Красота требует жертв?

Стоматология

Тэги: 

Дмитрий Ахтуба:

Добрый вечер, дорогие друзья! С вами «Мединвестклуб с доктором Ахтуба». И, как обычно, мы говорим о том, что интересного произошло на рынке медицины, и обо всем, что, так или иначе, связано со здоровьем человека. И сегодня у нас в гостях два доктора-стоматолога: Дажаев Гаджи и Попов Сергей. Добрый вечер, друзья! Сейчас мы познакомимся, а потом перейдем к самой интересной части, где мои гости будут рассказывать о том, что происходит на рынке эстетической стоматологии и что нам ждать в ближайшее будущее от стоматологов. Ну что ж, по сложившейся традиции немного представимся, каждый из вас расскажет немного о себе и потом перейдем к основной части. Давайте, Гаджи, с Вас начнем.

Гаджи Дажаев:

Меня зовут Гаджи Дажаев. Я врач стоматолог-ортопед. И кроме основной деятельности (приема пациентов) я еще занимаюсь и преподавательской деятельностью, то есть комбинирую прием пациентов и преподавание. Но преподавание не для студентов, а повышение квалификации, курсы, семинары.

Дмитрий Ахтуба:

На базе чего?

Гаджи Дажаев:

На сегодняшний день мы сделали свой учебный центр, в котором проводим семинары и занятия, также меня приглашают с лекциями на различные семинары, конференции, симпозиумы.

Дмитрий Ахтуба:

А где расположен центр, который Вы создали?

Гаджи Дажаев:

При нашей клинике, которая так и называется «Клиника Дажаева».

Дмитрий Ахтуба:

Спасибо большое. Сергей?

Сергей Попов:

Меня зовут Попов Сергей. Я являюсь главным врачом клиники «Мудрый зуб», веду частную практику, направленную больше на эстетическую стоматологию, также я сам врач-стоматолог общей практики и челюстно-лицевой хирург. Помимо практики занимаюсь научной деятельностью. На данном этапе написание диссертации по челюстно-лицевой хирургии. Обучение мы в массовом порядке не ведем в нашей клиники, но в частном порядке, то есть индивидуально доктора, начинающие либо опытные, которые интересуются какой-то конкретной областью стоматологии, к нам приходят, и мы их обучаем.

Дмитрий Ахтуба:

А где?

Сергей Попов:

Метро Дубровка.

Дмитрий Ахтуба:

Где Вы пишете диссертацию?

Сергей Попов:

На кафедре медико-стоматологического университета.

Дмитрий Ахтуба:

В 3-ем меде?

Сергей Попов:

Да. 3-й мед, кафедра челюстно-лицевой пластической хирургии.

Дмитрий Ахтуба:

Как диссертация называется?

Сергей Попов:

«Индивидуальные аллогенные костные блоки при реабилитации пациентов с атрофией альвеолярного гребня верхней и нижней челюсти».

Дмитрий Ахтуба:

Гаджи, Вы почему стали стоматологом, если это не секрет?

Гаджи Дажаев:

Конечно, это не секрет. У меня это получилось очень своеобразно. У меня и папа, и мама были физиками, физмат. И предполагалось, что я тоже должен быть физиком и поступать в технический институт. Но, видимо, это судьба. И в какой-то момент я понял, что мне это не очень интересно. Тогда же десять лет учились, и произошло это как раз в завершении девятого класса. У меня что-то в голове перещелкнулось, и я стал готовиться.

Дмитрий Ахтуба:

Горе в семье физиков и математиков, да? Сын – гуманитарий.

Гаджи Дажаев:

Да, у нас не было врачей, и вот так получилось.

Дмитрий Ахтуба:

То есть это ни с чем не связано? Просто Вы сами решили это для себя в девятом классе?

Гаджи Дажаев:

Да. Бывают какие-то в жизни встречи, пункты, семечко заронят в сознании, и оно потом дает росток. И интересно, что уже будучи стоматологом, уже работая, я вспомнил эпизод из детства. Помните, в школах были стоматологические кабинеты? Очередной профосмотр, и я захожу в кабинет, у меня не нашли кариеса, но доктор на соседнем кресле подзывает меня, а в кресле сидит ученик, и говорит: «Посмотри в полость рта». Я спрашиваю: «Зачем мне смотреть в рот ученику?» – «Ну, вдруг стоматологом станешь». Вот этот эпизод я вспомнил уже будучи стоматологом. Видимо, все-таки было предопределено, потому что я верю в предопределение судьбы, и это было предначертано свыше.

Дмитрий Ахтуба:

Интересная история. Сергей?

Сергей Попов:

У меня родители не были физиками. У меня папа служил в Министерстве внутренних дел, то есть на госслужбе. Меня направляли с детства в строительный, то есть вот будешь строителем, прорабом. Мне в любой области всегда нравилось творчество. Но однажды семейный совет был, куда уже готовиться целенаправленно поступать. И как-то решили, что Сергей, ты пойдешь в медицинский университет.

Дмитрий Ахтуба:

Это какой возраст был?

Сергей Попов:

Десятый класс, то есть мне на подготовку оставался ровно год. Химию, биологию тяжело было за год освоить. Но мне повезло, так как я отлично учился на протяжении десяти лет, я смог перестроиться, сдать экзамен и поступить на бюджет. Стоматология – это творчество, на самом деле, и это мне понравилось, и вот я до сих пор иду каждый день в этом направлении.

Дмитрий Ахтуба:

Никогда не приходилось жалеть? Не хотелось что-то поменять?

Сергей Попов:

Я никогда не жалел, скажу откровенно. Мне нравится моя профессия. Везде чистота, порядок. Ты можешь сесть, настроиться, целенаправленно выполнить свою манипуляцию, и причем эта манипуляция будет направлена на пользу конкретному человеку. То есть ты пять пациентов сегодня пролечил – уходишь домой: вот я пяти людям сделал хорошо. И душевно приятно, и личностно ты тоже спокоен.

Дмитрий Ахтуба:

А Вы, Гаджи?

Гаджи Дажаев:

Я тоже никогда не жалел. Конечно, в профессии всегда бывают подъемы, спады, смены настроения, когда сталкиваешься с какими-то неудачами. Это неизбежно в любой специальности. Но, в общем, я не жалею. И более того, я благодарен судьбе за то, что я стоматолог, потому что это мое, я это чувствую и всегда чувствовал. Поэтому что-то у меня в этой специальности получилось.

Дмитрий Ахтуба:

Очень приятно слышать эти замечательные слова. Вы оба занимаетесь еще управлением. Насколько легко это совмещение дается?

Гаджи Дажаев:

В моем случае мне немножко проще, потому что у меня супруга – директор клиники, и у нас получается разделение: я больше клиническими вопросами занимаюсь, а жена занимается вопросами организации, управления. Поэтому с помощью жены, конечно, мне намного проще. Я ей помогаю, мы советуемся, по многим вопросам вместе что-то решаем, но все-таки на мне больше клинические аспекты, а жена занимается управлением.

Дмитрий Ахтуба:

А у Вас, Сергей? Как Вы сбалансировали эти две несовместимые вещи?

Сергей Попов:

Я, наверное, повторюсь, такая же ситуация. Отец – директор клиники, то есть открыл под меня, супруга тоже врач-стоматолог, и организацию делим, то есть где-то я лечебной работой занимаюсь, она административной.

Гаджи Дажаев:

Семейный бизнес – лучшая схема.

Дмитрий Ахтуба:

Это то, о чем можно только мечтать. Ну что ж, с вами мы познакомились немного ближе. Давайте перейдем непосредственно к предмету нашей сегодняшней беседы – эстетическая стоматология. Сейчас модно всякие визионеры в бизнесе. К чему приведет развитие искусственного интеллекта, куда придет Uber, уберизация экономики? Давайте пофантазируем о том, к чему мы должны прийти в стоматологии, в эстетической стоматологии, какие тренды сегодняшнего дня мы можем увидеть.

Гаджи Дажаев:

Я не просто фантазирую – я уверен в том, что те цифровые технологии, которые уже сегодня прочно вошли в нашу специальность, будут развиваться. И я надеюсь, мы еще увидим время, когда роботы, компьютеры будут выполнять большую часть рутинной работы, то есть снимут с нас многие аспекты работы, которые связаны с тяжелым физическим трудом.

Дмитрий Ахтуба:

И заболевания спины стоматологов уйдут в прошлое?

Гаджи Дажаев:

Я надеюсь на это. И роботы будут препарировать зубы. Это, может быть, на первых этапах, но неизбежно время, когда генная инженерия дойдет до такого уровня развития, что зубы будут выращиваться, и титановые имплантаты, которые сегодня считаются ноу-хау, уйдут в прошлое.

Дмитрий Ахтуба:

И наши потомки будут недоумевать: как это можно было?

Гаджи Дажаев:

Что за каменный век такой – устанавливать титановые зубы? И роботы будут создавать роботов, и этот процесс должен ускориться, я надеюсь, мы будем свидетелями этих процессов.

Сергей Попов:

Если мы сравним стоматологию сейчас и десять лет назад, то ручной труд стоматолога либо зубного техника заменился уже компьютерными технологиями.

Дмитрий Ахтуба:

А что имеете в виду? Какие конкретно технологии изменились?

Сергей Попов:

Сделать ортопедическую конструкцию, коронку, зуб. Раньше техник вручную моделировал воском. Сейчас доктор может в клинике отсканировать на 3D-сканере, тут же отфрезеровать, покрасить, адаптировать и посадить пациенту в полость рта. То есть все индивидуально, красиво. Посредничество в виде зубного техника уменьшается. Как бы ни говорили, что от техника не уйдем, но эта часть технической работы уменьшается. Со временем это все будет нарастать, и не только техники будут уходить, но и часть врачебного труда. Препарирование зуба, я думаю, тоже в скором времени уйдет, то есть можно отдать это компьютеру. Но все равно без человека не обойдется, будет нужен тот, кто будет весь этот процесс контролировать. -

Дмитрий Ахтуба:

У меня дочь закончила наш 3-й мед. И она очередную статью прочитала и сказала: «Что ж такое? Скоро не будет стоматологов? Уже зубы выращивают в Японии». Я сказал: «Дочь, успокойся. Кто же их будет ставить туда? Не придет же таксист ставить зубы». Поэтому мы, как стоматологи, будем надеяться на лучшее, но технический прогресс неумолим. Технической работы становится все меньше и меньше. Недавно ко мне приезжали наши коллеги из Израиля, и мы общались на разные темы, в том числе прозвучало такое, что в России люди более требовательны к эстетике, чем в США и Израиле. Мы не говорим сейчас о голливудских звездах. А вот средний класс у нас требует больше эстетики и большего участия зубных техников. Поэтому у нас немного медленнее идет внедрение цифровых технологий. В Америке страховая медицина, и людей устраивает, если из болванки что-то выпилили и поставили – и ничего, никаких проблем. Вы разделяете эту точку зрения или нет?

Гаджи Дажаев:

Есть такой момент. Я общаюсь, у меня очень много знакомых докторов, у нас есть сообщество международных докторов со всего мира. И действительно, с точки зрения эстетики и эстетических требований пациенты в России имеют более высокий уровень требований, и об этом мне говорят и коллеги-доктора из других стран: из США, Великобритании, у которых есть пациенты из России. И они отмечают, насколько сложно работать с пациентами из России с точки зрения эстетики: такие высокие требования, они разводят руками, потому что пациент все равно чем-то остается недоволен. И мы в своей работе сталкиваемся с высокими требованиями пациентов.

Сергей Попов:

Я считаю, что требования пациента – это хороший фактор для самого врача, то есть он заставляет врача быть лучше. Можно коронку сделать либо зуб, винир, имплант поставить. Да, можно вложиться всей душой туда, всеми знаниями, всем опытом, быть максимально включенным, интуитивно настроенным на эту работу и дать максимальное качество. С этой позиции я считаю, что это хорошо, когда наши пациенты требуют от нас большего, то есть они нам не дают расслабиться. Ты максимально находишься в напряжении, и от этого все выигрывают. Стоматолог – это такая профессия, что нам надо расти всегда, то есть у нас нет этапа, когда ты остановился – все, я выучился, я – стоматолог. Нет. Мы каждый год, каждый месяц должны учиться и приобретать опыт.

Что касается других стран – да, поступали такие же мнения. Мы общаемся с коллегами из Германии. Всегда считалось, что в Европе, Америке лучше стоматология. А когда к тебе приходит три-четыре пациента в месяц, которые проходили лечение в Германии, и просят тебя переделать все, что сделали там, ты понимаешь, что все-таки наша отечественная стоматология имеет вес, и она даже лучше. Но, опять же, это все зависит от того, какой доктор.

Дмитрий Ахтуба:

Германия, Швейцария, Австрия – там достаточно высокий уровень стоматологии, в Америке страховая медицина. И мне эти коллеги, о которых я начал говорить, говорят: посмотрите, как у вас старается народ одеваться. Но это все-таки наши годы дефицита догоняют.

Гаджи Дажаев:

Пытаемся компенсировать.

Дмитрий Ахтуба:

У нас люди стараются одеться получше. В Америке, и особенно в Израиле, это очень бросается в глаза, что люди вообще не думают о том, как они одеты, на деловую беседу – в шортах, в майке пришел. Честно говоря, мне это даже нравится, потому что у нас какая-то гиперкомпенсация в этом смысле, уж слишком все нарядные подчас. Ну ладно, это частная точка зрения. У меня есть данные, которые предоставила компания «Альтера Инвест». И здесь говорится о том, что люди готовы больше платить за стоматологию, и в стоматологии больше востребована терапия, ортопедия, а эстетика не очень востребована, то есть и запросов меньше, и не ищут ее так целенаправленно. Какой у Вас взгляд на это?

Гаджи Дажаев:

У меня по этому поводу мнение такое, что то, что касается протезирования, то это некое сращение реставрационной и эстетической стоматологии. Если пациент с отсутствием зубов, к примеру, а если это еще в эстетически значимой зоне – в зоне улыбки, то это неизбежно вопрос эстетический. Если зубы изменились в цвете, есть какие-то реставрации, которые требуют замены в области улыбки, то в любом случае мы делаем реставрацию. И тут очень сложно разделить реставрационную стоматологию от эстетической. Если еще 10-15 лет тому назад успешным считалось лечение, если имплантат прижился, интегрировался, и на него изготовлена коронка, то сегодня сам факт интеграции имплантата уже не является фактором успеха. Нужно, чтобы реставрация, которая будет изготовлена на этом имплантате, выглядела эстетично. И понятие успешности лечения изменилось в последние годы. Я не владею статистикой, но просто замечаю, что количество пациентов, которые приходят именно за эстетическим аспектом, очень велико.

Дмитрий Ахтуба:

Увеличилось?

Гаджи Дажаев:

Да, увеличилось. Раньше мы к эстетике и косметике относили вопрос: отбелить зубы, сделать виниры.

Дмитрий Ахтуба:

Виниры в большей степени?

Гаджи Дажаев:

Да, если они изготавливаются только лишь по эстетическим показаниям, тогда мы их относили к косметической стоматологии. Но на сегодняшний день есть немало пациентов, для которых эстетическая стоматология - трансформирующая не только с точки зрения внешнего вида, но и функционально и психоэмоционально, с точки зрения того, как человек себя ощущает, как он себя чувствует, внутренняя уверенность, самоуважение. И реставрационная стоматология сегодня неотделима от эстетической.

Дмитрий Ахтуба:

Я с Вами согласен. Тут еще мировые тренды идут. Все помешались на том, чтобы выглядеть моложе, быть моложе, чувствовать себя моложе.

Гаджи Дажаев:

И пластическая хирургия, и косметология. Если посмотреть на то, какое количество клиник возникает, то тенденция на увеличение спроса на эти услуги.

Дмитрий Ахтуба:

Спрос растет. И я завершу свою мысль о том, что вопросы стоматологии часто воспринимают более узко. Мне очень нравится, что сейчас появляются много работ и много коллег, кто исповедуют функциональные подходы в первую очередь, и что эстетикой можно больше омолодить человека визуально, чем даже пластикой.

Гаджи Дажаев:

Стоматологию всегда немножко отделяли от медицины, какие-то шуточки бывали всегда, даже в студенческие годы у лечебников по отношению к стоматологам, и сегодня есть такая известная шутка, что ты не врач – ты стоматолог. Хотя то, как стоматолог может трансформировать жизнь человека, изменив улыбку, невозможно добиться ни пластической хирургией, ни косметологией, ни даже психотерапевты не могут добиться такого изменения эмоционального состояния, настроя человека, как стоматолог.

Что является естественным проявлением человеческой радости, счастья? Улыбка. Если у человека не хватает передних зубов, или они выглядят неэстетично, и он стесняется улыбнуться, зажимает улыбку, возникает вынужденная мимика, когда он поджимает губу и не может улыбнуться так, как хотелось бы, то это неизбежно отражается на его эмоциональном состоянии, его настрое. И то, как стоматологи могут это изменить, не может изменить ни один из перечисленных выше специалистов. В этом смысле я очень люблю свою профессию и считаю, что она на сегодняшний день уникальная и выигрышная в отношении даже других специальностей.

Уникальность нашей специальности еще заключается в том, что для того, чтобы сегодня быть успешным стоматологом и получать удовольствие от своей работы, недостаточно только лечить зубы, сверлить зуб наконечником и бором. Сегодня столько прикладывается к стоматологической специальности дополнительных аспектов: это владение фотоаппаратом – мы фотографируем пациентов, это владение компьютерными программами, которые мы используем в нашей работе на сегодняшний день. Быть немножко художником. Моделировать в компьютере новую улыбку. То есть мы должны обладать дополнительными навыками, для того чтобы быть успешными. Это очень здорово и не позволяет нам заскучать. И вот это ощущение удовольствия и драйва, которое ты получаешь от профессии, не угасает.

Дмитрий Ахтуба:

Согласен. Сергей?

Сергей Попов:

Я вернусь немножко к началу вопроса о том, что вот такая статистика у нас, люди готовы платить больше за качество, чем за эстетику. С возможностями в стоматологии, которые имеются на данный момент, я считаю, что в само качество лечения эстетика должна входить.

Раньше как было? Зуб не болит – уже хорошо. Стоит коронка, и неважно, что она металлическая, то есть другого цвета, не под цвет зубов – уже хорошо. Потом металлокерамика пошла, то есть уже в цвет зуба. Тоже хорошо. Дальше, с развитием стало так, чтобы зуб не просто стоял, но и дольше служил. То есть пациенты уже начинают спрашивать: какими материалами работаете, чем пломбируете каналы, какой материал у меня будет: безметалловый, металловый. Грамотность населения с каждым годом растет. Эстетика входит в качество.

Дмитрий Ахтуба:

Я не помню, кто по каким-то учебникам учился, у нас просто Миликевич преподавал на кафедре в Волгоградском мединституте, и там раздел писала наша кафедра. Было исследование о том, что если у человека снизился прикус на один миллиметр, он воспринимается взрослее. Смотрим на человека, и если нижняя треть лица у него стала меньше, мы его относим к более старшим людям. И с помощью стоматологии визуально удается до 15 лет омолодить лицо человека. Это очень интересный аспект нашей профессии.

Гаджи Дажаев:

Да, потому что лицо – это наиболее важная с точки зрения эстетического восприятия часть тела человека. Но если само лицо разбить по важности, на эту тему тоже были исследования, то последовательность будет следующая: рот, глаза, форма лица, волосы и нос. То есть рот у нас на первом месте.

Сергей Попов:

Гаджи сказал о том, что улыбка влияет на психологическое, душевное состояние человека. Я хотел бы выразить такое мнение. У нас в требованиях как стоит? Если пациент к нам обращается, то мы должны восстановить ему зубной ряд с целью приема пищи. Но эстетическая составляющая передних зубов улыбки очень влияет на его душевное состояние, а также на его успех.

Обычно девушки стесняются улыбаться, где-то комплексуют. Естественно, это сдерживает их карьерный рост, внутреннюю уверенность в себе. Когда стоматолог преображает улыбку, то есть человек становится более уверенным, он достигает новых результатов. Недавно мы закончили одну тотальную работу, там около двадцати зубов. Преобразили улыбку кардинально. Звонишь человеку через месяц, вызываешь на прием: «Приходите, пожалуйста, мы Вас осмотрим. Может быть, что-то подправить нужно, где-то подточить зубик». «Нет, доктор, у меня все хорошо, и жизнь наладилась. Я и с мужчиной помирилась своим, и по карьере меня повысили». То есть внутреннюю уверенность дает.

Дмитрий Ахтуба:

Отнимем хлеб у психотерапевтов, я так понимаю. Но меня потрясла в свое время беседа с одним американским профессором. Он говорил о культурологических особенностях стоматологического лечения. И он в числе прочего говорил, что когда люди идут на встречу в России, девушки в частности, то больше внимания уделяют ногтям, волосам, а зубы откладывают на второй план. А в Америке с точностью до наоборот, то есть ногти – это простительный недосмотр: ну не успела забежать на маникюр, схожу завтра, и все будет нормально.

Сергей Попов:

Но не зубы.

Дмитрий Ахтуба:

А вот зубы – это социальный маркер, то есть человек с плохими зубами – это всегда низкий статус в обществе. Человек идет на собеседование: первым делом он идет к стоматологу, делает себе гигиену, отбеливание и только потом думает о ногтях и волосах.

Сергей Попов:

Более того, если мы возьмем американскую психологию либо психотерапию, у них есть тренинг. Они говорят: как проснулись утром, проходите перед зеркалом и улыбайтесь, то есть минуту стойте с улыбкой и смотрите на себя. Это влияет очень сильно на ваш следующий прожитый день.

Дмитрий Ахтуба:

Как руководители клиник, с чем вы сталкиваетесь? Скажем, большие проблемы в технологической области или же все-таки это кадры? Если выбирать между этими двумя проблемами, как руководитель, где большая проблема: в кадрах или в технологиях?

Гаджи Дажаев:

Когда мы ведем стоматологию как бизнес, мы сталкиваемся с рядом сложностей и задач, которые нужно решать. И вопрос оборудования и технологий тоже немаловажен, но я столкнулся с тем, что кадровый вопрос в нашей клинике все-таки превалирует. И это очень серьезный вопрос. Мы много внимания уделяем и тому, кто у нас работает. Тренинги, обучение, то есть это очень важный фактор, поскольку мы работаем с людьми, и бизнес, связанный с тесным общением с людьми, предполагает скрупулезную работу с персоналом. Мы сами обучаемся, мы сами ходим на специфические учебные мероприятия, связанные с ведением стоматологического бизнеса.

Сергей Попов:

Технологический аспект мы все-таки можем регулировать. Сейчас нет дефицита в материалах, оборудовании. Если стоматологическая установка перестала работать, ты позвонил – приехали, быстро сделали либо привезли новую. С человеческим ресурсом немножко посложнее, в плане: кто-то заболел, кто-то ушел в декрет, кто-то решил переехать, ребенок заболел. Я бы разделил, наверное, это пятьдесят на пятьдесят. Но эти задачи встают каждый месяц, их надо решать. И каждый руководитель клиники готов к этому. От этого никто никогда не уйдет, то есть всегда будут какие-то задачи, которые нужно решать, как с техническим оснащением клиники, так и с командой.

Дмитрий Ахтуба:

Что нужно было бы изменить, чтобы стоматологическая помощь была более качественной в стране?

Гаджи Дажаев:

Я думаю, повлиять. Подобного рода передачи, как сегодня, радиоэфиры, телевидение, публикации в печатных изданиях. То есть больше и более честно и искренне освещать работу стоматологов и эстетической стоматологии в частности. Я думаю, это повлияет и поможет.

Сергей Попов:

Сделать стоматологическую помощь наиболее доступной, повысить качество и сделать его равномерным, то есть чтобы было максимальное качество. Ты пришел, тебе сделали зуб – он сделан на пять с плюсом. Опять же, поддержка малого предпринимательства в плане не только поддержки докторов, клиник как бизнеса, но поддержка в производстве стоматологических инструментов, чтобы в нашей стране производились установки, аппараты, рентгены, фрезерные машины. Больше этого не хватает, мне кажется. Все из-за границы.

Дмитрий Ахтуба:

Спасибо, дорогие друзья. И я обращаюсь к нашим зрителям. Пожалуйста, если какие-то вопросы к нашим гостям или ко мне – буду рад ответить на них в социальных сетях: Instagram, Facebook.