Как построить отношения с собой

Психология

Тэги: 

Светлана Ходукина:

Это программа «Час с психотерапевтом Хачатуряном». В студии психотерапевт, сексолог, человек в розово-фиолетовой футболке Гурген Хачатурян и Светлана Ходукина. Мы продолжаем тему любви к себе в какой-то степени, хотя, мы сегодня назвали её «Как построить отношения с собой». Мы на протяжении всех наших эфиров, так или иначе, затрагиваем тему отношений с самим собой, отношения к самому себе. Я попробую сейчас повторить то, что мы говорили на предыдущем эфире, он назывался «Как обрести любовь к себе». Ранее на эфирах мы говорили о том, что важно научиться любить свое тело, важно научиться проводить время с самим собой, чтобы комфортно размышлять, чтобы не бояться своих мыслей, своих желаний. Я бы продолжила этот вопрос, потому что не до конца понятно: а как это сделать? Если с тем, как учиться любить своё тело, уже стало понятно, эфир назывался «Как обрести свою сексуальность» затрагивали достаточно подробно эту тему, то, как научиться размышлять, не бояться себя, не бояться своих мыслей, как к этому прийти – пока не совсем понятно. Как прийти к положительному отношению к самому себе?

Гурген Хачатурян:

Да, мы действительно это обсуждали. Давайте, попробуем дальше на эту тему думать, поразмышляем. Грамотно и плодотворно поразмышляем на тему: «А что нам с самим собой делать?»

Светлана Ходукина:

Гурген хорошо фантазирует с самим собой, не боится своих желаний. Как быть тем людям, которые своих желаний боятся, которые пока ещё не научились быть откровенными с самими собой?

Гурген Хачатурян:

Давайте исходить из позиции, что у каждого из нас в голове протекают какие-то процессы. Они, как правило, достаточно осязаемы, мы их слышим, и мы ведем себя ровно так, как эти наши мысли подсказывают. Соответственно, если мы будем понимать, что и как в нашей голове происходит, то и выстраивание отношений и внутри себя и с окружающим миром будет происходить более осознанно и, наверное, менее травматично, потому что люди, которые не разбираются в своих желаниях, потребностях, в своих мыслях и страхах ведут себя крайне эмоционально. А эмоциональность, как мы знаем, не самый лучший подсказчик, когда дело касается принятия решений.

Светлана Ходукина:

Я вспомнила одну не историю, и даже не притчу, скорее – что-то типа метафоры, которую я, кстати, уже упоминала в эфирах, когда всадник едет на лошади, он не может управлять лошадью, а лошадь на самом деле управляет им, но он пытается объяснить всем, почему он тоже хотел поехать в ту сторону. Хотя на самом деле дело в том, что лошадь едет в ту сторону, которую она считает нужной. Я это называю словом рефлексия, когда ты делаешь что-то не вполне осознанно. Хотя я насколько помню, Гурген не одобряет это слово.

Гурген Хачатурян:

Я слово рефлексия одобряю, очень люблю, но немножко в другом смысле.

Светлана Ходукина:

Ну, ладно, поскольку я не профессиональный профессионал, могу плохо…

Гурген Хачатурян:

Светлана называет себя латентным психологом, мне нравится этот термин.

Светлана Ходукина:

Да, то есть, если говорить про страхи, про какие-то желания и про внутренние переживания, то часто, когда человек их не осознает, он просто что-то делает и не до конца сам понимает, почему он это делает. Но, как быть со своими страхами, как вообще с ними работать? Я сегодня делилась с Гургеном своим страхом похода во всякие государственные учреждения. Я бы могла их избегать, что я и делаю.

Гурген Хачатурян:

Да, я Светлане рассказывал о том, что без государственных учреждений прожить можно, конечно, но иногда всё упирается прямо туда.

Светлана Ходукина:

Да. Получается, что необходимо осознанно подходить к своим страхам и переживаниям, не закрывать на них глаза, а вообще понять: а почему так? А что происходит?

Гурген Хачатурян:

Давайте, начнем с чего-то положительного, с позитивного тезиса и скажем, что страхи — это, вообще-то, хорошо. Мы, точнее – не мы, а природа, эволюция придумали страхи как эмоцию для того, чтобы нас от чего-то защитить, от чего-то обезопасить. Если когда-то давным-давно древние люди боялись темноты, не потому что надо было взять себя в руки и превозмочь себя, а потому что в темноте вас ждал вполне себе конкретный саблезубый тигр, который явно имел желание вас сожрать.

Светлана Ходукина:

То есть на меня напал и укусил чиновник?

Гурген Хачатурян:

Почему бы и нет? Не хочется сеять противогосударственную пропаганду, но и такое бывает, если следить за новостями. Нет, я сейчас говорю, в принципе, о том, как и откуда берутся страхи. Во-вторых, есть, например, очень частые страхи каких-нибудь насекомых, членистоногих, пресмыкающихся. Собственно говоря, тоже страх изначально абсолютно понятный, потому что реальная неведомая маленькая хрень может тебя ужалить, укусить, а ты благополучно «скопытишься». Поэтому то, что мы чего-то боимся ― это хорошо, правильно, и не надо думать, что наличие в вашей голове, в вашем сознании страхов делает из вас тревожного человека. Скорее всего, это то, что делает из вас просто человека, такого же, как и мы все. Хотя, конечно, люди бывают разные, и кто-то очень хочет казаться или позиционировать себя бесстрашным, практически суперменом (но даже у Супермена был свой криптонит, которого он наверняка боялся) и отрицают саму возможность того, что они могут бояться. Тут начинается настоящее психотерапевтическое веселье, когда человек, который не будет ничего бояться, начинает страдать из-за того, что его страхи разрывают. Поэтому давайте отталкиваться от мысли, что нормально то, что вы боитесь, что в вашей голове есть страхи. Это нормально. Чаще всего, если ваши страхи приобретают вычурный характер, и при этом у вас нет подтвержденных психических заболеваний, то это говорит о том, что есть какие-то другие процессы.

Светлана Ходукина:

Так, я думаю, что я немного запуталась. Сейчас распутаемся.

Гурген Хачатурян:

Давайте тогда просто тезис: «Если у вас есть страхи – это нормально».

Светлана Ходукина:

Если мы говорим о выстраивании отношений с самим собой для того, чтобы в последствии начать себя любить, то про какие отношения мы говорим? Давайте, мы тогда повторим и поймем, есть ли там пропущенные места, необъяснённые.

Гурген Хачатурян:

Мы говорим вообще про любые процессы, которые происходят в вашей голове. Про любые мысли, про любые чувства, всё, что в вашей голове есть, это нормально и чаще всего, как минимум, допустимо. Вы можете думать о чём угодно, думать, хотеть, переживать как угодно, о чём угодно и так далее. Даже из-за какой-то ерунды, в этом ничего сверхъестественного нет, пожалуйста, думайте. Почему я так говорю, потому что очень часто люди приходят ко мне с вопросом: у меня в голове мысли о том, что я могу кого-то ударить ножом. Что сказать такому человеку? Ну, хорошо, если есть такие мысли. Человек начинает бояться самой мысли, что «я могу кого-то ударить ножом»; он эту мысль сразу сделает максимально реальной, что он представляет, как он ходит с ножом, кого-то ударяет, жуть. Хотя, на самом деле проблема не в этой мысли, проблема лежит где-то совершенно в другой плоскости. На психотерапии мы с этой плоскостью, с причиной возникновения таких мыслей обязательно разберемся, и такие мысли уйдут. Но сам факт того, что в вашу голову приходят какие-то мысли, они могут быть тревожными, пугающими, страшными, непонятными, то, что в вашей голове они есть ― вот этого уж точно бояться не надо. Такой первый тезис.

Светлана Ходукина:

Он очень интересный, важный, да. Получается, чтобы выстраивать отношения с самим собой и начинать себя любить, нужно позволить себе, любым мыслям, которые рождаются, по крайней мере, их не отбрасывать, а как бы обозначать, увидеть их. Иначе там скопится какой-то непонятный ком неизвестности.

Гурген Хачатурян:

Да, может накопиться ком. Если говорить в образных картинах, то больше подходит термин «плотина»: мы выстраиваем плотину для того, чтобы не разрешать каким-то мыслям протекать. Вы должны понять, что, если мысль не протечет своим естественным руслом и будет ограждена «плотиной», то в какой-то момент плотину прорвет и она уже накроет ― мама не горюй!

Светлана Ходукина:

Знаете, как говорят: если в двухкомнатной квартире идеальный порядок, значит, там есть третья комната с хламом. Также, если человек слишком осознанный и адекватный, у него где-то в голове есть комната, куда он свалил все свои страхи.

Гурген Хачатурян:

Да, это точно.

Светлана Ходукина:

Если он слишком самоуверенный. То есть понятно: важно научиться их ловить, отслеживать. А как это происходит? Да просто поймать, сказать: «Так, я сейчас подумал о том, что не одеться ли мне в женскую одежду?», если мужчина, например. Ну, подумал и подумал, да?

Гурген Хачатурян:

Видимо, вам пришла в голову другая мысль?

Светлана Ходукина:

Надеть кольчугу…

Гурген Хачатурян:

Надеть кольчугу, да, да, почему бы нет. Я не предлагаю сразу надевать женскую одежду или сразу следовать за этой мыслью. Но то, что этой мысли пугаться не надо ― это тот тезис, который я хочу вдолбить в каждого человека, который нас слушает, или в каждого человека, который ко мне приходит. Если у вас есть какие-то мысли, это повод о них поговорить, а не повод их бояться, самого себя осуждать, или критиковать, или бояться самого себя. Мы же говорим о принятии всех черт своего характера, раз уж мы говорим по отношению к себе и про отношения с собой. Выстраивание отношений внутри собственной личности подчиняется всем тем же законам, как и межличностные отношения; Вы для самого себя точно такой же человек с достоинствами и недостатками, как и все остальные, кто вас окружает. Поэтому – да, вы можете думать о великом, о прекрасном и думать о том, что вы хотите надеть одежду другого пола или, не знаю, подойти к окну и выпрыгнуть. Да, такие мысли тоже бывают. Надо бояться не мыслей (вообще ничего бояться не надо), надо размышлять, откуда эти мысли пошли, откуда они растут?

Светлана Ходукина:

Также, насколько они дискомфортны. Может быть, подумал и подумал. Подумал и пошел дальше.

Гурген Хачатурян:

Чаще всего так и происходит. По реке мыслительного процесса прошла какая-то мысль, проплыла – и всё, уже где-то совершенно в других местах, вы уже думаете о чем-то другом, о кольчуге, например.

Светлана Ходукина:

Да, мне кажется, тут даже можно быть немножко любопытным и понаблюдать: ого, какие интересные мысли пришли мне в голову!

Гурген Хачатурян:

Да, мы это называем, ― не мы, а я и некоторые мои коллеги ― называем это игрой в антрополога: понаблюдайте за собой. Это может быть действительно увлекательно. Ведь, когда вы учитесь не критично подходить к собственному мыслительному процессу, к тем ощущениям, к тем эмоциям, которые в вашей голове возникают, можно о себе такие разные вещи узнать!

Светлана Ходукина:

То есть быть озорным по отношению к себе: хм, интересно, а этот чиновник меня напугает? Удивительно. Действительно, тоже напугал.

Гурген Хачатурян:

Заходите, а там Фредди Крюгер в галстуке сидит под портретом Владимира Владимировича.

Светлана Ходукина:

Действительно напугал. Хорошо, идем дальше к любви к себе. Можем ли мы сказать, что принятие своего тела, плюс, комфортное отношение к своим мыслям, даже свободное отношение к своим мыслям, к своим желаниям ― это основа той самой любви к себе, или чего-то ещё тут не хватает?

Гурген Хачатурян:

Нет, я думаю, что это основа. Думаю, что основа любой любви — это принятие. Принятие именно, как мы уже сказали, себя, либо партнера, либо вообще людей в целом как субъекта, имеющего как отрицательные, так и положительные стороны. То есть, кто как смотрит ― как положительные так и отрицательные стороны. Как писал Пушкин, «быть можно дельным человеком и думать о красе ногтей», тут то же самое. Если вы общаетесь с человеком, и он ногти себе маникюрит, вы же не называете его сразу плохим?

Светлана Ходукина:

Я бы сказала наоборот: если он не маникюрит ногти, это же не делает его сразу плохим?

Гурген Хачатурян:

Или так. Люди разные, мы все разные, и эта позиция начинается с вас. Вы точно такой же человек, вы тоже разный, вы можете быть таким, сяким, пятым, десятым. Изучайте себя, потому что иначе как узнать, что вам нравится, а что не нравится, что вам приносит удовольствие, а что, наоборот, вгоняет в тоску.

Светлана Ходукина:

У меня возник вопрос. Мы начинаем отслеживать свои мысли и ощущения, страхи, сомнения и так далее. Если там действительно была огромная плотина, то с чего начинаем? Есть вероятность, что настолько страшно заглянуть во все свои мысли, кажется, что если я туда загляну, то всё, на меня всё сразу навалится, я сразу прямо и в одежде противоположного пола, и из окна, и с ножом, всё сразу. Как начинать?

Гурген Хачатурян:

К счастью Вы в кольчуге, поэтому с вами ничего не произойдет, она Вас защитит. Всех остальных надо, конечно, предупредить, что не всегда этот процесс может быть не то, чтобы безопасным, но не всегда достаточно комфортен. У нас всех есть определенная предыстория, и какие-то текущие моменты, наши текущие страхи или текущие отрицания внутренних мыслей, внутренних процессов наверняка базируются на пережитых травмах детского ли возраста, подросткового ли возраста, какого угодно. Хоть вчера с вами случилась травма, и сегодня она уже влияет на то, как вы относитесь к миру. Мы с вами на прошлом, по-моему, эфире говорили про бесстрашие, про внутреннее бесстрашие, смотреть внутрь себя, на свои желания. Здесь, наверное, тоже очень важно относится к тому, что с вами происходит, ― к самому себе, к своим мыслям, которые обязательно придут в момент, когда вы начнете заниматься всеми этими делами, этими размышлениями, ― смотреть на них изначально без страха, без упрека (устойчивое выражение «без страха, без упрека»), то есть без изначального осуждения: «Ай-яй-яй-яй-яй! Ай да Пушкин, ай да сукин сын!», раз мы его вспомнили. Давайте, без «сукиных детей», просто играйте в антрополога и изучайте себя. Попробуйте посмотреть на себя со стороны, позаписывайте, понаблюдайте, ведите дневник наблюдения за собой: сегодня мне в голову пришли вот такие интересные мысли.

Кстати, интересный факт, откуда вообще пошла традиция писать дневники? Люди вели дневники для того, чтобы не забыть, что потом рассказать на исповеди, это ведь место, где вы записываете свои мысли. Не только из-за религиозности, но вообще сама концепция либо исповеди, либо даже похода к психотерапевту, что зачастую по внутренним психическим процессам примерно одинаково. Да, это внешние проявления того бесстрашия, о котором мы говорим. Если вы можете либо сами себе, либо духовнику, либо психотерапевту рассказать о том, что и как происходит в ваших мыслях (дневниковые записи, у меня были вот такие мысли), это свидетельствует о том, что отношения внутри себя выстраиваются по хорошим правилам и ощущение внутренней гармонии, внутренней свободы скоро придет. Не заставит себя ждать.

Светлана Ходукина:

Мне понравилась аналогия, что, когда мы выстраиваем отношения с другим человеком, у него есть определённые достоинства, недостатки, и, по сути, уровень открытости определяет то, насколько я могу поделиться с другим человеком своими мыслями и переживаниями. То же самое с самим собой. Насколько я могу быть открытым перед самим собой, не упрекать себя, принимать себя таким, какой я есть, настолько же я могу себя любить и настолько я могу себя комфортно чувствовать с самим собой наедине, и вообще просто чувствовать себя самим собой. Почему?

Гурген Хачатурян:

Да, необычайное и качество, и ощущение, когда вдруг ты видишь, что телефон твой замолчал, людей рядом с тобой нет, и ты не бежишь в панике в Твиттер или искать знакомств в социальных сетях, а можешь спокойно посидеть и поплыть вместе со своими мыслями по течению умственного процесса, когнитивного процесса в собственной голове. Такое необычное ощущение, когда можно прислушаться к органам чувств, как говорят некоторые мои друзья – к вибрациям собственного тела. Это обогащает. Это мы и называем рефлексией.

Светлана Ходукина:

Тогда, кстати, мы можем вернуться к теме, с которой мы начинали наше обсуждение любви к себе. Мы начали наш эфир с вопроса, как развивать свою сексуальность, и пришли к тому, что без принятия своего тела и без принятия самого себя и своих мыслей развивать сексуальность невозможно.

Гурген Хачатурян:

Да, это будет ширмой. Вы можете быть действительно очень подкованы в технических вопросах. Сейчас набирает популярность, или уже популярны секс-коучи или еще что-то, всем предлагают какие-то курсы орального секса, орального мастерства практически; одни порнофильмы чего стоят, там вообще наглядное пособие о том, как не надо. Технически, да, всё может быть просто потрясающе. Даже возьмите дома, как «фанеру» включите звуковую дорожку нашей теннисистки Шараповой, и даже стонать не надо, картинка будет просто идеальная. Но при всем при этом это будет секс, который не даст большого удовольствия, потому что где-то внутри себя, даже за ширмой идеальной техники, в сексе не будет души. Это будет голый секс. Мы не сможем назвать это даже занятием любовью, хотя вроде бы синонимы, но какая-то внутренняя нагрузка совершенно другая. Поэтому, если вы хотите заниматься любовью, а не сексом, то действительно отталкивайтесь от отношения к самому себе. Выстраивание отношений с самим собой, от доверия к себе, потому что это приведет к тому, что у вас возникнет уже доверие к партнеру. Даже не то, что возникнет доверие к партнеру, а ваш выбор партнера, что самое главное, будет основан уже на чем-то другом, а не просто абы кто.

Светлана Ходукина:

Либо, если партнер уже есть, то, возможно, подберутся те самые слова, для того чтобы поделиться своими мыслями, переживаниями. Будет не страшно, потому что я уже ими поделился с самим собой, мне уже не так страшно.

Гурген Хачатурян:

Да, совершенно верно. Совершенно верно, потому что действительно, зачастую сказать о чем-то кому-то гораздо легче, чем признаться самому себе. Но, если вы уже себе признались, то человек, который вам близок, перед которым вы готовы раздеться, вы будете с ним спокойно обсуждать какие-то собственные желания, эксперименты, которые вы хотите попробовать. Не будете с большим внутренним страхом ждать: «Ха-ха, ты чё, больная?», к примеру.

Светлана Ходукина:

Но, мне кажется, что если (условно я бы это назвала на своей стороне) я готов сам себя поддержать, даже при негативном исходе или отрицательной реакции, даже если человек скажет, что он не согласен, или посмеется, то это не будет большой травмой, потому что я сам себя хотя бы поддерживаю. А если я сам внутри себя не поддерживаю, пытаюсь поднять уязвимую тему, то отказ или неожиданная реакция будет слишком болезненная.

Гурген Хачатурян:

Да, да, потому что она наткнется на внутреннее сомнение: а нормально ли вот этого хотеть или этого желать? К сожалению, мы не можем гарантировать, что, найдя гармонию с самим собой, ваш партнер тут же последует вашему совету и не будет высказывать вам, не побоюсь этого слова, идиотические реакции на те откровения, которые вы ему выдадите. По крайней мере, вы будете готовы к такой реакции. Давайте, попробуем предложить сравнение: в одной ситуации отказ или сомнение партнера вызовет у вас абсолютно нормальную реакцию; «я хочу так, а ты хочешь так» - такое бывает, либо «зачем мне нужен человек, который к моим желаниям относится таким образом», ― это нормальная абсолютно реакция. Реакция, скажем так, не совсем нормальная, когда подобная реакция вызовет неприятное чувство: «Да, действительно, какой-то я долбанутый на всю голову, как я мог вообще себе такое предположить? Пойду-ка я, снова закрою голову платком». Посыплю голову пеплом.

Светлана Ходукина:

Мы говорили о том, что для развития своей сексуальности очень важно понимать свои собственные желания, важно знать свое тело, важно знать, что нравится, что не нравится. Почти так же, как и с мыслями получается, да? То есть вторая, следующая ступенька. Если разобрался со своими переживаниями, мыслями и сомнениями, и с ними я уже на «ты», то уже важно понимать свое тело?

Гурген Хачатурян:

Согласитесь, что наше тело и то, как оно выглядит ― это всегда продолжение наших мыслей. Проблемы с внешним видом, который уже принимает болезненные формы — это всегда следствие того, как мы сами себя ощущаем. Самый банальный пример – компульсивное переедание, когда человек, говоря грубовато, зажирает свои проблемы, либо есть тенденция к самопоощрению через постоянные булочки, сладости. То есть внешний вид — это всегда следствие, поэтому очень часто люди на психотерапии обращают внимание на то, что они стали меньше есть, меняется чувство насыщения, оно приходит в более адекватной форме, они худеют; они действительно это замечают, хотя изначально запрос на психотерапию состоял не в коррекции веса. В нашей жизни всё настолько взаимосвязано друг с другом, что, иной раз, даже зная все процессы, диву даешься, насколько человек боится собственного тела, не приемлет его. Мы говорили на несколько эфиров раньше: задание подмигнуть своему отражению в зеркале бывает настолько сложным для некоторых пациентов, что они боятся, убегают от собственного отражения. Но дело-то не в теле изначально, а в том, как к своему телу относитесь, а тело меняется в ответ на ваши мысли, на ваши эмоции. Что-то вам не нравится, вы пошли и подмигнули не своему отражению в зеркале, а подмигнули холодильнику в ночи. Это тоже все говорит о мыслях, которые происходят в голове.

Светлана Ходукина:

Да, удивительно. Как там: «Тело — это дом души»? Что-то такое или наоборот, есть какое-то прикольное выражение, что тело и душа взаимосвязаны.

Гурген Хачатурян:

Ну тело и душа определенно взаимосвязаны.

Светлана Ходукина:

Взаимосвязаны, как минимум. То есть в любом случае, если есть вопросы к сексуальности, надо начинать работать со своим отношением к телу? Если вопрос завязан именно на сексуальность?

Гурген Хачатурян:

Нет, я все-таки думаю, что мысль первичнее тела. Тут очень много спекуляции. Очень хочется, чтобы везде была определенного рода последовательность. Например, можно хорошо относиться к существующему движению боди-позитива; оно вроде бы основано на принятии своего тела таким, какое оно есть, но, почему оборотная сторона медали? В какой-то момент и компульсивное переедание, и все то, что приводит к условным проблемам, всё-таки ожирение — тоже диагноз. Можете сколько угодно быть боди-позитивным, но у любых диагнозов есть причины и любые заболевания к чему-то приведут. Поэтому нет, мы сейчас ни в коем случае не говорим о том, что принимаем только 90-60-90, нет ни в коем случае, но мы говорим о том, что отношение к своему телу должно быть здоровым. Если вы, например, любите скушать ночью торт «Прага» целиком и в одно лицо, то мы рады вашему боди-позитиву, мы рады, что вы принимаете себя таким, какой вы есть, но будьте готовы к тому, что диабет ― тоже болезнь, которая может привести к достаточно трагичным последствиям.

Светлана Ходукина:

Получается, если у человека объективно достаточно стандартные в хорошем смысле слова параметры, не 90-60-90, у человека нет физических проблем со здоровьем…

Гурген Хачатурян:

Есть термин, называется индекс массы тела, который определяет насколько ваш вес…

Светлана Ходукина:

То есть, если у человека нет ожирения, например, или нет анорексии, или совсем низкого веса, но он категорически плохо к себе относится, то это не вполне здоро́во, с этим надо разбираться? Но обратная сторона, когда у человека есть объективные проблемы, а он говорит, что «я красавчик, всё со мной нормально», – это тоже в итоге не является любовью к себе, потому что о своем теле стоит позаботиться?

Гурген Хачатурян:

Да, да, не надо прятаться за боди-позитивом, о котором сейчас очень много говорят и все им так восторгаются, не надо за ним прятать реальные проблемы, которые могут возникнуть. Да, относиться к своему телу надо хорошо, какой бы индекс массы тела у вас ни был, мы совершенно ни на кого никаких ярлыков не вешаем. Но мы должны понимать, что здоровье тоже важно. Прятать мысли о своем здоровье или заботу о своем здоровье за даже очень благим направлением, как боди-позитив, я бы поостерегся. Именно поэтому я говорю о том, что мысль изначально первичней. Принимать свое тело — это, конечно, очень здорово, но, давайте, мы все-таки начнем с того, какие мысли и какой внутренний фон, настроение, какие внутренние психические процессы приводят к тому, что нам пришлось удариться в боди-позитив. Извиняюсь, если прозвучало грубо.

Светлана Ходукина:

То есть мы, как всегда, в общем знаменателе ставим адекватность и объективность. Ведь, любую, самую хорошую мысль можно довести до абсурда. Здорово проявлять любовь к себе, в том числе и в том, чтобы позаботится о своем теле, объективно взглянуть, что здесь у меня есть проблемы, которые нужно решить, обратившись к врачам и так далее. Может быть не только лишний вес, может быть все что угодно другое, что действительно мешает жить и что делает нагрузку на организм. Это важно, этим надо заниматься, это тоже любовь к себе. О себе заботиться точно так же, как себя мыть, например, свое тело.

Гурген Хачатурян:

Совершенно верно. Поясню, чтобы наши зрители понимали. Кстати, мы со Светланой не поздравляли друг друга с тем, что у нас появились наши первые хейтеры. Чтобы их количество не множилось в геометрической прогрессии, наверное, стоит добавить. Если при вашей форме тела, при ваших формах или отсутствии форм, у вас есть уверенность, знания, вы проходите обследования, следите за своим здоровьем, и у вас есть понимание, что ваше текущее состояние для вас нормально, что вам, вашей жизни, вашему здоровью даже в хоть сколько-то отдаленной перспективе оно не угрожает ― вот это отлично! Вот тут ― пожалуйста, боди-позитивьте, сколько вам угодно!

Светлана Ходукина:

Опять же, важно отталкиваться именно от своих собственных ощущений. Когда боди-позитив направлен вовне, когда я хочу им что-то кому-то доказать и смотрю на реакцию других, как они относятся, то возникают вопросы. А если я выстраиваю систему именно с самим собой, объективно смотрю на свое тело, что оно мне нравится и так далее, то никаких проблем, мне кажется. Боди-позитив – очень позитивная штука.

Гурген Хачатурян:

Нет, боди-позитив, действительно, очень позитивная штука, но мне очень хочется, чтоб он не был ширмой, не стоял ширмой. К сожалению, и вы совершенно верно сказали, довести до абсурда можно любую мысль. Те, кто подходит к этому вопросу грамотно, осознанно, понимает, следит за своим здоровьем, но при этом, прямо скажем, их внешний вид не совпадает с какими-то общепризнанными стандартами ― то и плевать на общепринятые стандарты. Больше беспокоит именно факт здоровья человека, чем мифические стандарты, которые сегодня такие, завтра другие. Поэтому думайте о своем здоровье. Знаю очень много людей, которых я видел с боди-позитивным мышлением, которые якобы ведут себя абсолютно откровенно, якобы принимают себя, ― на самом деле они не принимают себя. Они лишь взяли теорию, которая поддержала их сомнения, а если говорить совсем откровенно – поддержала их нежелание хоть что-то с собой делать, в первую очередь разобраться со своими мыслями, причинами такого состояния. Да, они говорят: «О, всё, я боди-позитивный!» Круто, круто, потом посмотрим, как боди-позитив будет распространяться на сахарный диабет, при котором иногда ампутируют ноги.

Светлана Ходукина:

Да, здравое зерно заключается в том, что очень здорово заботиться о своем здоровье. Не быстро, наверное, получается, если, например, у человека лишний вес или наоборот, он излишне худой, – быстро, по щелчку пальцев не получается. Ясно, что нужна большая работа, но, если заняться вопросом, то наверняка можно улучшить ситуацию, поискать помощь, поддержку с разных сторон – врачей, терапевтов.

Гурген Хачатурян:

Совершенно верно. Чтобы никому не было обидно, надо сказать, что ЗОЖники те ещё долбанутый народ. Вспомните знаменитую песню группы «Ленинград», про смузи из гречневой каши.

Светлана Ходукина:

Возвращаемся к теме любви к себе. Мы упомянули важный момент, что, помимо отношения к телу, своим мыслям, очень важна прямая забота о себе, насколько ты вообще, как человек, о себе заботишься. Мы упомянули о том, что мыться надо, зубы чистить. То есть насколько ты с чуткостью и с заботой относишься к своему телу как к человеку, к своему отдыху, к своим желаниям, насколько ты не закрываешь на всё глаза. Я не очень близка к религии, но точно знаю, что есть заповедь «Возлюби ближнего своего как самого себя». На эту мысль часто закрывают глаза, говорят лишь, что надо любить других и так далее. Вот, правда: насколько ты можешь о себе позаботиться, насколько ты можешь полюбить себя ― ровно настолько же ты можешь дать другим людям, заботу и так далее.

Гурген Хачатурян:

Да, совершенно верно. Совершенно верно. Поскольку нам уже пора заканчивать, будем подводить очередной промежуточный итог в глобальном контексте выбранной нашей темы сексуальности. Мы еще раз обсудили вопрос о том, насколько влияет на сексуальность внутреннее ощущение себя как объекта, внутреннее ощущение самости, насколько вы готовы быть в ладах с самим собой, со своими мыслями. Я надеюсь, что наши зрители или слушатели осознаю́т, насколько мысли, которые мы относительно самих себя питаем, насколько мы откровенны внутри собственного когнитивного процесса, насколько мы можем внимательно прислушиваться к своим мыслям, зависит то, как мы будем относиться сами к себе, насколько мы будем относительно себя честны, а в дальнейшем ― как мы будем своё отношение к себе проецировать на отношения со своим сексуальным партнером. Прямым итогом хорошего отношения к себе будет хорошая, качественная сексуальная жизнь, которую мы всем вам, наши дорогие слушатели, желаем.

Светлана Ходукина:

Я не смогу сказать более жизнеутверждающе, чем Гурген, поэтому предлагаю закончить эфир. У Вас какое-то еще пожелание было?

Гурген Хачатурян:

Желание одно: носите костюм и занимайтесь сексом.

Светлана Ходукина:

С вами были Гурген Хачатурян и Светлана Ходукина.

Гурген Хачатурян:

Всего доброго!