В каких случаях и чем рискует инвестор?

Организация здравоохранения

Тэги: 

Дмитрий Ахтуба:

С вами программа «Мединвестклуб» с доктором Ахтуба. Сегодня мы будем говорить об инвестициях и о том, как это происходит в России. Помочь разобраться в очень запутанной и сложной для понимания теме нам сегодня поможет Порошин Алексей Иванович. Алексей - фантастический человек, я хотел бы взять на себя смелость и зачитать все его достижения, все его звания, но не потяну. Алексей, что главное, как бы ты сам себя представил?

Алексей Порошин:

Я бы представил себя как эксперта в вопросах привлечения финансирования. Это основное, что у меня есть, я каждый божий день общаюсь с большим количеством потенциальных заявителей инвестиций. Сегодня я прилетел из Якутии, где рассказывал о роли федеральных институтов развития в привлечении инвестиций.

Дмитрий Ахтуба:

Ты прилетел из Якутии. Давай, об этом поговорим. Что ты там делал, что может подвигнуть человека полететь в Якутию?

Алексей Порошин:

В Якутии даже сегодня -25С, там свежо, там хорошо, там благоприятный инвестиционный климат, на мой взгляд, есть огромное количество возможностей для развития региона. Если в Москве, в Татарстане и в Калуге все в порядке, огромное количество инвесторов, запускаются новые заводы, новые пароходы, то Якутия – очень интересный для развития регион. На текущий момент собрана профессиональная, компетентная команда управленцев, и моя задача, как одного из экспертов в области развития малого и среднего бизнеса, в области создания крупных инвестиционных проектов – обличить всё в определённую плоскость, найти точки роста якутского бизнеса для скорейшего развития инвестиционного потенциала региона и скорейшего роста валового регионального продукта. Именно затем я и поехал в регион.

Дмитрий Ахтуба:

Там было какое-то мероприятие?

Алексей Порошин:

Да, мы собрали всю текущую инфраструктуру развития. На текущий момент в регионе больше 25 различных местных институтов, местного развития. Представляете, только в одной Якутии, которая сама по себе небольшая по численности, но это самый большой регион России.

Дмитрий Ахтуба:

Местные институты развития, ты сказал. Это филиалы московских или федеральных?

Алексей Порошин:

Нет, это абсолютно свои, местные. Созданы институты развития такие как: Корпорация развития, Центр поддержки предпринимательства, Центр кластерного развития.

Дмитрий Ахтуба:

Они никак не взаимодействуют с федеральными структурами?

Алексей Порошин:

Взаимодействуют, они взаимодействует по получению поддержки от Минэкономразвития, получению поддержки от Минпромторговли; они направлены на развитие малого, среднего бизнеса, крупного бизнеса, это Агентство по привлечению инвестиций в регион. Это всё, по сути, инструменты поддержки бизнеса, которые осуществляют на территории региона как финансовую поддержку, так и не финансовую поддержку через обучение, через сопровождение различных инвестиционных проектов. В рамках первого дня моей задачей было пообщаться с ними, посмотреть их механизмы работы и на основании этого сделать выводы для руководства, каким образом можно поменять более эффективно систему, для того чтобы Якутия стала центром притяжения инвесторов Дальнего Востока и центром развития новых производств, новых отраслей. В рамках второго дня я выступал на конференции, где рассказывал про новые механизмы поддержки, которые запускает наше государство: по линии развития экспорта, по линии развития моногородов, по линии поддержки корпорации МСП Минэкономразвития, каким образом малый и средний бизнес может получать текущую поддержку, а самое главное - не только получать, но и комбинировать среди огромного количества созданных нашим государством мер поддержки, находить этот баланс, золотую середину, чтобы показывать уверенный рост.

Дмитрий Ахтуба:

Как ты считаешь, как человек, у которого есть взгляд изнутри на ситуацию, какие из этих мер поддержки наиболее доступны, чем реально воспользоваться малому и среднему бизнесу? Бытует мнение, что много чего навыдумывали, а конкретному предпринимателю, ИП или маленькой ООО не получить оттуда ни рубля.

Алексей Порошин:

Я согласен отчасти с Вашим тезисом и зачастую в регионах я вижу полную апатию и пессимизм в связи с тем, что огромная армия предпринимателей, инициативных людей не может добраться до этих самых мер поддержки. С учетом того, что я сам предприниматель и мы из предпринимательского сообщества, я всегда отвечаю на этот вопрос следующим образом: в ряде регионов местная инфраструктура хорошо информирована о мерах поддержки, собираются огромные семинары, конференции, корпорации МСП регулярно приезжают в тот или иной регион. Но, зачастую местному бизнесу не хватает инициативных кадров. Главная проблема регионов — это отсутствие квалифицированных кадров, которые могут подготовить и, самое главное, добиться этой поддержки.

Безусловно, наше государство не любит рисковать. С учетом того, что я стоял у истоков создания Агентства кредитных гарантий еще в 2013 году, планово мы рассматривали возможность, что часть портфеля гарантий будет дефолтная, то есть государство априори должно уметь рисковать. Но у нас на текущий момент создана такая система ― есть Генеральная прокуратура, Следственный комитет, огромное количество надзорных органов, и государство ставит запретительные барьеры и выдает деньги только сильнейшим. Может быть, и правильно, что поддержку должен получать сильнейший, а не все подряд предприниматели. Но, в регионах зачастую отсутствуют сильные, явные лидеры, потому что все лидеры получают поддержку сами, им не нужны помощники – ни бизнес-объединения, ни «Деловая Россия». Они сами получают поддержку из Фонда Бортника, получают поддержку в Сколково. Есть выражение Ника Вуйчича: «Чтобы получить 1 согласие, приходится пройти через 99 отказов». Если предприниматель нацелен на успех - его 99 отказов не страшат, он всё равно доберётся до своей меры поддержки.

Предпринимателям нужна помощь, им нужна упаковка, нужно сопровождение до финальной стадии. Почему на текущий момент на территории Республики Якутия за 4 года работы мер поддержки получено всего 2 кредита с помощью Корпорации МСП? Отчасти, из-за низкой информированности, но самый главный фактор ― отсутствие качественных проектов, отсутствие качественно упакованных, структурированных проектов, подходящих под требования мер поддержки. В Якутии создан отличнейший IT-парк, отличный технопарк, развивается VR составляющие модели, развивается цифровая экономика очень активно, потому что там собрана квалифицированная классная команда, которая создаёт, генерирует всё новые и новые проекты; но не создана среда, прежде всего, для обучения, поддержки команд, чтобы создавались производственные проекты малого и среднего бизнеса, чтобы создавались качественные проекты в сельском хозяйстве, которые были бы структурированы с позиции этих институтов развития. Не хватает качественных лидеров, энергичных лидеров, которые бы потянули за собой новые отрасли экономики. На текущий момент наше государство создало беспрецедентные структуры мер поддержки. В Якутии 6 моногородов. Моногород - это когда поселок или город зависит от одного градообразующего предприятия. Фонд моногородов запустил уникальную программу ― выдача займов по ставке 0% годовых до 250 миллионов рублей сроком на 15 лет. Ноль процентов годовых!

Дмитрий Ахтуба:

Для предпринимателей этих городов? Конкретные, целевые кредиты?

Алексей Порошин:

Предприниматель может быть зарегистрирован, иметь юридический адрес в любом месте. Самое главное, чтобы проект развивался в моногороде, чтобы он строился и запускался в данном моногороде.

Дмитрий Ахтуба:

Я правильно понимаю, если кто-то из московской смузишной, булочной или барбершопа хочет открыть в Якутии, в моногороде, он обращается в Фонд поддержки моногородов и ему с высокой вероятностью выделяют деньги?

Алексей Порошин:

Не сказать, что с высокой вероятностью, потому что Фонд моногородов выделяет данные ресурсы при 100%-ной гарантии одного из аккредитованных банков. У Фонда моногородов большое количество аккредитованных банков, в любом случае, Фонд моногородов выделяет деньги уже после прохождения экспертизы одного из банков-партнеров. Здесь возникает некая развилка: как этот проект будет оценивать банк-партнер? Тут уже наступает другая ситуация: мы все понимаем, что на текущий момент идёт монополизация банковского сектора, зачастую на территориальном уровне нет региональных банков-партнеров, они там не остаются. Остаются гранды, лидеры: Россельхозбанк, ВТБ и Сбербанк, и все решения принимаются в Москве. На местном уровне происходит просто физический сбор документов и бюрократическая волокита, оценка по регулятивным стандартам. Понятно, что на местном уровне у предпринимателя зачастую очень мало шансов получить ту самую банковскую гарантию, для того чтобы в дальнейшем получить деньги в Фонде моногородов.

Если предприниматель инициативный, если у него есть энергетика, внутренний стержень, драйв взрастить свой проект, то он дойдет до своей цели. Мы видим уже не на словах, а на деле, что новые административные команды, которые приходят в управления регионов, становятся открытыми для людей. Они не боятся оставлять свои номера телефонов, как это впервые начал делать губернатор Калужской области, когда он каждому инвестору даже на миллион рублей спокойно оставлял свой телефон и оказывал все меры структурной поддержки. По такому пути идут многие регионы, потому что государство четко сказало: нужно развивать инвестиционный потенциал, нужно создавать новые особые экономические зоны, создавать территории опережающего социально-экономического развития. Сейчас всё направлено на то, чтобы запускались новые отрасли в производстве и росло количество рабочих мест. В каждом регионе созданы Агентства инвестиционного развития, Агентства по привлечению инвестиций. Это потихонечку работает, но просто реально не хватает инициативных кадров, людей, которые на своём горбу, на своей харизме могут всё вытягивать.

Дмитрий Ахтуба:

Дорогие наши слушатели, пожалуйста, обратите внимание на эту фразу Алексея! Мне кажется, в ней очень много о том, что происходит на рынке инвестиций в России. Нет инициативы, нет интересных проектов.

Алексей Порошин:

Вы абсолютно правы, очень мало интересных проектов. Мы собираем нашим бизнес-сообществом спич-сессии, саммиты, учим людей выступать, учим ораторскому мастерству, собираем огромное количество инвесторов, запускается краудфандинговая платформа. На текущий момент на основании апгрейд-сессии в Минэкономразвития сейчас будет активно набирать обороты облигационный рынок для малого и среднего бизнеса. Облигационный рынок - это когда компания может разместить облигационный займ. Если 4-5 лет назад облигационный займ для нас означал объем размещения не меньше миллиарда рублей, это могли себе позволить только крупные компании, работающие на бирже. На текущий момент государство совместно с корпорацией МСП, совместно с Мосбиржей разработало систему субсидирования подготовки и размещения к таким листингам. Если у компании малого и среднего бизнеса выручка свыше 120 млн рублей за год, если у нее соотношение долга к EBITDA не более 3-х, то уже сегодня они может выйти на облигационное размещение на ту же самую ставку 13-14% годовых, но при этом без поручительства, без залогов. Это уже работает.

Дмитрий Ахтуба:

Как это работает? Сегодня нас кто-то смотрит, слушает, – он может обратиться? Вернёмся к смузишной, ребята хотят расшириться, например.

Алексей Порошин:

К сожалению, этот сегмент не работает для стартапов, этот сегмент работает для компаний малого и среднего бизнеса при текущей выручке от 120 млн рублей за год. Для стартапов существуют другие механизмы, связанные больше с краудфандингом, краудлендингом, где на текущий момент механизм до 10 млн рублей. Уже создано 4 или 5 краудфандинговых платформ, где можно получить, так сказать, народные деньги. Краудфандинговая платформа просчитывает на основании своего опыта, экспертизы твой риск, ставит тебе рейтинговую модель и собирает под твой проект деньги с какой-то возвратностью.

Дмитрий Ахтуба:

Какие краудфандинговые платформы самые ведущие?

Алексей Порошин:

На текущий момент они всем известны. Это «Город денег», платформа с итальянскими корнями, работает на рынке больше 6-7 лет; недавно запущенная платформа «Пирс» при поддержке банка МСП, которая уже работает в сегменте займов до 5 млн рублей и активно развивается по городам. Центральный банк их активно поддерживает, в их программе поддержки малого и среднего бизнеса чётко прописано: поддержка развития краудфандинговой платформы. Сейчас формируется новое законодательство, регулятор будет отрасль активно развивать и активно капитализировать.

Мы прекрасно понимаем, и государство понимает, что у населения собрано безумное количество денег, триллионы рублей, которые на текущий момент обездвижены и не работают. Здесь наша с вами задача через постоянные выезды в регионы научить те же самые компании малого и среднего бизнеса грамотно упаковываться, грамотно создавать юридические аспекты входа того или иного инвестора. Сегодня на рынке ещё кризис недоверия; мы прошли через бандитские 1990-е, прошли через отъёмы бизнеса, пирамиды и это повторяется – недавно мы видели «Кэшбери». К сожалению, от этого очень трудно застраховаться. Мы понимаем, что наш главный постулат, наша основа стабильности от государства страдают, все эти истории, которые мы сейчас видим по рынку, работают против доверия, даже с учётом работы силовых органов. С одной стороны, Минэкономразвития сегодня выступает неким драйвером запуска новых мер поддержки, беспрецедентных мер. 10 триллионов рублей льготного финансирования будет залито на рынок России по ставке 8,5 % годовых! Только в рамках этого года 1 триллион рублей будет выдано льготных займов, это беспрецедентная мера. Мы сейчас посмотрим, каким образом эта система будет работать, как эти кредиты будут выдаваться, какая будет обратная связь от компаний малого и среднего бизнеса.

Дмитрий Ахтуба:

Хочется за тобой повторить эту сумму: 10 триллионов рублей! Ты сказал чуть раньше, что очень много денег аккумулировано у населения, по данным сайта «Ведомости» отечественный фондовый рынок в 2018 году установил несколько рекордов. Частные инвесторы, если не ошибаюсь, более полумиллиона человек открыли брокерские счета и начали инвестировать, это больше чем за предыдущие 3 года. А сейчас, вот как считаешь, сохранится это на 2019-ый?

Алексей Порошин:

Если на текущий момент не произойдет каких-то серьезных катаклизмов. Но мы понимаем, что наше государство, мы, находимся в глобальной экономике, где Китай диктует свои условия, где возникают американские санкции, и вроде как нас, малый и средний бизнес, мало должно касаться, но общая ситуация очень коррелирует с текущим принятием решений. Объясню, почему. Потому что, как бы мы не хотели, любое развитие бизнеса – потребительский сегмент, развитие различных потребительских товаров – зависит от платежеспособности населения, а, как ни крути, она падает. Главный драйвер роста государства - госзаказ. На текущий момент он развивается, но, если американцы введут новые санкции, я не уверен, что система госзаказа позитивно отреагирует. На текущий момент предпосылки для развития рынка есть, государство создало огромное количество преференций и факторов для инвестиционных вложений, для того чтобы граждане активно начали вкладывать в компании малого и среднего бизнеса. Системы защиты, налоговые преференции по вложению, по возврату этих средств.

Если чего-то очень серьезного не случится, то рост сохранится, я в этом абсолютно уверен. Объясню, почему и за счет чего данный рост будет продолжаться. Система поддержки малого и среднего бизнеса легла в карту развития инвестиционного потенциала Агентства развития стратегических инициатив. На текущий момент огромная доля молодых технократов пришла к управлению различными регионами, они прошли достаточно серьезную школу различных федеральных министерств, которых тянут за собой квалифицированные команды как, например, на территории Якутии, откуда я только что прилетел. Создавая те самые источники, точки роста, допустим, в Якутии, это прежде всего IT, IT-кадры. В Якутии задача – за ближайшие 5 лет создать 10 000 рабочих мест, квалифицированных рабочих мест только в IT. Это серьезная амбициозная задача, конёк республики, Якутия может стать центром развития IT-отрасли и подготовить команды на экспорт в цифровой экономике, прежде всего за рубеж.

Дмитрий Ахтуба:

У них там Силиконовая долина, а у нас будет Алмазная долина.

Алексей Порошин:

Вполне возможно. Это позволяет через создание серьезных IT-компаний привлекать серьезный пул инвесторов, как внутренних инвесторов, так и внешних инвесторов. Рядом Китай, Япония, которые на текущий момент активно предъявляют спрос на вложения в различный российский бизнес. Их нужно грамотно упаковывать, грамотно капитализировать, прежде всего. Это уже интеллектуальная собственность, IT-компании это прежде всего интеллектуальная собственность, это не основной капитал, заложенный в землю, как у «Газпрома» с огромным количеством труб. Крупнейшие IT-компании, как банк «Тиньков», например, он же не обладает активами, которые мы видим: домами, пароходами; это, прежде всего, цифровой банк, IT-банк. Это то, к чему нужно стремиться: потенциал региона должен оцениваться по уровню интеллектуальной собственности, по уровню отдачи рубля вложений в интеллектуальную собственность и по выходу. Будущее за этим.

Дмитрий Ахтуба:

Интересно. Куда бы ты порекомендовал вкладывать, если я у тебя спрошу частный совет?

Алексей Порошин:

В текущей ситуации, когда у нас созданы беспрецедентные меры ― они реально беспрецедентны по масштабу в мировой экономике, ― на текущий момент государство сделало упор на экспортную составляющую, поднятие экспорта в стране. Назову такую интересную цифру, только вдумайтесь: на текущий момент утверждено новое постановление Минпрома, программа, в рамках которого в течение ближайших 5 лет будет выделена сумма 361 млрд рублей, – знаете на что? На субсидирование ставок по инвестиционным проектам, которые будут направлены на экспорт.

Дмитрий Ахтуба:

Экспорт в каких отраслях?

Алексей Порошин:

Практически во всех.

Дмитрий Ахтуба:

У нас какие отрасли экспортно-ориентированные? Это ВПК, агро...

Алексей Порошин:

Прежде всего в несырьевых отраслях, то есть у нас государство старается поддерживать несырьевые сегменты бизнеса. Прежде всего – высокие технологии, направленные на замещение российского рынка, и прежде всего – на технологии, которые могут выйти очень быстро на мировой рынок.

Дмитрий Ахтуба:

Бытует мнение, что у нас все плохо, ничего не делается и, вообще, отстали категорически.

Алексей Порошин:

Мы действительно отстали, у нас глубокое отставание по ряду отраслей. Но я, опять же, к чему говорю: с 1 апреля в каждом регионе будет некий челлендж, некий вызов ― нужно будет провести экспертизу ряда инвестиционных проектов экспортной направленности, они должны встать в реестр Минпромторга и на протяжении 6 лет государство обязуется этим компаниям помочь с субсидированием ставки. Эти деньги будут приходить на банк-партнер. 6 лет компанию с высокими технологиями будут поддерживать не только Минпромторг, но и льготные кредиты корпорации МСП, банка МСП, и РФПИ, и Фонд развития промышленности, которые выделяют на такие проекты 1 % годовых сроком на 5 лет по линии производительности труда, по линии новых перспективных проектов. На текущий момент человек, обладающий идеей, например, производства снеков в регионах, различных продуктов питания. Мы же знаем, что рядом Китай, который готов потреблять всё что угодно.

Дмитрий Ахтуба:

Китай, Индия. Вообще, Юго-Восточная Азия – большой рынок для сбыта продуктов питания.

Алексей Порошин:

С учетом того, что я долгое время работал в банковской сфере, мы продолжаем активно создавать новые производственные проекты. Мне гораздо интереснее запускать, разбираться в производственных проектах.

Дмитрий Ахтуба:

Допустим, я представитель малого и среднего бизнеса, и сейчас жду совета куда вкладываться? Что бы ты порекомендовал открыть, где больше всего инвестиционный потенциал, чем заняться, где ниши, которые будут расти?

Алексей Порошин:

Я постараюсь раскрыть эту тему, если наше время позволяет. Инвесторы бывают разные. Топ-менеджер, который работает 14 часов в сутки, не сможет сам управлять своими деньгами и каждый день отслеживать их в работе. Ему нужны защищенные схемы вложений – различные инвестиционные компании, которые через хеджирование могут достигать доходности 21 % годовых. 19–21 % годовых ― это нормальная, защищенная доходность при вложении в различные фишки, различные растущие компании. Если человек хочет сам потратить своё время на инвестирование в различные направления, то есть второй вариант, тоже более-менее защищенный ― франшиза. Франшизы по доходности могут достигать 30 % годовых ― те же самые барбершопы, topgun, различные кофе-хаусы, кофейни. Но там уже ты, как инвестор, должен отвечать за сбор команды, за эффективность работы текущей команды, за воровство и тому подобные дела. Это уже второй уровень вовлеченности, когда ты сам вынужден управлять бизнесом. Третий уровень - когда ты хочешь запустить высоко маржинальную тему с экспортным потенциалом. Тебе уже не придется выстраивать, самому разбираться в продукте, самому разбираться в технологии, самому выстраивать зарубежные рынки, но тогда ты получаешь полную ответственность и снимаешь все сливки с продукта.

Есть множество вариантов вложения в цифровые технологии. Это отдельный рыночный сегмент, но, если ты в этом не разбираешься, с вероятностью 99 % тебя выкинут из проекта. Если ты не разбираешься в IT-продуктах, которые ты запускаешь, айтишник найдет 1000 причин как увеличить бюджет и вывести на рынок некачественный продукт. На текущий момент эта отрасль зарождающаяся, она по всему миру активно действует, но мы видим сейчас огромную просрочку. Краудфандинговые платформы заявляют о просрочке в пределах 20 %, но я считаю, что там гораздо больше дефолт. 20 % ― оптимистично. То есть, гоняясь за ставкой краудфандинга 20-30 % годовых, инвестор, мы с вами, должны понимать, что, если у тебя есть свободные деньги, то нужно максимально диверсифицировать портфель. Не ставить на одну лошадь, как минимум на 5-6, чтобы, имея с них суммарную доходность, при срыве одного из проектов вернуть вложенные деньги. А сохранить даже твои текущие деньги — это огромная работа. Можно положить в банк под 5-6 % годовых, и скорее всего, ты их вернёшь, но можешь и не вернуть.

Дмитрий Ахтуба:

Встречаюсь с разными людьми, с разными предпринимателями. Есть идея, что «однажды я создам себе пассивный доход и буду жить, припеваючи». Как ты считаешь, такое вообще возможно?

Алексей Порошин:

Я считаю, абсолютно возможно.

Дмитрий Ахтуба:

С какого предпринимательского возраста нужно думать о создании пассивного дохода? Сколько ты должен зарабатывать?

Алексей Порошин:

Я считаю, что об этом нужно думать с юного возраста. Моей дочери 11 лет, она уже ведет свой YouTube-канал по предпринимательству, она уже прочитала книгу «Богатый папа, бедный папа» и уже на сегодня она четко понимает, что при наличии любого бизнеса нужно создавать источники пассивного дохода, потому что наша жизнь непредсказуема. Если брать меня, то я этим принципам не соответствовал огромное количество лет. У меня были бизнесы и с миллиардным оборотом, и с огромным количеством людей, которые в определённый момент провалились из-за не совсем верного взаимодействия с государством. Оно приводило к полному провалу, к полному дефолту.

Есть золотая еврейская истина: 10 % от любого полученного дохода откладывай. Это очень правильная истина любого предпринимателя, бизнесмена. Если деньги капитализируются, если ты выбираешь грамотные источники их инвестирования, то, откладывая 10 % заработанных денег по ставке 20 % годовых при ежемесячной капитализации процентов, то можно спокойно за 5 лет при минимальном вкладе денег спокойно получить 1 млн долларов, стать миллионером. Мало кто об этом думает в текущем, потому что у нас очень низкое качество финансового образования, прежде всего, у детей, да и у предпринимателей. Государство нас гонит: давайте, активно открывайте новые производства, вот вам фундамент и куча мер поддержки, но никто не расскажет о рисках. Генеральный директор, создавая компанию, несёт уголовную ответственность за невыплату зарплаты, он несёт уголовную ответственность за то, что он отправил деньги какому-то контрагенту, не проверив его, тем самым, по мнению налоговой инспекции, оптимизировав свою расходную часть. Таких рисков огромное количество, их очень много. У предпринимателя блокируют счета, мы видим огромное количество людей в каждом регионе, тысячи предпринимателей, у которых по 115 ФЗ заблокированы счета. У меня есть много коллег, которые инвестировали деньги в проект как физлица, инвестировали через договор займа. Это нормальный инструмент, инвестируешь не капитал в долевое участие, а через договор займа по ставке, допустим, 4 % в месяц. У нас много бизнесов, которые готовы потреблять такие деньги на больших оборотах. Но потом, чтобы получить деньги назад, тебе компания посылает их как частному лицу на основании договора займа, и тут тебя ― хлоп, и всё.

Дмитрий Ахтуба:

Невозможно договориться с банком, нельзя доказать?

Алексей Порошин:

Они тебе говорят: 115 ФЗ, обналичка. Деньги выводятся возвратом по договору займа на физлицо - заградительный платеж 10%. Вот в какой системе мы живём.

Дмитрий Ахтуба:

Стоило нам заговорить о предпринимательстве, как мы ушли немножко в другое поле, но, наверное, это всех предпринимателей беспокоит. Есть такая фраза: инвестирование должно напоминать наблюдение за сохнущей краской или за ростом травы, а если вам нужны эмоции поострее, то возьмите 1000 долларов и езжайте в Лас-Вегас. Кто предпочитает наблюдать за сохнущей краской ― какие проблемы стоят перед инвесторами кроме тех, о которых ты сказал? Какие советы, инсайты ты мог бы сейчас дать тем, кто задумывается об инвестировании?

Алексей Порошин:

Главный совет, который я могу дать: прежде всего, выбирайте для себя несколько сфер, пытайтесь максимально диверсифицировать свои вложения, об этом я уже говорил, и это крайне важно. В любом случае, это должно быть вложение в твердые, в «голубые» фишки, вложение в среднерискованные активы. Малую часть вложений, процентов 20 - в венчурные проекты, либо в компании малого и среднего бизнеса, в которых вы понимаете модель управления, в проекты, где есть лидер, с энергетикой, пробивной, у которого есть опыт реализации проектов, с чёткими компетенциями через создание совета директоров, чтобы у вас всегда была возможность проверить его деятельность на любом этапе, и как инвестору поменять направление развития. Инвестировать, на самом деле, не сложно, абсолютно не сложно, если вы идёте по таким принципам диверсификации портфеля. Сегодня 99% людей живет от зарплаты до зарплаты, как только у них появляются свободные деньги, они не задумываются о финансовой грамотности, о том, что нужно куда-то инвестировать, заботиться о следующих поколениях, и это правда жизни. У кого на текущий момент есть свободные деньги? У чиновников, у топ-менеджеров крупных госкомпаний, у небольшой прослойки среднего класса.

Дмитрий Ахтуба:

Предпринимателей не упомянули.

Алексей Порошин:

Предприниматели больше инвестируют в свой бизнес.

Дмитрий Ахтуба:

Ты же говоришь, это неправильно, да? Нужно из своего бизнеса какую-то часть забирать, 10% инвестировать в менее рискованные инструменты.

Алексей Порошин:

Менее рискованные инструменты — это классика жанра, это просто основа стабильности.

Дмитрий Ахтуба:

Допустим, есть владелец салона красоты. У него, допустим, доход, чистая прибыль миллион рублей в месяц. 10 % - это 100 тысяч. Он должен 100 тысяч как-то накопить, миллион, два, три и принести куда-то, либо он 100 тысяч каждый месяц берёт и сразу инвестирует?

Алексей Порошин:

Да, 100 тысяч.

Дмитрий Ахтуба:

100 тысяч? А механизм какой? Я взял 100 тысяч, куда мне с ними идти?

Алексей Порошин:

Что мы подразумеваем под инвестированием? Инвестирование в рынок ценных бумаг - тоже инвестиция. Инвестирование на вклад Сбербанка по ставке 5 % годовых - это тоже инвестиция, правильно? Мы говорим о разных уровнях инвестиций. Если есть владелец салона, у которого есть миллион рублей прибыли, 100 тысяч рублей он может пустить на открытие новых салонов с кредитным плечом. 20 % он вкладывает своих денег и 80 % получает банковских для открытия нового бизнеса, но тут у него возникают риски. Но свои 100 тысяч рублей он может каждый месяц инвестировать под 21% доходности в рынок ценных бумаг, ежемесячно капитализируя. Я уверен, он может заработать в разы больше, чем будет открывать эти самые салоны, где будет много головной боли от клиентов, от налоговой инспекции, от контрольно-надзорных органов и всё остальное. Поэтому для меня классическая ситуация: всегда должен быть некий рычаг, некий полигон, который может застраховать от рисков.

Дмитрий Ахтуба:

Как всегда, время программы стремительно заканчивается, к сожалению, мы вынуждены с Алексеем Порошиным на сегодня расстаться, но я надеюсь, что Алексей ещё к нам придёт и расскажет про инвестиции. Как мне кажется, контент, который ты даёшь, очень полезен для предпринимателей. Если у кого-то нет контакта Алексея в соцсетях - обращайтесь в «Мединвестклуб» с доктором Ахтуба, и я постараюсь вам помочь, познакомить, и вы сможете решить какие-то свои инвестиционные задачи. До новых встреч! Спасибо, Алексей!

Алексей Порошин:

Спасибо огромное! Я хочу лишь сказать напоследок словами Уинстона Черчилля: «Успех - не окончателен, провал - не фатален. Имеет значение лишь смелость продолжить путь». Это самое главное, что движет многими предпринимателями.

Дмитрий Ахтуба:

Спасибо, спасибо, прекрасно!