Профилактика раннего инфаркта миокарда. Пути предотвращения угрозы болезни сердца у молодых людей

Кардиология

Тэги: 

Илья Акинфиев:

На канале Медиаметрикс программа «Профилактика заболеваний» и ее ведущие, я, Илья Акинфиев.

Денис Хохлов:

И я, Денис Хохлов. Сегодня мы хотим поговорить с вами о проблеме заболеваний сердца. Ранние инфаркты, почему люди погибают от таких заболеваний, которые раньше считались прерогативой пожилого населения? Об этом нам расскажет наш сегодняшний гость Олег Александрович Луцевич – заведующий отделением неотложной кардиологии для больных с инфарктом миокарда ГКБ имени Ерамишанцева.

Илья Акинфиев:

Олег, часто говорят, что сердце – это двигатель, мотор, сравнивают. Можно ли так говорить?

Олег Луцевич:

Я думаю, что не можно, а нужно. Сердце является главной мышцей организма. Его можно, может быть, грубо, но назвать главным насосом в организме. Сердце – это орган, который прокачивает всю кровь в нашем организме, в человеке. Первое отличие, о чем стоит помнить, что сердце – это не просто мышца, как в руке, в ноге, на спине. Это орган, который работает независимо от нашего мозга. Он может работать даже тогда, когда сознание угнетено. Это, наверное, одно из главных отличий сердца от всех остальных мышц. Сердце раньше не было популярно в обсуждениях, в медицинских кулуарах среди врачей, но в последние десятилетия, 2–3 десятилетия проблема сердечно-сосудистых заболеваний набирает обороты с каждым годом. Тенденция пришла к нам с Запада, из Соединенных Штатов, из Европы, но, насколько я вижу, насколько я понимаю, с каждым годом наши коллеги, наши врачи-кардиологи, сердечно-сосудистые хирурги, рентгенэндоваскулярные хирурги вносят все больший и больший вклад в проблему решения сердечно-сосудистых заболеваний.

Сердце ― уникальный, сложно устроенный орган, который отличается от всех остальных и по своей структуре, и по своим функциональным особенностям. Без него мы никогда не сможем жить. У нас нет, как хотелось бы, сразу двух сердец, у нас оно только одно. Почек у нас 2, легких тоже пара, 2 руки, 2 ноги, сердце одно. Как ни крути, это самый трудолюбивый орган в нашем организме. Оно работает от начала и до конца, никогда не останавливаясь на паузы, на перерывы на отдых. Если, не дай бог, отдых случается, то, скорее всего, он приведёт к фатальным последствиям. Поэтому о сердце следует думать не то чтобы с ранних лет, но здравому человеку, который в нашем современном диком мире стремится к здоровому образу жизни, к поддержанию себя в тонусе, стоит задуматься, наверное, уже с 30–40лет.

Денис Хохлов:

Что важно для нормального функционирования такого немаловажного органа, основного для жизни?

Олег Луцевич:

Как я уже ранее говорил, надо начинать с того, что надо за собой следить. Надо не только думать о том, что «Да, у меня есть сердце, оно работает и пусть работает само по себе, а я буду жить своей жизнью». Нет, надо задумываться о себе, надо думать о том, что может наступить момент, когда оно может дать сбой. Надо следить за своим образом жизни. Это и здоровое питание, и равномерные нагрузки. Не надо каждый день получать сверхрезультаты и превозмогать себя – они рано или поздно могут вернуться бумерангом нашему здоровью; каждый день испытывать себя на прочность не стоит, нагрузка, которую мы себе даем, должна быть регламентирована, распределена в течение нашего времени. Фактически, человек не становится профессиональным спортсменом с рождения, он идет к этому долгие-долгие годы. В результате своих тренировок, в результате достижений он набирает определенную форму. Так и наше сердце: пока мы растем, взрослеем, пока мы развиваемся как организм, как личность, оно набирает обороты. Оно выходит на определенный уровень и дальше нас поддерживает долгие-долгие годы ― кого-то до 70 лет, кого-то до 80, а кого-то, может быть, и до 40. Об этом, наверное, сегодня и стоит нам более подробно поговорить.

Илья Акинфиев:

С какого возраста уже надо целенаправленно следить за сердечком?

Олег Луцевич:

Целенаправленно следить ― тут более индивидуальный вопрос. Если человек живет полноценной нормальной жизнью, у него нет никаких жалоб и он не ради праздного интереса, а ради заботы о состоянии своего здоровья хочет проверить свою сердечно-сосудистую систему, то, наверное, ему стоит задуматься, начиная буквально с обычного работоспособного возраста. В принципе, уже на рубеже третьего десятка можно задуматься о том, что надо периодически проходить хотя бы профосмотры в поликлиниках, на работе и так далее. Ведь проблемы с сердцем не рождаются за одну минуту, они формируются годами. Сердечные проблемы, которые были при рождении у человека ― это отдельная категория пациентов, люди с врожденной патологией. Мы не берем их, не включаем в общую массу пациентов, потому что эти пациенты мало того, что редкие, они в некотором роде уникальные. Из всех остальных людей кто-то начинает страдать сердечно-сосудистыми заболеваниями раньше, кто-то чуть позже, кто-то в преклонном возрасте. Но подавляющее большинство ― на рубеже 45 – 50 лет, когда начинаются уже и возрастные изменения во всем организме, и гормональные изменения, и уже наступает, можно округленно сказать, вторая половина жизни, когда мы преодолели необратимый рубеж.

Примерно 65–70 % пациентов в возрасте более 50 лет страдают гипертонической болезнью. К сожалению, в наше время появилась тенденция, что заболеваемость сердечно-сосудистыми заболеваниями начинается с возраста и в 16, и в 17 лет. Пока крайне редко, но появляются на нашем горизонте молодые люди, которые еще даже не достигли совершеннолетия, а уже страдают гипертонической болезнью умеренной и тяжелой стадии. В остальном, без различия половой принадлежности сердечно-сосудистыми заболеваниями, в среднем, страдают 10–20 % трудоспособного населения, человечества, города, говорите как угодно, согласно мировой статистике.

Денис Хохлов:

Для Москвы, насколько именно в нашем городе распространена заболеваемость сердечно-сосудистыми заболеваниями?

Олег Луцевич:

С учетом того, что мы живем в одном из крупнейших мегаполисов страны, подобные заболевания распространены и достаточно широко, и в разных возрастах. Как показывает наша клиническая практика, все-таки, в подавляющем большинстве это люди пожилого и старческого возраста. Но, год от года мы фиксируем, пускай минимальное, но увеличение процента заболеваемости сердечно-сосудистыми патологиями у людей трудоспособного возраста, 40–50 лет.

Денис Хохлов:

Молодеет инфаркт?

Олег Луцевич:

Молодеет, можно и так сказать. В первую очередь это связано с тем, что мы живем в тяжелых условиях, каждый день мы сталкиваемся со стрессами, каждый день мы тратим свои силы на работе. У кого-то работа физическая, у кого-то умственная, но, тем не менее, нагрузка на организм ежедневная. Плюс, далеко не все наши пациенты даже при появлении первых симптомов обращают внимание на то, что они могут быть угрозой для них. Иногда люди терпят, привыкают, стараются не обращать внимания. Как итог может быть и инфаркт миокарда, и другие страшные сердечно-сосудистые заболевания.

Денис Хохлов:

Как избежать? Может быть, правильное питание поможет, диетой можно снизить риск?

Олег Луцевич:

В первую очередь, да. Конечно, в нашем мире трудно отказать себе в удовольствии где-нибудь быстренько перекусить на ходу, скушать вкусный сэндвич, запить большой чашкой капучино, потом где-нибудь по дороге пропустить бутылочку или баночку колы, после работы зайти в какой-нибудь фастфуд. К сожалению, все это оказывает влияние на наш организм, оказывает влияние на прогрессирование атеросклероза как фактора риска сердечно-сосудистых заболеваний. Поэтому сбалансированная диета, которая позволяет избегать длительного голодания, позволяет насыщать организм разными нужными веществами, разумеется, необходима, в первую очередь еще и потому, что правильное питание позволяет сердцу и сердечно-сосудистой системе получить необходимый объем электролитов, то есть калия, натрия, кальция.

Правильное питание позволяет сердцу и сердечно-сосудистой системе получать необходимый объем электролитов, то есть калия, натрия, кальция.

Денис Хохлов:

А причем здесь работа сердца? Расскажите нашим зрителям и слушателям.

Олег Луцевич:

В первую очередь работа сердца, работа структурной единицы сердечной мышцы – кардиомиоцита, построена на балансе электролитов. Как только в организме нарушается баланс электролитов, тут же начинаются проблемы. Проблемы могут быть не только с сердцем, но и со всеми остальными отделами организма. Например, недостаток калия может вызвать обычные мышечные судороги. Я думаю, очень распространенная проблема, знакома очень многим. Также недостаток калия может нарушить работу и кардиомиоцитов. Таким образом, должно быть правильное питание, оно должно быть регулярным, должно нести в себе пользу для всего организма. Надо стараться исключать жирное, жареное, острое, большое количество сладкого. Конечно, отказ от фастфуда. Понятно, что человек не сможет полностью отказаться, живя среди всех доступных нам ныне пищевых благ, но надо стараться минимизировать.

Денис Хохлов:

Бывает, что нет выбора.

Олег Луцевич:

Да, к сожалению, да. В последнее время, я как вижу, достаточно активно развивается именно индустрия здорового питания, предлагают и в интернете доставку, и рестораны появляются, и разные кафе по интересам, если их так можно назвать. Но надо всегда помнить, что питание - действительно большая часть здорового образа жизни, в том числе именно регулярное питание.

Денис Хохлов:

Мужчины и женщины ― у кого раньше начинаются проблемы? Или пол не влияет?

Олег Луцевич:

Мировая статистика говорит, что примерно одинаково болеют сердечно-сосудистыми заболеваниями и мужчины, и женщины. Непосредственное влияние на половой состав пациентов оказывает их образ жизни, условия их работы. Оказывает, конечно, генетика, генетическая предрасположенность, от генетического материала мы никуда не денемся. Мы – то, кем были наши родители, в том или ином формате. Соответственно, все проблемы, которые были у наших предшественников, рано или поздно унаследуем мы или унаследуют наши дети. Это уже стало достаточно ясно для каждого человека на Земле. Но говорить о том, что 20 лет назад, 30 лет назад гораздо больше болели мужчины или женщины, нельзя. Примерно, болеют все одинаково, а дальше уже в зависимости от каждого индивидуального случая мы можем говорить, что вот эта пациентка начала страдать гипертонической болезнью в 30 лет, в то время как, например, ее муж начал страдать от той же самой гипертонической болезни лет в 60.Тут можно двояко трактовать. Надо собирать четко, ясно, подробно анамнез и делать выводы из того, как люди живут, что было в их жизни и на чём стоит заострять внимание.

Денис Хохлов:

Наверное, в нашей стране, мужчины более подвержены проблемам из-за того, что образ жизни, в отличие от женщин, более опасный?

Олег Луцевич:

Несомненно, да. Плюс, есть крайне провоцирующие факторы, такие как курение. Как известно, у нас мужская половина населения курит больше, нежели женская. Злоупотребление алкоголем тоже является фактором развития сердечно-сосудистых заболеваний. Судя по статистике, как заявил наш министр здравоохранения, буквально месяц или полтора назад слышал по радио, фактически 70 % смертей, так или иначе, связаны с употреблением алкоголя. Можно предположить, что мужская половина в нашей стране страдает больше.

Денис Хохлов:

Но, это не зависит от пола, это именно образ жизни.

Олег Луцевич:

В первую очередь да, образ жизни и генетическая предрасположенность.

Денис Хохлов:

Если случился инфаркт миокарда, это приговор для человека, или это обычное заболевание, которое можно пережить и жить спокойно дальше размеренной жизнью?

Олег Луцевич:

С учетом развития современных медицинских технологий, с учетом развития не только мировой медицины, но и отечественной, я бы сказал, что теперь инфаркт – не приговор. Если несколько десятилетий назад человек получал обширный инфаркт миокарда, он, как минимум, становился инвалидом. Лечение подобной острой сердечно-сосудистой проблемы всегда было консервативным, мы не имели никаких хирургических методов лечения поражения сердечной мышцы. Но в последние 2 десятилетия у нас семимильными темпами развивается и малоинвазивная хирургия, и рентгенэндоваскулярная хирургия. Благодаря ей мы можем минимизировать последствия инфаркта миокарда и попытаться хотя бы частично, но сохранить поврежденный участок сердечной мышцы. Это высокотехнологичная помощь, на мой взгляд ― уникальная помощь. Наши коллеги, рентгенососудистые хирурги, зачастую творят чудеса. Именно благодаря развитию этой отрасли, на мой взгляд, именно этой части медицины, мы можем говорить, что последствия инфарктов миокарда в современном мире минимизированы.

Опять же, всё крайне индивидуально, каждый пациент – это особый уникальный случай, к нему стоит подходить всесторонне и всеобъемлюще. Для кого-то инфаркт может быть первым и последним предупреждением и пройти без больших потерь. Для кого-то в виду различных обстоятельств, временно́й задержки или отсутствия понимания того, что происходит с человеком, инфаркт может быть фатальным. Но, если даже человек остается жив, то он фактически остается инвалидом.

Денис Хохлов:

Давайте, для наших зрителей и слушателей объясним, что такое инфаркт? Я думаю, что некоторые не знают.

Олег Луцевич:

Говоря доступным языком, это частичное или полное поражение, или можно даже сказать ― смерть сердечной мышцы; та самая ситуация, при которой сердечная мышца перестает нормально функционировать, когда сердце или участок сердца перестает нормально прокачивать кровь. В связи с этим наступает сначала ишемия миокарда, а потом смерть, или, как говорят врачи, некроз. Инфаркты бывают разных типов, могут быть вызваны разными причинами, но в любом случае заболевание остается номером один в проблеме сердечно-сосудистых заболеваний. Всегда стоит иметь в виду, что в случае инфаркта, если все сделано правильно, если правильно была организована экстренная медицинская помощь, пациент имеет шансы не только выжить, но имеет шансы дальше жить полноценной нормальной жизнью. Конечно, тот этап, тот период его жизни, когда пациент будет получать лечение, пусть будут на первых этапах реанимационное мероприятия, пусть будут хирургические методы лечения, дальнейшее пребывание в стационаре, тем более, реабилитация после выписки из стационара, ― всё в целом будет нести в памяти пациента негативный очерк, но, скорее всего, он поможет дальше переосмыслить свою жизнь, жить аккуратно.

Илья Акинфиев:

Олег, несколько лет назад в Москве появилась инфарктная сеть. Расскажи, что это такое.

Олег Луцевич:

Это не только инфарктная сеть. Это федеральная сосудистая, так называемая, сеть и сосудистые центры в нашем городе и по всей стране, в крупных городах, в крупных населенных пунктах. Это, скажем так, центры экстренной помощи больным с острыми патологиями сердечно-сосудистой системы и для пациентов с острой неврологической патологией, например, с инсультами. Создание таких сосудистых сетей и центров позволяет пациенту в кратчайшие сроки поступить в стационар, позволяет в кратчайшие сроки оказать пациенту экстренную помощь. Раньше, примерно 15 лет назад, наши коллеги-кардиологи в Соединенных Штатах разрабатывали различные протоколы действий в этой ситуации, разрабатывали маршруты, системы, как пациенту можно скорее попасть к врачу. В наше время эти протоколы уже неоднократно пересмотрены и на Западе, и в России, согласованы, отработаны. Фактически это машина, которая позволяет спасти пациенту жизнь.

Денис Хохлов:

Что такое дверь – баллон? Мы слышали такие 2 слова, как они связаны? Загадка для людей, которые не знают о нашей медицинской профессии ничего.

Олег Луцевич:

«Дверь – баллон» – это методика, разработанная американскими врачами, врачами из США на рубеже 2000 – начала 2000 годов, когда ставилась задача доставить пациента от двери дома до хирургического стола и оказать ему экстренную хирургическую помощь в течение определенного промежутка времени. На начало возникновения этого протокола действий, временной промежуток сводился к 95 минутам. В 2003–2004 году этот протокол был пересмотрен, было определено, что результаты лечения пациентов, которые добирались до рентгенэндоваскулярного хирурга в течение менее 90 минут, были значительно лучше. В наше время этот термин уже несколько отходит на второй план. Сейчас Министерство здравоохранения разработало более четкие рамки и стараются делать так, чтобы пациент оказывался на столе у рентгенэндоваскулярного хирурга, максимум, в течение часа. Также, для понимания, как еще один вариант интерпретации «дверь – баллона», это время от момента снятия первого ЭКГ до поступления больного в стационар на хирургический стол. Похожий термин существует у неврологов, у реаниматологов, его называют терапевтическое окно. Это первые 4 часа после произошедшей неврологической катастрофы, когда оказание медицинской помощи пациенту считается наиболее эффективным. Примерно по такой же аналогии разрабатывалась «дверь – баллон».

Денис Хохлов:

Какие есть новые методы лечения острой сердечной недостаточности? Вы говорите, что некоторые уже отходят от этого понятия. Что сейчас самое основное?

Олег Луцевич:

Самое основное – вовремя доставить пациента. Определяющим фактором, разумеется, является время. Это время, как быстро бригада скорой медицинской помощи установила факт наличия острой сердечной патологии. Будь то острый коронарный синдром или инфаркт – не имеет значения. Чем быстрее пациент окажется в стационаре, тем ему потом будет лучше. То же самое касается и тактики работы медицинского персонала в кардиореанимации или у любого другого врача в приемном покое. Благодаря современным нынешним протоколам больные, поступающие в кардиореанимацию с подозрением на инфаркт, с подозрением на нестабильную стенокардию или острый коронарный синдром, поступают, минуя приемное отделение, что позволяет экономить достаточно большое количество времени. Пациенты не ожидают очереди, не ожидают первостепенных исследований, которые теоретически можно отложить. Они получают все в экстренном порядке и тут же. Если не ошибаюсь, среднее время в пути бригады скорой помощи у пациента с инфарктом сейчас составляет порядка 12–15 минут по Москве. Если возвращаться к сосудистым сетям и сосудистым центрам нашего города или любого другого крупного города в нашей стране, стоит отметить глобальное преимущество их наличия, потому что скорая помощь везет пациента в ближайшее доступное лечебное учреждение, тем самым экономя драгоценное время.

Денис Хохлов:

Хотелось бы вернуться на уровень обычного пациента и поговорить, что нужно делать, если вдруг заболело сердце, и как оно должно заболеть, чтобы стать причиной для беспокойства? Может быть, нарушения ритма, или что должно быть такое необычное, расскажите?

Олег Луцевич:

В первую очередь, надо обращать на себя внимание и ни в коем случае не игнорировать, если появились болевые ощущения. Не обязательно будет сердце. Если появились неприятные ощущения за грудиной, то, вероятнее всего, есть проблема. Далеко не факт, что при обследовании, при дообследовании будет выявлена глобальная проблема сердечно-сосудистой системы. Это может быть и опорно-двигательный аппарат, может быть и позвоночник, даже банальная межреберная невралгия. Тем не менее, первое, с чего надо начинать, – с того, что пациент обращает на себя внимание. Если симптомы появляются все чаще, если появляются неприятные ощущения, которые день изо дня начинают снижать качество жизни человека, то не стоит отпускать на самотек, надо обращаться за амбулаторной плановой медицинской помощью, как минимум – делать хотя бы небольшое обследование. На данный момент почти во всех, да, наверное, абсолютно во всех медицинских учреждениях Москвы, работающих в амбулаторном звене, можно получить необходимый объем обследования, направленный на исключение сердечно-сосудистых заболеваний, будь то ЭХЭКГ, ЭКГ, пробы с физической нагрузкой, и тем более – консультация кардиолога по результатам всех проведенных исследований.

Также хотел бы обратить внимание, что ни в коем случае нельзя упускать из виду данные лабораторной диагностики. В наше время анализы имеют большое значение. На данный момент по лабораторным показателям мы можем судить о тех или иных изменениях не только в организме в целом, но и на структурном уровне, например, об изменении сосудов и прогрессировании атеросклероза, что тоже имеет немаловажное значение. Соответственно, человек, следящий за собой, обратившийся за своевременной помощью максимально может снизить риски, которые вызывает сердечно-сосудистая патология. Наверное, это основное, о чем надо думать.

Денис Хохлов:

Допустим, экстренный вариант. У человека случился инфаркт. Насколько сильная боль, что он должен ощущать?

Олег Луцевич:

Дело в том, что у всех индивидуально. В первую очередь, конечно, это непроходящее ощущение сильной боли за грудиной. У кого-то боли, отдающие или иррадиирующие в руку, в шею, в лопатку. У кого-то чувство жжения, или, как некоторые пациенты говорят, горения за грудиной, как будто кто-то в груди разжег костер. Крайне редко встречаются и безболевые формы поражения миокарда, когда человек не чувствует, что что-то происходит с его сердцем. Именно такие пациенты страдают больше всего, потому что зачастую они переносят инфаркт миокарда на ногах, и потом уже, спустя, может быть, месяцы, а иногда и годы, выявляются последствия перенесенного инфаркта, когда появляются необратимые тяжелые последствия. Если у человека вдруг появилась боль за грудиной, появилась одышка, то стоит, однозначно, обратиться за медицинской помощью, если нет возможности вызвать бригаду скорой медицинской помощи. В наше время всё доступно в любое время, в любом месте.

Денис Хохлов:

По крайней мере, вопрос об инфаркте исключат сразу и без вопросов.

Олег Луцевич:

Да, фактически на месте. Если у бригады скорой медицинской помощи возникают хотя бы малейшие сомнения в состоянии здоровья пациента, пациент направляется на обследование в стационар. В стационаре проводится ряд обследований, позволяющий исключить острую сердечную патологию.

Денис Хохлов:

Мы начали говорить про атеросклеротические изменения. Что такое ишемическая болезнь сердца в продолжительном отрезке времени, что такое стенокардия? Такие диагнозы часто говорят на приеме, но, может быть, люди не понимают, что это такое и чем это чревато.

Олег Луцевич:

Всё перечисленное вами – это хронические сердечно-сосудистые проблемы, которые формируются годами. Они не берутся из ниоткуда, а спровоцированы структурным изменением стенки сосуда, в частности, атеросклерозом, прогрессированием атеросклероза и появлением атеросклеротических бляшек не только в сердечно-сосудистой системе, но и по всему организму – в сосудах и шеи, и головы, и ног, и где угодно. Для атеросклероза нет рамок и границ. Ишемическая болезнь сердца и стенокардия являются, как правило, следствием длительно текущей гипертонической болезни, когда тонус сосудов изменен, когда сосуды спазмированы, длительно и постоянно держится высокое давление. Стенка сосуда утолщается, может деформироваться, что может приводить к необратимым изменениям и дороги назад фактически нет.

Проблемы хронической сердечной недостаточности стоят очень остро на сегодняшний день. Инфаркт миокарда – это острая ситуация, с ней можно справиться, а хроническая сердечная недостаточность, что бы вы с ней ни делали, так или иначе, медленно, но будет прогрессировать. Так как наш организм рассчитан на определенный срок, со временем происходят необратимые изменения, разрушения в организме, соответственно, сердечная недостаточность прогрессирует. Но, благодаря ныне существующим протоколам лечения, ныне существующим методикам люди с сердечной недостаточностью, так же, как и остальные наши пациенты, могут жить полноценной жизнью с хорошим качеством жизни. В последние годы качество жизни как вопрос выходит, наверное, на первое место, потому что человек, который может нормально жить, нормально работать, может нормально делать все. Если у человека есть заболевание, какая-то проблема, в частности, хроническая сердечно-сосудистая недостаточность, она будет сказываться на его образе жизни. Он не может переносить физические нагрузки так, как это делает здоровый человек, вплоть до того, что пациенту, страдающему хронической сердечной недостаточностью, невозможно даже нормально сходить в магазин. Он будет чувствовать одышку, слабость, будут возникать боли за грудиной, те же самые приступы стенокардии.

Инфаркт миокарда – это острая ситуация, с ней можно справиться, а хроническая сердечная недостаточность, так или иначе, медленно, но будет прогрессировать.

Денис Хохлов:

Постепенно будет уменьшаться расстояние, которое можно пройти без остановки.

Олег Луцевич:

Оно постепенно будет уменьшаться. При легкой форме сердечной недостаточности многие пациенты ее даже не замечают, то есть качество жизни остается на том же уровне, как и прежде, может, чуть ниже. Когда недостаточность начинает прогрессировать, качество жизни начинает точно так же быстро падать. Человек не может подняться, как раньше, на пятый этаж, а может подняться уже только на третий, а то, может, и на второй. Не может проходить большие расстояния, проявлять большую физическую нагрузку. Соответственно, все сказывается. Если не заниматься заболеванием, то прогноз будет неблагоприятный. При постоянном, регулярном наблюдении у кардиолога, у терапевта, у смежных специалистов, прогрессирование хронической сердечной недостаточности можно замедлить.

Денис Хохлов:

Можно исправить изменение диаметра сосудов, расширить просвет сосудистых бляшек хирургическим методом лечения?

Олег Луцевич:

Да, однозначно, конечно. Мы уже говорили о наших коллегах – рентгенэндоваскулярных хирургах, которые творят чудеса. В настоящее время достаточно широко распространено и является основным видом помощи больным с острой сердечной недостаточностью стентирование коронарных артерий, когда внутрь артерий сердца имплантируется микроскопический стент, который позволяет, грубо говоря, прижать к стенке склеротическую бляшку, позволяет расширить просвет сосуда и восстановить системный кровоток. Благодаря этому не только сердце, но и весь организм начинает полноценно функционировать.

Денис Хохлов:

То есть, метод кардинально решает вопрос?

Олег Луцевич:

В принципе, да, это метод, позволяющий человеку жить полноценной жизнью. Конечно, бывают ситуации, когда стентирование невозможно по техническим причинам, или же стентирование может быть неоправданно рискованным для пациента. Тогда к лечению такого пациента подключаются сердечно-сосудистые хирурги, выполняется аортокоронарное шунтирование.

Денис Хохлов:

Что это такое? Все же знают, на слуху, по крайней мере, в 1990-е годы наш президент подвергся.

Олег Луцевич:

Да, подвергся. Но любые операции на сердце, тем более, на открытом сердце, это крайне сложные, крайне тяжелые и крайне объемные операции. Они все преследуют одну и ту же цель, как и стентирование, ― максимальное восстановление функции сердца, максимальное восстановление нормального кровотока в сердце. Берут сосуд, артерию, к ней подшивается шунт. Как правило, это участок вены, который забирают у этого же пациента, например, с ноги, и тем самым создается что-то наподобие сосудистого мостика, позволяющего одной артерии помогать питаться второй, огибая пораженный участок. Тем самым участки сердца, которые ранее не получали нужный объем крови, начинают его получать.

Денис Хохлов:

Стоит ли бояться пациентам, если им предлагают такую операцию? Многие говорят: «Сейчас меня в наркоз, грудь раскроют – и всё. Лучше уж я понемногу буду ходить с одышкой».

Олег Луцевич:

Есть известная, популярная фраза: делай, что должно, и будь, что будет. Если мы можем пациенту помочь, если мы можем человеку создать условия для дальнейшей нормальной жизни, то, конечно, стоит что-то сделать.

Денис Хохлов:

Врач, когда рекомендует, обдумывает свои слова. Берет ответственность на себя.

Олег Луцевич:

Я вам более того скажу: врач несет ответственность за свои действия в первую очередь ― и юридическую, и моральную, и этическую, всестороннюю ответственность. Если предлагают пациенту такую непростую процедуру, как аортокоронарное шунтирование, как протезирование клапана сердца, эти решения принимаются всегда крайне обдуманно, а зачастую даже консилиумом, то есть не одним, а несколькими врачами. Это совокупность мнений, которая позволяет получить наиболее трезвую оценку нынешней ситуации у пациента. Конечно, насильно человека не заставишь, кто-то отказывается, кто-то соглашается, но, определенно, от этих вмешательств, как малых, так и больших, есть польза.

Денис Хохлов:

Наша программа подходит к концу. Как всегда, наша любимая рубрика: пожелания нашего гостя нашим зрителям и слушателям.

Олег Луцевич:

В первую очередь я хотел бы пожелать заботиться о себе. Заботиться о себе не с того момента, когда что-то уже стало не так, а пока есть возможность за собой действительно следить, пока есть силы. Хочется всем желать здоровья, чтобы побольше было здоровых пациентов, чтобы люди могли радоваться жизни, могли наслаждаться ею. Для этого нужны силы. Силы – это физическая нагрузка. Спорт, однозначно, должен идти одним из критериев здорового образа жизни. Но, спорт спорту рознь, как известно.

Денис Хохлов:

Не спорт больших достижений.

Олег Луцевич:

Да, да. Регулярные нагрузки, регулярное поддержание своего организма в тонусе.

Денис Хохлов:

Физическая нагрузка для человека – это естественная нагрузка, предусмотренная природой?

Олег Луцевич:

Естественная абсолютно. Отсутствие нагрузки – вот что противоестественно. Как известно, движение – это жизнь. Соответственно, нагрузка должна быть регулярная и размеренная. Понятно, что в какие-то дни нагрузка может быть в разы ниже, но надо стараться подобные дни минимизировать.

Денис Хохлов:

Правильно. Как для сердца нет понятия «лень», так и для человека лени быть не должно, чтобы помочь сердцу поддержать его жизнь как можно дольше.

Замечательно! Дорогие друзья, сегодня с нами был замечательный доктор Олег Александрович Луцевич, заведующий отделением неотложной кардиологии для больных с инфарктом миокарда КБ имени Ерамишанцева. Мы разговаривали о том, как избежать, раньше говорили – убежать от инфаркта, чтобы его не было в вашей жизни, и вы жили долго и счастливо. Спасибо, что были с нами!

Олег Луцевич:

Спасибо!