеева:

Какие ещё бывают изменения непосредственно у новорожденных, помимо проблем с кожей, что может быть ещё у них? Может быть, родимые пятна? Или наоборот, не родимое пятно, а с чем-то его нужно дифференцировать?

Петр Уткин:

Тяжелые заболевания, генетические заболевания мы, наверное, рассматривать не будем, поскольку они визуально достаточно ужасающие и в любом случае заставляют обратиться к врачу. На такие новообразования как родимое пятно, некое красное пятно на голове или на шее, зачастую, родители не обращают в первое время внимания. Иногда стадийное развитие красного пятна в сосудистую опухоль под названием гемангиома занимает до двух недель. Сначала вроде бы вопросов не вызывает, поскольку представляет собой белое пятно, потихоньку наливающееся красным цветом, и уже через неделю мама с ужасом в глазах прибегает к педиатру. Педиатр ей говорит: давайте ждать до года. С одной стороны, может быть, тактика и верная, но на данный момент времени рекомендация должна звучать следующим образом: мы должны отправиться к хирургу, желательно к хирургу, владеющим лазерной техникой удаления, который проконсультирует и скажет, что лучше 5-10 минут потратить на удаление и забыть про новообразование, нежели чем сидеть и ждать, во что это выльется, пройдет оно само или не пройдет. Поскольку на практике крупные гемангиомы крайне редко закрываются самостоятельно, приходится прибегать к помощи хирургов.

Татьяна Моисеева:

То есть гемангиому не дерматологи наблюдают?

Петр Уткин:

Дерматологи только помогут поставить диагноз, продифференцировать. Помимо гемангиом есть лимфонгиомы, которые сочетают в себе лимфатическую сеть и сосудистую сеть, а терапия этого заболевания отличается от лечения гемангиомы. Пятна и различные виды врожденного невуса, эти новообразования должны подвергаться регулярному осмотру, желательно с использованием дерматоскопа, ― те, которые вызывают определенные вопросы и подозрения. Количество пятен на детском теле может быть ограничено 3-4-5, и, если число светло-коричневых пятен не превышают значения 5, то такие дети, в принципе, не попадают под наблюдение дерматолога. Если количество пятен увеличивается или изначально было большое количество пигментных пятен, то консультация дерматовенеролога, дерматоонколога может повлиять на тактику дальнейшего ведения и качества жизни ребенка.

На практике крупные гемангиомы крайне редко закрываются самостоятельно. Приходится прибегать к помощи хирургов.

Мария Рулик:

Мы поговорили о том, с чем рождаются младенчики или может быть некая присущая недоразвитость кожи. Поговорим о том, что связано с уходом, появляется от чрезмерного или недостаточного ухода за кожей младенца. Мы все понимаем, что малышу нужно менять памперсы, все в курсе, что надо делать – подмывать, обрабатывать салфетками или не салфетками. Но, рано или поздно, любая мама, заглядывая туда, восклицает: «Ааа…», потому что видит там либо пятна, либо горящую, пылающую кожу, явно не соответствующую тому, что она видела в рекламе памперсов ― красивые розовенькие попочки, и всё так миленько и замечательно. Куда она должна обращаться? Нужен ли сразу дерматолог, или педиатр, и что с этим делать? Где грань, когда нужна консультация врача?

Татьяна Моисеева:

Вообще, нужно ли использовать кремы, например, непосредственно под подгузник?

Мария Рулик:

Да, на здоровье. У нас же всё очень рекламируется: намажь этим, присыпь этим, положи это… Купи именно такой, потому что этот дышит, этот памперс с тобой разговаривает, этот сам ходит выбрасываться.

Петр Уткин:

Во-первых, про подгузники. Подгузники выбирать нужно, конечно, не по цене, а по способности удерживать жидкость. Он переводит мочу в гелиевую основу, которая не вызывает мацерацию кожных покровов и не усиливает раздражение.

Что касается ухода и не ухода. Очень часто, приходя на консультацию в отделение, я вижу пеленочный дерматит. Это раздражение в виде красных пятен, иногда сопровождающее даже эрозивный и язвенный процесс, то есть вплоть до такого состояния. Оно может быть спровоцировано не обязательно уходом, поскольку детская кожа очень быстро отвечает на воспаление. Для нас кажется 2-3 часа, в принципе, неплохое время, чтоб поменять подгузник, но детской коже его может вполне хватить, чтоб развилась такая клиническая картина, от которой даже у меня иногда встают волосы дыбом. Помогать, естественно, нужно, лечение должны назначать врачи. Очень часто сталкиваюсь с тем, что мама прочитала про крем с витамином В5, который точно поможет. Она им мажет-мажет, а эффекта нет, поскольку чаще всего на поврежденную кожу придет или грибковая флора, или бактериальная, то нам нужна комбинация. Мама идет в аптеку, слышит слово «комбинирующий препарат» и покупает гормональные комбинированные мази, мажет-мажет, и мазь тоже слабо помогает, поскольку нам нужно целенаправленно подействовать, и на грибок, и на воспаление, и на бактерии отдельными мазевыми компонентами. Иногда послойно мажем различными мазевыми формами. Трехкомпонентные препараты ― замечательные в экстренной помощи, но, если они не помогают 2-3 дня, уже есть показание для обращения за помощью к врачу.

Как ухаживать за попой малыша, зоной под подгузниками? После того, как малыш сходил в туалет и дал вам об этом знать своим криком, мы должны поменять подгузник, помыть кожу…

Мария Рулик:

Помыть или салфеточкой вытереть? Я понимаю, что смешной вопрос, но бывает, мы где-то в движении находимся или не дома, и для нас выбора нет.

Петр Уткин:

Всё зависит от условий.

Мария Рулик:

Если есть выбор, есть возможность, мама дома с малышом – что ей лучше сделать? Подмыть? Подмыть с мылом, без мыла?

Петр Уткин:

Сейчас мы обсудим. Стоит ли использовать салфетки? Их можно использовать, это хорошая альтернатива водопроводной воде, особенно в тех условиях, где старые трубы, некачественная вода. Иногда они даже спасают детей, склонных к раздражению кожи, от того же хлора, который добавляют в воду. Поэтому абсолютно индивидуально: кто-то подмывает, кто-то использует салфеточки. Подмывать, используя или не используя средство для мытья, но оно должно быть детское, запатентованное, это не должна быть взрослая косметика, мужская «Nivea» после бритья и всё остальное.

Татьяна Моисеева:

Салфеточки ведь тоже есть с ароматом с одним, с другим.

Петр Уткин:

Салфетки бывают абсолютно разные. Иногда они играют медвежью услугу: мама покупает салфетки, начинает пользоваться, а ароматические отдушки, добавленные в салфетку, наоборот – усиливают сыпь. Конечно, это индивидуальная реакция, её не предугадать, нужно смотреть конкретный случай. Если происходит реакция, конечно, салфетки от ребенка убираем и переходим на классический вариант подмывания. Помылись, опять же, с моющим или без моющего средства, ― должно пройти время, чтоб кожа успела высохнуть. Помним, что мы ничего не вытираем, максимум – можем промокнуть. Промокнули и даем коже подышать, проводим воздушные ванночки, насколько хватит времени; хватит на 10 минут – хорошо, хватит на 20 минут – ещё лучше. За это время вода, которая была на коже, успеет впитаться, то есть дополнительно насытить кожу жидкостью. У детей кожа очень скудна на эластичные волокна, и только вода позволяет ей сопротивляться каким-либо раздражениям, внешним факторам, царапинкам, укусам, трещинкам и всему остальному. Если мы ограничиваем воду, то чаще вызывается усиление кожной сыпи.

После того, как ребенок «погулял», мы можем использовать протектирующий крем, под подгузники. Делают различные компании. Бывают очень хорошие, бывают очень дорогие и не очень хорошие, бывают очень хорошие и недорогие, опять же, каждый выбирает по мере своей возможности. Я всегда даю человеку возможность выбрать финансово, рассказываю про преимущества одних, вторых и третьих компонентов. Такие кремы мажутся под подгузник обязательно тонким слоем, ни в коем случае не крупными мазками, как будто мы маслом пишем картину, одевается тот же самый подгузничек.

Мария Рулик:

Крем нужен всегда? Любому? Если ранее всё было хорошо, у малыша нет никаких потертостей, красных пятен, прыщиков, ничего прочего, мы смотрим – всё отлично. Одеваем памперсы, вовремя меняем, угадали сразу с маркой… Нужно мазать или нет?

Петр Уткин:

Нужно мазать или нет? Это защита, мы протектируем. Конечно, попа у младенца может и сама по себе пожить своей жизнью и не воспалиться никогда, но, если мы стараемся защищать, то и остаточные явления. Конечно, желательно помочь. Есть дети, которые абсолютно без косметики здоровенькие, хорошенькие, плотненькие, крепкие. Но, с учетом современной урбанизации, с качеством жизни, с качеством питания, с качеством воздуха ― конечно, наблюдается колоссальный рост атопических состояний, атопических реакций кожи, аллергических реакций кожи. Более чем в три раза увеличилось количество атопии за последние 10 лет, и тенденция только к последующему росту.

Мария Рулик:

С чем вы это связываете, с питанием? С экологией?

Петр Уткин:

Прежде всего, развитие медицины. Мы большую часть естественного отбора убрали в сторонку, мы теперь регулируем, кто выздоравливает; помогаем ребеночку выздороветь, выхаживаем даже недоношенных крох. Родители могут передавать детям генетическую наследственность, склонность к аллергическим реакциям, я вижу часто. Я прихожу, вижу красные щеки, красные ноги, вижу красную попу, спрашиваю маму: болеет ли кто в семье аллергией? Ответ строго: нет. Начинаю допытываться, в итоге оказывается, что у папы реакция на пыльцу, у мамы – на рыбу, у бабушки/дедушки бронхиальная астма и так далее, и тому подобное. То есть произошло прямое наследование, скорее всего, это главенствующий фактор развития, и дополнительно – условия окружающей среды нашей жизни, они с каждым годом становятся всё хуже, поскольку загрязненность, мусор, качество воды. Да, мы стараемся бороться, придумываем фильтры, увлажнители воздуха и так далее, но статистика говорит о том, что мы не успеваем.

Салфетки без ароматизаторов для гигиены младенца можно использовать, они – хорошая альтернатива водопроводной воде, особенно в условиях, где старые трубы, некачественная вода.

Татьяна Моисеева:

В завершение темы младенцев хотелось бы узнать по поводу аллергии. Аллергию нужно лечить? Дети до года преимущественно сейчас находятся на грудном вскармливании, все неонатологи за то, чтобы кормили грудью, если нет острых противопоказаний. Вы сейчас сами сказали, что аллергия встречается довольно часто. Нужно ли её лечить? Это должен делать педиатр на участке, неонатолог в стационаре, или нужно отправлять на консультацию к дерматологу? Что нам делать с аллергией?

Мария Рулик:

Расскажите, как выражена аллергия у детей? Для взрослого человека аллергия – это я чихаю на пыльцу или умираю, когда по мне ходит кошка, потому что у меня чешутся глаза и нос. Как проявляется аллергия у детей?

Татьяна Моисеева:

Мы и сказали, что кожными проявлениями, скорее всего?

Мария Рулик:

То есть это уже аллергия?

Петр Уткин:

Давайте, разберемся. Между аллергией и атопическим дерматитом есть определенные отличия. Аллергия появляется вследствие непосредственного контакта с аллергеном, это может быть металл, химическое средство, могут быть пылевые аллергены, фрукты, овощи, продукты питания, домашние животные в том числе. Атопический дерматит – это склонность организма неадекватно отвечать на аллергены, которые чаще всего в нормальных условиях не вызывают аллергическую реакцию. При повышении концентрации, то есть мы съели не 1 яблоко, а 4, чаще всего с мандаринами такая ситуация проявляется.

Татьяна Моисеева:

С креветками. Я имею в виду маму. Мамы кормят грудью.

Петр Уткин:

Также, конечно, шоколад. Мамы кушают и кормят детей. Мамы соблюдают исключительно средиземноморскую диету и удивляются, почему ребенок высыпает. Атопия стимулируется не столько именно аллергенами, которые поступают с пищей, а столько тем, как внешние факторы влияют на кожу, это тот же самый сухой воздух, то же самое раздражение, трение. Качество порошка может провоцировать развитие атопического дерматита. В отличие от аллергии, не всегда удается установить, что вызывает развитие обострения атопического дерматита. Проявляются что аллергия, что атопия очень схоже: кожная сыпь, наличие кожного зуда. Конечно же, лечение нужно. Почему? Зуд ― это боль.

Мария Рулик:

Мы лечим проявление или мы лечим аллергию?

Петр Уткин:

Как дерматологи, мы сначала смотрим, что беспокоит в данный момент, поэтому мы начинаем лечить кожу. Если рецидивы повторяются, что говорит в пользу атопических дерматитов, мы включаем в помощь не только дерматологов, но и педиатры начинают вести коррекцию, и аллергологи-иммунологи включаются в работу. И наконец-то мамы иногда включаются в работу.

Татьяна Моисеева:

…и садятся на диету.

Петр Уткин:

Слово «диета» не совсем точное. Количество может быть очень маленькое и не вызывать обострение атопии, всё будет зависеть именно от этого. Если мама съела шоколад и у ребенка нет сыпи 2-3-4 дня, то шоколад, в принципе, она может дальше продолжать кушать и всё будет хорошо. Но не увеличивать количество. Если мама съела, например, фрукт какой-нибудь, маракуйю, и у ребенка сыпь в первый же день, то, скорее всего, этот продукт не нужно наращивать ни количеством и ни качеством.

Мария Рулик:

Детки растут, а проблемы с кожей остаются. Что мы можем сказать о детях в возрасте год и старше? Аллергические реакции остаются у деток и тот же самый атопический дерматит тоже присутствует. Как понять, когда нужно бежать к дерматологу? Что делать, как лечить, как всё проявляется у детей чуть старшего возраста?

Петр Уткин:

Атопия имеет склонность изменяться с возрастом. Дети до года – это сыпь: лицо, щеки, лоб, включаются ножки, ручки, сухость, зуд и покраснение. Чем старше становится ребенок, тем менее выражено становится проявление кожной симптоматики, хотя та же самая сухость, грубость кожи остается вплоть до взрослого возраста. Начинают включаться и другие атопические состояния, такие как аллергический ринит и бронхообструкции, вызванные аллергическими реакциями, появление тех же самых бронхиальных астм, и кожа будет напоминать о себе длительное время. У кого-то заболевание кардинально меняется в возрасте от 8 до 14 лет и ребенок полностью забывает, что у него была проблема с кожей. Когда такой ребёнок вырастает и рожает себе детей, у него приходится действительно допытываться, что же в детстве у него было? Бывает, вспомнит про диатез. А здесь прямое последствие. Почему? Потому что во взрослом состоянии гормоны позволяют организму самостоятельно справиться с рядом воспалительных реакций.

Тем не менее, и после 18 лет атопия тоже может присутствовать, но проявляется она по-другому. Фразы от педиатров «перерастет» я люблю в последнюю очередь, поскольку это перерастает в экзему, в ограниченный нейродермит, он же лишай Видаля, и атопию взрослых, которую тоже требуется лечить и ухаживать за ней. Если человек не приспособлен, ему в детстве никто не говорил, что нужно мазать кремами, использовать увлажняющие средства, возможно, следить за диетой, надевать перчатки на улице, ― для него становится всё шоком. Я, по сути, начинаю объяснять, что, когда мы идем на улице и разговариваем по телефону, этого вполне хватит для кожи, чтобы спровоцировать экзему. Вполне хватит. Поэтому да, с возрастом заболевания меняются, и дерматолог зачастую становится хорошим другом, который всегда будет указывать на ошибки, которые человек совершил по неопытности своего кожного заболевания.

Татьяна Моисеева:

Вопросы с аллергией, атопическими реакциями мы обсудили, наверное, уже в полном объеме. Давайте, поговорим о других повреждениях кожи, которые могут быть спровоцированы внешними факторами, такими как ожоги, порезы.

Мария Рулик:

Укусы.

Петр Уткин:

Укусы, ожоги, порезы ― действительно то, с чем может столкнуться каждый ребенок. Да, чайник ― он очень интересный, он свистит, его нужно потрогать и всё остальное. Что делает мама после того, как слышит крик ребенка? Она прибегает, достает из холодильника спрей пантенол или мазь.

Мария Рулик:

Вы ещё хорошо мыслите, некоторые хватают ребенка и держат его над холодной водичкой.

Петр Уткин:

В соль, в масло, намазать руку зубной пастой, приложить картошку ― давайте, оставим это где-нибудь в веке XIX-м. Когда cлучается ожог, кожу нужно первым делом охладить, остудить, чтобы тепло ушло. Когда мама берет масло или наносит спрей пантенол, охлаждающий эффект занимает буквально 5-10 секунд и всё. Дальше кожа не охлаждается, самоповреждается теплом, которое остается в коже, то есть можно будет подержать под проточной водой или поделать влажно-высыхающие примочки.

Татьяна Моисеева:

Снег?

Петр Уткин:

Снег ― нет, он даёт слишком резкие перепады температур. Прохладной водичкой из-под крана будет вполне достаточно охлаждать в течение 10-15 минут поврежденный кожный покров и уже затем использовать специализированные противоожоговые мази, спреи и другие препараты.

Татьяна Моисеева:

15 минут, я думаю, тяжело для ребенка.

Мария Рулик:

Прохладной, не холодной. Не надо включать ледяную.

Петр Уткин:

Не холодной, да. Во-первых, прохладной, во-вторых, мама в этот момент дает ряд обезболивающих компонентов, шепчет, целует, у ребеночка вырабатываются эндорфины и боль отступает. Маме становится хорошо и ребенку лучше, по крайней мере. Уже после использовать специализированные препараты.

Стероиды должны применяться по назначению, определенным сроком. Чтобы кожа не испытывала шок, со стероидов надо плавно переходить на нестероидные противовоспалительные мази.

Мария Рулик:

Дальше на что надо обратить внимание? Допустим, всё мы сделали правильно, мы смогли и охладить, и поймать ребенка, нашептать ему, успокоить истерику, и у мамы в том числе. Намазали, дальше мы наблюдаем. Если просто покраснение, оно потихонечку уходит и всё проходит. На что надо обратить внимание маме, что не так?

Петр Уткин:

Прежде всего, на что нужно обращать внимание? При любых ожогах, будь то химический, будь то термический ― это площадь.

Мария Рулик:

А химические ожоги, кстати, тоже можно в воду? То есть можно смывать, если ожог был связан с кислотой?

Петр Уткин:

Если я сейчас буду рассказывать, что кислоту надо засыпать щелочью, а щелочь ― кислотой, это будет не радиоэфир, а специализированная помощь. При химическом ожоге нужна специализированная помощь, потому что такой ребенок чаще всего получит ожог не кожи, а, возможно, слизистой: глаза, слизистая ротоглотки, не дай Бог – пищевода и желудка. Здесь нужна специализированная помощь.

Татьяна Моисеева:

Но, пока ждем скорую, мы же можем что-то сделать?

Петр Уткин:

С пищеводом и желудком нет, а всё остальное ― устранять только смыванием, омывать.

Татьяна Моисеева:

Тоже водой?

Петр Уткин:

Навряд ли у вас в домашнем обиходе будут кислоты, которым нельзя контактировать с жидкостью, то есть надо будет смыть. Обращаем внимание на площади: чем больше площадь, тем более интенсивная и серьезная нужна помощь. Если площадь ожога не больше 3 %. Как посчитать? Ладонь составляет 1 % площади моей кожи, у ребенка его ладонь составляет 1 % его кожного покрова. Если он получил ожог ладошки, предплечья небольшой, не крупный, то, в принципе, помощь может быть даже иногда и домашней. Но, при любых ожогах желательно проконсультироваться, даже с ожогом I степени, который проявляется покраснением. Когда случился ожог суставных поверхностей, когда ожог лица, ротовой полости, ожог гениталий, то всё может привести к определенным нарушениям функций органов. Будут хуже работать суставы, могут появиться какие-либо повреждения лицевых нервов и асимметрия, поэтому всегда нужно стараться бежать за помощью.

Понятно, что бывают бытовые ожоги, которые смешно показывать кому-либо, даже ребенок сам думает: ай, пройдет само. Маленький полупрозрачный пузыречек, вряд ли хирург сделает с ним что-то сверхъестественное. А пузырек начинает нагнаиваться, или он стал красного цвета, то есть с кровью. Да, его желательно тоже показывать

Мария Рулик:

А куда бежим, к дерматологу или к хирургу?

Петр Уткин:

К хирургу. С такими травмами к хирургу. Конечно, я как дерматолог помогал детям и с такими повреждениями, но нужно хирургическое лечение.

Мария Рулик:

Сначала мы идем к хирургу, а дальше, если нужна будет коррекция по кожному покрову, то хирург может порекомендовать, куда обратиться.

Петр Уткин:

Чаще всего дерматологические последствия идут после ожога, то есть назначаются регенерирующие препараты. Возможно назначение препаратов, которые снизят образование рубцовых тканей, если вдруг ожоги были глубокими. Так что здесь, конечно, комплексный подход. Единственный дельный совет, который можно дать, ― если вы получили ожог и визуально он, скажем так, или представляет угрозу, или вам не нравится, то есть вы не способны сами с ним справиться, то хирургическая помощь, иногда даже по скорой.

Татьяна Моисеева:

А порезы? Тоже к хирургу, видимо?

Петр Уткин:

Дерматолог с порезами, конечно, может поработать, но у нас немного другая стезя повреждения кожных покровов. Это трещины, которые тоже могут и кровоточить: губы, могут быть и складки, локти, пятки, где грубая трескается кожа. Это тоже всё специализированная помощь.

Татьяна Моисеева:

Что делать с трещинами?

Петр Уткин:

Можно закрывать их наружно. Есть замечательный советский клей БФ, сведя два края кожи, препарат наносится на рану. Конечно, имеет побочные действие, такие как пощипывание и болезненность. Есть препараты, которые быстро справляются. Конечно, всё нужно не дома. Дома – облепиха, облепиховое масло может помочь, другие народные средства практической помощи.

Мария Рулик:

И что, помогает?

Петр Уткин:

Трещинки залечить, допустим, та же самая заеда возникла в уголке рта у ребенка на морозе. Если вы придете к дерматологу, я, конечно, буду вам очень рад, но моя помощь будет не только облепихой, назначу специализированные препараты. Тем не менее, большая часть справляется с этим заболеванием в домашних условиях.

Мария Рулик:

Кстати, сейчас зима, губы трескаются у малышей. Если с девочкой проще – купил губную помаду, то мне восьмилетний молодой человек заявил, что это не мужской аксессуар и пользоваться им не будет. Даже увещевание, что папа тоже так делает, не действует. Мы теперь по вечерам бепантеном. Объяснить молодому человеку 8 лет, что помадой пользуются не только девочки, пока сложно, приходится применять препараты.

Петр Уткин:

Это индивидуальная реакция ребенка, имеет полное право, он показывает сексуальную идентификацию, как я вижу. Но тот, кто не против гигиенической помады, может использовать, тем более, которая имеет ранозаживляющее действие, те же самые компоненты алоэ, она очень неплохо справляется с обветриванием. Иногда бывают и незаживающие трещины у детей, которые приходится вырезать и сшивать, вплоть до того. Происходит хроническое грануляционное воспаление, само не заживает, бывают и такие ситуации. Именно это и должно оградить мам, которые нас слушают, от самолечения. Если вам что-то не помогает в течение 3-5 дней, то это причина для обращения к врачу. У нас родители иногда и 10 дней держат ребёнка дома с температурой 39° и ждут, когда она пройдет. У ребенка пневмония, нужны антибиотики, они все ждут, когда же наконец температура спадёт. То же самое кожная реакция: если 3 дня не проходит – давайте уже вместе подумаем, чем мы можем помочь ребенку. Такая помощь имеет место при ожогах, и при трещинах, и при травмах.

Укусы. Последнее время укусы стали более выраженными, что ли. Именно аллергическая реакция, потому что насекомые, которые живут с нами, дышат и питаются теми же самыми загрязнёнными продуктами, можно сказать. Меняется их ферментативный состав слюны, при малейшем укусе возникает большой отек с зудом, с бляшками и начинаем бороться. Чем начинают бороться? Чаще всего покупают фенистил, мажут-мажут, мажут-мажут, и не помогает. Иногда обращаются к педиатру, он назначает гормоны, гормональные мази, что иногда позволяет даже снизить воспалительный симптом.

Мария Рулик:

Но, они же вызывают привыкание, или нет?

Петр Уткин:

Кратковременное применение. Вы же не будете укус месяц-два мазать.

Мария Рулик:

А если он месяц не проходит?

Петр Уткин:

Отсюда мы и должны ограничивать нанесение любого препарата. Понимаю, что, если препарат помогает, мама его берет себе в аптечку и начинает им мазать, чуть что, при первой трещинке. В итоге могут развиваться различные осложнения. Есть даже особая группа пациентов, которые обладают стероидофобией, то есть они боятся стероидов, зачастую необъяснимо, что-то их в них пугает. Начинаешь объяснять, что стероиды должны применяться по назначению, определенным сроком, чаще всего мы со стероидов должны плавно уходить, чтоб для кожи не было шоком, и иногда даже переходить на нестероидные противовоспалительные мази, чтоб помочь коже восстановиться. При таких условиях никаких осложнений от назначения атопических стероидов мы наблюдать не будем. С укусами работать достаточно тяжело, зуд купируется как наружными гормональными препаратами, так и иногда используются противозудные препараты на негормональной основе, можно даже давать что-либо системно. Пока я говорю про атопические наружные препараты, поскольку не каждая мама захочет ребенку давать таблетированные препараты и при первом же зуде, не всегда, а к наружным они относятся более спокойно.

Татьяна Моисеева:

Важно, кто укусил? Мошка, или комар, или оса, например? Тактика лечения меняется?

Петр Уткин:

Реакцию на укусы нужно оценивать. Если после укуса развиваются отеки ― отеки лица, губ, мочек ушей, половых органов (да, мама должна посмотреть за ними), то это признаки ангионевротического отека, могут развиваться тяжелые анафилактические реакции. Укусы двукрылых насекомых сейчас сопровождаются достаточно большими отеками, можно сказать, шишками. Шишки проходят длительно; сам отёк проходит достаточно быстро, а расчесы или пигментации иногда уходят годами. Здесь тоже можно помочь: назначаются пигментирующие средства, чтобы убрать, допустим, той же девочке, которой в 14 лет покусала ноги мошкара и всё осталось в пятнах 2 года. Конечно, она стесняется, не носит юбки, колготки только плотные, темные и всё остальное. Всегда нужно помогать. Я уже не говорю про укусы клещей и других насекомых. Есть и специфические, инфекционные заболевания, которые переносит клещ, ― та же болезнь Лайма, или боррелиоз. Это заболевание переносит не только клещ, а могут переносить крупные оводы. Есть рекомендация: укусил клещ – проверься, но приходят дети и родители, которых не кусал клещ, а болезнь Лайма развивается. Значит, укусил кто-то из других насекомых, который имел возможность перенести инфекцию.

Татьяна Моисеева:

То есть, с укусами лучше показаться врачу, если появилась реакция, будь то аллергическая, или шишка надулась?

Петр Уткин:

Та же самая рекомендация: 3-5 дней, и бегом к врачу, если что-то идет не так. Ясно, что на каждый «чих» мы к врачу не попадем. Собственная занятость, и ребенок не захочет…

Если кожная проблема не исчезает после 3–5 дней домашнего лечения, обязательно обратитесь к врачу.

Татьяна Моисеева:

Как правило, все происходит летом, люди на дачах, далеко.

Петр Уткин:

Плюс лето, да. Сначала стараемся справиться своими силами, а уже когда не помогает, тогда с дачи берем такси, едем к врачу и говорим: что это? А там расчесы, присоединилась бактерия, всё в желто-зеленых корках, ещё и смазано каким-нибудь облепиховым маслом, за которым не видно клиническую картину. То есть и самопомощь должна быть, желательно, не маскирующая. Это к вопросу про зеленку, метиленовый синий – про фукарцин, все метиленовые красители, которые замечательно скрывают, что находится в коже, какой воспалительный процесс. Иногда в очереди сидит один ребенок, намазанный зелеными пятнышками, другой синими пятнышками, третий намазан фиолетовыми пятнышками. Да, мама иногда использует при первичном воспалении, укусе, раздражении. В большинстве случаев этого хватает, но иногда происходит осложнение, и тогда анилиновые красители не должны использоваться длительное время. Прежде чем показаться врачу, желательно анилиновые красители хоть немного смыть, или чтобы они немного сошли. Расскажу небольшой лайфхак про зеленку, наверняка мамы сталкивались. Мама пробовала пятку, порез или укол помазать зеленкой, ― что было?

Мария Рулик:

Я ребенку шов на брови мазала. Мелкий разбил себе бровь и мне сказали снять шов. Я обработала, но перелила и облила всего ребенка. Мы трехлетнего ребенка водкой оттирали. Очень мило, он заснул у нас прямо на руках. Наверное, надышался. Лайфхак отличный, ребенок спал как убитый 12 часов, надышавшись водкой.

Петр Уткин:

Рекомендовать мы, конечно, не будем, да?

Мария Рулик:

Не надо. Но помогает, я могу сказать – отмывается.

Петр Уткин:

У зеленки есть другое плохое свойство - она щиплет. Дети, зачастую, негативно настроены. Даже идешь без укола, но с зеленкой, ребенок уже встает в позу, на тебя смотрят глаза: только подойди! Берешь, ставишь флакончик на батарею или на водную баньку, если банька ― то минут 20, а на батарее может быть 1-2 часа. Спирт испаряется, у нас получается водный раствор бриллиантовый зеленый, который не щиплет кожу и ребенок совершенно спокойно дружит. Такой водный раствор можно использовать на слизистые, если требуется. Например, прокусил губу, язык.

Мария Рулик:

Но эффект остается, она помогает?

Петр Уткин:

Эффект остается. Спирт, по сути, является консервантом, от него есть дополнительное антисептическое действие, но основное, конечно, ― сам метиленовый краситель.

Татьяна Моисеева:

В институте, я уже смутно помню, говорили, как лечить раны. Что-то мы лечим сухим, а что-то – мокрым, то есть что-то мы мажем мазями, что-то лечим только присыпками. Есть то, куда вообще нельзя использовать мази, кремы, а где не стоит посыпать присыпками?

Петр Уткин:

Есть противоборствующие травматологические силы. Один говорит, что на влажное нужно влажное, на сухое – сухое. Но, с другой стороны, зачастую люди отмечают: если мокнет – нужно подсушить, если сохнет – нужно увлажнить, возникает некий диссонанс. Здесь, конечно, зависит от того, чего мы хотим добиться. Если воспалительная реакция, атопия, мокнут щеки ― засыпа́ть пудрой не стоит, будет дискомфорт, раздражение и, зачастую, даже усиление воспаления. Здесь нужны жидкие среды – могут быть лосьоны, противовоспалительные эмульсии, в том числе даже гормональные. Когда отек и мокнутие отойдут, мы начнем использовать увлажняющие кремовые структуры. Если мы хотим подействовать на старые омозолелости, то мне все скажут, что, скорее всего, применим мазь, она действует глубже, проникает глубже в кожу, но, если мы хотим, чтоб пятки стали как у младенца, мы будем использовать пластыри, которые носятся по 2-3 дня и очищают роговые слои.

Мария Рулик:

К сожалению, наше время подошло к концу. Не успели рассказать про инфекционные заболевания, и это будет лишним поводом пригласить Вас ещё раз.

Петр Уткин:

С удовольствием!

Мария Рулик:

Спасибо Вам огромное за сегодняшний рассказ! Было очень интересно, очень познавательно, и мы ждем Вас ещё.

Петр Уткин:

Приглашайте! Всего доброго!