Гинекология с доктором Цурцумия

Гинекология

Тэги: 

Юлия Каленичина:

Дорогие друзья! Сегодня мы будем говорить о женщинах, о таком чуде в жизни женщины, как беременность. В гостях у нас сегодня доктор, акушер-гинеколог Михаил Зурабович Цурцумия.

Оксана Михайлова:

Михаил Зурабович, Миша, могу так себе позволить называть, не просто хороший специалист, а, что для меня очень важно, ― человек, которому не стыдно задать любой вопрос и получить очень хороший ответ, правильный, квалифицированный. Психологическая составляющая очень важна, лично для меня, я очень рада, что сегодня мы сможем поговорить с тобой.

Михаил Цурцумия:

Спасибо за приглашение! Теперь я стою на другой стороне баррикад, рассказываю, в меру своей образованности, «испорченности», о самом интересном, о смысле жизни, о том, ради чего и для чего мы живем и существуем, ― наверное, так.

Юлия Каленичина:

Михаил Зурабович, в последние годы замечается тенденция более поздних беременностей. 19–20–22 года уже отошли на задний план, больше беременеют женщины 27-30 лет, первая беременность. В то же время более часто стали встречаться совсем девочки, девушки забеременевшие. Насколько опасна беременность для юной особы?

Михаил Цурцумия:

Есть поговорка, «Всё в жизни хорошо рано, кроме смерти». Но она, наверное, не относится к ситуации, когда организм девочки еще абсолютно не сформирован для столь серьезного процесса, её гормональный фон и физическое развитие абсолютно не адаптированы. Наступление беременности раньше 18 лет совсем нехорошо, совсем нехорошо. В первую очередь, для девочки. Абсолютно с вами согласен, что возраст первородящих сдвинулся, и причина абсолютно понятна, абсолютно известна. Не в обиду мужчинам будет сказано, мужчин становится все меньше и меньше, и женщины взваливают на свои плечи достаточно большие грузы, большой объем работы; им надо отучиться, надо построить карьеру, добиться чего-то в жизни, но всё требует времени. К сожалению, основное и главное предназначение, которое, на мой взгляд, дано женщине, отодвигается на попозже. В течение года я некоторое время своей работы посвятил, я был председателем комиссии по направлению пациенток на экстракорпоральное оплодотворение, ЭКО. Я вам хочу сказать, что пациенток, направляемых на ЭКО, с каждым годом всё больше и больше.

Оксана Михайлова:

Какие есть показания? Я с ЭКО не сталкивалась по работе. Мне казалось, что направляют на ЭКО по каким-то показаниям, когда женщина не может забеременеть естественным путем. Какие есть показания для направления на ЭКО? Оно делается в рамках ОМС, или исключительно платная услуга?

Михаил Цурцумия:

Абсолютно верно, что показанием для ЭКО является отсутствие возможности забеременеть. Но мы понимаем, что в отсутствии возможности забеременеть виноваты не только женщины, здесь всегда обоюдные факторы. Не бывает так, что всё плохо-плохо у женщины и всё хорошо у мужчины. Стоит сказать о том, что есть мужские факторы, которые являются причиной, и женские факторы, не будем углубляться в их первопричины.

Как организовано в Москве? В Москве всё абсолютно прозрачно, всё абсолютно доступно, всё абсолютно понятно. С недавних пор, а именно с июня 2017 года, у нас есть большие объединения. К каждому учреждению, взрослому стационару, прикрепили женские консультации в рамках некой преемственности. К стационару, в котором есть родильный дом, и получился некий конгломерат, амбулаторное звено и стационарное. При каждом таком объединении есть комиссия ЭКО, которая решает вопрос о направлении той или иной пациентки на процедуру экстракорпорального оплодотворения. Никто не отменял, безусловно, и платный вариант, ЭКО за счет средств пациентки, но Департамент здравоохранения и правительство Российской Федерации проводят достаточно большую работу на тему ЭКО по обязательному медицинскому страхованию.

Оксана Михайлова:

В рамках ОМС его всё-таки можно сделать?

Михаил Цурцумия:

В рамках ОМС. От момента постановки диагноза бесплодие, неважно, какого фактора: мужского, женского, с полным спектром обследования до направления на процедуру ЭКО проходит не от 3 недель до месяца, максимум. Пациентка выбирает клинику из спектра, перечня клиник, которым выделяются квоты по ОМС. Выполняются анализы, определенный объем обследований, которые необходимо пройти для получения данной квоты.

Юлия Каленичина:

Скажите, пожалуйста, женщина вправе принять решение об ЭКО сама, одна? Допустим, она не замужем, но хочет ребенка.

Михаил Цурцумия:

Да, и я вам больше скажу, что у нас были пациентки, мы рассматривали на комиссии пациенток, которые были направлены ввиду отсутствия полового партнера. Но это ее выбор, она может его сделать, это первое. Второе, были две пациентки, которым перед самой процедурой ЭКО было необходимо проведение операции под названием дефлорация. Они абсолютно не рассматривали вариант наличия полового партнера и им было необходимо а-ля непорочное зачатие. Да, она имеет право, абсолютно имеет право. До недавнего времени процедура ЭКО по ОМС распространялось на пациенток, у которых нет таких инфекций как ВИЧ, то сейчас пациентки с ВИЧ-инфекцией тоже могут идти за процедурой ЭКО. Это не свидетельствует о том, что мы расширяем спектр, и делаем абы кому и абы как, это свидетельствует о том, что мы научились контролировать в определенной степени ВИЧ-инфекцию в объеме её терапии, в объеме её противовирусной терапии, контролировать иммунный статус, что позволяет предотвратить один из путей передачи ВИЧ-инфекции от матери к плоду. Соответственно да, она имеет право.

Оксана Михайлова:

А возраст какой? Интересно, какая у вас была самая ранняя беременность, вы вели, и самая поздняя?

Михаил Цурцумия:

Самая ранняя беременность была буквально совсем недавно. Прямо до разрыва сердечной мышцы, когда на учет к тебе встает ребенок. Для меня она ребенок, даже старший мой ребенок старше неё. На учет по беременности встает девочка 12 лет. Ты оказываешь ей медицинскую помощь по наблюдению по беременности в рамках женской консультации, но прикреплена она к детской поликлинике. Это самая ранняя, но эмоции – до дрожи и до слез. А самая возрастная пациентка, у которой была самопроизвольно наступившая беременность, не процедура экстракорпорального оплодотворения, у которой я сам лично принимал роды, это моя практика, ― ей было 52 года. Это было очень здорово, очень весело. Это был один из родильных домов Москвы, лет 10-15 назад, сейчас он уже закрылся, когда под дверями, под окнами родзала бегали её внуки и кричали: «Бабуля, давай, жги!»

Юлия Каленичина:

Скажите, пожалуйста, Михаил, как часто женщина рискует забеременеть, находясь в менопаузе?

Михаил Цурцумия:

Отвечу так: прелесть каждой женщины в том, что они все абсолютно разные. В этом и есть ваша прелесть. За всех женщин я сказать не могу, всё зависит от гормонального фона, который у нее есть. У кого-то менопауза наступает в 43 года, у кого-то менопауза наступает в 50 лет. Всё абсолютно индивидуально, очень индивидуально. Но беременность абсолютно реальна. Один из наиболее часто задаваемых вопросов: «Я кормлю грудью после родов, могу ли я забеременеть?» Да, ты можешь забеременеть, поэтому мы говорим о контрацепции, и всё очень индивидуально.

Вообще, честно скажу: чем дальше я иду в медицину и чем дольше занимаюсь тем, чем я занимаюсь — я понимаю, что мало что понимаю. Я думаю, вы со мной согласитесь, что мы с вами понимаем всё на клеточном уровне. Мы понимаем, как происходит эмбриогенез, как происходит процесс оплодотворения, как прибегает доминантный сперматозоид, оплодотворяет, мы все понимаем. Это всё красиво. Но, посмотреть через призму жизни: а почему именно так, но никак по-другому? Почему 9 месяцев или 10 акушерских? Почему именно так? Это исключительно мое мироощущение. У акушера есть колоссальное преимущество, даже перед мамой, ни с чем не сравнимое чувство. Я прыгал с парашютом, но даже это чувство не сравнимо, когда ты первым берешь человека в руки. У тебя даже перед мамой и преимущество - ты его взял первый. Невозможно ни с чем сравнить, когда новый человек закричал у тебя в руках. У тебя в руках тот человек, который будет жить, тот, без которого солнце не встаёт и не садится, тот, для которого это альфа и омега. Поэтому, спасибо всем беременным, которые доверяют самое ценное, что есть. Спасибо от лица всех докторов акушеров-гинекологов. Наверное, так отвечу.

Юлия Каленичина:

Действительно, момент старта в жизнь происходит в руках врача или акушерки.

Михаил Цурцумия:

Да, да, это ни с чем не сравнимое чувство, будь то операции кесарева сечения, будь то самопроизвольные роды. Если бы было можно, я бы с каждым ребенком фотографировался. Было время, когда я считал, какой по счету ребенок родился у меня на глазах, которого я взял на руки. Но потом я перестал считать, потому что сбился.

Сейчас пациентки с ВИЧ-инфекцией могут идти за процедурой ЭКО. Мы научились контролировать в определенной степени ВИЧ-инфекцию, что позволяет предотвратить один из путей передачи ВИЧ-инфекции от матери к плоду.

Юлия Каленичина:

Михаил, скажите, пожалуйста, сейчас практикуются роды не только привычные, о каких привыкли мы знать. Есть разные варианты родов: в воде, вертикальные, домашние. Какие сейчас наиболее востребованы?

Михаил Цурцумия:

Мое личное отношение, коллеги могут со мной не согласиться: акушерство в принципе тупиковая ветвь развития медицины. Хирургия буквально 20-30-40 лет назад представляла собой большой разрез, и мы говорили, что «чем больше хирург – тем больше разрез». Сейчас мы пришли к тому, что в хирургии превалирует минидоступ и лапароскопическая, эндоскопическая хирургия. В принципе, все хирургические специальности, которые мы имеем, придут к эндоскопии. Наверное, акушерство останется единственной специальностью, которая будет работать лапаротомным доступом.

Какие методы родоразрешения? Всё весьма индивидуально. Ведь, роды лежа на спине - абсолютно искусственный метод, ему не так много лет. Его начало где-то в середине XVIII века, когда один из французских вельможей захотел посмотреть, как вообще всё происходит. Мужьям обычно интересно позырить, как происходят роды. Он положил жену и посмотрел. Так появился метод. В определенной степени, безусловно, медицинскому персоналу удобно смотреть, наблюдать. Это не то, чтобы правильно, но не определяет физиологичность ведения родов. Ребенку физиологично, если он проходит через родовые пути вертикально, как мы называем, по законам гравитации, что мы называем вертикальными родами. Вертикальные роды относительно недавно стали модными, хотя практикуются давно. В начале своего пути как акушера, в моей жизни был человек, которого я тоже считаю в определенной степени своим учителем, у которого я научился достаточно многим премудростям акушерства ― заведующая родблоком 4-го родильного дома Нина Петровна Кузнецова. В то время у неё была диссертация, которую она не защитила в виду каких-то семейных проблем, но той диссертации уже на тот момент было 10 лет, и они уже тогда практиковали вертикальные роды. То есть уже 20 лет назад мы знали, что такое вертикальные роды. А дальше уже все опционно.

Может быть, не хороший пример, но, если абстрагироваться, мы берем с вами машину в базовой комплектации, а всё, что мы хотим в ней видеть — это опции. Роды - это базовая комплектация, а опции – какими хочет их видеть пациентка. Пациентка, для которой комфортны вертикальные роды – да не вопрос! Ей хочется, чтобы роды были классические, на спине — да не вопрос! В воде? Пожалуйста! Но в воде, опять-таки, мое отношение, первый период родов — да. Да, когда идет активная фаза, схватки, тогда гидромассаж, теплая вода уменьшают силу болей, схваток, но к родам в воду я отношусь весьма скептически. Но тут, наверное, больше склад моего характера, я вообще нервничаю на родах, наверное, не меньше, чем мама. Вы представляете не хуже моего: у тебя в руках две жизни, причем, одну из них ты не контролируешь. Да, у тебя куча датчиков, куча возможностей, куча инструментов, мониторов, которыми ты можешь наблюдать, но не более того. Ты не можешь его взять в руки, не можешь ему ничего сделать, повлиять. Ты можешь что-то делать с мамой. Поэтому роды – пожалуйста, любые. Хотите – в воде, хотите – в ду́ше. У меня были одни роды в душе в отделении патологии. Четвёртые роды, мы не успели спустить вниз и родили прямо в душе, причем, я в состоянии аффекта даже забыл выключить воду, которая лилась на меня, но было неважно. Было и такое. Любая шалость — пожалуйста, но шалость должна быть комфортна пациентке. Самая необходимая опция ― комфорт пациентки, в первую очередь.

Оксана Михайлова:

Очень важен в первую очередь комфорт пациентки. Но, мне кажется, если мама забеременела, то в первую очередь надо рассматривать безопасность ребенка, а опция «комфортность пациентки» должна быть вторичной, как выбор мамы. Я плавно подвожу к домашним родам.

Михаил Цурцумия:

Домашние роды ― нет. Домашние роды только в одном случае: если этот дом называется родильный дом.

Оксана Михайлова:

У меня такой вопрос. Если ребенок запланирован заранее, мама и папа очень ответственно подходят, начинают вести здоровый образ жизни, отказываться от алкоголя, от курения, заниматься спортом. Бытует мнение, что мужчине достаточно короткий промежуток времени не курить, не пить, поподтягиваться, поотжиматься, а женщина должна задуматься раньше. Или, раз они пошли вместе к решению, то за год до зачатия вместе должны вести правильный образ жизни?

Михаил Цурцумия:

Я понял вопрос, но, вот в чём дело. Планирование беременности и рождения ребенка — это не определенный рубеж. Грубо говоря, мы весь год богохульствуем, курим, пьём, занимаемся чем угодно, и тут настал час икс и мы почему-то начали соблюдать пост. Это, наверное, не очень правильный подход, потому что нет диапазона времени, за который надо бросить пить, курить и заняться физкультурой, чтобы потом заняться сексом и зачать ребенка. Есть правила счастливого образа жизни, одним из составляющих счастливого образа жизни, на мой взгляд, является здоровье ― единственное, что мы не купим, не поменяем, не выцыганим. Поэтому, в принципе, надо жить здоровым образом жизни. Но, я хочу сказать, что 60 % беременностей по статистике наступает на фоне легкого алкогольного опьянения.

Оксана Михайлова:

Тем не менее, я настаиваю на своём вопросе: сперматозоид и яйцеклетка.

Михаил Цурцумия:

Сперматозоид, несмотря бо́льшую подверженность воздействию внешней среды, имеет привычку обновляться каждые двое суток. Соответственно у мужчин есть некие преимущества, чуть-чуть. У женщины всё много сложнее, у нее есть некий овариальный резерв, уже существующий набор. Воздействие всех вредных факторов, которые вы назвали, ― будь то курение, алкоголь, или наркотические препараты ― намного пагубнее влияют на яйцеклетки, на яичники, на общую генетическую составляющую той самой яйцеклетки, из которой все начинается. Вообще, интересно отметить: 30 % беременностей наступает в брюшной полости. Задаешься вопросом: где стоит тот навигатор, который заставляет и показывает, как, куда вернуться обратно? Поэтому мужчинам тут, конечно, чуть попроще.

Юлия Каленичина:

Девушка, уже становясь девушкой, должна задумываться о том, что она когда-то станет мамой. Получается, что вести здоровый образ жизни нужно изначально.

Михаил Цурцумия:

Родители должны прививать.

Абсолютным, самым главным показанием для обезболивания родов является активная фаза родов, первый период родов.

Юлия Каленичина:

Каждая ли женщина имеет право на обезболивание родов, и каким образом сейчас оно происходит?

Михаил Цурцумия:

Она не то что имеет право на обезболивание ― каждая женщина имеет право на комфортные роды. Кому-то комфортно прочувствовать схватки с первой до последней и она отказывается от обезболивания. Бывает так, на наших с вами школах мы не раз видели: «Я не буду обезболиваться», – говорит она, пока ходит беременная, но, как только начинается первая схватка, сразу вспоминает об обезболивании. Обезболивание — да, однозначно. Тем более, в связи с тем, что анестезиология и реаниматология шагнули далеко вперед, у нас есть нейроаксиальные методы обезболивания в виде эпидуральной анестезии, аналгезии, спинальной ― в общем, то, что мы называем уколом в спину. У нас есть эти возможности, и почему бы не сделать роды комфортными, чтоб пациентка не поминала тебя и всех твоих родственников вместе с тобой, а вспоминала с улыбкой.

Оксана Михайлова:

Мы много говорим по поводу укола в спину, это больно. А можно маску? Не хочу, больно. Потом, говорят, дырочка болит на погоду. Хочу маску.

Михаил Цурцумия:

Скажем так, сам укол не болит, потому что обезболивание обезболивается. Сначала обезболивают кожу, потом делают укол. В общем, укол в спину ― это не больно. Есть определенный процент, очень маленький, мизерный, определенный процент осложнений после укола в спину, но это совсем не то, о чем думают зачастую пациентки ― не перестают ходить ноги, что, зачастую, ортостатические головные боли, то есть при перемене места. Это кратковременно, лечится очень быстро.

Оксана Михайлова:

Но, почему нельзя маску?

Михаил Цурцумия:

Маску нельзя. Опять-таки, возвращаемся: мы не одни, нас двое, у нас есть еще ребенок. Мы не контролируем эту ситуацию совсем, во-первых. Во-вторых: а что такое маска, что будет в маске? До недавнего времени одним из методов обезболивания, в том числе, было внутривенное обезболивание наркотическими препаратами. Знаем с вами прекрасно, что наркотические препараты влияют на дыхательный центр и мы имеем соответствующие последствия, с детьми в том числе. Мы отказались от данного метода обезболивания и пришли к абсолютно, на мой взгляд, цивилизованным и правильным методам обезболивания. Кстати, то, что мы называем роды в воде, то есть первый период родов в воде, – это тоже определенная степень обезболивания. Мы сидим в теплой воде, у нас мышцы расслабляются, это тоже определенная степень обезболивания.

Обезболиваться, да, обязательно. Обязательно да. Хотя бы потому, что обезболивание даёт психологический комфорт, мы не живем в ожидании следующей схватки. Хотя бы с той точки зрения, чтобы в первом периоде родов пациентка отдохнула, потому что самая работа будет во втором периоде. Я за нее, даже будь я трижды Геракл, никогда не рожу. Только она. Это колоссальная работа. Вы не дадите мне соврать, что роды обычно происходят ночью. Соответственно, представьте себе ночной период, она всю ночь в первом периоде родов, в ожидании каждой схватки не обезболена, и, безусловно, в виду времени суток хочется поспать, отдохнуть и тут ― полное открытие: нам пора рожать! Она вся измочаленая, «Я не могу, не могу». Поэтому она мне нужна во втором периоде родов, полная сил, отдохнувшая, готовая работать.

Юлия Каленичина:

На каком же этапе происходит обезболивание, или всё очень индивидуально?

Михаил Цурцумия:

У каждого обезболивания есть абсолютные показания, относительные показания, так и противопоказания. Абсолютным, самым главным показанием для обезболивания родов является активная фаза родов, первого периода родов, когда есть определенное открытие маточного зева, не менее 3-4 сантиметров, активные хорошие схватки, чтобы нам в дальнейшем не бороться с осложнением, к которому может привести несвоевременное обезболивание. Оно может привести к слабости родовой деятельности, с которой мы в дальнейшем боремся путём усиления схваток, стимуляцией. Безусловно, ощущения схваток болезненны, но, самое главное ― нужно довериться человеку, к которому вы пришли, вести роды в диалоге, не в монологе. Не требовать: я переступила порог родильного дома, у меня схватки, обезбольте меня прямо в приемном отделении. Безусловно, нет, во-первых. Во-вторых, мы не забываем про ребенка. Состояние ребенка тоже имеет определенное значение, достаточно весомое. В процессе обезболивания за ним тоже надо наблюдать. Поэтому здесь очень много факторов, которые должны сойтись и будут являться абсолютным показанием для обезболивания. Обезболивание должно быть обязательно, даже не обсуждается.

Оксана Михайлова:

Для полного понимания: для мамы ребёнка оптимальна эпидуральная анальгезия?

Михаил Цурцумия:

Да, она оптимальна.

Оксана Михайлова:

После родов, после выписки когда маме приходить в женскую консультацию? Родовой сертификат, что там с бумажками?

Юлия Каленичина:

Какие должны быть документы и куда их надо предоставить?  

Михаил Цурцумия:

Абсолютно согласен, самый частый вопрос: «У меня нет родового сертификата, возьмут ли меня в родильный дом?» Родовой сертификат, чтобы пациентки понимали, не является документом, определяющим поступление или не поступление в родильный дом. Это финансовый документ, он необходим непосредственно тому лечебному учреждению, в котором она наблюдалась по беременности. Дальше по цепочке: родильный дом, который разрешает роды, и детская поликлиника. То есть три части. Родовой сертификат не имеет вообще никакого отношения к родам. Мы не финансовые органы, мы, тем более, не органы Федеральной миграционной службы, нам это абсолютно не нужно, нам нужно только идентифицировать пациентку. Нам нужен паспорт, нужен страховой полис и обменная карта, чтобы понимать, о чем идет речь – как она наблюдалась, как она ходила беременность, чтобы смочь в определенной степени рассчитать возможные риски у пациентки. Риски развития осложнений в родах. С родовым сертификатом после родов у вас есть определенный регламент посещения детской поликлиники - это первое. Соответственно, патронаж, который будет производиться медсестрой или педиатром на дому.

Оксана Михайлова:

На первом патронаже детей сертификат у родителей заберут, понятно. А дальше, когда после родов женщине нужно идти в женскую консультацию? В какую, через сколько времени после родов?

Юлия Каленичина:

Она должна показаться гинекологу после родов?

Оксана Михайлова:

Показаться и что-то она должна отнести? Какие-то бумажки, документы, – что?

Михаил Цурцумия:

Безусловно. Но, чтобы пациентки понимали, нет такого, что она родила, при абсолютно удачном стечении обстоятельств на третьи сутки выписалась, и про неё все забыли, потому что она родила. Абсолютно нет. По каждым родам передаётся телефонограмма в ту женскую консультацию, в которой она наблюдалась по беременности, и в женской консультации знают, как она родила и что с ней происходило. Тем более, в Москве, как мы уже упоминали, есть объединение женской консультации и родильного дома, поэтому абсолютная преемственность и понимание, где пациентка находится, и как прошли ее роды. Желательно через месяц, при условии, что ничего не беспокоит, абсолютно физиологичные роды, всё хорошо, всё прекрасно, появиться к акушеру-гинекологу в женскую консультацию для профилактического осмотра после родов. Тем более, если были швы на промежности, тем более, если было кесарево сечение, само собой разумеется посмотреть, как зажил шов, через месяц. Она приносит с собой корешок обменной карты, который отдаётся в родильном доме при выписке. Обменная карта состоит из нескольких частей: одну часть забирает педиатр, одну часть относим обратно в женскую консультацию, чтоб было документальное подтверждение того, как прошли роды. Оптимальное время посещения женской консультации - через месяц. Опять-таки, повторюсь: если всё хорошо, всё прекрасно, у нас всё прошло в штатном варианте и на третьи сутки мы ушли домой.

Юлия Каленичина:

Михаил, нельзя не задать вопрос о нежелательной беременности, если все-таки она наступила. Раньше, насколько помнится, очень много говорили о вреде абортов, что большой риск не забеременеть вновь никогда. Сейчас после аборта такая же пагубная статистика? Как женщине быть, когда обратить внимание? Если все-таки беременность наступила, что же делать, куда бежать?

Михаил Цурцумия:

Вопрос, который вы задаете, для меня некий финал. До него есть куча вопросов: мужская, женская контрацепция, если мы не планируем беременность. Есть не очень красивое слово, но, тем не менее: «по залёту». Ненавижу это слово, так не бывает, нельзя о ребёнке так говорить. Скажу вам больше: у меня, может быть, не очень большой опыт как акушера-гинеколога, но я не сделал ни одного аборта. Я абсолютный противник аборта, абсолютный противник.

Что происходит в рамках структуры здравоохранения Москвы? Этому придается колоссальное значение, вплоть до того, что при каждом объединении теперь есть психолог, которого нужно обязательно посетить. Я прекрасно понимаю, что в жизни бывают абсолютно разные случаи, но мы пытаемся. Допустим, когда я работал в Московской области, я пытался привлекать всех и вся, кто мне мог бы помочь в общении с пациенткой. У меня был опыт работы в Красногорске, я привлекал настоятеля красногорской церкви, который мне помогал с пациентками, оказавшимися в трудной жизненной ситуации, ― будь то финансово, или отсутствие крыши над головой. Раньше к аборту относились негативно, сейчас умножьте это на 10 - ещё более негативно. Та ставка, которую государство делает на родовспоможение, детство, увеличение прироста населения не может не отразиться на этом факте.

Говоря о статистике, я скажу так, что, имея некие показатели, отчетности по учреждению, в котором я работал, абортов стало намного меньше. Направлений на аборты стало намного меньше, абортов стало намного меньше, и мне очень хочется верить, что это больше связано с...

Юлия Каленичина:

…с правильным воспитанием, скорее всего, и доступными контрацептивами.

Михаил Цурцумия:

Да, абсолютно.

Оксана Михайлова:

Когда после родов можно начинать жить половой жизнью? Когда родившая женщина может обратиться в женскую консультацию, чтобы ей подобрали правильное контрацептивы? Потому что, куда ей? Сама придёт в аптеку, там предлагают, и она выберет сама, что хочет.

Михаил Цурцумия:

Методы контрацепции перед выпиской, вообще все рекомендации перед выпиской из родильного дома даёт доктор, который ведёт её и выписывает. Опять же, имеет значение метод родоразрешения. При самопроизвольных родах одна ситуация, при кесаревом сечении ― абсолютно другая. Месяц после родов — нет, никакой половой жизни. Это не очень гигиенично, потому что продолжаются выделения, ввиду того что матка приходит в исходное положение.

Юлия Каленичина:

Просто вредно для здоровья.

Михаил Цурцумия:

В принципе вредно для здоровья, как таковое. Через месяц, когда пациентка придет к акушеру-гинекологу, она не то что может – должна задать вопрос: «Как мне предохраняться?». В принципе, предвосхищая ответ акушера-гинеколога, будут предложены барьерные методы контрацепции, потому что родившая матка в определенной степени большая раневая поверхность. Барьерный метод контрацепции – это презерватив, причём, в данной ситуации не столько контрацепция, а в определенной степени защита от вероятности инфекционных осложнений. Родившая матка - это большая раневая поверхность, которая может вспыхнуть и полыхнуть очень быстро, что будет очень, очень, очень опасно. Поэтому барьерные методы контрацепции, да, обязательно. У нас же еще подразумевается кормление грудью, всё остальное может влиять на кормление грудью.

Юлия Каленичина:

Для женщины не слишком расточительно (может быть, не совсем правильное слово подобрала) беременеть тут же, вскоре после появления ребенка-первенца?

Михаил Цурцумия:

Абсолютно правильная фраза, я с ней согласен. Слишком расточительно по отношению к её здоровью.

Оксана Михайлова:

Миша, пожалуйста, скажи несколько слов как отец трёх детей, как мужчина, несколько слов мужчинам, папам, мужьям.

Михаил Цурцумия:

Для родившей жены роды ― это колоссальный труд. Мы уходим на работу и абсолютно не видим тот объем работы, которую выполняют наши женщины, наши жёны. Мы видим, что у нас всегда всё прибрано, всё чисто, дети накормлены, одеты, обуты, всё хорошо, и жена-красавица. Мы, созерцая одну и ту же прекрасную картину, не осознаем, насколько огромный объем работы они выполняют. Ценить, любить, обнимать, целовать, помогать!

Юлия Каленичина:

Спасибо вам, Михаил, большое! Была очень интересная беседа.

Михаил Цурцумия:

Спасибо!