Роль современного медицинского образования

Организация здравоохранения

Тэги: 

Муслим Муслимов:

Дорогие друзья! С вами Муслим Муслимов в программе «Медицинский менеджмент». Тема нашей сегодняшней передачи: «Век живи - век учись. Роль современного медицинского образования». В гостях у меня Балкизов Залим Замирович. Моя соведущая - великолепная Лиза Корегина.

Залим Замирович, прежде всего, хотелось вас поблагодарить за время, которое вы уделили нашей программе, подготовке к вопросам. Я знаю, что некоторые вопросы могут вызвать у нас серьезную дискуссию, и каждый вопрос может раскрыть порядка 5 дополнений. Тем не менее, первый традиционный наш вопрос на передаче - тренд здравоохранения: как вы его ощущаете, что вы в нем видите и что нас ждет ближайшие 3-5 или, может быть, 10 лет?

Залим Балкизов:

Спасибо вам за приглашение. Тренды здравоохранения я вижу в нарастающей технологичности. Технологии растут гораздо быстрее, развиваются гораздо быстрее, чем мы успеваем им научиться, научиться ими эффективно пользоваться. Здесь очень важна роль того, чем мы занимаемся – медицинское образование. Нам современных студентов важно учить не тем технологиям, которые были тогда, когда учились мы, а учить их быть готовыми к новым технологиям, к высокотехнологичному, насыщенному и лекарствами, и новыми инструментами, и медицинскими услугами медицинскому миру.

Муслим Муслимов:

Сразу возникает вопрос: насколько сами студенты и выходцы из медицинских образований заинтересованы в таком обучении? На ваш взгляд, какой процент людей с дивергентным мышлением, которые могут в себе объединить и формат инноваций, и формат классической медицины, и применить еще и на практике.

Залим Балкизов:

Одна из самых больших проблем в современном медицинском образовании ― мотивация студентов к тому, чтобы быть хорошими докторами. В западных школах у студентов есть понимание, что он выйдет, и у него есть понятная карьера, есть понятные ожидания по доходам, которые он будет получать, будучи врачом. У наших студентов, к сожалению, такого нет, и часто отбор, который есть сейчас в медицинские вузы, пропускает случайных людей, которые, на самом деле, не имеют отношения к медицине и не должны были бы туда попасть; они прошли по результатам неких тестов, ЕГЭ, а не по результатам фактических знаний. Поэтому у большого количества студентов есть проблемы с мотивацией, такие же проблемы у преподавателей. Есть ещё огромный блок, связанный с тем, что преподаватели не умеют зачастую преподавать. Они могут быть хорошими предметниками, хорошими клиницистами, но не уметь преподавать, не уметь доносить, передавать свои знания. Процент людей, которые могут сочетать в себе и то и другое, наверное, достаточно низкий. Я знаю, что у нас есть попытки объединить, например, медицинская физика как специальность, когда одновременно учатся ребята и в медицинском вузе, и у них есть специальные технические предметы. Но, как правило, это люди, которые работают больше с медицинской техникой. В Нидерландах есть опыт, там есть факультеты, где готовят специалистов по медицинской технике, но в том смысле, что это люди, умеющие хорошо обращаться с медицинской аппаратурой – современной, технологичной, которые могут использовать ее на 100 %.

Елизавета Корегина:

Залим Замирович, у меня есть вопрос. Он меня очень беспокоит, не только меня, но и всех моих знакомых, с которыми я учились. Давайте, поговорим о теме непрерывного медицинского образования. Насколько я знаю, раньше была процедура сертификации, сейчас мы переходим к процедуре аккредитации. Расскажите, пожалуйста, вообще, что такое система НМО, как она развивается в России, какие у нее дальнейшие предпосылки для развития? У меня очень много вопросов касательно её реализации.

Залим Балкизов:

Не только у вас, тема в целом очень интересная и болезненная. Система дополнительного профессионального образования, которая сейчас реформируется, была и в советское время. Всегда врач должен был каждые 5 лет пройти некие курсы повышения квалификации, сдать экзамен и получить допуск на очередные 5 лет для работы по своей специальности. Что меняется? Меняется то, о чем мы говорили с самого начала ― меняется здравоохранение. Раз в 5 лет - уже очень долгий срок, за 5 лет происходит настолько много изменений, что врач уже не успевает научиться чему-то новому. Он уже через год после прошедшего обучения уже начинает отставать от жизни, от того, что происходит. У нас постоянно меняется законодательство, меняется регулирование в сфере медицины, вы, как организаторы здравоохранения, это хорошо знаете. Врач должен об этом знать. Меняются клинические рекомендации, их тоже нужно доводить до врачей. Оказывается, что какие-то лекарства имеют побочные эффекты, о которых мы раньше не знали – об этом он тоже должен своевременно узнать. Конечно, любая часть тела, которая не тренируется, начинает атрофироваться: если мы не учимся постоянно, не получаем новых навыков, знаний, то мы, естественно, их теряем. Поэтому постоянное обучение ― насущная необходимость.

Что сейчас происходит? Мы стараемся реформировать систему дополнительного профессионального образования, гармонизируя её с тем, что происходит во всём мире. Есть системы непрерывного образования в Северной Америке, в Европе, в странах, которые мы привыкли называть развитыми. Это, как правило, система, подразумевающая, что 50 часов в год я должен потратить на повышение своей квалификации. Достаточно просто считать: 52 недели в году, 1 час в неделю, в среднем, я должен потратить на повышение квалификации. Наверное, это не самая лучшая система, потому что мы считаем часы присутствия, а не результаты. К сожалению, результаты посчитать намного сложнее, поэтому взята самая распространенная и простая модель - подсчет часов присутствия в образовательной активности. Она подразумевает посещение различных мероприятий, форумов, конференций, что угодно, ― то, что мы называем аудиторными мероприятиями, и различные интернет-лекции, вебинары. Есть более новые виды активности - электронные материалы. Они, наверное, более актуальны для тех, кто не может позволить себе выехать по тем или иным причинам на конференции, или, например, когда я бываю на Дальнем Востоке, люди жалуются, что интернет-лекции и вебинары, которые у нас проводятся, им очень неудобны по времени. Естественно, они проводятся больше на центральную часть России, а Дальний Восток - это уже там 2-3 часа ночи, как и сейчас, наверное.

Муслим Муслимов:

Насколько вы считаете эффективным симуляционное обучение и достаточно ли симуляционных центров в России?

Залим Балкизов:

Симуляционные технологии, я бы не хотел говорить о симуляционном обучении. Симуляторы, симуляционные технологии - это инструмент, который применяется в медицинском образовании. Наверное, более правильный подход ― как его эффективно применить в медицинском образовании. Конечно, они хороши там, где правильно применяются - для освоения тех или иных практических умений, которые должны быть у студентов. В первую очередь, умений, которые нельзя прививать на больных - это различные инвазивные процедуры и процедуры, связанные с угрозой жизни, или, например, роды. Мы все – выпускники медицинских вузов, никто из нас, будучи студентом, не принимал роды у роженицы; естественно, студенту их сложно доверить, если, конечно, он не ходит специально в кружок, не ходит дежурить и так далее. К сожалению, основная масса студентов выходят, не имея основных навыков, которые им необходимы для реальной жизни.

Муслим Муслимов:

Иногда пожарник лучше примет роды, чем новоиспечённый медик, закончивший ординатуру по хирургии, к примеру.

Залим Балкизов:

Да, да, потому что это набор психомоторных навыков, которые нужно отрабатывать, нужно именно отрабатывать. Для того, чтобы отрабатывать, необходима возможность запланированной практики. Надеяться на то, что у нас будет больной с определенной патологией, которого можно будет дать послушать каждому студенту, достаточно сложно. Современная медицина - это очень скоростной конвейер. Если раньше больного с пневмонией несколько недель могли слушать и слушать студенты-медики, то теперь у него хрипы уже на второй день исчезают под влиянием интенсивного лечения и мы, элементарно, не можем позволить ждать и дать студентам его послушать.

Муслим Муслимов:

Недостаточно пневмонии для студентов.

Залим Балкизов:

Не только пневмонии, любых заболеваний. Речь ведь не только о редких патологиях, это обычные патологии, которые нужно услышать или посмотреть на той стадии, когда студент их должен распознать. Не секрет, что у пациентов к медицине уже консьюмеристское отношение, в отличие от советского времени. Если мы, будучи на первом, на втором курсе, работали и пациенты совершенно спокойно нам доверяли делать уколы и так далее, то сейчас они даже не хотят разговаривать со студентами; они понимают, что медицина - это некая услуга, которую им оказывают, а студенты, ординаторы - это люди, которые мешают, нарушают их личное пространство, они нежелательны для пациентов. Зачастую, и для главных врачей они тоже не желательны, потому что они какие-то рассадники инфекции, которые приходят, пачкают больницу и так далее. Это правда жизни. В итоге у нас выходят студенты, которые не умеют руками что-либо делать.

Елизавета Корегина:

Скажите, пожалуйста, много симуляционных центров в России сейчас, на данный момент?

Залим Балкизов:

Оформленных подразделений, которые можно назвать симуляционными центрами, сейчас много, есть практически в каждом медицинском вузе. В медицинских вузах разного подчинения – Министерству здравоохранения, Министерству образования, Министерству обороны – их около 90. В каждом есть какой-то симуляционный центр.

Елизавета Корегина:

Как быть тем людям, которые вступили в систему непрерывного медицинского образования, должны пройти процедуру аккредитации? Как им подготовиться к сдаче экзамена именно на симуляторах, как они могут использовать эту возможность? Обратиться в симуляционный центр, или как?

Залим Балкизов:

Всё не так сложно. Сейчас у нас внедряется новая система аккредитации, новая система допуска. Есть 3 вида аккредитации: первичная аккредитация для выпускников, которые завершили обучение в специалитете, первичная специализированная аккредитация для тех, кто завершил обучение в ординатуре и на курсах первичной переподготовки, и есть реаккредитация, которая коснётся врачей. Первые две процедуры уже более-менее четко определены, состоят из трёх этапов: первый этап — тесты, второй этап — продемонстрировать практические умения в симулированных условиях; это узкая процедура, объективно структурированный клинический экзамен. Третий этап на сегодня ― это собеседование, но он подвергается сейчас неким изменениям. Что касается реаккредитации, она начнётся в 2021 году. Пока представление о ней формирует 334-ый приказ, который описывает аккредитацию, что это оценка портфолио специалиста и тестовый экзамен. Поэтому для практикующих врачей на сегодняшний день не предусмотрена оценка практических умений и навыков. Хотя, не могу сказать, что полностью с этим согласен.

Муслим Муслимов:

Скажите, какая самая популярная методика, которую хотят освоить студенты?

Залим Балкизов:

Из практических умений – пожалуй, первая помощь. Это то, что вызывает, наверное, страх у всех студентов-медиков, что упадет рядом человек без сознания, и что делать? Я врач, и я не знаю, как ему помочь. Естественно, первую помощь пытаются освоить все, и практически во всех вузах ей учат. В первичной специализированной и в первичной аккредитации первая станция по всем специальностям ― это неотложная помощь при остановке сердца. Элементарно BLS, сердечно-лёгочная реанимация, или более продвинутая у лечебников ― сердечно-лёгочная реанимация с дефибриляцией.

Муслим Муслимов:

В наше время говорили «расстегните пуговку». Прежде чем подходить к реанимационным мероприятиям и в целом к оказанию помощи, нужно понять, что творится с воротником будущего возможного подопечного.

Насколько развито производство симуляционного оборудования, насколько у вузов есть необходимость для установки и насколько они желают это сделать? Сами вузы, наверное, вряд ли могут это сделать, или есть вузы, которые пытаются производить симуляционное оборудование?

Залим Балкизов:

Симуляционное оборудование производится большим количеством компаний по всему миру. Огромные концерны, такие как CAE, Laerdal, Gaumard, Simbionix – это самые крупные. Но есть огромное количество маленьких игроков, которые практически в кустарных условиях делают симуляторы малыми сериями. Это, большей частью, не очень массовые изделия. Есть, конечно, массовые, такие как симулятор DSLR – да, там есть массовость; хирургические симуляторы как, например, для оториноларингологии, для нейрохирургии - изделия очень мелкосерийные. Есть 3 компании, которые производят симулятор робота Da Vinchi, но, опять, очень маленькие партии, и это достаточно дорогое оборудование, оно никогда не станет массовым. Это что касается мелкосерийного производства.

В России тоже есть производства. Есть производство и достаточно простых тренажеров, которые используются, в первую очередь, в сестринском обучении, и более технологичных, и оно постепенно растёт. Надо понимать, что российский рынок не очень большой, по сравнению с мировым, по сравнению с Северной Америкой, поэтому делать что-то специально для российского рынка экономически не очень эффективно. Поэтому компании, которые действуют на российском рынке как производители, либо производят low-end продукты, дешевые, которые будут массово продаваться, благодаря дешевизне, либо они тоже ориентированы на экспорт, потому что иначе развивать это производство невозможно. Некоторые вузы, действительно, что-то делают, какие-то разработки. Мы проводим ежегодную осеннюю конференцию по медицинскому образованию, в рамках которой у нас всегда есть конкурс изобретений в сфере симуляционных технологий. Всегда мы выбираем порядка 10-ти финалистов, которые демонстрируют некие изобретения. Чаще всего это студенческие коллективы, которые разрабатывают те или иные простые, дешевые тренажеры для освоения отдельных навыков - наложение швов, выполнения пункций, доступов в нейрохирургии, например, и так далее.

Елизавета Корегина:

А что происходит за границей? Есть ли международный опыт развития симуляционных центров и как это у них работает?

Залим Балкизов:

Да, есть. Есть огромное сообщество энтузиастов применения симуляционных технологий в медицине. Есть европейская ассоциация SESAM, есть всемирная SSH. Мы очень активно сотрудничаем и с теми, и с другими. Они проводят ежегодные конференции, SESAM в Европе собирает порядка 400 человек каждый год, а SSH — 3000 человек, поскольку конференции проводятся в Северной Америке, в США, где наибольшее количество симуляционных центров. Их там действительно очень много, не только в вузах, но и больничные симуляционные центры. Огромное сообщество, помимо конференции, они проводят еще различные образовательные курсы, как эффективно использовать симуляционные технологии. Они предлагают определенные ресурсы, книги, руководства и так далее.

Муслим Муслимов:

Залим Замирович, чем занимается АСМОК – Ассоциация медицинских обществ по качеству? Какие у нее роли, какие перспективы и форматы взаимодействия с медицинским сообществом?

Залим Балкизов:

Ассоциация была основана в 1996 году, она достаточно старая. Она занимается вопросами качества, как следует из названия, но, качества, мы дальше расшифровываем – в медицинском образовании и здравоохранении. Соответственно, у нас 2 больших направления. В части медицинского образования, мы уже с 2010 года проводим ежегодные конференции по медицинскому образованию, проводим регулярные мастер-классы для руководителей симуляционных центров. Как АСМОК мы начали когда-то взаимодействие с AMEE, со Всемирной ассоциацией по медицинскому образованию. Второе большое направление деятельности - это организация здравоохранения. АСМОК с самого начала занимался в том числе этими вопросами. Одним из первых проектов АСМОК были клинические рекомендации, по-моему, был 2005 год, когда начались клинические рекомендации на основе доказательств, и издание клинических рекомендаций по различным специальностям. Сейчас АСМОК, помимо конференций по медицинскому образованию, участвует в организации конференции по организации здравоохранения, ближайшая будет 25-26 апреля «Оргздрав-2019», приглашаю вас в ней участвовать. Я думаю, что будет интересно. Будет насыщенная, очень интересная конференция.

Елизавета Корегина:

Я была в прошлом году на этой конференции, мне посчастливилось там получить новые знания. Конференция действительно очень хорошая, живая дискуссия. Очень много людей приезжает из регионов с проблемами, высказывают их. В общем, все очень живо, интересно. Я думаю, что стоит сходить.

Муслим Муслимов:

Ассоциация по медицинскому образованию в Европе – каковы ее цели, задачи и сфера интересов?

Залим Балкизов:

AMEE родилась когда-то как Ассоциация по медицинскому образованию в Европе, и сегодня она по-прежнему является представителем региона Европа во Всемирной федерации по медицинскому образованию. Но, AMEE уже давно перестала быть только европейской ассоциацией. У нас идут неутихающие споры по поводу того, чтобы изменить название, потому что более половины посетителей нашей конференции, членов AMEE, это люди из других регионов - Северной и Южной Америки, Африки, Австралии, Новой Зеландии, Дальнего Востока и так далее. Уже всемирный охват. Основная цель AMEE достаточно простая ― способствовать общению медицинских преподавателей по всему миру. Но, что такое «способствовать общению»? AMEE собирает около 3,5-4 тысяч человек на своих конференциях, экспертов, энтузиастов медицинского образования со всего мира. Там можно найти единомышленников, там часто формируются коллективы для совместных исследований, для совместной работы, там вузы находят себе сотрудников, новых преподавателей. 3 дня в год длится такая глобальная конференция. Проходит всегда в Европе, разных странах, разных городах Европы. В прошлом году конференция проходила в Базеле, перед этим – в Хельсинки, в нынешнем году будет в Вене, на следующий год — в Глазго.

Муслим Муслимов:

Сколько стран в неё входит?

Залим Балкизов:

Сложно сказать по странам, потому что участников конференции намного больше, чем членов. Обычно на конференции представлены порядка 150 стран ― практически весь мир. Все страны, где есть хоть какое-то медицинское образование.

Муслим Муслимов:

А есть ли образовательные программы, ассоциация для российских преподавателей?

Залим Балкизов:

Есть. AMEE, помимо ежегодного праздника, в виде конференции...

Муслим Муслимов:

Такое ощущение, что там фестиваль.

Залим Балкизов:

На самом деле да, всегда огромная печаль, когда кончается конференция, пролетает как один миг. Очень насыщенные дни, 35 параллельных секций абсолютно по всем темам, которые так или иначе связаны с медицинским образованием. Помимо конференции, у AMEE есть еще деятельность в течение всего года: курсы ESME, Essential Skills in Medical Education – навыки, необходимые преподавателю медицины, можно так перевести, то, что необходимо знать преподавателю медицины; ESME Basic, который мы уже проводим в России, мы провели 2 таких курса здесь, в Сеченовском университете. Кстати, в прошлом году мы открыли российский офис на базе Сеченовского университета, у нас сегодня даже был день открытых дверей на Садово-Кудринской улице. Офис провел уже 2 курса, первый курс на 25 человек и второй курс на 50 человек. Мы в апреле планируем третий курс, но в нем могут участвовать только те, кто был на первых двух. Это более продвинутый курс ESME Assessment, то есть оценка в медицинском образовании, ― довольно сложная тема. Курсы проводятся обязательно на английском языке, участники потом пишут эссе, каким образом они в своей ежедневной практике применяют знания, полученные на курсе.

Помимо того, мы планируем, договорились с AMEE, что мы будем проводить онлайн-курсы. AMEE их проводит достаточно давно, они сейчас доступны полностью на английском языке, это ESME Basic, и Assessment, и Research ― исследования в медицинском образовании, и так далее. Сформируем русскоязычные группы, и после вебинаров на английском языке нам еще будут предоставлять время, чтобы мы могли обсудить с русскоязычной аудиторией, насколько правильно была понята тема. Термины, которые используются в медицинском образовании, достаточно специфические, и не всегда можно с ходу понять, как и любой профессиональный язык.

Елизавета Корегина:

Вы будете этот опыт транслировать на всех остальных преподавателей?

Залим Балкизов:

Вряд ли мы сможем на всех абсолютно преподавателей в России, их очень много. Что мы пытаемся сделать - на курсы, которые мы проводим в Сеченовском университете, мы приглашаем преподавателей из разных вузов с тем, чтобы они уже дальше передавали, транслировали своим коллегам. Но и в самом Сеченовском университете, когда люди возвращаются на кафедры, им вменяют в обязанность научить своих коллег тому, чему они сами научились на курсах.

Елизавета Корегина:

Залим Замирович, вы генеральный директор «ГЭОТАР-медиа». Расскажите, пожалуйста, что происходит в мире науки? Какие, может быть, новые книги, новые знания, что ждать нам в ближайшем будущем?

Залим Балкизов:

Так же интенсивно всё развивается, как и в самом здравоохранении. Помимо издательской деятельности, мы сейчас очень интенсивно развиваем симуляционное направление, в том числе производство. Уже 2-3 года у нас есть конструкторское бюро, постоянно работают у нас инженеры, плюс, привлеченные команды, которые работают в основном над программным обеспечением. Мы разрабатываем симуляторы, как я уже говорил, в первую очередь направленные на мировой рынок. Так получилось, что наш стоматологический симулятор сейчас уехал на выставку Штаты. Уже есть определенные договоренности по экспорту этого симулятора. Также есть ряд других разработок, которые мы производим здесь, в Москве, у нас тут недалеко производство.

Муслим Муслимов:

Скажите, исходя исключительно из вашего профессионализма и взгляда на образование международное, российское, симуляционное. Есть ли у вас какая-то уникальная формула для людей, которые только закончили вуз или ординатуру, из серии «бери и делай раз, два, три», или планов на 5-7 лет, для того чтобы человек понимал, что при определенных действиях он заходит на определенную ступеньку. Мы понимаем, что тема нашей передачи «Век живи – век учись», но, тем не менее, ступень или пьедестал у молодого специалиста в виде цели, мне кажется, должен быть.

Залим Балкизов:

Рецепт очень простой: надо просто очень много работать. Работать, работать и делать гораздо больше, чем от тебя ожидают. Это единственный секрет и рецепт профессионального роста.

Муслим Муслимов:

Тогда в нашей среде будет огромное количество трудоголиков, у которых формат мечтательности или фантазии снижен. А, как вы понимаете, все люди, которые занимаются разработками, патентованием той или иной методики, должны иметь фантазию на определенном уровне.

Есть ли у вас, как у эксперта, собственный подход к выбору, деление по группам, так скажем? Мы же понимаем, что врачевание - это непосредственно призвание. Порядка 40 % выпускников уходят из специальности, но 60 % остаются и выбирают ту или иную специализацию. Как им помочь? Если они выбрали, то как им образовываться в выбранном направлении?

Залим Балкизов:

Глобальный проект, о котором мы говорили - непрерывное медицинское образование, направлен на то, чтобы помочь развиваться в своей специальности. Но, да, вы правы: прежде чем развиваться, надо еще выбрать специальность. Тут есть не просто догадки, а есть руководства, в том числе, основанные на доказательствах. Я не сказал об одном из больших проектов, инициатив AMEE —BEME, Best Evidence Medical Education; так же, как мы с вами говорим о доказательной медицине, есть доказательные методы в преподавании. Есть группа людей, достаточно большая международная группа, которая в AMEE занимается систематическими обзорами исследований в медицинском образовании. Есть BEME Guides – руководство, как применить те или иные технологии, что наиболее эффективно, в том числе, по отбору студентов, по отбору резидентов. Можно оценить не только их фактические знания и умения в момент приема в вуз или после окончания вуза и приема в ординатуру, но и такие психологические моменты, как эмпатия, чтобы понять к какой профессии они наиболее склонны.

Что касается их дальнейшего развития, то проект НМО, который так сложно, долго, но развивается, он не закостенел – он направлен именно на это. Мы видим уже сейчас на портале edu.rosminzdrav.ru – это портал непрерывного образования Минздрава и Совета НМО, который курирует Национальная медицинская палата, – уже около 400 тысяч врачей сами, добровольно зарегистрировались на портале, ведут свою образовательную активность и, как результат, получают некие баллы. Огромная дискуссия вокруг баллов, что баллы отменили, баллы не нужны и так далее. Баллы не нужны, нужны знания и умения. Баллы лишь некий измеритель, потому что человеку нужно измерять свою деятельность. Я сделал, набрал 50 баллов в год, так я понимаю, что я сделал достаточно. Так же, как я хожу в спортзал, я понимаю, что 3 подхода по 15 – всё, достаточно, а 3 подхода по 10 – недостаточно.

Елизавета Корегина:

На данный момент баллы не нужны или как? Ключевой вопрос для всех.

Залим Балкизов:

Нужны знания, которые получают врачи. Для чего нужны баллы? Мы отличаемся от системы дополнительного профессионального образования, которая была и параллельно всё ещё существует, в которой есть некий цикл повышения квалификации раз в 5 лет, в государственном регулировании это циклы свыше 100 часов, общепринятая норма 144 часа, четыре недели обучения. В чем основное отличие? В том, что, помимо образовательных организаций, здесь участвуют ещё и профессиональные сообщества: различные медицинские профессиональные некоммерческие организации, ассоциации по различным специальностям. Они сейчас очень активно участвуют в этой деятельности. Почему это важно? Помимо получения некоего формализованного набора знаний (формализованного в хорошем смысле), который необходим по специальности, есть еще некий объем других знаний, которыми обмениваются между собой специалисты на конференциях, в различных публикациях и так далее. Эти знания обновляются гораздо быстрее, чем может обновиться учебник, чем может обновиться вузовская программа. Поэтому в новой модели мы признаём не только вузовскую часть обучения, но и другие элементы профессионального развития: участие в конференциях, освоение электронных материалов и так далее. Система направлена в первую очередь на то, чтобы дать дополнительные возможности для повышения своей квалификации. За каждую из активностей мы начисляем определенное баллы, но они нужны, в первую очередь, для самоконтроля, для того чтобы понять, достаточно ли я хорош, достаточно ли много времени я потратил на своё обучение.

Муслим Муслимов:

3 подхода или 2, да?

Залим Балкизов:

Да. 3 подхода я сделал или 2, вырастут мои мышцы, в данном случае – мозги, или не вырастут. Вопрос в этом. Есть уже хорошие, обоснованные подходы, которые подразумевают разные траектории, поддерживающую, развивающую траекторию. Вся система в целом, еще раз хочу повторить, направлена именно на то, чтобы дать больше возможности, разнообразить возможности для повышения квалификации. Именно поэтому там есть электронные материалы, интернет-лекции для тех врачей, в первую очередь, у которых не было доступа к образованию. Не секрет, каким образом получались и получаются зачастую сертификаты, которые продлевают возможность деятельности по специальности. Это же не только потому что врачу не хочется, что ему лень пойти куда-то учиться, а в первую очередь, потому что обучение часто совершенно не релевантно его деятельности, оно ему не нужно, это некое формальное, теперь уже в плохом смысле слова, формальное обучение, которое дает в результате бумажку. Система направлена именно на то, чтобы вытеснить такое обучение и создать высококонкурентную среду, в которой будет качественное образование. Сложно она развивается, да, есть масса проблем, в том числе, проблемы правового характера, потому что правовая база еще не устоялось, но она не останавливается.

Муслим Муслимов:

Залим Замирович, личный вопрос. У вас огромное количество инициатив, вы давно в сфере здравоохранения, вы врач по призванию и по образованию. Чем гордитесь?

Залим Балкизов:

Сложный вопрос. Трудоспособностью. Работоспособностью.

Муслим Муслимов:

Скажите, пожалуйста, наше медицинское сообщество разношерстное, я имею ввиду, что оно делится сейчас на частную медицину, государственную, ведомственную медицину, плюс, по направлениям, посекционно у нас различные специализации. Если бы у вас была минута на Первом канале, и была возможность сказать слова, для того чтобы всё сообщество обратило внимание на свое образование, подтянулось в рамках взаимодействия между собой, в рамках взаимодействия с пациентом, что бы вы сказали?

Залим Балкизов:

Вы сегодня мастер сложных вопросов. В том, что касается повышения своей квалификации, в первую очередь, наверное, самомотивирующая речь про то, как себя обезопасить, что повышение квалификации делает вашу жизнь безопаснее, что вас будет сложно обвинить в некомпетентности, сложно обвинить в халатности и так далее, если вы всегда можете показать, что вы занимались, у вас есть определенное образовательное портфолио, профессиональное портфолио, у вас есть определенные достижения. Если мы вспомним громкие дела в сфере медицины, то одним из главных аргументов были заслуги, степень квалификации людей, которых обвиняли, что, собственно, пошло им в плюс. Естественно, получение новых знаний и умений обезопасит в том числе и от ошибок, мы будем совершать в результате меньше ошибок.

Елизавета Корегина:

Будущее за НМО?

Залим Балкизов:

Конечно, тут нет никаких сомнений.

Муслим Муслимов:

Залим Замирович, хочется пожелать вам всего наилучшего. Как говорится, чтобы была возможность применить труд и были силы для того, чтобы этот труд удавался. В любом случае, мы развиваемся, медицинское сообщество сейчас по-другому рассматривает формат обучения. Вы правильно говорите, что выездные сессии, комплексный подход, когда за 3 дня ты можешь посетить 35 лекций ― это достаточно большой формат внедрения в процессы. Мы с вами говорили о том, что на экономических форумах сейчас секциям здравоохранения уделяется огромное внимание. Буквально 3 года назад его совсем не было или было в урезанном варианте. Желаем успехов, будем взаимодействовать.

Елизавета Корегина:

Залим Замирович, большое вам спасибо, что вы сегодня пришли на эфир! Для меня тема образования в медицине ― просто моя боль, моя любовь!

Муслим Муслимов:

Спасибо вам большое!

Залим Балкизов:

Спасибо!