Врачи в Telegram и Instagram: польза или вред?

Медицинские технологии

Тэги: 

Ксения Ульянова:

В эфире «Технологии здоровья», и у меня в гостях Доктор Фил – медицинский блогер Филипп Кузьменко.

Филипп, расскажите, пожалуйста, о Вашем Telegram-канале, он у Вас разросся до 14 или уже 16 тысяч подписчиков?

Филипп Кузьменко:

Да, без пяти минут 16.

Ксения Ульянова:

Как так Вам удалось его быстро нарастить? Все подписчики живые. У Вас есть чат, Вы с подписчиками общаетесь. Как Вам это удалось?

Филипп Кузьменко:

Все просто: качественный контент. И немножко рекламы, конечно же, не без этого.

Ксения Ульянова:

Расскажите, пожалуйста, о себе, как Вам удается совмещать практику, Telegram-канал и YouTube?

Филипп Кузьменко:

В этом плане всё очень сложно, совмещать крайне тяжело. Я чувствую, что рано или поздно настанет момент, когда придется выбирать: либо заниматься проектом, либо совмещать. Началось все достаточно просто. Я изначально, видимо, человек, который не совсем приспособлен для постоянной практики. То есть мне нравится поговорить с Вами, нравится поговорить с человеком, с пациентом, но, когда это превращается в конвейер, я устаю. Именно так у меня зародилась идея создать некий канал, где я могу записать то, что скажу один раз, и показывать это пациентам. Чтобы Вы понимали: когда ты принимаешь 30-го пациента за день, и бывает такое, что пациенты идут один за другим с одним и тем же, и ты повторяешь одно и тоже, то в какой-то момент начинаешь чувствовать себя сумасшедшим. Мысль гениальная, действительно: а почему бы не записать и не показывать это людям? Так и зародился проект. Постепенно он стал все больше и больше красть времени, в какой-то момент стало уже сложновато всё совмещать.

Ксения Ульянова:

Скажите, пожалуйста, Вам кто-то помогает с ведением канала, или Вы всё сам? Контент и то, что у Вас очень грамотно построенные публикации, в нужное время, с кнопочками, все так красиво на канале?

Филипп Кузьменко:

Всё сам, да, человек-оркестр. Мне они не кажутся такими замечательными, я нахожу в них кучу всяких нюансов – хотелось бы лучше. Но я делаю все абсолютно сам. Сейчас, конечно, я нашел себе парочку помощников, можно сказать, студентов, которые мне помогают, я кое-какую рутину на них перекладываю. Например, у меня в Инстаграме есть рубрика «Болезнь в карточках», я карточки делаю. Изначально я делал карточки сам, сейчас я это адресовал одному человеку; я дал ему мои шаблоны, он по ним делает, так я сумел сократить время на создание. Но, пока что мне страшно передавать кому-то бразды управления. Мне кажется, что я тогда зачем, собственно говоря?

Ксения Ульянова:

Расскажите, пожалуйста, свою историю. Вы были кардиологом, Вы терапевт, кардиолог и диетолог, насколько я знаю, а потом вдруг решили переметнуться на сторону блогинга.

Филипп Кузьменко:

Я не то чтобы переметнулся, это было всегда параллельно. Но сейчас проект стал разрастаться, стали приглашать, стал читать лекции, благодаря блогу. Если бы я его не делал, так и был бы обычным терапевтом. Возможно, неплохим терапевтом, неплохим кардиологом, но никуда бы не двигался. До определенного момента удавалось совмещать, но вести блог нужно по определенным законам. В частности, нужно постоянство, контент должен быть, как на конвейере. Это, конечно, немного угнетает. С другой стороны, что мне нравится, и что я, наверное, точно ни на что не променяю – мне нравится, что я могу делать, в принципе, все, что хочу. Я сам себе начальник, надо мной никто не стоит, и я могу сам решить, какой должен быть контент, я сам решаю, как я буду подавать информацию. Никогда не думал, что это так важно окажется для меня в будущем, но сейчас мне очень нравится, что я могу брать любую тему, потому что терапия дает огромные возможности. Кардиолог, например, за пределы своей кардиологии выйти не может, а терапия учит смотреть на организм в целом, с углублением в определенные стороны. Меня это захватывает. У меня, наверное, неплохо получается в жизни что-то объяснять людям так, чтобы они поняли. Этим, в общем-то, я и занимаюсь. Как оказалось, это интересно большому количеству людей. Я очень рад!

Ксения Ульянова:

Как Вы считаете, мессенджеры и соцсети помогают практике врача, или мешают? Например, ты проводишь консультацию, а пациент пишет: «Помогите мне, пожалуйста!»

Филипп Кузьменко:

Мой случай, наверное, несколько особенный, потому что я не стремлюсь набрать себе пациентов, у меня не эта метацель. У меня есть мечта: создать некий, возможно, и портал, где можно будет найти проверенную информацию, потому что в Интернете куча всякой дичи, как понимаете. Мне хочется сделать некое место, где человек может прийти и найти то, что действительно работает или то, что считается, что работает, во всяком случае, что точно имеет доказанную эффективность. Но я знаю огромное количество докторов, которые ведут Instagram в том числе, кто-то Telegram, но, в основном, сейчас все врачи в Инстаграме, которые это делают исключительно для того, чтобы находить себе клиентов, и таким образом увеличивают свой приход и улучшают свое материальное положение. У них это очень хорошо получается, потому что люди видят врача, видят его посты, у них повышается к нему доверие, и они к нему записываются на прием. В этом смысле Instagram отличный помощник любому врачу, который хочет, скажем так, больше иметь пациентов, больше клиентов, соответственно – лучше и вкуснее питаться.

Ксения Ульянова:

Существует мнение, что у хороших врачей, с большой практикой, просто не хватает времени вести соцсети. Тут, получается, либо ты хорошо лечишь, либо ты ведешь соцсети. Как Вам такое мнение?

Филипп Кузьменко:

Я с ним не согласен. Одно другому не мешает, потому что он же не ведет блог о том, как птичек нужно кормить или как их выращивать, он ведет блог про то, что сам и делает. Блог зачастую является для врача стартом для того, чтобы врач был лучше. Потому что у него появляется, во-первых, конкуренция, он уже не хочет писать просто так, в молоко, ему хочется, чтобы его читали. Соответственно, нужно думать, как лучше дать информацию, как информацию лучше проверить, сделать ссылки на источники. Так или иначе, он больше начинает читать, начинает больше разбираться, и в целом, на мой, возможно, субъективный взгляд, но среднестатистический врач-блогер лучше, чем человек, который постоянно практикует, потому что постоянная практика подобна кораблю, который долго плавает и начинает обрастать ракушками. Ты ничего, кроме своих клиентов, не видишь.

Как ни крути, но к любому врачу ходят люди примерно с одними и теми же заболеваниями. Ну, 20, ну, 30, может, 40 болезней, но в какой-то момент у тебя голова начинает обрастать макросами, ты уже особо не задумываешься. Когда я практиковал, в какой-то момент стал понимать, что у человека; стоит только заговорить, и я уже знаю, что у него будет, скорее всего, с большой долей вероятности. Да, бывают исключения, бывают сложные случаи, но достаточно часто диагноз можно поставить с первых слов, если что-то особенное не вылезет. Конечно, очень атрофируется мозг. Вообще, любая рекомендация, например, для пожилых людей с когнитивными нарушениями – постоянно узнавать что-то новое; мозг тогда начинает работать, когда анализирует новую информацию, распределяет ее по зонам и так далее. Если вы постоянно одно и то же говорите, то будете снижать свои умственные способности. Поэтому я уверен, что блог для врача – это А) отличное подспорье для того, чтобы становиться более качественным и профессиональным специалистам, Б) реальная возможность лучше жить, больше зарабатывать. Врачи тоже люди, они тоже хотят хорошо зарабатывать.

Ксения Ульянова:

Зарабатывать как? Привлечением пациентов, рекламой в блоге?

Филипп Кузьменко:

Это уже другой вопрос. Да, конечно, когда вы более-менее разрастаетесь до блогера, у которого есть определенная критическая масса подписчиков и активности, другие, более мелкие блогеры могут просить вас разместить свою рекламу. Конечно, тоже не совсем просто так.

Ксения Ульянова:

Какая платформа Вам ближе всего ― Instagram, YouTube или Telegram?

Филипп Кузьменко:

Мне они все нравятся, у каждой есть своя изюминка. Я человек, которому чтение дается тяжелее. Для сравнения, у меня брат быстро читает, видит буквально абзац и сразу все воспринимает. Мне читать тяжелее, с детства так мозг устроен, хотя я много читаю, но чтение не дается легко. Мне легче слушать и смотреть, что я и использую. Я обычно слушаю аудиокниги в любые свободные минуты, когда иду и возможности почитать нет. Тут – кому как. Мне кажется, у каждой платформы есть свои плюсы. Telegram – для тех, кто любит почитать, YouTube для тех, кто любит посмотреть. С Инстаграмом, наверное, самое непонятное и сложное, потому что изначально Instagram был создан для обмена фотографиями – котиков, красивых девушек, а тут разные умные вещи. Но в Инстаграме можно найти свой подход ― те же карточки, те же короткие видео. В целом Instagram очень классно приучает людей писать коротко. Я, например, против того, чтобы делали большие посты, например: часть 1, часть 2, часть 3, хотя, есть исключения.

Ксения Ульянова:

Да, сейчас, кстати, распространены такие полотна.

Филипп Кузьменко:

Мне очень нравится пример. Наверное, все знают, какой фильм получил Оскар в 2019 году. Большое количество людей знают, кто получил в номинации «Самый лучший фильм», но очень небольшое количество людей знают, кто получил Оскар за «Лучший монтаж». Монтаж – одна из самых незаслуженно не заметных, но очень ценных наград. Что такое монтаж? Это убрать все лишнее и дать только то, что нужно. По сути, в Инстаграме то же самое. Если ты хочешь хорошо подавать материал, учись говорить коротко и по делу, не размазывая все на 10 частей. В этом плане мне нравится Instagram. Я всегда решаю задачу: как я смогу уложиться в 2200 символов и донести основную информацию? Это меня очень мотивирует.

Ксения Ульянова:

А YouTube как? Там же производство, монтирование достаточно сложное?

Филипп Кузьменко:

Да, в этом плане YouTube у меня камень преткновения, потому что, действительно, монтаж сложный, занимает большое количество времени. Тоже не слишком тебя вдохновляет, потому что монтаж 10-го ролика становится уже не совсем интересной рутиной. Но в любой работе есть немного рутины. Да, с Ютубом, конечно, хотелось бы мне бо́льшую активность, но, надо понимать, что YouTube изначально, как и все платформы, развлекательные. Если хочешь делать познавательный контент, то нужно много вкладывать в продакшн. Я в YouTube не вложил ни копейки. Он как-то растет сам по себе.

Ксения Ульянова:

Сам по себе – здорово! Значит, признание, органика.

Филипп Кузьменко:

Да, есть, конечно же. Хотелось бы, конечно, больше, всегда хочется больше. В целом, на YouTube у меня есть большие планы, но это самый трудоемкий и в самый неблагодарный в плане прибыли – не денежной, а именно трафика, прибыли просмотров, то есть в него надо вкладывать много, а отдаст он, или нет – непонятно. В Инстаграме все достаточно просто, в Телеграме тоже все относительно просто, а вот с Ютубом непонятно. Да, я планирую его перезапускать.

Ксения Ульянова:

Записывать подкасты – тоже очень интересно. Сейчас многие слушают аудиокниги, и подкасты, мне кажется, настоящий тренд.

Филипп Кузьменко:

Надо фокусироваться на чем-то более-менее одном. Если еще и подкасты… Нет, это все, конечно, круто! Но, когда?.. Будете звать почаще – будут подкасты.

Ксения Ульянова:

Вернемся к Телеграму. Я видела, что у Вас в чате довольно-таки оживленная дискуссия, пациенты спрашивают, как лечиться: «Что у меня, доктор? Помогите! Я умираю…» Нет ли у Вас опасения, что Вы можете дать рекомендацию, которая навредит человеку?

Филипп Кузьменко:

Конечно же, всегда нужно аккуратно всё делать. Понятно, что сгоряча не надо рубить шашкой и не надо давать рекомендации. Во-первых, в чате написано, что здесь никто рекомендации и руководства к воздействию не дает, здесь просто можно спросить: «Доктор, вообще, меня так лечат, или нет?» В XXI веке такой вопрос имеет право на жизнь, потому что сейчас можно банально зайти, посмотреть современное руководство и понять, вообще, человеку то выписали, или из другой какой-то оперы? Почему нет?! Это может достаточно неплохо помогать людям. Всегда держите в голове, что мракобесы работают 24 часа в сутки без выходных. Почему не может быть людей на другой стороне баррикад, которые работают как раз таки против. Если Вы думаете, что кто-то приходит и спрашивает о сложных случаях, то Вы ошибаетесь; очень много людей, которым выписали от банальной простуды гомеопатию, они видят, что вроде как человек разбирается, спрашивают, получает ответ, довольные уходит. Я считаю, что это отличное подспорье к Telegram-каналу и к Instagram, где можно поговорить на медицинские и парамедицинские темы, и задать свой вопрос врачу, который, в принципе, может посоветовать, но не консультирует и не даёт совсем развернутое руководство к действию. Можно просто сказать, что, да, этот препарат хороший, он работает, а этот препарат ерунда, на него деньги тратить не надо. Это здорово же.

Ксения Ульянова:

Кто все эти люди в Телеграме? Это Ваши пациенты, или они подписчики канала, или 50/50?

Филипп Кузьменко:

Я не знаю. Они приходят из Инстаграма и с Телеграма, в основном – наверное, подписчики. Но пациентов моих, которых я веду, нет. Они, возможно, есть, но я об этом не знаю. Я уже давно не практикую, где-то год, наверное.

Ксения Ульянова:

Вы полностью переключились на блог?

Филипп Кузьменко:

Не полностью, нет. Я работаю заместителем медицинского директора в компании и веду блог. Но там нет практики.

Ксения Ульянова:

Я посмотрела, у Вас достаточно грамотный продуктовый подход, если рассматривать Доктора Фила как продукт. У Вас есть и марафоны, и лекции, и Вы принимаете участие в различных семинарах. Марафоны сейчас стали очень популярны у блогеров. Расскажите, пожалуйста, какая, вообще, у них цель, какая, так сказать, мотивация у людей участвовать в них и какая Ваша цель?

Филипп Кузьменко:

Марафон, вообще, в целом – некая тусовка с ограниченным количеством времени. Когда время ограничено, сразу повышается ценность. Любой из нас знает, что на Ютубе, помимо развлекательного контента, есть куча образовательного – всякие полезные лекции, научно-популярные, которые в целом полезно посмотреть каждому. Но мы их не смотрим, откладываем на завтра, послезавтра, потому что они там лежат, и время, когда вы их можете посмотреть, не ограничено. Вы можете приходить, смотреть, когда хотите, но не смотрите, потому что нет обратного отсчета. Как только появляется надпись о том, что видео доступно с N-ное количество дней, до N-ной даты, что завтра оно доступно, послезавтра не будет доступно, людей посмотрит это видео гораздо больше. Марафоны, действительно, популярные сейчас, потому что мы даем конкретную дату. Люди записываются, принимают участие, проходят марафон, выходят, получают свой результат и довольны. Цель? Понятно, что мне хочется, конечно же, и людям помочь, и про себя тоже, любимого, не забывать.

Ксения Ульянова:

Сколько у Вас обычно участвует человек в марафонах? Я видела, у Вас был один похудательный марафон.

Филипп Кузьменко:

У нас 2 марафона основных. Их будет больше, потому что это действительно классный в России информационный продукт, востребованный. Мне очень нравится, что мы можем давать людям не волшебную таблетку, а реальную информацию. Мы везде говорим, что наш марафон – это не чудо, а вы сами чудо; когда мы говорим вам, как надо делать, вы сами делаете и увидите, что всё работает. Да, по похудению отлично зарекомендовал себя. Что греха таить, ожирение – эпидемия XXI века, я сам всю жизнь им страдаю. У врачей как, знаете? У кого какие проблемы, тот тем врачом и становится. У кого сердце больное – тот становится кардиологом, и так далее. Я вот дипломированный диетолог. Есть спрос, есть возможность людям давать качественный продукт, качественный материал, который помогает им скидывать лишние килограммы без вреда для здоровья, без применения препаратов, без стресса, потому что на стрессе худеть невозможно, стараться дать им результат, который сохранится как можно дольше. Это здорово, мне нравится.

Ксения Ульянова:

Как Вы их мотивируете соблюдать диету во время марафона? Мне всегда была интересна мотивация.

Филипп Кузьменко:

Вы просто мало знаете про похудение, по Вам видно, что у Вас этой проблемы нет. Что Вы подразумеваете под словом «диета»? В нашем марафоне диета подразумевает, что вы всегда должны быть сыты, но вы из своего рациона убираете мусорные, грубо говоря, продукты и начинаете питаться более-менее правильно. Это не значит, что вам нельзя ни конфетки съесть, ни стаканчик газировки выпить – нет. Наш основной подход, что можно абсолютно всё, просто в меру, меру знайте, и приучаем людей, как можно соблюдать свою меру. У нас даже одно из УТП: ни в коем случае не испытывать ни голода, ни стресса, потому что все это в итоге приведет к срыву, и все повторится опять, заново. Вот так это работает.

Ксения Ульянова:

Вы вместе с коллегой, как я понимаю, ведете?

Филипп Кузьменко:

Да, у меня есть подруга мы с ней познакомились, когда работали в компании DOC+. Дружим с ней, и мы вместе сделали марафон, вместе его и проводим по сей день.

Ксения Ульянова:

То есть, ваши пациенты могут консультироваться с вами в рамках марафона, соблюдая вашу диету?

Филипп Кузьменко:

Да, причем, мы интересно придумали. В идеале бы хотелось иметь свое приложение, но приложение очень дорого, нереальных денег стоит такое, какое нам нужно. Мы просто использовали те инструменты, которые есть. Как платформу мы использовали Instagram, там же он и проводится, там есть всё необходимое, можно делать посты, можно записывать длительные видео с появлением IGTV, и есть WhatsApp с чатом, где можно общаться.

Ксения Ульянова:

В Ватсапе переписывались своими пациентами?

Филипп Кузьменко:

Хотели в Telegram, но с Telegram после его блокировки есть проблемы, поэтому было решено остановиться на Ватсапе.

Ксения Ульянова:

Сколько дней длится марафон?

Филипп Кузьменко:

Длится? У нас сейчас, кстати говоря, марафон уже заканчивается последние деньки. Длится он 14 дней, то есть за 14 дней мы все объясняем. По сути, после нашего марафона люди сами в какой-то степени становятся специалистами по питанию, во всяком случае, по снижению лишнего веса. Они знают. Вообще, мое кредо: знание дает вам силу, знание – это оружие; когда вы знаете, что как работает, у вас не возникает проблем. Представьте, вы пытаетесь понять, что случилось с автомобилем, не открывая капот. Вы можете в определенной степени даже достичь успеха, наблюдая, что одна фара мигает, вторая нет, – значит, что-то с одним предохранителем, или по-другому проявляется, то что-то с другим. А можно открыть капот и сразу во всем разобраться, всё становится понятно. Наш марафон, по сути, учит открыть капот, посмотреть и понять: «А, вот в чем проблема!», – и знать, как с ней работать. Не факт, что получится. Есть люди, у которых больших результатов нет; есть люди, у которых, наоборот, хорошие результаты. Но, когда у них есть знание, они всегда могут вернуться при более благоприятной атмосфере вокруг них, и всё у них получится.

Ксения Ульянова:

Сколько часов надо работать над собой в день в рамках вашего марафона? Есть какие-то уроки?

Филипп Кузьменко:

Мы даем каждый день видеолекцию, даем обучающий материал, всё стараемся делать в игровой форме. У нас даже такой принцип: худей, играючи. Все листают Instagram. По статистике человек, у которого есть Instagram, открывает его чуть ли не каждые полчаса. Вы его открываете, листаете: «О, пост!» наш, мы учим колокольчик поставить, то есть вам еще и уведомление приходит. Прочитали пост, 3 минуты, 5 минут, кто как читает, быстро прочитали пост, закрыли, узнали новую информацию. Утром, пока делаете свой утренний туалет, завтракаете – посмотрели лекцию, лекция тоже 3-5 минут, мы короткие сделали. По большому счету, вся диетология поместится в тонкой книжке, я имею в виду именно снижение лишнего веса, там нет какого-то секретного знания – все в один принцип упирается, который мы все знаем: меньше кушай, больше двигайся. Есть некоторые нюансы, связанные с работой мозга. В том числе, когда вы пребываете в стрессе, а стресс может вызвать что угодно, в том числе и голод, вы, скорее всего, будете заедать стресс и будете срываться. Этого нельзя допустить, нужно пребывать в комфортном состоянии.

Ксения Ульянова:

Когда хорошо, комфортно, тогда похудеешь?

Филипп Кузьменко:

Да, комфорт очень важен, без него не получится.

Ксения Ульянова:

Во втором марафоне, я слышала, что-то связано с биохакингом, или я ошибаюсь?

Филипп Кузьменко:

Биохакинг – весьма странное понятие, всё что угодно можно назвать биохакингом, похудение можно назвать биохакингом. Он посвящен работе мозга, посвящен тому, как быть продуктивным, выполнять большое количество задач опять же, благодаря тому, что вы узнаёте, как работает мозг, и у вас получается. На создание этого марафона меня вдохновили различные пособия из серии доктора Курпатова, Ирины Якутенко про мозг. Когда я освоил достаточно большое количество литературы, примерно создал у себя понимание того, как всё работает. Создали марафон, который называется «Я – Машина», потому что я считаю, что человек, по сути, это машина, биомеханизм, биоробот. Когда изучаешь работу мозга, понимаешь, что за каждую, абсолютно за каждую вашу эмоцию практически отвечает какое-то устройство; если его вытащить, то у вас эмоция пропадет, грубо говоря, или чувство какое-то пропадет. Есть зоны, которые отвечают за память, гиппокамп называются. Если эти зоны немножко подбить, уничтожить, то у человека пропадет память. Был известный пациент, у которого лечили эпилепсию, ему эти зоны «подрихтовали». Тогда считалось, что если их специальным гамма-излучением уничтожить, то эпиприпадки пропадут. Обычно всем делали с одной стороны, а этому пациенту сделали с двух сторон, и у него нарушился переход краткосрочной памяти в долгосрочную, он стал жить всегда одним днем. Очень интересная история, кто смотрел фильм «Memento», то он про него.

Идея такая: когда у вас появляется знание того, как работает ваш мозг, вы берете над ним контроль. Есть мнение, у него есть противники, есть сторонники, я – сторонник; эту идею в информационное российское, во всяком случае, поле внес доктор Курпатов. Идея достаточно интересная, что мозг у нас – по сути, существо, которое управляет нашим сознанием. Мы всегда думаем, что сознание – это мы, как бы. На самом деле нет, сознание – это как побочный продукт нашего мозга, и вы его безмолвный раб. Много экспериментов было, один из самых известных экспериментов – человек нажимал на кнопку, когда хотел, и следил за секундной стрелкой. Снимали показатели с руки, с головы, и выяснилось, что он нажимал на кнопку, когда хотел, а мозг на несколько секунд, на 0.7 секунды, по-моему, давал импульс раньше. То есть мозг дал импульс, человек через 0.7 секунды захотел и нажал на кнопку, при этом он думал, что он сам хотел. Получается, что мы с вами, по сути, лишь ведомые нашим мозгом, и мы этого даже не осознаем, потому что нам кажется, что мы сами хотим.

Плюс еще, когда вы понимаете, как в человеческом мозге работает система вознаграждения, картина складывается. Мы-то существа достаточно устаревшие – как, вообще, можно было заставить человекоподобную обезьяну что-то делать? Есть специальные нейромедиаторы – нейромедиаторы удовольствия, гормоны счастья они еще называются. Благодаря этой системе человек вообще что-то делает. Когда он выполняет действия, которые помогали ему выжить когда-то давно, ему падает доза этих нейромедиаторов, и он счастлив. Их действие достаточно быстро заканчивается, они разрушаются очень быстро, и нужно опять делать что-то полезное для выживания. Так мы и живем. Когда вы понимаете, что мозг работает на этих волшебных нейромедиаторах, и что он заставляет вас (а вы даже не понимаете) делать то, что вы хотите, вернее, делать то, что он хочет, а вы думаете, что это вы хотите, то это знание дает вам над ним контроль. Вы понимаете, как он работает, и можно применять различные техники, направленные на то, чтобы мозг подчинить. Его, на самом деле, невозможно подчинить по его природе, но его можно убедить делать то, что вам нужно. Если вы чего-то хотите, искренне хотите, то при помощи различных специальных техник можно этого достичь путем того, что вы убеждаете свой мозг делать то, что нужно вам для чего-то.

Ксения Ульянова:

Такой биохакинг мозга ― Ваш марафон, получается?

Филипп Кузьменко:

Что-то вроде того. Он посвящен тому, как стать продуктивным, как добиваться цели, как стать тем, кем вы хотите путем того, что вы узнаете, как работает ваш мозг. Возможно, кто-то заскучал или не совсем понимает, о чем я говорю, – приведу пример. Взять того же Марка Цукерберга или Стива Джобса. Многие, когда на них смотрят, думают: «Вот это волевой человек, вот, он такой!..» На самом деле, всё не так. Они не прилагали никаких суперусилий. Эта теория убирает вообще такой термин как «сила воли», то есть ее нет. Грубо говоря, когда вы думаете: «Взять, не взять?», – это мозг колеблется, но в итоге он выдает какое-то решение. Тогда про Вас сказать, что у Вас нет силы воли? Нет, просто мозг так решил. Соответственно, если его переубедить, то он решит по-другому, для чего и существуют техники. Марк Цукерберг, равно как и Стив Джобс, никогда не прилагали больших усилий для того, чтобы всё делать, просто мозгу, их мозгу так нравилось. Так получилось, что из-за генных мутаций они родились с набором определенных навыков, с набором определенных свойств, которые в данный момент места и времени были востребованы человечеству. Представим себе, что Марк Цукерберг родился лет 200 назад, ― вряд ли он достиг каких-то успехов, потому что кому нужны были программисты, когда – бери плуг и тяни. А он родился в семье, которая смогла устроить его в хороший институт, которая дала ему первые деньги на его проекты, и который очень хорошо понимал в информатике и был отличным программистом. По сути, он создал свой Facebook, но он себя не заставлял ― это ключевой момент.

В целом, невозможно заставить себя что-то сделать хорошо. Можно из-под палки сделать, но вы не будете делать искусно, у вас не будет азарта, вы не будете использовать смекалку для того, чтобы выполнить задачу, которую вам делать не хочется. Если вы свой мозг убедите, в том числе поймете, что дело вообще не ваше, уйдете из той сферы, где работаете, и найдете себя, то вы добьетесь гораздо больших успехов. Может, не самый лучший пример, но будете подобно алкоголику или человеку с зависимостью. Вы никогда не обращали внимание, на какие он ухищрения идет, чтобы получить дозу? А представьте, человек идет на такие же ухищрения, только чтобы проект сделать, находит лазейки, использует свою смекалку, хитрость и всё, чем его одарила природа, чтобы написать, например, книгу. Наш марафон помогает раскрыть этот потенциал, наверное.

Ксения Ульянова:

Ух ты, впечатляет! Уроки тоже идут в Instagram?

Филипп Кузьменко:

Нет, мы сделали полноценную школу на платформе GetCourse.

Ксения Ульянова:

Проводите вебинары, получается?

Филипп Кузьменко:

Это тоже серия лекций, заданий. Еще мы обучаем… Тут одно без другого не рассказать, много моментов, поэтому, возможно, он никогда не будет таким популярным, потому что популярна обычно конкретная цель. То есть похудеть – всем понятно, а здесь много нюансов. Мы на этом курсе еще активно практикуем медитацию, параллельно идет. Классическая музыка, обычно 2 мотива, которые звучат параллельно друг другу, и, когда вы их слушаете вместе, получается целая мелодия. Мы практикуем медитацию на этом марафоне, потому что медитация тренирует префронтальную кору, а префронтальная кора – это наш внутренний капитан Спок, commander Spock, который отвечает за рациональность, за абстрактное мышление, за логику, за планирование, за многое другое. У современного человека префронтальная кора атрофирована. Кстати, есть очень интересная книга «Sapiens», очень всем рекомендую ее почитать, в ней рассказывается краткая история человека Homo sapiens. Охотники-собиратели, которые были до когнитивной революции, до аграрной революции, то есть наши древние предки с палками, у них мозг был более развит, чем сейчас. Почему сейчас идет атрофия? Потому что у нас абсолютная безопасность, нам, чтобы погибнуть, придется сделать усилия.

Представьте: охотник-собиратель 75-80 тысяч лет назад; чтобы ему пропитаться, чтобы найти поесть, ему нужно постоянно быть начеку, потому что либо его съест тигр, либо он упустит добычу, или не найдет корень. Он все время анализирует, он редко расслабляется. Сейчас у людей нет необходимости искать еду, они более-менее обеспечены, постоянного залипают в телефонах, и, по большому счету, начеку не находятся. Поэтому кора, по сути, атрофируется. Например, приходит вам SMS, вы сразу на нее кидаетесь, смотрите, потому что вы себя не контролируете, у вас внимание перескакивает с одного на другое. Я за котом своим наблюдаю: то он идет, начнет вылизываться, потом куда-то посмотрит. Мы сейчас в этом плане как котики. Человек быстро листает Instagram, на просмотре одной картинки проводит очень мало времени, и былое «10 раз подумай, 1 раз отрежь» сейчас постепенно уходит. Медитация призвана тренировать в людях сосредоточенность. У нее много других побочных хороших свойств, но мы ее используем именно в качестве тренировки префронтальной коры. Кто нас смотрит, вы попробуйте ради интереса, придя сегодня домой, провести эксперимент ― минутку, 30 секунд попробуйте понаблюдать за своим дыханием. Вы не сможете, скорее всего, с непривычки точно – вы моментально отвлечетесь на посторонние мысли.

Что такое медитация? Вы, по сути, наблюдаете за очень простым процессом, не даете себе отвлекаться, а если отвлекаетесь – опять переводите фокус внимания на то, за чем вы наблюдаете. Чаще всего используют дыхание, потому что проще всего. Зачастую, людям наблюдение дается очень тяжело, но, когда они делают регулярно, они тренируют свою префронтальную кору, они учатся не отвлекаться, и тем самым это экстраполируется на их обычную жизнь. Грубо говоря, дома они тренируются на кошках, а на работе они могут использовать результаты своей работы, результаты медитации. К чему это приводит? Когда вы сидите и работаете над проектом, у вас всплывает уведомление, вы за ним не ныряете тут же, не пытаетесь выяснить, что произошло, а продолжаете работать, потому что вы ловите себя на мысли, что можете отвлечься, а вам нельзя от работы отвлекаться. Медитация, в частности, учит этому. Плюс, побочные эффекты: борьба со стрессом, более осознанное поведение, и вообще осознанность – это очень здорово.

Ксения Ульянова:

Вы даете рекомендации по пищевым добавкам для работы мозга в рамках курса?

Филипп Кузьменко:

Да, я бы рад, но добавки не доказали свою эффективность.

Ксения Ульянова:

А как же гинкго?

Филипп Кузьменко:

Если зайдете в чат, я все время, практически всем задаю вопрос: «Цель? С какой целью?»

Ксения Ульянова:

Чтобы быть более продуктивным, все помнить.

Филипп Кузьменко:

К сожалению, это цель ложная. Не получится съесть таблетку и улучшить память.

Ксения Ульянова:

Как же тогда?

Филипп Кузьменко:

Все в нас: тренируйте мозг, читайте. Чтение очень полезно, старайтесь узнавать новое. Начните изучать новый язык, например, новые книги, то есть всё новое. Всё новое тренирует мозг, потому что, когда он получает новую информацию, мы всегда ее воспринимаем в штыки. Никогда не замечали, насколько неохота в чем-то новом разбираться, особенно, если вам не очень нравится, во всяком случае, поначалу? Потому что новое требует энергозатрат, мозг очень жадный, он никогда не дает вам тратить энергию. Он вообще не любит ее тратить, это, опять же, одна из его базовых настроек: впустую не трать энергию! В конце концов, это и есть то, что привело нас сюда, появились разные техники. Что двигает человеком? Помимо гормонов счастья, им двигает, в том числе, и лень, он пытается всегда облегчить себе работу. Благодаря лени у нас появились поезда, которые доставляют нас из точки А в точку Б. В целом, это то, что сделало нас людьми.

Мозг не любит тратить ресурсы. Как вам поможет язык в выживании? Да никак не поможет! Мозгу не хочется тратить энергию, но, если вы его убедите в том, что вам язык нужен, и поборете его сопротивление, будете его убеждать, убеждать, и он согласится, скорее всего, то вы сможете улучшить свои когнитивные способности. Пусть не всегда даже хорошо. Доказано, по-моему, уже смотрел исследование, что нельзя стать гением вот так, по щелчку, можно до определённого уровня улучшить отдельные аспекты интеллекта – память, внимательность, концентрацию. Медитация увеличивает концентрацию. Начните медитировать – через неделю вы уже заметите, что стали более собранным и более фокусируетесь на своей цели, не убегаете. А съесть таблеточку, и сразу у вас память вверх – это миф и огромная поляна для маркетологов. Единственное, что могут некоторые ноотропы – замедлить какую-нибудь болезнь Альцгеймера, или деменцию. Они могут немножко замедлить, но не сделают гения из человека, к большому сожалению.

Ксения Ульянова:

Как можно научить медитации через Интернет?

Филипп Кузьменко:

Очень просто! Что мешает медитировать? Обычно мешает то, что, когда вы сидите одна в комнате, вы 30 секунд посидите, очнетесь через минуту-две, понимая, что все это время думали о своих насущных делах, анализировали прошедший день, думали о будущем. В настоящем, собственно говоря, не пребывали, а, между прочим, надо всегда быть в настоящем, потому что прошлое уже прошло, оно не имеет значения, а будущее как раз таки куется в настоящем. Надо быть в настоящем, чтобы ковать свое будущее. Основная проблема в том, что постоянно отвлекаетесь. Медитировать хорошо с персональным тренером. В чем его будет задача? Он будет вам спокойным голосом говорить, что делать, а вы его будете слушать. Это очень легко сделать через Интернет. Тренеру не обязательно ставить аудиозапись, которую мы даем на марафоне, где я объясняю, что нужно делать, как следить за дыханием. Даю время человеку немножко помедитировать, периодически напоминаю, что, если вы отвлеклись – ничего страшного, возвращаетесь обратно на дыхание. Так регулярно, выполняя по 5-10 минут в день, вполне можно научиться. Я тоже осваивал примерно таким образом.

Ксения Ульянова:

А Вы умеете медитировать и практикуете?

Филипп Кузьменко:

Я практикую регулярно. Иногда тоже бросаю, конечно, как и все мы, живые. Опять же, если вы знаете, как работает наш мозг, то вы знаете, что в нём есть рецепторы, есть отделы, которые отвечают за хорошее настроение, за удовольствие, которые реагируют на определенные нейромедиаторы. Когда они выбрасываются, вы чувствуете хорошо, но, если их становится слишком много, то рецепторы, которые ловят медиаторы, снижают свою чувствительность, таким образом система саморегулируется. Для чего это было придумано? Например, нашли вы дерево с финиками, покушали фиников. Круто! Своему племени рассказали. Получается, если вы нашли много фиников, то можно было бы ничего не делать и жить, все время лежать и есть финики. Но у вас падает чувствительность рецепторов, и тем самым мозг принуждает вас искать что-то новое: дальше идите, ищите пастбище; идите, ищите, где рыбу можно ловить. Иначе вы здесь все скопитесь, будете жить, финики закончатся, и что вы будете делать? Так система саморегулируется и работает. Почему срывы-то происходят? Потому что в какой-то момент вы перестаете получать удовольствие от того, что вам его раньше приносило. Ничего страшного нет, надо всего лишь подождать, может быть, даже на какое-то время перестать делать, а затем продолжить. Постепенно рецепторы восстановят свою чувствительность и вы снова можете заниматься тем делом.

Ксения Ульянова:

Самый актуальный вопрос, пожалуй: как выйти из зимней спячки весной, сейчас?

Филипп Кузьменко:

А что Вы имеете в виду под «зимней спячкой»?

Ксения Ульянова:

Когда усталость, все время спать хочется…

Филипп Кузьменко:

Я работал врачом, у меня стаж не очень большой, 6 лет, но в какой-то момент я работал на 3-х работах, поэтому я компенсировал стаж. Не то что от звонка до звонка досидел – домой пошел. Я шел на вторую работу, а на второй работе работал сразу на двух работах одновременно. В общем, в единицу времени видел много людей, много пациентов. Я не замечал, что у людей летом появляется много сил, они летом также страдают от того, что у них упадок сил. Разве что настроение чуть-чуть получше становятся, да и то не всегда. Я, например, зиму люблю, мне нравятся зимние солнечные дни. Нет «зимней спячки», понимаете? Это не симптом, не болезнь, а, скорее всего, ваше плохое настроение. Действительно, зимой меньше солнечных дней. Я, может быть, 2-3 раза в месяц просыпаюсь с мыслью: «Ух, я выспался!» Нет, мне всегда хочется поваляться, никогда вставать не хочется, это нормально. Когда вы просыпаетесь, вы смотрите в окно, там плохая погода, и вы: «Вот, из-за плохой погоды я себя сейчас чувствую плоховато, стопудово из-за нее!» И этот момент тут же записываете в свой гиппокамп, запоминаете. На следующий день вы просыпаетесь в нормальном настроении, погода точно такая же нехорошая, но вы это не отмечаете – проснулись и проснулись, пошли дальше. Через неделю опять просыпаетесь, опять сил нет, опять смотрите: «А, вот погода…» Уже второй раз отмечаете. Через какое-то время у вас набирается большое количество таких заметок, и у вас складывается вполне осознанное впечатление о том, что, когда плохая погода, вам плохо, а это зима, значит, вам плохо из-за зимы. На самом деле, нет. Быть человеком – значит периодически чувствовать себя хорошо, периодически чувствовать себя плохо. Это, что называется, избирательность внимания. Я всегда говорю: давайте научный подход практиковать. Берете амбарную книгу, большой журнал, открываете его, пишете: 01.03, ощущение такое-то, погода такая-то, атмосферное давление такое-то. Попробуйте так пару месяцев вести записи ― вы поймете, что нет никакой зависимости, просто вы в целом периодически чувствуете себя хорошо, периодически чувствуете плохо. Да, наверное, когда мало солнца, вы чаще чувствуете некий упадок, чем, когда солнца много.

Ксения Ульянова:

То есть, всё от нас зависит?

Филипп Кузьменко:

90 %, наверное! Конечно, нужно исключить болезнь, но болезнь всегда можно проследить, сравнить с состоянием, которое было раньше. Болезнь отвечает нескольким принципам. Если вы понимаете, что неделю назад вы гору могли свернуть, а сейчас что-то совершенно не то – да, надо провериться. Плюс, у болезни никогда не бывает выходных, она работает 24 часа в сутки 7 дней в неделю. Не бывает, практически не бывает такого, что вы сегодня себя чувствуете хорошо, завтра так себе, послезавтра вообще отлично, послепослезавтра… Такие колебания очень редки, хотя, всё может быть. Но, все-таки, in general обычно некое постоянство. Если вы здоровы с точки зрения организма, с точки зрения машины, у вас все компоненты, все детали работают исправно, все блоки, то – да, все зависит от вас. Вы можете научиться быть продуктивным, научиться чувствовать себя хорошо, используя определенные техники.

Ксения Ульянова:

Спасибо Вам большое, Филипп! Это были «Технологии здоровья». Будьте здоровы!

Филипп Кузьменко:

Спасибо!