ОРЗ и грипп как причина осложнений со стороны уха, горла и носа

Оториноларингология

Тэги: 

 

Екатерина Осипенко:

В эфире «Оториноларингология с доктором Осипенко». Сегодня у меня в гостях профессор, доктор медицинских наук, отоларинголог, заведующий кафедрой оториноларингологии Сеченовского университета и директор клиники болезней уха, горла и носа Валерий Михайлович Свистушкин.

Валерий Михайлович, спасибо огромное, что пришли! Вы буквально вбежали в студию, прибежали из операционной. По-моему, еще 20 минут назад оперировали?

Валерий Свистушкин:

Да, я боялся не успеть, боялся подвести, поэтому я здесь вовремя.

Екатерина Осипенко:

Что оперировали?

Валерий Свистушкин:

Наши проблемы: нос, пазухи. Сейчас это очень актуально, потому что сезон простуд, сезон гриппа.

Екатерина Осипенко:

Вообще, эта часть лица и ЛОР-составляющие, это Ваше ― нос, полость носа. Вы считаетесь известным специалистом в нашей стране, и не только в этой области. Я думаю, массу всего можете рассказать, в том числе и про хирургическую составляющую лечения этих заболеваний. Но сегодняшняя наша встреча посвящена именно ОРЗ, гриппу, различным респираторным заболеванием и их осложнениям на нос.

Валерий Свистушкин:

Которые приводят пациента, в том числе, и на операционный стол. Такое тоже бывает.

Екатерина Осипенко:

Какие это осложнения?

Валерий Свистушкин:

Мы говорим в данном случае о воспалениях околоносовых пазух, так называемых, синуситах. Я позволю себе напомнить, что у нас пазух много ― и верхнечелюстные гайморовы пазухи, и лобные, и мелкие клетки, которые называют решетчатые клетки. Их много, они воспаляются, и иногда при неправильном лечении, при позднем обращении, при самолечении все это переходит в хроническую форму. Периодически приходится нашим пациентам помогать именно путем операции.

Екатерина Осипенко:

Для всех простуда, ОРЗ – это насморк, боль в горле, кто-то голос теряет, кто-то не теряет, но у всех наступает охриплость. Но преимущественно, все-таки, насморк той или иной степени выраженности, иногда степень выраженности бывает огромная. Даже обезвоживание возникает на фоне насморка, потому что целые реки текут. Все, естественно, привыкли, в том числе и мы, отоларингологи. Надо ходить на работу, не вылеживаться даже при температуре, даже высокая температура сейчас не останавливает никого. Где та грань, за которой могут возникнуть осложнения? Вообще, существует ли она?

Валерий Свистушкин:

Будет ошибкой считать банальность насморка. Ну, что это, ну, потекло из носа, почихал, закапал капли и побежал на работу, и всё, через 7 дней пройдет. Я позволю себе напомнить самый знаменитый метод лечения такого насморка: метод семи горошин. 7 горошин укладывается в левый карман халата или платья и каждое утро по одной горошине достается и перекладывается в правый карман; когда последняя горошина перешла в правый карман, то все закончилось, насморк прошел сам. К сожалению, по нашим современным понятиям такое пренебрежительное отношение к, казалось бы, банальной простуде, к банальному насмарку заканчивается иногда довольно печально и в плане осложнений, и в плане перехода в хроническую форму. По современным отоларингологическим понятиям при банальном насморке уже имеется воспаление околоносовых пазух, уже имеется синусит, уже вовлечённость гайморовых пазух – самых, наверное, у взрослых часто воспаляющихся.

Екатерина Осипенко:

Вовлечённость, фактически, наступает в течение 24 часов?

Валерий Свистушкин:

Как только вирус попадает в организм. В эпидсезон, медицинское понятие, сезон простуд, который начинается в сентябре-октябре и заканчивается с теплым временем года, с поздней весной…

Екатерина Осипенко:

Иной раз заканчивается в мае, а иногда и в июне.

Валерий Свистушкин:

Да, все правильно. Так вот, в эпидсезон риск ОРЗ, риск гриппа существенно повышается, значит, повышается вероятность воспалений со стороны пазух носа, со стороны уха, со стороны горла и так далее.

Екатерина Осипенко:

В нынешнем году зимой у нас была достаточно стабильная температура, но, как только идёт колебание, сразу мы регистрируем рост простудных заболеваний и, соответственно, приток пациентов с осложнениями в оториноларингологические кабинеты.

Валерий Свистушкин:

Да, Вы правы, Екатерина Владимировна, хотя все меняется. Я напомню нашим слушателям, что в ноябре в Сибири жителей начали беспокоить крепкие морозы, была суровая зима, и процент заболевших и гриппом, и ОРЗ в целом, был довольно велик. Сейчас, мне кажется, настолько все в климате поменялось, и не важно, тепло или холодно зимой, – уровень заболевших может быть очень высоким.

Екатерина Осипенко:

Вам подобная статистика доступна, учитывая, что Вы являетесь Главным оториноларингологом Центрального федерального округа Российской Федерации, общаетесь со своими коллегами, которые также руководят в округах той или иной службой. Поэтому Вы знаете картину в целом. Мы можем регистрировать только рост заболеваемости, несмотря на метод семи горошин, и другие различные народные методы, их очень много, но метод самолечения – самый основной. Я помню очень хороший иллюстративный пример, не буду называть имя того, кто сказал: «Ну, от насморка-то еще никто не умирал».

Валерий Свистушкин:

Это, к сожалению, ошибка.

Екатерина Осипенко:

Наш главный оториноларинголог Российской Федерации Николай Аркадьевич Дайхес, как раз, сказал: «К сожалению, от насморка очень хорошо умирают». Нельзя скидывать со счетов риногенные осложнения, риногенные менингиты, как уж от них умирают! К сожалению, до сих пор это делают, вне зависимости ни от рук хирурга, ни от города, в котором происходит состояние заболевания. То есть и в Москве, в самых благополучных с точки зрения оказания медицинской помощи в области оториноларингологии регионах все равно происходит. Поэтому всегда есть контингент лиц, который будет подвержен, есть определенные группы риска.

Валерий Свистушкин:

Совершенно верно! Я хочу вдобавок сказать, что это не только в России, не только в Москве, это повсеместная планетарная проблема. Процент осложнений во всем мире, осложнений и со стороны головного мозга, со стороны глаз, орбиты довольно стабильный, несмотря на все современные способы ведения таких пациентов.

Екатерина Осипенко:

Что должно насторожить самого пациента?

Валерий Свистушкин:

Вы, Екатерина Владимировна, абсолютно правильно сказали, что чаще всего мы начинаем заниматься самолечением и бежим на работу. Наверное, самый главный принцип, которому нам надо следовать, ― я понимаю, далеко не всегда получается, жизнь есть жизнь, работа есть работа, но, тем не менее, принцип такой: надо оставаться дома, начинать лечиться и обращаться к врачу. Эти 3 кита лежат в основе лечения и банальной простуды, и небанального гриппа, небанального ОРЗ – дома, лечение и вызов врача.

Три кита лежат в основе лечения и банальной простуды, и небанального гриппа, небанального ОРЗ: оставаться дома, начинать лечиться и обращаться к врачу.

Екатерина Осипенко:

В ряде случаев вызов ограничивается на враче общей практики или терапевте, а когда считается необходимым, назначается уже прием у отоларинголога. Хотя здесь, как раз, когда мы говорим о вовлечённости пазух, то прошедшие сутки, время всегда имеет значение, потому что освободить естественные соустья может только отоларинголог.

Валерий Свистушкин:

Конечно, хотя у нас есть и консервативные методы лечения, и наши дорогие терапевты, врачи общей практики знают об этих способах лечения. Но, если надо основательно дренировать, удалять содержимое из пазух, то, конечно, только оториноларинголог.

Екатерина Осипенко:

Даже в остром состоянии отоларинголог своими руками может дать возможность открыться соустьям и задышать носу, не только каплями. Кстати сказать, о каплях. Я думаю, что Вы, разговаривая, общаясь с пациентами, замечаете, что люди капать-то капают, но как они это делают? Не всегда препарат доходит до слизистой оболочки, потому что даже элементарное закапывание может быть выполнено совершенно невероятным образом.

Валерий Свистушкин:

Да, совершенно правильно! Поэтому капли лучше использовать у взрослых, у старших пациентов, я не имею в виду сейчас детей. Дети – особая категория, а подросткам и взрослым лучше использовать аэрозоли, конечно. Они захватывают большую поверхность носа и разблокируют соустья, те естественные отверстия, через которые вентилируются наши пазухи. Но я бы здесь еще одну проблему обозначил, это беда нашего времени: как только из носа потекло, голова заболела, температура за 37.5, так наш дорогой пациент, думая, что надо поскорее выздороветь, поскорее встать на ноги, начинает использовать антибиотики.

Екатерина Осипенко:

В каждой передаче, с кем бы мы не встречались, у нас краеугольным камнем является антибиотикотерапия!

Валерий Свистушкин:

Увы, мы сейчас говорим о том, что XXI век – век кризиса антибиотиков. Настолько выросла устойчивость микробов к самым распространенным антибактериальным препаратам, что это стало глобальной, планетарной проблемой. В Европе есть ежегодная статистика; в последние годы от того, что все существующие антибиотики не помогают, флора устойчива, ежегодно погибает 33-34 тысячи человек. Только от того, что все антибиотики оказываются неэффективными! Это, действительно, глобальная проблема! В первые дни развития ОРЗ, гриппа, вызванного вирусом, не бактерией, использовать системный антибиотик «на всякий случай», как мы говорим, превентивно бесполезно. Антибиотик будет работать только при микробной флоре бактериальной флоре, на вирусы он не влияет. Поэтому, «на всякий случай», чтобы предотвратить ― категорически неправильно.

Екатерина Осипенко:

Мы говорим сейчас о формировании осложнений. Устойчивость к антибиотикам – одна из проблем и один из аспектов формирования осложнений. С одной стороны, формируется устойчивость к препарату, с другой стороны, неправильно назначенное в этот момент лечение приводит к стертости картины, человек в какой-то момент начинает успокаиваться, выходит на работу, и тут-то возникает осложнение.

Валерий Свистушкин:

Совершенно верно! Правильность выбора препарата, длительность его использования должен определять врач, должен делать не пациент. Здесь еще одна проблема: недолеченность. Даже если возникает необходимость назначения антибиотика, мы должны понимать, что его надо принимать определенное время. Нельзя 3 дня использовать препарат и бросить, тем самым только будет развиваться резистентность, устойчивость к нему. Доктора должен понять: как долго, какой конкретно препарат, какая группа антибиотиков? Так что проблема, к сожалению, и в нашей стране тоже очень актуальна.

Екатерина Осипенко:

Не только проблема доктора. Выясняется, что это проблема самого пациента. Тут перед нами встают очень серьезные деонтологические вопросы, ― не мы можем наладить всегда контакт врача с пациентом. Во-первых, хотя бы потому, что не всегда пациент доходит до специалиста. Второе: донести-то мы можем, но не всегда нас наши пациенты понимают, когда мы им настоятельнейшим образом советуем не заниматься самолечением, не назначать себе самим антибиотики или противовирусные препараты, что тоже, естественно, встречается, потому что наши пациенты считают, что им надо, необходимо выйти на работу. Во главу угла встает работа. Как с этим быть, пока еще не понятно, наверное, всё медицинское сообщество должно поднять эту проблему на уровне, наверное, государства. По данным ВОЗ 30 % заболеваний приходится на верхние дыхательные пути. Часть из них, естественно, простуды, ОРЗ. Если не брать смертность от сердечно-сосудистых заболеваний и тяжелых заболеваний в пожилом возрасте на фоне вирусной патологии, то остаются наши, ЛОРовские заболевания. Их масса, масса заболеваний. Они потом хронизируют, у кого-то возникает медикаментозный ринит на фоне несанкционированного использования капель. Фактически, из трудоспособного населения мы получаем людей с хроническими заболеваниями, с серьезной патологией носа, которые как бы «несерьезны». Но, с другой стороны, исподволь возникают другие проблемы.

Валерий Свистушкин:

Да, Екатерина Владимировна, Вы затронули целый ряд важных вопросов, которые, наверное, требуют отдельных передач и обсуждений. Например, тема, которую Вы сейчас обозначили: тема соблюдения наших рекомендаций, комплаенса, медицинский термин такой, то есть насколько пациент должен и хочет выполнять назначения. Собственно, это авторитет доктора, его влияние, в конце концов, психологическое…

Екатерина Осипенко:

…искусство донести.

Валерий Свистушкин:

Искусство врачевания, да! Конечно, тоже принципиальный вопрос. Особенно, когда мы говорим о лечении инфекций, потому что правильный выбор, четкое соблюдение часов приема, длительности приема – всё чрезвычайно актуально. Вы уже затронули тему: заболевания верхних отделов дыхательных путей и уха, острые состояния – это главная проблема, которая мучит наших пациентов на уровне поликлиники, на уровне домашней жизни.

Екатерина Осипенко:

То есть первичное оториноларингологическое звено ― тот самый форпост, на который ложатся все острые состояния, и которые, в свою очередь, должны принимать быстрые решения, решать вопросы и с диспансеризацией. В свою очередь, диспансеризация выявляет, с одной стороны, проблемы верхних дыхательных путей и дает понять пациенту, что в определенный период времени, когда эпидпорог понижается, тогда в этот момент заболеваемость может появиться, и необходимо принимать определенные меры. Но не у всех возникает, не все справляются, кто-то заболевает традиционно и постоянно.

Валерий Свистушкин:

Конечно, здесь еще ведь надо говорить о предрасполагающих факторах, о группах риска, которые Вы упомянули в самом начале нашей встречи. Я позволю себе напомнить, что к группам риска относятся наши дорогие беременные. Их состояние всегда требует очень тщательного и бережного отношения. Дети – это группы риска, они являются не только тем контингентом, который очень часто болеет, но еще и переносят инфекцию. Они из детского сада, из школы приносят домой вирусы, бактерии, которые далее сказываются на старших, ― на родителях, на наших уважаемых стариках, в конце концов. Пожилые – это особая группа риска, потому что, когда у пациента имеются свои хронические заболевания и, причем, неважно какие: могут быть заболевания сердца и сосудов, могут быть заболевания легких, метаболические заболевания, например, сахарный диабет, ― все вместе даёт очень серьезную группу риска, которая может приводить, даже при не тяжелом течении насморка, ОРЗ, к очень серьезным последствиям и со стороны ЛОР-органов, и со стороны тех самых хронических заболеваний сердца, легких, почек и так далее.

Екатерина Осипенко:

Осложнения могут быть, с одной стороны, непосредственно у самого пациента, но также они могут затронуть и всю семью. Не говорю уже о чисто социальных вопросах, когда вся семья одномоментно болеет, или она болеет циклически ― сначала одни дети, потом другие, один большой семейный лазарет.

Валерий Свистушкин:

В этой связи мы говорим, что самый главный способ профилактики гриппа – это вакцинация. Это доказано во всем мире. По-разному каждый человек может относиться в вакцинации, но статистика неумолима. Вакцинация – главный способ профилактики. Надо сказать, что в современной России за последние десятилетия мы сделали очень серьезный рывок. По статистике Минздрава почти 50 % населения современной России в этом году было привито. Принципиальный, важнейший вопрос!

Екатерина Осипенко:

Действительно, большие, серьезные усилия. Чего стоит одна только вакцинация около метро! Я не знаю, где-нибудь в мире делаются подобные мероприятия?

Валерий Свистушкин:

Может быть, вопрос дискутабельный, но очень важно, что мы добились таких показателей. Особенно, группы риска, те, что мы с Вами обозначили: дети, пожилые люди, беременные, пациенты с хроническими заболеваниями, пусть даже они не очень старшего возраста. Это все те, к кому надо очень бережно относиться и в первую очередь рекомендовать своевременно проводить вакцинацию, потому что тогда риск заболевания существенно уменьшается.

Екатерина Осипенко:

Пока Вы говорили, я вспомнила ситуацию, рассказанную нашей коллегой, когда на фоне самолечения пациент лет 60-ти, страдающий сосудистым заболеванием, принимающий по этому поводу препараты, на фоне простуды в конечном итоге умер. Причем, он принимал клюкву, клюквенный морс, пил воду и что-то еще. Вроде как ничего такого дурного не делал, у нас же принято, если ты заболел, сразу советовать: напейся, упейся клюквой, лимоны и все такое. К чему это может привести в случае приема тех или иных препаратов, которые назначаются пациенту по другим заболеваниям, и какие метаболиты возникают в организме у человека на фоне приема? Поэтому тоже надо очень аккуратно использовать, так называемые, народные средства.

Валерий Свистушкин:

Да, их никто не отменял, они нам здорово помогают, облегчают нам и течение, и жизнь нашу, когда мы начинаем заболевать. Но они вовсе не отменяют советы врача, где и противовирусные средства, и средства, которые влияют на воспаление, и местные, и общие, и те же капли, которые мы с вами обсуждали. Здесь ведь еще одна проблема, о которой мне очень хотелось бы напомнить: беда для отоларингологов, когда пациент при банальном насморке начинает капать капли в нос сосудосуживающие средства, вазоконстрикторы, как мы их называем с медицинской точки зрения, и капает больше 7–10-ти дней. А потом они всю жизнь начинают капать. Мы таких пациентов называем «заложники пузырьков с каплями», потому что в каждом кармане по пузырьку, в сумке по 3-4 пузырька, и они без них жить не могут. Это всё проблема самолечения, когда пациент начинает использовать капли и использует их больше 7-10 дней, возникает привыкание, а потом отказаться от них бывает крайне сложно.

Екатерина Осипенко:

Но не всегда пациенты хотят отказываться, потому что очень удобно: закапал и побежал.

Валерий Свистушкин:

Да, но у таких капель есть целый ряд побочных действий как местного, так и общего характера.

Екатерина Осипенко:

Тут я не могу Вас не спросить, учитывая, что Ваше искусство, в основном, лежит в области полости носа, Вы очень много работаете и имеете прекрасные результаты в ринопластике. Расскажите, пожалуйста, чем интересным характеризуется строение носа, его раковин, что он несет такую большую объемную нагрузку в течение всей жизни человека?

Валерий Свистушкин:

Каждый оториноларинголог, наверное, здесь сказал бы, что нос всему голова, потому что это один из важнейших органов с тончайшим строением, с микроскопическими, совершенно потрясающе устроенными природой защитными механизмами, которым обладает каждый человек. Если нос дышит 24 часа в сутки, а ему природа и дала задачу дышать 24 часа в сутки, и днем, и ночью он должен работать, и тем самым выполнять свои важные функции. Не только провести воздух, комфортно дышать носом. Как мы говорим, нос – это универсальный пылесос, он забирает в себя все то, что находится в окружающем воздухе, очищает от всех вредных частиц до аллергенов, вирусов, бактерий, и всё оседает на слизистой оболочке, не проходит дальше в бронхи и легкие. Таким образом воздух подготавливается, он идет в организм очищенным. Но в холодное время его надо подогреть, и мы говорим: это универсальный калорифер. Воздух надо охладить в жару, и мы говорим, что это универсальный холодильник. Я уж не говорю про эстетику, не говорю про тончайшую функцию носа – обеспечение обоняния. Насколько теряется качество жизни, когда человек перестает обонять! Во время насморка вся еда кажется пресной, сено-солома, совершенно жить не хочется! В конце концов, важнейшая составляющая нашей жизни – наши сексуальные взаимоотношения. Между прочим, начало отношений, тяга к противоположному полу – это тоже нос, в нём есть очень маленький орган, который воспринимает запахи, как мы говорим, феромоны противоположного пола. Вот сколько функций у носа! Поэтому очень важно нос беречь, щадить. Мы очень аккуратно сейчас воздействуем на все структуры, максимально стараемся сохранить все элементы полости носа, чтобы обеспечить нормальную, качественную жизнь человеку.

Екатерина Осипенко:

Мне кажется, самое последнее упоминание, если предыдущие 3 не убедили, то последнее уже должно было обязательно привести к нам в студию всех тех, кто еще не припал к экранам мониторов и гаджетов. Действительно, есть львиная доля мужчин, которые болеют, у которых возникает насморк, которые простывают и получают осложнения. Наверняка, у вас есть пациенты, которые благодарили Вас и говорили Вам спасибо за то, что Вы их прооперировали, и потом у них, допустим, родились дети. Ведь, такая ситуация наверняка была в Вашей жизни?

Валерий Свистушкин:

Наверное, скорее, вопрос не ко мне, а к нашим братьям и сестрам по профессии – акушерам и гинекологам.

Екатерина Осипенко:

Мужчины в этом отношении достаточно скрытны, но, тем не менее, такие исследования тоже проводились, не понаслышке говорим. Мы с Вами смеяться-то смеемся, но, мы понимаем, что это правда, так оно и есть.

Валерий Свистушкин:

Конечно, потому что нос имеет влияние через нервную систему, через рефлекторные связи на очень огромный, я бы сказал, комплекс органов в человеческом организме. Оказывает массивное влияние, безусловно!

Екатерина Осипенко:

Мы поговорили с вами о риногенном синусите, риногенном менингите ― одних из самых грозных осложнений. Какие еще могут быть осложнения?

Валерий Свистушкин:

У детей, особенно, у младших детей обязательно надо лечить насморк, потому что довольно часто бывает переход воспаления на глазницу, на глаз, воспаляются глазные структуры. Поэтому мы наших дорогих мам и наших пап, молодых родителей предупреждаем: если, не дай Бог, у ребеночка начинает краснеть глаз на фоне насморка – это ситуация, требующая немедленного обращения к доктору, чтобы предотвратить внутриглазничные осложнения.

Кстати, мы с Вами не затронули еще одну тему – влияние носа на слуховой орган, на слух. Я напоминаю, у нас ухо и нос соединены специальной трубкой, которую мы называем слуховая труба, Евстахиева труба. Она важна, поскольку выравнивает давление в барабанной полости; чтобы человек нормально слышал, давление в барабанной полости должно быть равно атмосферному. Мы знаем массу примеров: когда летим в самолете или поднимаемся на скоростном лифте, то уши начинает закладывать; это говорит о том, что труба временно не справляется со своей функцией. Если нет носовых заболеваний, заболеваний пазух, то это состояние временное: человек продул ухо ― мы все знаем, как это делать, как делается в самолете ― и проблема ликвидируется. Но, если имеется патология носа, пазух, носоглотки (у детей, кстати, аденоиды довольно влияют на слуховую трубу), если такая патология имеется, то риск и острого, и хронического воспаления уха значительно повышается, особенно у детей, потому что у них есть такие анатомические особенности, что переход инфекции через слуховую трубу на барабанную полость возникает очень часто. Поэтому, если нос не работает или работает неправильно, то риск патологии уха возрастает в десятки раз, что уже грозит потерей слуха. Потеря слуха ― уже социальная проблема, о которой можно долго говорить.

Екатерина Осипенко:

Может быть хотя бы кратковременная потеря слуха.

Валерий Свистушкин:

Бывает и стойкая, когда возникает перфорация барабанной перепонки, хронический отит, хроническое воспаление.

Екатерина Осипенко:

Здесь тоже место есть для самолечения.

Валерий Свистушкин:

И еще какое! К сожалению, оно, опять-таки, только усугубляет проблему.

Екатерина Осипенко:

Что мы должны сказать нашим пациентам, если они вдруг почувствовали ухудшение слуха, или состояние оглушения на одно или на другое ухо, или даже на два?

Валерий Свистушкин:

Категорически доктор, категорически отоларинголог! Здесь, кстати, еще одна проблема может быть: если респираторные вирусы вызывают гнойные воспаления в барабанной полости, то они могут вызывать заболевания слухового нерва улитки, появляется, так называемая, нейросенсорная тугоухость. Здесь принципиально как можно более раннее обращение к доктору, потому что можно реально помочь и восстановить слух, улучшить слух. Чем более долгий период отсутствия лечения, тем процент восстановления слуха меньше и меньше. Это еще одна проблема ОРЗ, гриппа, болезней сезона, болезней осени, зимы, весны.

Екатерина Осипенко:

Это не только тубоотит, но и катаральный отит, может быть и гнойный отит…

Валерий Свистушкин:

…и заболевания слухового нерва.

Екатерина Осипенко:

У детей – хронический аденоидит, фактически. Но, давайте спускаться.

Валерий Свистушкин:

Перейдем ниже по дыхательным путям.

Еще одна проблема – заболевание миндалин, ангина. Вечная проблема, потому что как вирусы, так и бактерии никуда не делись, они существуют. Еще и новые вирусы мы открываем. Несколько новых вирусов было открыто чуть больше, чем 10 лет назад в 2006-2007 годах. Они, наверное, были и до ранее, но мы о них не знали, не идентифицировали.

Екатерина Осипенко:

Не так давно мне рассказали о том, что и новые грибы открываются. В ушах, в том числе, выявляются, высеиваются в Японии.

Валерий Свистушкин:

К счастью для диагностов, мы расширяем спектр своих познаний, но для пациента это, в принципе, ничего не меняет. Если возникло воспаление, то надо обращаться к доктору, чтобы получать качественную помощь и получать требуемое лечение ― либо противовирусное, либо противобактериальное, либо противогрибковое.

Екатерина Осипенко:

А если болит горло? Ведь, кто-то заболевает сразу носом, а кто-то горлом. Есть определенный спектр препаратов в аптечке, и люди сами начинают ими пользоваться. Но, при простуде бывает совершенно дикая боль в горле, большая, и температура может быть высокая.

Валерий Свистушкин:

Чаще всего в данном случае разговор идет об ангине, у детей особенно. У детей вообще ангины, ― причем, бактериальные ангины, стрептококковые ангины, ― как были, так и есть, их процент велик. У взрослых чаще всего – вирусное воспаление. Чем старше становится пациент, тем меньше риск стрептококкового воспаления, стрептококкового инфицирования.

Почему еще очень важно с доктором общаться? Потому что, если мы ставим диагноз стрептококковое воспаление, то обязательно назначаем системный общий антибиотик. Но при вирусе, как мы уже сказали, общий антибиотик не нужен, он будет оказывать только вред. Поэтому требуются консультации с доктором. Чаще всего, это именно воспаление миндалин, небных миндалин, как мы их называем, это ангина. Но, может быть и задействована задняя стенка глотки, как мы говорим, фарингит. У взрослых выраженная боль в горле может быть заболеванием слизистой оболочки глотки в виде фарингита. Это почти всегда вирус, бактерии здесь не принимают участие. Но, на боль в горле влияет очень много внешних факторов. Для носа внешние факторы – курение, аллергия, загрязнение воздуха. Для заболеваний глотки очень важно понимание – особенно, у взрослых, я хотел бы акцентировать внимание – состояния желудка. Очень сейчас популярная тема – гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь, которая проявляет себя чаще всего и наиболее ярко проявляет в виде изжоги. Когда у пациента изжога, особенно – частая, то патология глотки встречается почти всегда.

Екатерина Осипенко:

Уж берите выше ― и гортани!

Валерий Свистушкин:

И гортани. Это особенно Вам близко, Екатерина Владимировна. Да, и берите дальше ниже: и заболевание бронхов и легких. Так что здесь такие факторы обязательно надо учитывать. Иногда доктор не может понять, и пациент не может понять, что же мы всё лечим и лечим, а толку-то нет. Если каждую ночь у него заброс из желудка кислого содержимого, кислоты, то, конечно, не поможет. Надо идти к гастроэнтерологу, общаться с ним. Такие предрасполагающие факторы надо учитывать.

Екатерина Осипенко:

В общем, очень тонко устроен человек, и всё так взаимосвязано! Человек сам в себе разобраться не может, и не всегда получается диалог с пациентом. Грамотный диалог с пациентом и доверие к врачу, безусловно, направлены только на улучшение состояния. Когда хороший клиницист начинает задавать человеку вопросы, и Вы наверняка с подобным сталкиваетесь, особенно, когда мы начинаем расспрашивать наших пациентов о том, когда у них менструации, к примеру, или еще какие-то интересные вопросы задавать, они спрашивают: «А зачем я пришел? Я к Вам пришел, чтобы Вы мне посмотрели связки. Зачем Вы мне нос смотрите?» Возникает недоумение. Или мы спрашиваем о количестве принимаемой пищи, не говоря уже о регулярности, мы всё должны знать. Другой вопрос ― за какой период времени мы должны задать все вопросы? За 12 минут, по-моему?

Валерий Свистушкин:

Еще одна болевая точка. Но здесь – что делать, пока такая система…

Екатерина Осипенко:

Пока такая система. Наша передача призвана, в том числе, давать знания нашим пациентам, для того чтобы они тоже были настороже, потому что предупрежден – значит вооружен; и, конечно же, нашим коллегам-отоларингологам, которые, слушая представительных гостей, не могут не делать себе пометок, когда и каким образом включить свою дополнительную настороженность в плане формирования группы риска, которая может в дальнейшем получить осложнения, о которых мы сегодня с Вами говорим.

Всё ли мы перечислили, не забыли ничего?

Валерий Свистушкин:

Мне не хотелось бы заканчивать на таких серьезных нотах. Мне хотелось бы сказать, что человеку для того, чтобы и быть здоровым, и ощущать себя здоровым достаточно вести нормальный, качественный образ жизни. Достаточно наших обычных составляющих: здорового, длительного сна, спорта, свежего воздуха, солнца, пищи, богатой не только витаминами, а в эпидсезон ― качественной и разнообразной. Скажем, то же сало содержит важные высоконасыщенные жирные кислоты, которые принимают участие в иммунитете. У нас даже есть такая поговорка: «Какая диета в период эпидсезона!» Конечно, нет! В конце концов, качественные сексуальные взаимоотношения и хорошее настроение – это все образ жизни нормального, здорового человека.

Екатерина Осипенко:

А чеснок? Как без чеснока?!

Валерий Свистушкин:

Но только не в слуховые проходы, как иногда это бывает.

Екатерина Осипенко:

И без герани, пожалуйста.

Валерий Свистушкин:

Уж без неё точно! Я перечислил главные методы профилактики.

Екатерина Осипенко:

В общем, боритесь со стрессом, и будет вам счастье! У вас будет возрастать возможность к борьбе с представителями вирусной флоры и фауны, которая окружает нас вокруг. Кстати, она и летом нас окружает. 200, по-моему, вирусов, летом мы с ними тоже встречаемся, поэтому не надо думать, что подобные осложнения могут быть и появиться только в названный нами период.

Спасибо огромное, Валерий Михайлович, что Вы к нам пришли! Я напоминаю, что в гостях у меня был профессор, доктор медицинских наук Валерий Михайлович Свистушкин – доктор оториноларинголог. Я, Екатерина Осипенко, оториноларинголог-фониатр, и моя передача «Оториноларингология с доктором Осипенко». Всего вам доброго! Дышите носом хорошо, красиво!

Валерий Свистушкин:

Будьте здоровы!