Имплантация в зоне улыбки. В чём особенности?

Стоматология

Тэги: 

Юлия Клоуда:

В эфире программа «Начни улыбаться» и я, ее бессменная ведущая, Юлия Клоуда. Мы стараемся с вами разобраться в самых актуальных проблемах, которые интересуют человека, столкнувшегося с каким-либо стоматологическим вопросом, будь то кариес, боль или еще что-то. Мне счастливится всегда приглашать самых лучших экспертов в этой области, и сегодня не исключение. Тема нашей программы: «Имплантация в зоне улыбки». Для её обсуждения я пригласила ведущего имплантолога с огромным опытом, и не просто с огромным опытом, а потомственного, я бы сказала, имплантолога Евгения Ахтанина.

Евгений, очень благодарю, что вы пришли! Я знаю, что у вас большая загруженность. Евгений является представителем клиники «Фамильная стоматология», которая существует на рынке очень много времени. Ваш отец, насколько я знаю, практикует с 1985 года, является основоположником, ездил часто за рубеж, применял и применяет новые технологии.

Сколько ежедневно или ежемесячно вы проводите операций?

Евгений Ахтанин:

Мы конкретно подсчет не ведем, но достаточно большая загруженность. Например, на этой неделе я точно не считал, но порядка 30 имплантов я установил за 4 дня, было несколько операций, в том числе и большие, и небольшие. Много операций, так как мы еще совмещаем и ортопедию с хирургией. Мы, конечно, не можем конкурировать по количеству операций с ведущими только чисто с хирургами, но бывают месяцы, когда у нас больше поток именно хирургических пациентов, и в численном выражении звучит достаточно солидно, и в стоматологических кругах достаточно весомая цифра. За все время работы нашей семьи (конечно, первоначальник – наш отец), было установлено более 30000 имплантов.

Юлия Клоуда:

Колоссально, Евгений! Вспомните, мне бы хотелось немного рассказать предысторию. Мы с вами обсуждали, что, когда человека ничего не беспокоит, если нет ничего видимого, то он не обратится, ему ничего не нужно. Мы с вами подняли тему зоны улыбки. Если у человека по какой-то причине происходит потеря зуба, то здесь вариантов нет, это все-таки эстетика, это твое восприятие мира и как ты себя чувствуешь, и так далее. Имплантация зародилась очень давно, больше 50 лет назад. Бранемарк в 1965 году уже установил таксисту.

Евгений Ахтанин:

Да, уже в 1970-х годах имплантация стала более-менее ходовым явлением в Европе. Началась она в Швеции, Бранемарк считается родоначальником. Конечно же, определенное время имплантация была достаточно ограничена, но в 1992 году в Канаде было развеян миф о приживлении имплантов. То есть за 30 лет имплантация стала просто рутиной, очень распространенной. Конечно же, до нас все доходило дольше и развивалось, но уже в 2000-х имплантация начала распространяться, в том числе в Москве, в России, и уже во второй половине 2000-х она тоже стала рутиной. На сегодняшний день это операция, которую можно сделать практически в любой клинике. Конечно же, пациент не поедет из-за простого случая на другой конец города, это может сделать стоматология, грубо говоря, за углом, то есть имплантаты ставят на каждом шагу. Как вы правильно сказали, передняя зона, зона улыбки, передние зубы верхней челюсти — действительно то, без чего люди не могут. Конечно же, у нас большинство людей обращаются, только когда что-то заболело или что-то приспичило. Именно та ситуация, когда люди сразу же бегут к стоматологу, сразу звонки, «мне нужно срочно к доктору, у меня нет переднего зуба» — такое сплошь и рядом. Наверное, многие сталкивались, если не сами, то кто-то из знакомых или родственников попадал в такую ситуацию.

Современная имплантация и вообще ортопедические методы лечения позволяют не оставлять пациента без зубов ни на один день; много различных методик, взглядов, техник — все допустимо, все работает. Вопрос, в чьих руках работает что-то лучше, что-то хуже, поэтому не надо цепляться за конкретную методику. Здесь больше работает доверие к доктору, к тому, как врач посоветует. У меня тоже бывают случаи, когда мне самому нужно обратиться к доктору, и всё только на уровне человеческих качеств, восприятия. Есть доверие, а остальное приложится. По-другому я не могу советовать вам выбрать доктора, я сам так же их выбираю.

Юлия Клоуда:

Правильно, у меня то же самое, также интуитивно выбираю. Вообще, в истории было зафиксировано, что еще в племени майя из ракушек делали вставные зубы, 1350 лет назад. Мне, как связанной со стоматологией, было всегда интересно. Приезжая в любую страну, интересовалась, как раз в Мексике я об этом узнала и очень удивилась. Подумала: кто-то боялся еще лет 10 назад и говорил, что нереально, а у майя было 1350 лет назад.

По поводу приживаемости и всего остального. Как вы говорили, Бранемарк открыл, что титан имеет свойство срастаться с костью, и вообще приживаемость сейчас 98 %, правильно?

Евгений Ахтанин:

Да, по различным исследованиям от 97 %, кто-то даже скажет 99,8 %. Всё зависит от конкретной ситуации. Чем хуже изначальная ситуация в плане травматизации, то есть была травма, либо давнее отсутствие зуба, тем, конечно, процесс более усложняется. Но в обычных, хороших, стандартных условиях приживаемость порядка 97-99 %. Опять же, по разным исследованиям, по разным источникам каждая фирма даёт свои показания. Здесь вопрос к тому, кто как исследовал, что брал за основу, всё приблизительно. В реальности импланты приживаются замечательно, случай из разряда вон, когда он не прижился, то есть достаточно редкое явление.

Юлия Клоуда:

Давайте, вернемся в историю. В 1965 году, когда Бранемарк установил таксисту импланты, у того было отсутствие всех зубов и еще искривление челюсти. Спустя 40 лет у таксиста все было на месте, он умер, грубо говоря, со всеми имплантатами, ни разу ничего не отторглось. Но, допустим, произошла беда, человек лишился по каким-то причинам переднего зуба. Почему, скажите, имплантат лучше, чем протезы, именно когда мы говорим про зону улыбки? Есть ли другие варианты, например, для фронтального зуба?

Евгений Ахтанин:

Однозначно, имплант даже не во фронтальном отделе, а вообще имплантат лучше, чем альтернативные конструкции на зубах. Во-первых, мы не затрагиваем соседние зубы, они остаются нетронутыми, первый плюс.

Юлия Клоуда:

Когда вы говорите, что мы не затрагиваем, что вы имеете в виду?

Евгений Ахтанин:

Допустим, случилась ситуация, что потерян один зуб. Соседние здоровые, в очень хорошем состоянии красивые зубы, которые пациенту всегда всю жизнь нравились. Действительно, случилась ситуация, что потеряли только один из ряда красивых зубов, и пациент не хочет, чтобы затрагивались соседние зубы, чтобы их не обтачивали, не надевали на них, так называемый, мостик, мостовидный протез. В этом случае имплантат полноценно берет на себя нагрузку, мы заменяем корень зуба титановым корнем. Он функционирует как отдельно стоящий зуб, только он полностью искусственный. Современные материалы биосовместимы, организм их никак не отторгает, не воспринимает как что-то инородное, соответственно, у вас получается 3-ий комплект зубов, но уже с помощью имплантатов.

Юлия Клоуда:

Получается, что имплантат будет в любом случае, какую бы марку ни брали, дороже, чем мост? Или не совсем я верно рассуждаю?

Евгений Ахтанин:

На самом деле, не всегда зависит. Сегодня мы говорим про линию улыбки, здесь есть своя небольшая специфика. Это эстетическая зона, а там, где эстетика, всегда всё намного сложнее, более щепетильный подход, в связи с чем увеличивается количество процедур, тщательность планирования, подготовки. Мелкие детали здесь выходят на первый план, поэтому здесь, конечно, будет более высокая ценовая политика, нежели имплантат в области жевательных зубов. Но если абстрагироваться от переднего отдела и от зоны улыбки, взять какой-нибудь жевательный зуб, то цены достаточно сопоставимы. В зависимости от того, какой имплант, какой материал для коронок, в определенных условиях получается, что, сто́ит примерно одинаково с небольшой разницей.

Юлия Клоуда:

Но имплант долговечнее будет или нет?

Евгений Ахтанин:

Во-первых, имплант разгружает зубы. Мы не нагружаем зубы дополнительным мостиком, не перегружаем их, не вызываем их перегрузку, и в хороших условиях, и при хорошей гигиене и всем прочем он прослужит всю жизнь, конечно же. В то время как на обточенном зубе надо менять коронки, чтобы проверить, что с зубами, проверить их целостность и прочее, прочее, прочее.

Юлия Клоуда:

У меня был такой случай. Сестра моей подружки возвращалась после хорошей вечеринки на велосипеде домой. Ехала, жизнь прекрасна, лето и так далее. Упала и лишилась 4-х фронтальных зубов. Это травма. При травме по-другому происходит операция имплантации? У меня на предыдущем эфире травматологи рассказывали, что бывают вывихи, бывает еще что-то, когда есть еще варианты вернуть на место утерянное. Расскажите, как у вас происходит? К вам приходят с травмами? Я знаю, что ваша семья, в основном, помогает людям вообще при полном отсутствии зубов, что к вам всегда стоит очередь. Мы даже проводили исследование, звонили и хотели записаться, – это было невозможно сделать. Но бывают же с травмами, наверное? Как действовать, если, например, упал? Сразу вам звонить?

Евгений Ахтанин:

Конечно, и были такие же свои друзья. Есть один очень хороший знакомый, парень достаточно активный, спортсмен, занимается триатлоном. Он пришел, рассказывает: «Я уже столько лет занимаюсь триатлоном. Как-то вечером погулял, возомнил себя таким Рокки Бальбоа — решил ввязаться в драку; потерял передний зуб, и понял, что триатлон триатлоном, а бокс – боксом». Он обратился, травма, потерян зуб, дефект, конечно, и такие случаи бывают. Да, быстрее к стоматологу. Конечно, немного более сложный процесс реабилитации, но изготовить временную конструкцию, которая будет закрывать дефект, в стенах клиники возможно за один прием. Всё будет упираться в длительность лечения, в количество посещений. Современные методики позволяют решить практически любые проблемы, все упирается в длительность реабилитации и в количество посещений.

Юлия Клоуда:

То есть самое простое — это когда вы удалили зуб, который требует извлечения и установили имплант. С травмой вы варьируете в зависимости от сложности. Понятно.

Может ли имплантолог ставить имплантат, если передний зуб отсутствует давно?

Евгений Ахтанин:

Да, но всё индивидуально. У меня был достаточно молодой парень, у которого ранее стоял имплант, по его словам 10-15 лет простоял, а потом в один день просто выпал. Бывает, к сожалению, и такое.

Юлия Клоуда:

Как, вообще выпал?

Евгений Ахтанин:

Это был имплант, который он давно установил в Индии. Он поехал отдыхать и там, между делом, поставил импланты. Неизвестно, что за фирма, не суть. В общем, выпал имплант, потерян зуб, осталась дырка даже больше, чем после удаления зуба. Кстати, смех смехом, а подобные ситуации бывают и достаточно часто. Наряду с тем, что просто кто-то откусил корочку хлеба и сломал передний зуб, бывают, казалось бы, из ряда вон, но на самом деле таких, наверное, половина случаев. Нам это кажется чем-то необычным, а для человека вполне, он говорит: да, я установил, он у меня выпал.

Юлия Клоуда:

То есть, к вам приходят люди, которые на отдыхе решают: почему бы не зайти в местную индийскую клинику и не поставить имплант?

Евгений Ахтанин:

Индийская, Черногория, Испания, весь мир, Бразилия. Самое интересное, что приезжает пациент, говорит: я был на отдыхе в Испании, поставил имплант, а что за имплант – непонятно, я вообще не имею представления. То есть не какая-то известная фирма. У нас считается, что Европа — очаг цивилизации. Ничего подобного! Наша российская стоматология сейчас очень хорошо вышла на новый уровень, догнала западных коллег. Да, конечно, есть еще к чему стремиться, но в определенных направлениях наша стоматология даже ушла вперед.

Юлия Клоуда:

Я с вами не то, что согласна, – я это знаю очень хорошо. Ваша история напомнила мне одну женщину, которая ходит всегда к стоматологу со своими отверточками для имплантата, который где-то установили.

Евгений Ахтанин:

Вот-вот. Рассказывают: я заказала ключ. И с такими пациентами встречаемся, и наши отверточки тоже часто помогают. Пациенты даже просят записать им название, чтобы больше не заказывать и не ждать по почте, пока им перешлют.

Но вернемся к зоне улыбки. У нас был вопрос, по-моему, про травму? Можно рассказать несколько ситуаций, наиболее ходовых. Самая простая, как вы правильно сказали, — зуб по каким-то причинам нужно удалить и сразу же заменить на имплант. Например, перелом корня, еще какие-то причины, и эндодонтически его больше нельзя лечить. Слово «эндодонтически» многим может быть непонятно — терапевт сказал, что лечить зуб нельзя, его нужно удалять, всё, приговор вынесен. Нет никаких воспалений, что считается самыми идеальными условиями для сохранения десневой эстетики, потому что еще есть важный вопрос сохранения контура десны. Очень критично для пациента с улыбкой как у вас, Юлия, то есть у кого при улыбке видна десна. Это вообще отдельная категория, об этом можно дискутировать неделями.

Юлия Клоуда:

А какая может быть проблема? Мне кажется, это довольно распространено.

Евгений Ахтанин:

К счастью, в нашей стране, в биотипе нашего населения десневая улыбка встречается не так часто, у большей части не видно десны. Либо, есть часть пациентов, когда десна видна на грани, что больше представляет опасность для молодых докторов. Они смотрят – вроде, десны не видно, но на самом деле ее видно, особенно, когда человек смеется в 32 зуба, ее очень замечательно видно.

Юлия Клоуда:

Вы говорите, что опасно, а чем опасно? Будет цвет другой, будет что-то неестественное, или как?

Евгений Ахтанин:

Нет, дело не в этом. Дело в том, что как только мы производим хирургические манипуляции, так сразу наступает небольшая рецессия. Рецессия — это опущение края десны. Почему вариант, когда мы удаляем зуб и ставим имплант, считается наиболее оптимальным? Если мы удалили корень, поставили туда имплант, сразу же временную коронку, то мы по максимуму заполнили лунку отсутствующего зуба новым, искусственным. Объем тканей, который поддерживал десну, сохранен, просто он искусственный. В этом случае, скорее всего, десна останется на прежнем уровне с небольшой убылью, буквально доля миллиметра, и визуально не будет заметно.

Юлия Клоуда:

Вы имеете в виду, что десна поднимается, оголяется корень?

Евгений Ахтанин:

Да, да. В этом случае не корень, а имплант. Имплант ставится глубже, он не оголится, просто мы на выходе можем получить коронку с более длинной частью в области десны. Так вот, когда мы удаляем и сразу ставим временную коронку, специальными материалами заполняем пустоту, образовавшуюся после зуба, – неважно, своими или искусственными — мы по максимуму заполняем пустоту и десна сохраняется на максимально хорошем уровне. В случае травм, раннего удаления и прочего риск рецессии намного выше. Тут мы уже сталкиваемся с изначальным биотипом кости и десны человека. У большинства людей тонкий биотип, все-таки, в этом отделе. Тонкая кость, тонкая десна. У кого-то и толстая, но в переднем отделе это самая нежная часть кости; она очень тонкая, очень сильно сразу дает усадку, соответственно, вслед за ней выходит и десна.

Юлия Клоуда:

Евгений, простите, пожалуйста, вы столько деталей знаете! Это с опытом пришло, или вы обмениваетесь? Сейчас столько имплантации, каждая клиника хочет заниматься имплантацией. Когда клиники приходят к нам на портал, они все говорят, что хотят пациентов на имплантацию. Но тут же столько деталей! Это приходит с опытом? Например, фронтальная имплантация — это же крайне важно! Девушка или мужчина – все равно, мы все люди, мы социальные существа. Как человеку понять, что перед ним хороший специалист, который сможет не просто поставить быстренько имплантат, а с учетом всех нюансов?

Евгений Ахтанин:

Конечно, и с опытом, и с набором знаний, и учеба неоднократно. Мы всегда учимся, стоматология сейчас — это наука, развивающаяся просто моментально.

Юлия Клоуда:

Даже больше, чем косметология, тоже знаю о ней.

Евгений Ахтанин:

На самом деле, очень интересно, ты постоянно находишься в развитии, нет предела совершенству. Не надо учиться раз в несколько лет, учиться надо каждый день, все время, каждый день что-то новое. С опытом, со знаниями, конечно, без опыта никуда. Можно быть теоретически очень подкованным, но, без своих практических навыков все знания становятся бесполезными. Много пациентов, сколько я рассказал – и друзья, и ситуации, когда люди приходят: надкусили, откусили, сломали, подрались. Мужчины чаще всего подрались, упали с велосипеда и ещё что-то, девушки с проблемами из разряда: «Был зуб, мне давно его нарастили, стояла пломба. Все было хорошо, пломба была большая. В один прекрасный день я что-то откусила». С мужчинами в этом плане чуть проще: есть такие категории, которые могут ходить без зуба несколько месяцев и только потом прийти.

Юлия Клоуда:

Точно, мужчины – они такие. У нас, кстати, будет выходить печатный журнал, и первый раз темой номера будет мужская улыбка. Вообще, когда разбирались, мы поняли очень интересный момент. Во-первых, мужчины больше боятся стоматологов, во-вторых, они вообще не приемлют гигиену, они приходят тогда, когда у них реально какая-то проблема. Третье ― они всегда готовы платить больше, чем женщины, им очень важно быстро решить проблему. Наверное, у женщин, как правило, меньше происходит травм? Или у вас по статистике одинаково?

Евгений Ахтанин:

Честно, не сравнивал, сколько именно женщин, сколько мужчин. Но, я бы сказал, пополам все-таки. Просто женщины в этом плане более…

Юлия Клоуда:

Следят за собой?

Евгений Ахтанин:

Да, они заранее беспокоятся, приходят на консультацию, заранее зная проблему. Конечно, бывают ситуации, когда уже совсем все плохо, но, тем не менее, она уже где-то была, то есть вы не первый врач. А мужчины — из разряда «Шел-шел, упал, сломал зуб. Подумал к стоматологу записаться, мне жена посоветовала. Я две недели подождал, пришел к вам на консультацию». «А как вы ходили без зуба?» — «Да вот так и ходил». Часть мужчин, конечно, публичные, у них работа связаная с постоянным нахождением на людях, они придут в тот же день, скорее всего, но заранее – вряд ли, то есть не так часто. Вы правильно сказали: женщины более прагматичны в этом плане.

Юлия Клоуда:

Я хотела напомнить, что всю информацию об Евгении Ахтанине и его замечательной семейной «Фамильной стоматологии» вы можете найти на нашем портале startsmilе.ru — это всегда лучшие клиники, ведущие специалисты и экспертная помощь.

Вернемся к нашему диалогу и продолжим животрепещущую тему: какой имплантат лучше, чем отличается имплантация в целом от имплантации в зоне улыбки? Евгений, вам слово. У нас программа чисто для пациентов, для людей, которые столкнулись со стоматологической проблемой, и наша с вами задача – ваша, как ведущего специалиста, и моя, как ведущей, – помочь им разобраться. Есть ли варианты и разновидности имплантатов, которые предназначены, например, только для фронтальной зоны, или они все универсальны?

Евгений Ахтанин:

Сейчас имплантаты представлены достаточно широкой линейкой: разные размеры, ширина, длина, самые ходовые параметры. Это все можно индивидуализировать, но более актуально, всё зависит от объема костной ткани. Современные импланты есть достаточно тонкие, потому что часто встречаются люди с достаточно тонкой костью, соответственно, для них и предназначены тонкие импланты. Если у человека достаточно широкая кость (на самом деле передний центральный резец верхней челюсти — достаточно крупный зуб) – туда можно поставить и стандартный обычный имплант, если позволяет кость. Тут не надо гнаться за маленькими или за большими, все индивидуально, но маленькие, тонкие, короткие импланты облегчили нам жизнь как врачам в том плане, что мы ушли в какой-то степени от ненужных костных пластик. Достаточно часто она была необходима, сейчас есть компромисс.

Конкретно по поводу передних зубов, особенно, верхних вторых зубов. Они достаточно мелкие, корни тоже некрупные, как раз тонкие импланты замечательно решают проблемы. Мы в своей клинике используем импланты Straumann, у них есть достаточно тонкие импланты специально для этих целей, для резцов, и для нижних в том числе, которые еще меньше. Поэтому все решаемо индивидуально.

Еще такой момент: что делать с отсутствующим зубом, как его заменить, чем, каким временным протезом? Тут тоже много вариантов. Большинство пациентов себе представляют достаточно просто: пришел, мне поставили имплант и поставили временную коронку. Да, это очень хороший вариант, но не всегда, к сожалению, возможен. С чем это связано: с тем, что после удаления зуба у нас остается пустая лунка. Грубо говоря, вы можете себе представить пустой стакан. Туда надо поставить имплант, он меньше по размерам, чем корень зуба, и еще его нужно зафиксировать правильным образом. Получается, что имплант часто фиксируется только самым кончиком, за счет чего не всегда получается зафиксировать его достаточно жестко. В этом случае сделать сразу временную коронку на имплант представляет собой небольшой риск, потому что случайное движение, надкусили, и имплант может сдвинуться, не прижиться. То есть проблема будет не в том, что есть проблемы с имплантом или с организмом, а просто механическое воздействие.

Юлия Клоуда:

Тогда какое решение? Получается, что пациент остаётся с дыркой?

Евгений Ахтанин:

Конечно же, нет. Тут я хотел рассказать разные варианты, и как поступает доктор. Допустим, поставили имплант, он встал достаточно жестко, все хорошо. Но коронка выводится из прикуса, то есть немножко вытачивается, чтобы при любых движениях челюсти вы не могли на него укусить. Не надо специально пробовать им кусать, пивные банки открывать, однако, скажу из практики: был у меня пациент, который через неделю после установки приходит ко мне и говорит: доктор, я грыз орехи и сломал временные коронки. Причем, у него было несколько имплантов в переднем отделе верхней челюсти. Я ему поставил импланты, сделал временные коронки, сказал, что на них нельзя есть. Для меня самого это был ужас, я был уверен, что сейчас выкручу и импланты. Ничего подобного, к счастью, проблема случилась только с временными коронками, мы ему всё восстановили.

Юлия Клоуда:

Евгений, это касается только передних зубов, что нельзя сразу нагрузку давать, когда устанавливаются импланты?

Евгений Ахтанин:

По нагрузке есть ограничения. Нагрузка в любом случае будет: вы сжимаете зубы, при приеме пищи все равно непроизвольно туда будет попадать пища. Не надо целенаправленно пытаться этот зуб нагрузить. Дело в том, что тут идут физиологические процессы, и мы их никак не можем ускорить. Имплант изначально держится механически только резьбой в кости, но у нас есть процессы разрушения и созидания, как всегда: ломать – не строить. Изначальная кость в месте фиксации импланта начинает рассасываться, а новая начинает расти. На определенном этапе, через месяц-полтора, как правило, где кость изначально была прочная, уже немножко ослабла, а новая ещё не выросла и стабильность импланта менее стабильна. Риск присутствует, если вы случайно надкусите. Если ситуация, что поставили имплант и врач понимает, что его лучше не нагружать коронками, потому что риск его потерять, то есть несколько вариантов. Если, допустим, какие-то зубы из передних мы собираемся также брать под коронки или под виниры (не суть, все равно их обтачивать), то мы делаем временный мостик на них. Это еще одно из самых простых решений, полностью безопасное, все равно зубы пойдут в работу. Если такого не подразумевается, можно сделать временный протезик с опорой на соседние зубы. Он тоже будет замаскирован, ничего не будет видно. Единственное, что бы я не рекомендовал ― делать съемные микропротезы, так называемые, бабочки, которые опираются на десну. Как я уже говорил ранее, даже просто удаление вызывает убыль десны и рецессию, а протезик, который давит на десну вызывает и убыль десны, и убыль кости, потом мы не получим желаемой эстетики. Такой протез я бы не рекомендовал, хотя пациенты и с ним приходят.

Мы работаем со всеми пациентами. Задачей врача я вижу еще и достаточное информирование обо всех процедурах, описать все возможные варианты пациенту, чтобы он был ознакомлен. Для него не будет сюрпризом, если случились какие-то моменты, он будет знать, что всё планово, в порядке, «я сейчас позвоню доктору, приду и он решит мои вопросы». Тогда не возникает никаких проблем.

Юлия Клоуда:

Я работала с одним глянцевым изданием и заметила, что у редактора очень белые зубы, белые-белые, красивые. Это было лет, наверное, 10 назад. Она мне рассказала, что попала в аварию, лишилась двух передних верхних фронтальных зубов, и ей установили имплантаты. Когда встал выбор коронки, ей предложили: может быть, побелее сделать? Потом под эти два зуба она уже сделала все остальные, и у нее стали очень красивые зубы, и не отличить никогда, что передние два имплантаты. Очень часто на нашем портале Startsmile.ru или в соцсетях нам задают вопрос: когда жевательные имплантаты — всё лишь относительно видно, особенно, у кого не открытая улыбка, вообще никогда ничего не будет видно, почему людей и откладывают зачастую операции. А когда фронтальные? Скажите, среди ваших пациентов кто-то может отличить, какой настоящий зуб, а какой нет?

Евгений Ахтанин:

Нет. Сейчас материалы позволяют сделать зубы любого цвета, любой формы, любой прозрачности, поэтому с этим нет проблем. Материалов сейчас очень много, я даже не буду их называть.

Юлия Клоуда:

А вы бы сами отличили, вы, как доктор?

Евгений Ахтанин:

Для меня немного нечестно рассматривать. Конечно, есть нюансы, которые доктор знает, а обычный человек нет, и он может косвенно по ним догадаться. Он может зуб и не отличить, но косвенно, по другим признакам он может понять, что здесь что-то производили, какие-то манипуляции.

Юлия Клоуда:

Но невооруженным глазом же не видно?

Евгений Ахтанин:

Конечно, нет, тем более ― в беседе.

Юлия Клоуда:

А у вас был подобный случай, что человек, сделав имплантацию и выбрав цвет коронки, начинал потом под нее подстраивать и делать свою улыбку красивой?

Евгений Ахтанин:

Кстати, опять же, чаще бывают женщины, начинают даже с одного зуба, он может быть даже жевательный, и просят: доктор, сделайте мне его побелее, я потом все остальные тоже сделаю побелее. Были такие пациенты, да. Изначально были сомнения, но мы в любом случае, работая с передними зубами, всегда идем через временные коронки, всегда можем предоставить возможность пациенту выбрать цвет еще до окончательной работы. Пациентам, которые хотят поэкспериментировать с цветом, мы сделаем временные белее, любого оттенка. Он посмотрит, оценит и даже на этапе временных коронок сможет решить: может быть, действительно, я и всю зону улыбки сделаю себе под этот цвет? Сейчас очень много методов, средств, технологий.

Юлия Клоуда:

Самое страшное — когда у тебя падает коронка, я столкнулась с такой проблемой. Очень хорошо была проведена операция, буквально, наверное, минут 20 на все про все — удалить, поставить, и я уже могла есть. Всё идеально. Проходит где-то полгода, я нахожусь за границей, пробежка, и раз — понимаю, что у меня отскочил зуб и остался штырек. Для меня это стресс, потому что я люблю улыбаться, и даже учитывая, что он не на фронтальной зоне, все очень заметно. Я знаю, что доктор хороший, я знаю, что клиника хорошая, но такое случилось. Была не совсем качественная работа зубного техника, кто изготовил коронку. Ладно – с боковым, а с фронтальным такое может быть? Вы же являетесь и ортопедом, и имплантологом; бывает так, что зубной техник подвел и отлетела коронка в передней фронтальной зоне?

Евгений Ахтанин:

Тут много моментов. Редкий случай. Конечно, мы контролируем, и врачи проверяют работу до сдачи, однозначно, и сам техник болеет за свою репутацию. Это, скорее всего, исключение из правил, из серии один на миллион, как человек, которого съела акула. По статистике, я читал, что риск попадания в вас метеорита даже больше, чем риск быть съеденным акулой. Поэтому исключение, это бывает очень-очень редко и можете не переживать.

Юлия Клоуда:

То есть ничего не выскочит?

Евгений Ахтанин:

Нет, конечно. Опять же, сейчас разные виды и способы фиксации, мы не можем иногда проконтролировать весь спектр. В частности, есть срок годности у всех материалов, цементов и прочее, прочее. Элементарно. У меня был случай, на техническом этапе выяснилось, что упаковка с цементом остался на подоконнике; был летний день, жалюзи были открыты и он перегрелся, в связи с чем потерял свои свойства. Когда я на этапе подготовки коронки для пациента проводил некоторые манипуляции, я понял, что цемент не качественный. Я бы так же мог упустить, сдать коронку, потом получилась бы во рту неприятная ситуация. Скорее всего, вам не повезло, действительно, не ваш день был. У вас коронка временная или уже постоянная была?

Юлия Клоуда:

К счастью, была временная.

Евгений Ахтанин:

Временная – тем более. Она же механически менее прочная, другие нюансы.

Юлия Клоуда:

Но, хоть я и работаю в стоматологии, я всегда стараюсь быть на стороне пациента, потому что, как только ты начинаешь быть слишком в теме, для тебя многие вещи замыливаются. Ты уже не можешь быть на стороне людей, которые нуждаются в стоматологии. У меня нет стоматологического образования, я журналист, и для меня крайне важно понять: если я говорю, что такое могло случится с боковой, то может ли с фронтальной? Если такое случится, то что нужно делать? Ты же не можешь самостоятельно никак назад вернуть.

Евгений Ахтанин:

Самостоятельно можете только попробовать его пальцем поставить на место на «Корегу». Конечно, надо к стоматологу. За границей это тяжелее, я понимаю, что там обращаться к стоматологу и проблематичнее. Но, действительно сказать, редкий случай. В принципе, все случаи с временными коронками — из серии: я сказал пациенту, что на временной коронке нельзя есть, и прочее, прочее. «Доктор, я съел, я откусил, я забыл». Я попил пивка, забыл, что у меня временные коронки, решил рыбку погрызть этими зубами.

Юлия Клоуда:

Кто, кстати, лучше выполняет требования доктора: женщины или мужчины?

Евгений Ахтанин:

Тоже все индивидуально.

Юлия Клоуда:

Мне кажется, что вы лукавите, Евгений. Вы всегда защищаете мужчин!

Евгений Ахтанин:

Нет, нет. Честно вам скажу, буквально 2 недели назад пациентка приходит с временными коронками, я говорю: всё поставили, аккуратненько, все. Проходит неделя, она приходит на коррекцию и говорит: «Доктор, я яблочко нарезала маленькими дольками, можно?» Я говорю: «Яблоко — совсем не мягкий продукт!» Всегда одно и то же объясняешь пациентам, но восприятие у всех разное; кто-то действительно закупает себе детское питание, а другой человек: «Я себе капусточку, – говорит, – мелко, огурцы». Я говорю: понимаете, это даже не помидоры, мякоть. Бесполезно, я уже спокойно отношусь, объясняю еще раз, еще раз, еще раз. Это все-таки привычно, это психология людей, я тоже их понимаю: человек лишился зуба, ему хочется быстрее реабилитироваться. Я же не могу наводить, фильмы ужасов показывать, создавать образ какого-то ужасного стоматолога, чем-то грозить. Я всё прекрасно понимаю и пытаюсь донести до человека. Весь вопрос в мотивации, в осознании; если человек сам понимает — вопросов нет, он будет более бережно относиться. Если он не воспринимает — до него будет тяжелее донести.

Опять же могу привести пример из практики, мы ездили к одному очень известному доктору на учебу за рубеж, он рассказал. Он делал одну большую работу, очень красивую, для публикации, для своего имени в том числе, его очень хорошо спонсировали. Рассказывает: «Нужен был пациент, которому я сделаю всё полностью безвозмездно. Я вышел на улицу, рядом у нас ресторанчик, как в Европе любят. Сидит мужчина, крепкий такой, пьет пиво, ест что-то, кушает мясо. Я подошел, смотрю, что у него очень плохо с зубами. Говорю, давайте мы вами займемся. Конечно, он меня знал, он согласился. Мы ему переделывали временные коронки несколько раз и даже какие-то импланты довставляли, потому что человек понял, что всё бесплатно, и не относился достаточно бережно. В итоге он временными же зубами сразу продолжал кушать мясо, как он привык так делать, пить пиво, открывать банки, наверное, я даже не удивлюсь. Поэтому несколько раз ему приходилось переделывать. Тем не менее, работа была выполнена, есть красивые фотографии, всё опубликовано.

Юлия Клоуда:

Самый лучший пациент тот, который вместе с тобой в команде, как спортсмен, он понимает и тоже хочет достичь результатов. А самое ужасное — когда вы стараетесь, а ничего не получается.

У меня вопрос. Когда люди сталкиваются с проблемой, у них возникает ряд вопросов: что с этим делать, куда обратиться, и последний – во сколько всё мне выльется? Сориентируйте, пожалуйста. Мошенников всегда много, вообще, когда усиливается конкуренция, есть и честные стоматологи, есть и те, кто хотят заработать. Чтобы исключить: есть нижняя планка или верхняя? Расскажите про ценообразование, чтобы предостеречь.

Евгений Ахтанин:

Тут можно от чего отталкиваться? За основу взять имплантацию в зоне, невидимой для улыбки, с хорошей ситуацией и, допустим, передний отдел с учётом разных ситуаций – длительная травма, либо просто удалить зуб, поставить имплант. Основные сложности и удорожание всех манипуляций будут связаны с тем, что это зона улыбки, косметика и всё, связанное с этим. Тут будет более длительная работа с временными коронками, возможно, их придется несколько раз переделывать, соответственно, это тоже будет влиять на стоимость. Особенно критична работа с десной, если она необходима, для пациентов с десневой улыбкой. Пациентов, у которых при улыбке губа опущена достаточно низко, не видно десны, чаще этот вопрос не особо тревожит. Они вообще по этому поводу даже не заморачиваются, большая часть даже и не думает. Здесь работать немножко проще, но количество временных коронок, количество примерок, материал, который будет подбираться для переднего зуба... Понимаете, воссоздать один зуб по цвету, по прозрачности — это самая сложная работа для техника. Если идет группа зубов, хотя бы даже два симметричных, то за счет симметрии, даже если будет небольшое отличие где-то в цвете, это не будет резать глаз. Когда зуб одиночный, всё намного сложнее. Поэтому бывают ситуации, когда наши пациенты едут специально в лабораторию, техник подбирает цвет. У меня была, кстати, пациентка, у нее очень уникальный цвет. Техник смешивал 7 разных оттенков, для того чтобы получить похожий цвет. Она ездила к нему в лабораторию.

Сейчас есть специальные приборы, которые определяют цвет. То есть не только все на глаз всё смешивается, проверяется, примеряется. Опять же, еще такой момент: на модели и в руках цвет сильно отличается от того, что во рту. Бывают ситуации, когда пациент говорит: доктор, видел модель зуба, почему у меня такой желтый зуб? Я говорю, что он будет самый белый у вас во рту, если вы просили белее. Так и получается, так и есть, поэтому вы можете умножать на 1,5 в среднем от стандартной стоимости. Имплантов сейчас тоже много разных, цена будет зависеть от клиники в том числе, то же местоположение клиники – в центре или на окраине – влияет на ценообразование. Потому что стоматология стоматологией, но люди, которые связаны с бизнесом понимают, что есть много факторов, которые, в конечном счете, влияют на цену.

Юлия Клоуда:

Конечно, и от системы имплантации: премиальные...

Евгений Ахтанин:

От системы имплантов, от квалификации доктора, от многих факторов. Но премиум-импланты, которые имеют многолетний опыт и длительные исследования, конечно, имеют преимущества. С ними вы понимаете, что поставили то, что имеет самое длительное использование на планете. Люди носят их уже давно и им можно доверять больше, чем имплантам с менее длительной историей, однозначно. Если вернуться к самой имплантации, к имплантам в нынешний день — сейчас все открыто, в открытом доступе; технологии все друг у друга воруют, люди уходят с одной фирмы, работают в другой. В принципе, сейчас много достойных фирм, но, когда дело касается имени, репутации, длительных гарантий, наблюдений, комплексных решений проблем — это фирмы с большим именем и опытом. Они могут позволить решить проблемы любой сложности. Даже если пациенту был установлен имплант 20 лет назад, 30, и он к вам обратился, сейчас комплектующих уже нет наличии в силу давности, эта фирма предоставит вам все компоненты, для того чтобы помочь ему решить вопросы с ранее установленными имплантами.

Юлия Клоуда:

Спасибо, Евгений, большое! Вы ответили на все вопросы, лучше не придумаешь! Наше время подошло к концу, я вам предлагаю пожелать что-то хорошее нашим слушателям, пожалуйста.

Евгений Ахтанин:

Я желаю вам всем здоровья прежде всего, обращаться к стоматологам только по поводу профессиональной гигиены, как мы все привыкли, 2 раза в год прийти на осмотр, посмотреть, чтобы вам доктор сказал: «У вас все замечательно, ваши зубы все здоровые». Чистите их и пользуйтесь на здоровье! Красивой улыбки всем, как у Юлии!

Юлия Клоуда:

Спасибо большое, Евгений! Я благодарю, что были с нами, и напоминаю, что всю информацию о «Фамильной стоматологии» вы можете найти в интернете, у них замечательный сайт, а также на портале startsmile.ru. Меня зовут Юлия Клоуда, мы увидимся с вами через неделю.