На пути к цели 80+

Профилактика заболеваний

Тэги: 

 

Муслим Муслимов:

Здравствуйте, дорогие друзья, с вами Муслим Муслимов в передаче «Медицинский менеджмент». У нас тема сегодня интересная: «На пути к цели 80 плюс». В гостях у меня Анастасия Александровна Лазибная, здравствуйте Настя!

Анастасия Лазибная:

Добрый день!

Муслим Муслимов:

У меня сегодня соведущая Лиза Гарегина, наш доктор, человек, который только постигает азы медицины и общественного здравоохранения. Привет, Лиза!

Лиза Гарегина:

Добрый вечер!

Муслим Муслимов:

Первый вопрос у нас традиционный: какие тренды здравоохранения Вы видите, как они Вас касаются, что у нас будет через ближайшие пять лет?

Анастасия Лазибная:

Мы точно видим, что сейчас повысился интерес к людям старшего возраста, потому что у нас очень много изменений в стране происходит, все заговорили о том, что человек должен доходить до определенного возраста в тонусе и с хорошим здоровьем, и как этого достичь, не все пока понимают. Есть отдельные национальные программы, но мы видим дыры, потому что мы на этом рынке давно работаем, работаем с аудиторией старшего возраста и видим, что происходит в динамике, эти самые ниши, которые необходимо заполнять.

Если детально говорить, то у нас всегда в стране большое внимание уделяли старшим возрастным группам – это люди старше 65-70 лет, но никто не думал про предпенсионные группы, которым тоже нужно уделять внимание. Надеюсь, что это будет меняться потихоньку. Второй момент – это вопрос, связанный с программами для мужчин. Везде мы видим одинаковую ситуацию: у нас практически все в стране для женщин, аудитория имеет женское лицо, в том числе аудитория пользователей нашего портала. Почему это происходит? Для мужчин мало чего есть интересного среди программ, поддерживающих здоровье.

Муслим Муслимов:

С другой стороны, они из-за этого рано умирают.

Анастасия Лазибная:

Они могут рано умирать по разным причинам, но не они появляются в тех местах, которые могут им помочь либо поддержать здоровье, либо вовлечь во что-то, что помогло бы им реализоваться.

Муслим Муслимов:

Где они должны появиться?

Анастасия Лазибная:

Например, мужчина не пойдет на занятия ЛФК, которые на 99,9 процента состоят из женщин 65 плюс, то есть мужчина там просто себя почувствует не очень комфортно, а вот на спортивные, современные, интересные занятия, например, цигун или что-то в этом роде, им пойти было бы интереснее, или на джампинг или скалолазание.

Муслим Муслимов:

Я сейчас представил своего папу, которому за 60, и как его можно заставить заниматься цигуном.

Анастасия Лазибная:

Должно быть что-то интересное, современное, что может человека вдохновить встать с дивана и пойти. Нам очень часто задают вопрос: а что нужно сделать, чтобы человек старшего возраста пошел куда-то, как его можно вытащить? Его никак нельзя вытащить, его можно замотивировать, то есть цель должна быть и интерес.

Муслим Муслимов:

А что в первую очередь мотивирует мужчин 60 плюс?

Анастасия Лазибная:

У нас разные проекты, помимо портала «Баба-Деда» есть еще имиджевое мероприятие «Подиум зрелой красоты» а-ля фэшн-показ про социальную идею. Показывали, что аудитория старшего возраста уже другая, и там всегда были женщины, но в какой-то момент стали появляться мужчины. Они хотели найти друзей, им было интересно попробовать что-то новое, испытать новые эмоции, которых они никогда не испытывали.

Муслим Муслимов:

То есть они должны в сообществе.

Анастасия Лазибная:

В сообществе с интересными людьми, с которыми им интересно общаться и дружить, потому что в таком возрасте сложно находить друзей, плюс, это что-то новое.

Лиза Гарегина:

Это так называемые модники предпенсионного возраста, я так понимаю?

Анастасия Лазибная:

Мы все хотим новых эмоций, нам всем интересно то, чего мы не испытывали. Но просто именно в этом возрасте ты понимаешь, что не так много возможностей перед тобой.

Муслим Муслимов:

Вопрос непосредственно по проекту. Какие цели Вы преследуете, и что сейчас из себя представляет сам проект «Баба-Деда»?

Анастасия Лазибная:

У нас уже два проекта, второй родился из первого. Первый – это портал «Баба-Деда», с которого мы начинали. По сути, это информационный агрегатор на всю страну, мы собираем уже семь лет информацию по всевозможным специализированным программам для людей в возрасте. Там и спорт, там и компьютерные курсы, и университеты третьего возраста, и вакансии. Это стало инструментом анализа, который показывает, что в стране есть, а чего в стране нет, потому что мы охватываем всю Россию. Мы имеем сейчас единственный независимый срез информация по всем городам-миллионникам, по малым городам, по всем регионам России в динамике за семь лет. Мы точно видим дырки, которые сейчас существуют и которые нужно заполнять услугами для людей старшего возраста. Это первый наш проект, он про людей, то есть люди к нам на портал приходят, чтобы найти программу для себя, чем они хотят заниматься.

Есть второе направление про рынок труда, это то, чем мы гордимся. Мы пять лет назад, сильно загодя до того, как все стали говорить о повышении пенсионного возраста, начали готовить фундамент и общаться с работодателями, потому что понятно, что в стране, где всегда была возрастная дискриминация, не будут брать людей на работу, пока ты не уберешь установки в головах работодателей принимающих решения о найме. Мы стали собирать аналитику в рамках второго направления, которое называется «Компании для всех возрастов». Это исключительно про бизнес-подход, мы показываем, что люди старшего возраста не являются обузой или балластом, который нужно поддерживать, потому что их уважают, потому что есть почтение. Нет, мы говорим, что они такие же, как все остальные сотрудники, просто нужна адаптация, в нее нужно вложить столько денег, выхлоп будет такой, потому что они работают у вас дольше, все программы по переобучению будут отбиваться, потому что возрастная аудитория сотрудников лояльная, она не уйдет через год или полгода. Прирост стоимости вашей компании может быть в рублях вот столько, потому что они очень хорошо находят общий язык с потребителями услуг бизнеса, то есть говорим с бизнесом на языке бизнеса.

Лиза Гарегина:

Вы собираете успешные кейсы среди успешных предпринимателей, которые пользовались той или иной услугой, когда брали людей на работу.

Анастасия Лазибная:

По сути, да, мы собираем кейсы, собираем результаты исследований, опросов, не только российских, потому что в России не так много интересных историй, особенно которыми готов поделиться бизнес. Мы собираем международную аналитику, она на английском языке, мы сами переводим, готовим для бизнеса или работодателей.

Лиза Гарегина:

Анастасия, как возникла идея самого проекта, почему вдруг захотели этим заниматься? Какой вклад Вы несете в развитие социального предпринимательства? И второй вопрос – это вопрос финансирования. Помогало ли Вам государство в этом вопросе, и какие методы, какие спонсоры были подмогой?

Анастасия Лазибная:

Портал «Баба-Деда» – это частная инициатива, моя, семь лет назад я подумала: а чем бы я хотела заниматься? В тот момент мой работодатель, а это была Южно-африканская компания, уходил из России, это был настоящий Южно-африканский медиахолдинг, я очень много путешествовала по разным странам и уже тогда видела, что все интересуются именно молодой аудиторией, но все почему-то забывают о том, что за людьми старшего возраста огромный рынок. Компания ушла с российского рынка, и так как у меня была хорошая позиция в компании, был парашют, был опцион, я его реализовала, у меня была возможность сделать что-то свое. И я подумала: а что я хочу делать? Я не хочу мамский интернет-магазин, это не про меня, я не хочу тратить эти деньги на путешествия, шубы, драгоценности.

Муслим Муслимов:

Сколько же денег там было?

Анастасия Лазибная:

Денег было не так много, как кажется, но и не так мало. Хватило, чтобы запустить портал и потратить деньги на разработку. Я начала проект, потому что аудитория мне нравится самой, я люблю общаться с людьми старшего возраста, мне с ними хорошо и спокойно, я очень часто замечаю, что мое поколение тревожное, мы все о чем-то постоянно беспокоимся. Люди старшего возраста меня успокаивают.

Часто у людей из-за внутреннего спокойствия и лица красивые, потому нет напряжения, стресса. У них очень сложная жизнь, сложно жить на нашу пенсию в нашей стране с нашим отношением к возрастным людям, но они давно поняли, что суета – это все тлен, это все не настолько важно.

Лиза Гарегина:

Анастасия, это новый взгляд на наших пенсионеров.

Муслим Муслимов:

А сколько человек у Вас в компании работает?

Анастасия Лазибная:

Семь человек.

Муслим Муслимов:

И какое количество людей проходит через портал, какие у Вас форматы, какие задачи перед собой ставите?

Анастасия Лазибная:

У нас аудитория портала, конечно, не Мэйл.ру, не Яндекс, у нас очень нишевой портал, именно под возрастную аудиторию, и у нас органический трафик порядка 50-60 тысяч уникальных пользователей в месяц. Это, на самом деле, неплохо, с учетом того, что мы не покупаем трафик, это все органика.

Муслим Муслимов:

Мы с Вами вместе были на замечательном форуме в Сочи, прекрасная погода, прекрасные люди. Что удалось донести государственным служащим, слушателям и какой у Вас отзыв о форуме?

Анастасия Лазибная:

Если Вы помните, у каждого спикера было всего полторы, максимум две минуты, чтобы донести основные тезисы, этого недостаточно. Не могу сказать, что я преуспела в этом, мне хотелось бы большим поделиться. Но мне бы хотелось, чтобы услышали основной тезис: нужно делать программы, в том числе по здравоохранению, учитывая запросы аудитории, учитывая запрос самих людей старшего возраста, потому что мы думаем о них в других категориях, мы не думаем о том, чего они действительно хотят. Очень часто гос. программы грешат тем, что они нацелены на поддержку традиционных форматов: чаепития, баян, но люди другие. И из-за того, что у нас сейчас проникновение высоких технологий, и люди имеют доступ к интернету, они видят, как можно жить, что делают их внуки и дети, они тоже так хотят, им современный формат не менее интересен.

Муслим Муслимов:

Но в первую очередь в чем у них потребность?

Анастасия Лазибная:

Они хотят не отставать, вот это вот основное, мы постоянно это слышим, они не хотят чувствовать себя динозаврами. Никто не пытается им доносить информацию, даже не просто помогать им пользоваться, именно объяснять современные реалии, современные технологии, в том числе финансовые, технологии оплаты, правила безопасности, чтобы не стать жертвами мошенничества, потому что оно в интернете развивается семимильными шагами. Как жить, что хочет современный работодатель, потому что рынок труда тоже изменился, какие навыки должны быть у человека старшего возраста, чтобы трудоустроиться. Как можно поддерживать себя в тонусе, не просто программами ЛФК, а другими видами спорта, на самом деле, это огромный пласт всего, что нужно делать.

Лиза Гарегина:

Была ли какая-то финансовая помощь и были ли спонсоры? Как Вы взаимодействуете с государственными программами, была помощь от государства в развитии проекта?

Анастасия Лазибная:

Первые пять лет мы вкладывали собственные деньги, и только на шестой и седьмой год мы стали тесно взаимодействовать с бизнес-структурами, которые заинтересовались нашим опытом, экспертизами, которые мы накопили. Бизнесу она сразу была очевидна, как ценность, потому что они смотрят на эту аудиторию, они уже понимают, что ее количество растет, и они оценивают ее, как потребительскую аудиторию. С гос. программами нам очень сложно работать в силу их закрытости. Это для меня до сих пор большой вопрос, потому что у нас есть очень много аналитики по людям старшего возраста, и понимание людей старшего возраста, которое от земли идет, от самой аудитории, мы с ней постоянно общаемся. Вот это точно нужно использовать при разработке программ, но диалога как такового у нас пока нет.

В этом году мы порадовались, потому что по второму направлению, в рамках трудоустройства, формирования рынка труда, мы стали плотно сотрудничать с Рострудом, и это большой прорыв, потому что это первая очень крупная организация, которая поняла, что работодателям нужна современная аналитика. Если ее готовит некоммерческая организация, почему бы ее не брать оттуда, если она качественная, если она помогает бизнесу принимать правильное решение.

Муслим Муслимов:

Вы сотрудничаете с такими организациями, как «Третий возраст», это в Московской области пансионат для пожилых?

Анастасия Лазибная:

У нас большой каталог, я не помню всех, потому что там более трех тысяч предложений по всей стране, они меняются. Каталог – это живая субстанция, он не зафиксирован, то есть заканчивается срок действия – уходят из каталога, появляются новые. Если смотреть по приросту, то там больше трех тысяч, в каждой конкретной точке конкретная цифра в количестве предложений.

Муслим Муслимов:

Насколько сейчас прибыльный проект?

Анастасия Лазибная:

Мы реинвестируем все, что зарабатываем, это нужно для развития нашего проекта. Мы, как проект, который развивается не на государственные деньги, вкладываем все обратно, но мы просто видим за этим больший эффект.

Лиза Гарегина:

Использовали грантовую поддержку государства?

Анастасия Лазибная:

В этом году первый раз по направлению формирования рынка труда мы взяли государственные деньги, до этого я всегда с гордостью говорила, что у нас ни копейки или гос. рубля нет. Вот сейчас у меня повод для гордости, сейчас мы все-таки гос. деньги взяли.

Муслим Муслимов:

Есть новый повод для гордости: нам государство доверяет гранты. Насколько сложно было взять грант, и как Вы будете выстраивать формат своего взаимодействия в дальнейшем для получения грантов?

Анастасия Лазибная:

Эта история важна, потому что портал «Баба-Деда» –социальное предпринимательство, он может зарабатывать. История с просвещением рынка труда – это отдельная история, это исключительно некоммерческая деятельность, просветительская, поэтому здесь нам точно грантовая поддержка не помешает. Даже несмотря на то, что мы видим интересное направление, когда бизнес наконец-то понимает: мы готовы открыть двери для людей старшего возраста, но нам нужны дополнительные программы, и он тоже может прийти к нам и попросить разработать эти программы. Тут может появиться такая история, как некоммерческая организация, оказывающая услуги бизнесу, но пока до этого далеко. И вот здесь государство, которое заинтересовано в развитии рынка труда для всех, может ускорять это развитие, поддерживая организации, которые делают хорошую историю.

Муслим Муслимов:

Есть ли у Вас конкуренты, как Вы с ними взаимодействуете, насколько они дружелюбные, какая вообще конкуренция на этом поле?

Анастасия Лазибная:

У нас есть наша аудитория, и все, кто каким-то образом что-то делает для нее, в каком-то смысле наши конкуренты.

Муслим Муслимов:

И медицинские клиники тоже? У нас в медицинских клиниках есть акции для ветеранов, пенсионеров, мы отдельно ими занимаемся, рассказываем о том, как нужно делать зарядку правильно, как им готовиться к их будущей работе.

Анастасия Лазибная:

Тогда Вы наш друг, не конкурент. Мы все можем делать одно и то же доброе и хорошее дело, мы можем менять отношение к людям старшего возраста, но все-таки мы конкурируем за их внимание, за их лояльность, за деньги, которые партнеры могут приносить, чтобы поддерживать нас или не нас. Мы конкурируем за то, чтобы мы или не мы были разработчиками корпоративных программ, которые нацелены на аудиторию старшего возраста. И нужно просто говорить: да, конкуренция есть.

Лиза Гарегина:

Какие профессии востребованы среди людей предпенсионного возраста, и на что стоит обратить внимание, какие профессии сможем предложить будущим пенсионерам?

Анастасия Лазибная:

Будущим – не знаю, будущее так быстро меняется, но я бы говорила о том, что нужно попытаться встроить людей в рынок труда, связанный с IT и с телекоммуникациями, потому что за этим будущее.

Муслим Муслимов:

Они будут программировать?

Анастасия Лазибная:

Сейчас они, скорее всего, не смогут программировать, это ограниченный срез людей. С другой стороны, есть определенные профессии, которым их можно было бы обучить. Например, тестирование программного обеспечения начального уровня, куда обычно берут студентов. Мы очень давно пытаемся раскрутить эту программу, найти хороших партнеров, в том числе среди IT-компаний, потому что мы понимаем – обучить человека на проверку багов и ошибок в программном коде, в том, как работает игрушка, или какие команды она выполняет или не выполняет. И фиксирование этих багов – работа вполне подъемная для людей старшего возраста, обучение здесь может быть три-четыре месяца, и они могут работать.

Если говорить про традиционные профессии, например, страховой рынок, страховые компании заинтересованы в людях, которые могут находить общий язык с потенциальной аудиторией, могут вести документацию, они всегда открыты. Колл-центры открыты, просто это работа достаточно сложная по интенсивности, тоже нужно понимать.

Муслим Муслимов:

Если брать Москву и регионы, отличаются ли потребности у пенсионеров и запросы к Вам?

Анастасия Лазибная:

Да, даже восприятие нас, как портала отличается, потому что если посмотреть на наше название «Баба-Деда», то это как Курочка Ряба, майонез «Петрович», звучит на искушенный слух человека из Москвы и Петербурга не так гламурно, но они нас любят за то, что мы делаем, они знают, что мы делаем крутые современные программы. Мы всегда говорим: да, мы называемся так, зато у нас такие программы. Хотите в них участвовать? Придется с чем-то смириться. А вот в регионах наше название сказочное, и они воспринимают его, как сказку, поэтому даже в плане восприятия все по-другому.

В плане запросов очень часто мы получаем обратную связь от людей из регионов, которые говорят: «Ну конечно, в вашей Москве это все есть, в вашем Петербурге это все есть». Это правда, в двух столицах всего больше, но зачастую люди в регионах просто не знают того, что есть у них на местах, это тоже задача нашего портала – донести информацию, которую сложно найти или которую им никто не рассказывает, потому что наши гос. структуры не всегда заинтересованы в создании очереди на свои услуги. У них есть своя база пользовательская центров, они с ней взаимодействуют, но им не очень интересно ее наращивать, поэтому информировать людей о чем-то еще они не всегда хотят. Наша задача как портала – рассказать людям обо всем, что есть, обо всех возможностях, хочет этого гос. структура или не хочет. Бизнес обычно в этом заинтересован.

Муслим Муслимов:

Настя, Вы анализировали международный опыт. С кого Вы берете пример или кого можно в пример привести?

Анастасия Лазибная:

Мы пытались найти похожие проекты на наш, но не нашли, это очень интересно, потому что такое чувство, что такой агрегатор со специализацией на возрастную аудиторию есть только в России. Есть похожие проекты на компании для всех возрастов, потому что проблема рынка труда с возрастной дискриминацией не только российская, она есть в любой стране, где-то с ней пытаются бороться цивилизованными методами, а где-то вводят уголовную ответственность.

Муслим Муслимов:

Если бы Вам дали полторы минуты на Первом канале, и Вас бы смотрело огромное количество людей пожилого возраста, что бы Вы сказали в камеру?

Анастасия Лазибная:

Наверное, это не понравилось бы Первому каналу, но я бы сказала, что ситуация сильно изменилась, и теперь мы можем надеяться только на себя, мы должны инвестировать в себя, в свое здоровье, в свое образование, не думать, что нам кто-то просто что-то даст, воспринимать себя и других людей своего возраста не как бабушек и дедушек, а как людей, которые могут что-то дать и которые действительно накопили ценный опыт. Не воспринимать себя, как обузу, как бабушку или дедушку, хотя и название нашего проекта «Баба-Деда».

Муслим Муслимов:

Что бы Вы сказали в рамках привлечения внимания к Вашему порталу?

Анастасия Лазибная:

У нас была смена слогана. Раньше был слоган «Все лучшее только начинается», потом слоган стал «Пора жить», теперь мы хотим поменять слоган на «Все получится». Я бы сказала, что у вас все получится, если вы поймете, что для вас есть и что от вас требуется, и все это вы поймете на нашем портале «Баба-Деда», потому что мы делаем все это для вас.

Муслим Муслимов:

Прекрасно. Чем гордитесь за эти семь лет?

Анастасия Лазибная:

Горжусь тем, что я никогда не думала и не хотела стать экспертом по старшему возрасту, по третьему возрасту, я им стала. По сути, это рынок, которого никогда не было, который недавно образовался, и на нем очень мало экспертизы и экспертов. Вот так случилось, что я им стала, это повод для моей личной гордости.

Муслим Муслимов:

Если говорить о медицинском сопровождении заболеваний, которым подвергаются люди старшего возраста, это онкологии, сердечно-сосудистые заболевания и ряд других, Вы отслеживаете каким-то образом эту статистику?

Анастасия Лазибная:

По рынку труда у нас очень много статистики, мы проводим опрос, как человек себя чувствует в командах, в коллективах с начальником, который младше этих людей, все, что касается рынка труда. Где бы они хотели работать, какие бы знания они хотели получать, какие знания у них есть, чего не хватает. В рамках «Баба-Деда» мы смотрим на то, чего люди хотят, какие программы им нужны и какие университеты третьего возраста, контентное наполнение образовательных программ в том числе. То, на что нужно делать упор, чтобы человек социализировался.

Муслим Муслимов:

Образование при ВУЗах?

Анастасия Лазибная:

Университеты третьего возраста – это может быть совершенно разнообразная история. Она может быть при ВУЗе, это может быть абсолютно отдельная история, инициированная общественной организацией, просто название останется такое же – университет третьего возраста. В принципе, это может сделать любой: некоммерческая организация, образовательная организация, но контентное наполнение очень важно, потому что позволяет людей активизировать. Если им не интересно, они туда никогда не пойдут. Вот здесь мы как раз аналитику ведем.

Лиза Гарегина:

Я посмотрела перед передачей Ваш сайт и увидела программу, которая с банком связана, финансовая грамотность для людей пожилого поколения. Вы можете про нее рассказать? Насколько я знаю, люди старшего возраста недоверительно относятся к таким программам, есть разные продукты, которые предлагают другие банки, расскажите про эту программу в Вашем проекте.

Анастасия Лазибная:

Нам очень повезло, потому что Банк России – это регулятор. И когда он решил запустить программу финансового образования для старшего поколения, он не преследовал целей продвинуть что-то, просто потому что у него нет своих банковских продуктов, и это большой плюс, потому что у любого банка, который делает программы финансовой грамотности, подспудно всегда есть цель продвинуть свои собственные банковские продукты. Центробанк этим не грешил никогда, для него основная цель была в том, чтобы снизить количество жалоб и уровень мошенничества среди людей старшего возраста.

Мы выступили разработчиком, мы разрабатывали все материалы для людей старшего возраста вместе с экспертами Банка России, потом запускали в 25 регионах России. До того, как все это сделать, мы провели исследование по нашей аудитории портала и выяснили, что порядка 84 процентов людей старшего возраста либо сами были жертвами финансовых мошенников, либо их близкие становились жертвами такого мошенничества. Это даже не каждый второй, это практически каждый. Ситуация катастрофическая. И сейчас программа Банка России доступна для всех, любая региональная организация, корпоративная структура может ее взять у Банка России и проводить самостоятельно, не меняя программу, не добавляя туда какие-то элементы продвижения своих услуг, а оставив ее в таком чистом, прозрачном виде. Она сейчас доступна на рынке, это на самом деле очень здорово, потому что Вы правильно сказали: доверия в регионах нет. Почему? Люди привыкли, что им постоянно что-то навязывают, любая образовательная программа по финансам для них – это очередной способ продвижения кредита или депозита. Мы с этим столкнулись, когда стали просвещать аудиторию в регионах, она очень недоверчивая.

Муслим Муслимов:

Расскажите Ваши дальнейшие планы, и каким образом в этих планах может участвовать государство в рамках совместных проектов?

Анастасия Лазибная:

Мы не гос. структура, мы общаемся с людьми, понимаем их запросы и могли бы рекомендовать проводить некий аудит контентного наполнения программ для старшего возраста, всего, что государство пытается выпустить на рынок. Было бы здорово, если бы государство проводило как минимум рабочие группы и сверяла с нашим опытом, с нашей экспертизой те программы, в которые инвестируются государственные рубли. Это идеальная ситуация, некий социальный аудит, это моя мечта, и поверьте, у нас достаточно экспертизы, чтобы это делать.

А второй момент – это рынок труда. Мы видим там нашу сильную экспертизу именно в аналитике, то, что государству очень сложно делать, потому что с современным бизнесом оно не говорит на одном языке, не всегда понимает, что современный бизнес хочет интересный формат, инфографику, интересные кейсы, государство все-таки про другое. Не все некоммерческие организации могут это делать, но мы можем. И вот эта аналитика, сопровождение, проведение бизнес-программ, все, что может помочь снять возрастную дискриминацию с рынка труда, мы были бы рады делать совместно, такие трехсторонние программы – мы, бизнес, государство. Это бы очень хорошо работало.

Муслим Муслимов:

Вы говорите о том, что Вы хотели бы, чтобы Вас слышали. Но есть такие общественные площадки, бизнес-объединения, как Российский союз промышленников и предпринимателей, а там людей, которым за 60, 83 процента точно. Есть такие организации, как «Опора России», «Деловая Россия», которую я представляю в рамках медицинских услуг, это те рупоры, через которые государство слышит. И на этих площадках собирается экспертиза бизнес-сообщества. В формате социальной активности есть другие группы коллег, которых мы всегда приглашаем, уважаем, как рупор их можно использовать, почему не используете?

Анастасия Лазибная:

Ровно три года назад, уже предчувствуя повышение пенсионного возраста, сделали запросы на все эти организации, приложили пример из нашей аналитики и сказали: «Ребята, давайте делать это вместе». Вы не поверите, мы не получили ответ практически ни от кого. А с ТПП мы в этом году подписали соглашение по одному региону, это будет первый пилот, если он хорошо пройдет, то мы начнем работать по другим регионам. Вы говорите все абсолютно правильно, мы сами хотели с этого начать, но это же всегда диалог, это никогда не монолог. Мы диалог попытались инициировать три года назад, но развивается все только сейчас.

Муслим Муслимов:

Я вспоминаю бизнес-истории различных великих предпринимателей, когда они говорили о том, что ходили на собеседования тысячу раз, и 999-й раз эти собеседования были абсолютно бесполезными. А вот на тысячный раз наконец взяли на работу, и я стал великим предпринимателем. Мне кажется, говорить об этом в прошедшем времени, как уже о состоявшейся неудаче неправильно. Можно пересмотреть этот формат и вновь начать заниматься общественным полем. Я хотел бы Вас поблагодарить, пожелать всего хорошего, удачи, воплощения мечт, задач и целей, которые Вы ставите, цели благие, как говорит один мой знакомый: «Не зря землю топчете». Мы со своей стороны потеряли абсолютно любую тревогу и перестали тревожиться, надеюсь, не последний раз встречаемся.

Лиза Гарегина:

Спасибо Вам большое за проект, я просто восхищаюсь такими людьми, которые занимаются социальным предпринимательством, это очень важно, это очень нужно, и Вы делаете действительно благое дело. Спасибо Вам!

Анастасия Лазибная:

Спасибо большое за прекрасную программу!