Здоровая улыбка – мифы и реалии

Стоматология

Тэги: 

Денис Остроушко:

В эфире «ЗОЖ через молодежь!» Это программа об общественном здоровье и здоровом образе жизни в целом. Сегодня мы решили поговорить о здоровье зубов, и узнаем, как правильно сказать: может быть, о здоровье рта? Потому что зубы находятся во рту. Но обо всем по порядку. У нас сегодня в гостях Сероб Казарян – врач-стоматолог-ортопед Стоматологической поликлиники № 50 Департамента здравоохранения города Москвы и председатель Молодежного совета этой же поликлиники.

Прежде чем мы перейдем к обязательным вопросам, я задам более личный вопрос. Вам же в детстве тоже делали зубы, как и всем?

Сероб Казарян:

Да, конечно, делали.

Денис Остроушко:

Скорее всего, делали на тех бормашинах, огромных и страшных?

Сероб Казарян:

С детства, так как я рос в семье стоматологов, такого страха не было.

Денис Остроушко:

Как раз об этом я и хотел спросить. Потому что многие с детства боятся стоматологов, а вы решились после этого еще и пойти работать стоматологом. Как так получилось?

Сероб Казарян:

Так как в семье со стороны матери династия врачей стоматологов, я уже знал, что я пойду именно в медицинский университет, а на IV курсе я уже понял, что это мое, когда началась именно практика. Вся работа, план лечения, когда ты поэтапно всё делаешь, и результат – красивая улыбка как некая победа. Это было прекрасно. Я понял, что стоматология – это мое.

Денис Остроушко:

Уверен, что у любого студента, который учится на стоматологическом факультете, возникает в какой-то момент этот вопрос: государственная или частная? Вы выбрали государственную. Я не знаю, если честно, насколько сейчас государственная отличается от частной. Делают ли всё то же самое сейчас в государственной, что можно сделать в частной?

Сероб Казарян:

Да, делают все. Мы ничем не хуже частной клиники. Имплантология, ортодонтия, прекрасные виниры, которые хотят все девушки. Всё есть в государственном учреждении и можно на высшем уровне сделать.

Денис Остроушко:

То есть можно просто прийти, к примеру, к вам в поликлинику и сказать: я хочу!

Сероб Казарян:

И дальше уже сделаю все я. Да, конечно, все можно сделать без проблем. Нет тех старых анестетиков, когда люди боятся, что не пройдет. Или боятся удаления зуба. Это все уже прошло. Так, кстати, было и в частной клинике. Сейчас всё идет в ногу со временем, госучреждения не уступают ничем.

Денис Остроушко:

А если говорить об опасениях, в том числе от коронок, виниров, что бы вы посоветовали? Или коронка, винир и так далее, вся имплантология – при разных заболеваниях, в разных случаях? Или есть что-то, что лучше, а что-то, что так себе?

Сероб Казарян:

Надо разделить и понять, что такое «виниры» и что такое «коронки» и, соответственно, что такое «импланты». Виниры – это, можно сказать, полукоронки, это керамические накладки. Также есть композитные – реставрация пломбой у терапевта. Керамические накладки делает ортопед на передние зубы, то есть зону улыбки. Плюсы винира в том, что идет щадящее пришлифовывание зубов, то есть тонкий слой эмали, и накладывается керамика. Это виниры. Коронки ставят на жевательные зубы, также бывает, что не получается сделать виниры, потому что уже полностью разрушена коронковая часть зуба, и ставится коронка. Имплант ставится при отсутствии именно зуба, когда уже невозможно спасти даже корень. Сначала в кость устанавливается титановый штифт, и на него делается коронка.

Денис Остроушко:

Когда вы накладываете что-то сверху, под ним может развиваться заболевание, инфекция, может быть?

Сероб Казарян:

Прежде чем сделать работу, надо полностью проверить; составить план лечения, конечно же, сделать рентген, чтобы понять, возможно ли сделать манипуляцию. Только затем делается работа.

Денис Остроушко:

Детям, наверное, менее актуально: коронки, виниры и так далее. Но, например, выбился зуб, который только-только вырос. Детям тоже можно ставить? И также на всю жизнь останется? Или надо будет менять?

Сероб Казарян:

Детям – смотря какого возраста.

Денис Остроушко:

У которых уже молочные выпали, только вырос коренной зуб, и выбился. В хоккей играл, шайба попала.

Сероб Казарян:

К сожалению, такие случаи бывают. Если выбился зуб, то да. Если остается даже один корень, можно сделать работу, поставить штифт и на этот же штифт либо собрать пломбой, либо сделать коронку.

Денис Остроушко:

Но, как долго она продержится? Мне кажется, вопрос много кого волнует. Если я сейчас поставлю, а через 10 лет новый нужно, через 20 лет новые технологии, робота вы мне вставите. Или это на всю жизнь?

Сероб Казарян:

В литературе любая ортопедическая конструкция служит порядка 5-6 лет, а дальше уже зависит и от пациента, который следит за коронкой, так как мы не родились с коронкой, и от рекомендаций врача. Если будет соблюдение, то коронка будет служить и 10, и 15, и даже 20 лет. В практике было, что даже приходили пациенты, которым 70 лет, а коронку ставили в молодости.

Денис Остроушко:

Но это коронки так, а виниры?

Сероб Казарян:

Виниры так же. Если ставить, надо все правильно, квалифицированно сделать, обточить зуб и зафиксировать. Если все правила соблюдены и пациент выполняет рекомендации врача, также могут служить и 20, и даже 30 лет.

Денис Остроушко:

Замечательно! Почти, на половину жизни точно хватит, смотря в каком возрасте поставить.

По времени: сегодня я к вам пришел, когда я увижу полный результат, если мне нужен винир, к примеру?

Сероб Казарян:

Максимум, 2 недельки, даже, может быть, намного раньше. Здесь все зависит и от работы, и какую эстетику вы хотите, и какой желаемый результат. Сейчас стоматология работает на цифровом методе, когда можно с пациентом сесть, посмотреть, какой будет результат, и в этот же момент аппарат делает нужную форму зуба.

Денис Остроушко:

Сразу можно понять, как будет выглядеть улыбка?

Сероб Казарян:

Конечно. Это все делается для пациента.

Денис Остроушко:

Хорошо. Мы сказали про винир. Коронка – такое же время, то есть 2 недели – крайний срок?

Сероб Казарян:

Да.

Денис Остроушко:

Довольно быстро. Мне кажется, что раньше было намного дольше ― пока слепки, заказы.

Сероб Казарян:

Конечно. Раньше даже было так, что интересные эстетические работы врачи отправляли в Сан-Франциско, когда еще не было таких возможностей. Сейчас мы ничем не хуже, поэтому всё можно сделать намного быстрее.

Денис Остроушко:

Супер! Я могу записаться на прием в вашу стоматологическую государственную поликлинику, вы мне скажете: «Тут нужна коронка», и будете меня вести 2 недели, через 2 недели я увижу результат.

Сероб Казарян:

Конечно.

Денис Остроушко:

Но, давайте, не будем доводить до коронки. Поговорим о профилактике. Можно ли достичь голливудской, как говорят, улыбки, не применяя стоматологических методов?

Сероб Казарян:

Конечно. Можно сделать профессиональное отбеливание. При профессиональном отбеливании часто задается вопрос: есть ли риск? Нет. Если квалифицированно подойти, по времени, то будет белоснежная улыбка, и не будут повреждены ни ткани, ни зубной нерв.

Денис Остроушко:

И не снимается эмаль? Как вообще происходит процесс? Буквально вчера я слышал о том, что снимается часть эмали – то, о чем вы говорите, – и есть опасения после отбеливания?

Сероб Казарян:

Часть эмали не убирается в этот момент. Есть разные методы отбеливания: Air Flow – порошковое отбеливание, лазерное отбеливание, фотоотбеливание. Они выполняются на основе материалов, которые защищают эмаль и делают её белой. Никакого пришлифовывания в этот момент нет.

Денис Остроушко:

Скорее покраска зуба, получается?

Сероб Казарян:

Можно сказать, и так.

Денис Остроушко:

Хорошо. На сколько по времени хватает?

Сероб Казарян:

Здесь, опять-таки, все индивидуально, зависит от пациента. Если он употребляет красители, такие как кофе или газированные напитки, цвет опять придет в изначальный вид. Если нет, если он будет соблюдать гигиену, то фотоотбеливание и лазерное отбеливание может служить даже год, и два, а то и больше.

Денис Остроушко:

Всего год или два? Я-то думал, что там так же, как и с коронками, – один раз и на 20 лет. Получается, люди после отбеливания отказываются от кофе?

Сероб Казарян:

Красота требует жертв.

Денис Остроушко:

Хорошо. Меняется ли поведение человека? Чистить зубы нужно дольше или, может быть, аккуратнее, щетку взять менее жесткую?

Сероб Казарян:

Нет, так же надо чистить зубы, выполнять манипуляции, которые рекомендовал врач. Есть еще такие средства как ирригатор, который под давлением воды чистит труднодоступные места, и также, можно сказать, массирует десны. Десны становятся здоровыми. Этими манипуляциями можно без проблем поддерживать, чтобы зубы были чистыми.

Денис Остроушко:

Кстати, я сейчас подумал про зубную щетку, про домашний ирригатор. Ваше мнение: электрощетка или обычная?

Сероб Казарян:

Мнения стоматологов делятся. Но электрическая зубная щетка лучше, потому что она воссоздает именно те движения, которые и нужны.

Денис Остроушко:

То есть ей отдавать предпочтение? Может быть, сейчас есть какие-то суперновые? Изначально мы чистили обычными щетками, потом появились электрические. Может быть, сейчас есть какой-то робот, которого в рот засовываешь и он сам там делает?

Сероб Казарян:

Нет, но если чередовать, комбинировать ирригатор, зубные щетки и зубную пасту, то это прекрасно.

Денис Остроушко:

Слышал еще, что в вашей стоматологической среде есть как противники, так и поклонники зубной нити.

Сероб Казарян:

Зубная нить – тоже один из плюсов. Есть даже зубные ершики, которыми также можно чистить. Всё помогает, без этого никак. Нельзя сказать, что есть предпочтения только ирригатору или зубной пасте и щетке или, допустим, только зубной нити. Это все помогает.

Денис Остроушко:

Правда ли, что нужно чистить зубы каждый раз после еды?

Сероб Казарян:

Достаточно хотя бы прополоскать полость рта. Полоскание не только противостоит отложениям, которые остались. Когда мы употребляем еду, особенно, сахар, кондитерские изделия, в ротовой полости снижается pH среды, то есть среда становится кислой, а это самое прекрасное для микробов, для развития кариеса и зубных камней. Поэтому хотелось бы, чтобы прополоскали.

Денис Остроушко:

Но чистить можно, или чистка плохо повлияет на эмаль?

Сероб Казарян:

Можно. Хуже не будет.

Денис Остроушко:

То есть, если есть возможность – на работе, после обеда. Кстати, про образование камней. Вообще, непонятно для меня, если честно. Что это? Почему они образуются? Единственное, что я знаю про камни, – это вопрос стоматолога каждый раз: «Ну что, чистим?» Я говорю: «Ну, видимо, да». Что это вообще такое?

Сероб Казарян:

Зубной камень – это зубной налет, который откладывается на основании десны. Зубной налет – мягкое, белесое отложение, которое в процессе потом внедряется под борозду десны; закрывается доступ кислорода, и там микробы развиваются, минерализируются и затвердевают. Получается зубной камень.

Денис Остроушко:

Как часто нужно его чистить?

Сероб Казарян:

Опять-таки, индивидуально. Здесь все зависит и от вредных привычек, и проблем со здоровьем у пациента. Рекомендовано один-два раза в год.

Денис Остроушко:

Что значит «проблем со здоровьем»? Болезнь печени или почек может повлиять?

Сероб Казарян:

Болезни желудка, кишечника также влияют на зубные отложения. Скученность зубов при неправильном прикусе, курение. Это все влияет на факторы того, насколько быстро образуются зубные камни.

Денис Остроушко:

Мы в наших передачах и в рамках программы «ЗОЖ через молодежь!» часто говорим про курение, и многие ваши коллеги, врачи, приходят и говорят: курить плохо. Понятно. В рамках вашей специальности, в рамках ротовой полости, давайте, еще что-нибудь скажем ужасное, почему нужно бросать курить или не начинать?

Сероб Казарян:

От курения образуется налет, который не пускает даже зубной щетке с пастой прочистить его. Этот налет прекрасное место для микроорганизмов, которые и остаются на зубах. Бывают черные зубы – как раз таки это налета, когда образовываются зубные бляшки. Получается тот же самый зубной камень. Поэтому, конечно же, рекомендовано не курить.

Денис Остроушко:

Если человек курил и бросил, есть вероятность, что этот налет сойдет со временем с помощью простых манипуляций, с помощью зубной щетки?

Сероб Казарян:

Конечно. Человек сразу, бросая, в принципе, изменяется. Весь его организм меняется сразу, как цепная реакция, и зубы тоже.

Денис Остроушко:

Вернемся к зубным камням. Когда вы их чистите, это же очень быстрый процесс, я так понимаю? Вымываете водой, или достаете с помощью специальных приборов?

Сероб Казарян:

Есть и специальные инструменты, есть, конечно, и ультразвук. Ультразвуком можно легко прочистить все зубные отложения, труднодоступные. Это аппарат, встроен в стоматологическое кресло. При помощи звука, вибраций и счищают камни, которые сцепились с зубом. Для камней, которые невозможно достать, есть инструменты ― делается кюретаж и прочищаются отложения.

Денис Остроушко:

Вернемся к детям. Родители часто беспокоятся о прикусе детей и о том, как его исправить. К вам часто обращаются с этим вопросом. Стоит ли в принципе исправлять прикус и в каких пределах? Когда вы говорите, что «нет, это нормально, так и оставьте»?

Сероб Казарян:

Формирование неправильного прикуса может быть в любом возрасте. Конечно, не есть хорошо, когда он деформируется, потому что в дальнейшем могут быть проблемы намного хуже, такие как преждевременная стираемость зубов, болезни десен, боли в височно-нижнечелюстном суставе. Поэтому, в любом случае, когда ортодонт или детский стоматолог видит неправильный прикус, надо его менять.

Денис Остроушко:

Но есть случаи, когда говорят: «У вас более-менее, хоть и неправильно, но ничего делать не стоит»? Или сразу назначают брекеты?

Сероб Казарян:

Нет, конечно, в возрасте, когда ребенок развивается, можно брекеты и не ставить, а делать шинирующие нитки, которые будут формировать правильный прикус. Но в сложном случае надо ставить уже брекеты.

Денис Остроушко:

Вы говорите, что в любом возрасте меняется прикус, то есть у взрослого человека тоже резко может поменяться? Или какие причины?

Сероб Казарян:

Причиной может быть удаление зуба. Наш организм всегда ищет некое равновесие, и здесь так же. Когда мы удаляем жевательные зубы, то меняется смыкание зубного ряда, и начинается стираемость зубов. Стираемость зубов меняет прикус. Также начинается смещение, когда нижняя челюсть выдвигается вперед, меняется зубной ряд, даже могут быть боли в височной части, в шейном отделе. Поэтому от прикуса не убежать.

Денис Остроушко:

То есть, если удалить зуб, то челюсть автоматически начинает расширяться и заполнять пустое пространство?

Сероб Казарян:

Не челюсть – зубы. Зубы начинают удлиняться, либо смещаться, чтобы найти контакт с верхней челюстью, либо нижней челюстью.

Денис Остроушко:

Для меня настоящая неожиданность. Я представил, как они разрастаются в разные стороны. Но при этом могут сохраняться, к примеру, зубы мудрости, которые еще почему-то не вылезли? Они на них начинают наслаиваться, или как? Или место остается все-таки?

Сероб Казарян:

Зубы мудрости могут даже не прорезаться и остаться в челюсти. Зубы мудрости, наверное, как аппендицит: никогда не знаешь, когда и что может случиться. В частности, бывает так, что челюсть не сформирована под зубы мудрости и они могут так и остаться всю жизнь, либо могут даже вылезти в 70 лет. Такое бывает. Они непредсказуемы, поэтому, если они не мешают в принципе, то их оставляют.

Денис Остроушко:

Бывает так, что они не сформированы изначально, то есть на снимке, например, вообще их не видно?

Сероб Казарян:

Да, конечно, зубы могут и вообще не сформироваться. Зуба мудрости может и не быть. Можно хоть сейчас сделать снимок и увидеть их, но они так и не прорежутся.

Денис Остроушко:

Часто задают вопрос о том, как часто нужно ходить к стоматологу. Мне, помню, всегда говорили: раз в полгода ходишь к стоматологу, проверяешься. Действительно так, или стоит почаще? Сейчас у нас более активная жизнь, и, мне кажется, что мы больше в рот засовываем всего подряд, просто потому что некогда спокойно покушать. Все перекусы, я уверен, всякие фастфуды также влияют.

Сероб Казарян:

Конечно. Питание – наверное, 80 % всего, независимо – это сердце, желудок, и, конечно же, зубы. Рекомендовано один-два раза в год, но все индивидуально и все зависит от пациента. Если он нерегулярно проводит гигиену полости рта, то лучше бы чаще приходить на профосмотр, чтобы понять: есть ли отложения, есть ли кариес, и чтобы иметь общую картину.

Денис Остроушко:

Профосмотр как долго длится?

Сероб Казарян:

Смотря у кого, опять-таки. Если у терапевта осмотр всех зубов, то хорошо было бы сделать снимок, рентген. В принципе, минут 20-30. Так же и у ортопеда. Ортопед вдобавок проверяет и нижнечелюстной сустав при смыкании, прикус проверяет. Поэтому я думаю, 20 минут уделить стоит.

Денис Остроушко:

Есть ли группы, к которым особое отношение? Например, к беременным девушкам всегда у врачей особенное отношение и специальные правила.

Сероб Казарян:

Есть маленькие правила, которые должны знать все беременные, в принципе. Во-первых, полость рта у беременных должна быть санирована, так как из-за кариеса может инфицироваться и плод. Самое актуальное время – второй триместр, приблизительно 4-6 месяц, когда можно сделать и анестезию, и вылечить зуб, не помешав ребенку. Единственное противопоказание, которое есть, – рентген. Есть лекарства, которые противопоказаны при беременности, и аллергические реакции самого человека на лекарства.

Денис Остроушко:

Я очень удивлен, что кариес может передаться плоду.

Сероб Казарян:

К сожалению, да. Любая инфекция, любая. Так как зуб – тоже орган, через него инфекция может попасть в кровь и к плоду. Киста ― тоже может быть плачевно.

Денис Остроушко:

То есть у плода, у которого еще не сформированы зубы, не прорезались. Они же прорезаются после рождения. Как это работает?

Сероб Казарян:

Может. Бывает, антибиотики, к примеру, если принимают тетрациклин во время беременности, то у плода формируются зубы мраморного цвета. Такое тоже может случиться. Поэтому во время беременности 100 % надо, чтобы полость рта была санирована.

Денис Остроушко:

У детей частая проблема с кариесом и так далее. Наверное, это не от матери зависит, которая передала ему, а от того, что они едят много сладкого. Проблемы из-за того, что молочные зубы такие, именно молочные?

Сероб Казарян:

У детей все процессы происходят намного быстрее, чем у взрослого человека, и кариес может быстрее развиться и дойти до нерва. Поэтому лучше всего, конечно, прийти к детскому стоматологу, чтобы он их вылечил, так как есть определенный момент, когда молочные зубы должны быть во рту, чтобы после этого перемениться на постоянные зубы. И да, сладкое всегда мешает.

Денис Остроушко:

Как происходит процесс замены зубов? Если молочного нет, например, если молочный по какой-то причине пришлось удалить, дошло до нерва, вырастет там коренной?

Сероб Казарян:

Вырасти должен в любом случае, но бывает так, что нет места. Допустим, между контактными зубами отсутствует посерединке зуб и нет места, для того чтобы прорезался коренной. Поэтому надо время, чтобы молочный зуб вышел, прорезался, выпал, и чтобы было место для коренного.

Денис Остроушко:

В каких случаях может не произойти? Может ли человек как-то повлиять? Руками делать массаж, может быть, еще что-то?

Сероб Казарян:

Как раз таки, к ортодонту надо. Народными средствами лучше не заниматься.

Денис Остроушко:

Но на молочные зубы не стоит ставить никакие риспособления для смены прикуса. Или можно с молочных начинать?

Сероб Казарян:

Нет, с молочных не надо заниматься прикусом. Начинать именно с коренных постоянных зубов.

Денис Остроушко:

Вы в рамках своей поликлиники рассказываете вообще об этом, может быть, будущим матерям, матерям, школьникам? Я некоторые факты вообще в первый раз слышу. Мне очень интересно!

Сероб Казарян:

Да, конечно. Буквально 20 марта у нас был День открытых дверей. Любой посетитель, не важно, это наш пациент или человек с улицы, мог зайти, спросить наших специалистов, наших врачей, которые также рассказывали, показывали по гигиене полости рта, как следить за съемными и несъемными конструкциями. Конечно же, не будем забывать про наших маленьких пациентов, которым также проводили миникурс и даже выдавали сертификаты.

Денис Остроушко:

Все врачи делают, или Молодежный совет так берет шефство над школьниками?

Сероб Казарян:

Молодежный совет развивается у нас постепенно. Главврач также дал инициативу тому, чтобы мы смогли проявить себя. Поэтому да.

Денис Остроушко:

В каком формате, если не секрет? У вас проходят выездные мероприятия? В школах, не знаю, в садиках?

Сероб Казарян:

Мы думаем. Думаем насчет выездных. Показывать в садиках, в школах. Пока был некий проект самой поликлиники.

Денис Остроушко:

Вы учите, как правильно чистить зубы в том числе?

Сероб Казарян:

Конечно. Как чистить зубы, показывать средства такие как ирригатор или зубная нить. Как чистить съемные протезы, когда надо чистить, и несъемные конструкции.

Денис Остроушко:

Может быть, есть пример, когда школьники неожиданно реагируют на новую информацию и задают странные вопросы? Какой самый странный вопрос, который задавали школьники? Может, вспомните?

Сероб Казарян:

Школьники таких вопросов не задавали, если честно. «Нужен ли восьмой зуб?», как раз зуб мудрости. «Зачем он нужен?», «Может, сразу удалим его?» Такие вопросы, в принципе.

Денис Остроушко:

Кроме Дня открытых дверей как еще можно попасть в поликлинику на прием?

Сероб Казарян:

Несколько вариантов. Прийти в поликлинику, записаться.

Денис Остроушко:

Любой человек, не приписанный к поликлинике? С московской пропиской или без?

Сероб Казарян:

Без прописки, с московской пропиской, может прийти и записаться. Также по телефону. Конечно же, современный метод – это социальные сети, где можно прочитать отзывы про врачей. Кто симпатичен – к тому и записаться.

Денис Остроушко:

То есть просто приходишь на прием и все? Довольно просто, не похоже на государственное учреждение.

Сероб Казарян:

Так как мы автономное учреждение, есть рамки ОМС и платные услуги.

Денис Остроушко:

Что в рамках ОМС человек может сделать? Если завтра я приду с ОМС и скажу: «Сделайте мне», а вы мне скажете: «Мы можем». Что?

Сероб Казарян:

В рамках ОМС можно удалить зубы, что пока что не надо. Вылечить зуб, поставить пломбу. Для льготников ― протезирование, то есть можно легко сделать несъемную конструкцию, съемную конструкцию, и это все по льготам.

Денис Остроушко:

Как врач определяет, нужно ли удалять зуб?

Сероб Казарян:

Удалить всегда можно, поэтому, в любом случае, надо держаться за любой зуб. Потому что это наша жевательная функция и без нее никак. На рентгене можно посмотреть. Если есть какой-то процесс – постараться его вылечить. Даже если зуб подвижный – подумать, решить. Сделать удаление догмой, одним методом лечения – это неправильно. Любой зуб надо спасать.

Денис Остроушко:

Мы начинали говорить о коронках, считай – о замене зубов, но вы говорите, что надо спасать. Почему так? Мне непонятна сама логика того, что надо спасать. Та же жевательная поверхность. Если мы поставим коронку – нарушится жевательная поверхность.

Сероб Казарян:

Конечно же, коронка – это тоже спасение зуба, потому что, в принципе, мы можем его удалить и забыть. Затем начинает меняться прикус. Когда можно вылечить – мы делаем. Если убыль коронковой части большая, когда уже невозможно собрать пломбой, то уже ставится коронка.

Денис Остроушко:

Понятно. Может быть, вы вспомните интересный случай из практики? Сейчас, может быть, нас слушают и думают: у меня так же – надо идти.

Сероб Казарян:

Больше не интересные, а забавные случаи были. Допустим, пациент пришел, закрыв полость зуба жвачкой. Я не знал, что жвачка может быть таким универсальным предметом. Он думал, что так будет лучше.

Денис Остроушко:

Вместо пломбы?

Сероб Казарян:

Да. Также было, что съемный протез прикреплял жвачкой, чтобы фиксация была лучше. Протезу было уже лет 17, хотя съемные протезы надо менять, так как они влияют на десну. Также был случай, когда у пациента были подвижные передние зубы, как раз из-за того, что не было жевательных зубов и поменялся прикус. Из-за нагрузки зубы начали двигаться, он их зашинировал ниткой. Креативно и умно.

Денис Остроушко:

Действительно, весело. Мы также часто в нашей передаче говорим об основных мифах, которые есть в стоматологии. Какой главный миф, который вам приходится развенчивать, вопрос, на который приходится отвечать на каждом приеме? Я, возможно, его уже задал.

Сероб Казарян:

Мифы. К примеру, есть такое понимание, что, если нерв удален, то кажется, что все, зуб не должен болеть никогда.

Денис Остроушко:

Действительно, да. А что, это неправда?

Сероб Казарян:

Часто из-за того, что удаляются зубы, а пациент не хочет делать съемный протез, потому что психологически не готов к тому, что надо надевать, снимать. А вдруг выпадет протез? Он жует оставшимися зубами. Но они – как точка опоры. Это как иглой, допустим, на поверхность кожи. Одной иглой ― больно, а когда много острых конечностей на кожу – уже не чувствуется такой боли. Здесь то же самое: одна точка опоры и нагрузку принимает только один зуб. Начинается процесс разрежения там, где лунка зуба, где связка, и получается боль.

Денис Остроушко:

То есть по факту болит место вокруг, а создается ощущение, что болит зуб?

Сероб Казарян:

Да.

Денис Остроушко:

Понятно. Немножко про ротовую полость. Там же не только зубы – у нас есть еще и десны, которые держат зубы. Какая профилактика заболеваний десен может быть?

Сероб Казарян:

Это пародонтит. Когда кровоточат десны, зубы также становятся подвижными. Для предупреждения надо прийти на профосмотр к терапевту. Сейчас есть ответвление как терапевт-пародонтолог, который занимается только деснами, который сделает манипуляции, всякие укольчики, которые помогут укреплению десны.

Денис Остроушко:

Неожиданно, что есть даже врач, который этим занимается.

Сероб Казарян:

Да. В современной стоматологии мало-помалу идет ответвление по узким специальностям. Раньше ортодонт и ортопед занимались прикусами, а сейчас уже есть целая наука гнатология – наука о прикусе, когда занимаются только им. Одним пациентом могут заниматься целый год, чтобы получить результат.

Денис Остроушко:

А нет еще врача, который за язык отвечает? Один врач за язык. Или язык не настолько больное место?

Сероб Казарян:

Язык тоже влияет, большой фактор, но им занимается терапия.

Денис Остроушко:

На что в первую очередь человек должен обратить внимание? Допустим, два месяца назад я был у врача, и вроде бы все нормально, но чувствую некую сдавленность или что-то такое. Непонятно, зубы или, может, челюсть болит, или, может, голова. Как определить, что болят зубы?

Сероб Казарян:

Боль может быть разная. Кроме того, не может быть так, что кариес появился сразу. Ты проснулся – и уже есть боль. Когда мы употребляем сладкую еду или кондитерские изделия, наша pH-среда снижается до кислой среды, и в этот момент в течение получаса развивается зубная бляшка, и затем кариес. В течение 30 минут. После этого организм приходит опять в баланс. Представьте, в течение 2-х лет, если мы употребляем такую еду, каждый раз по полчаса развивается. В один прекрасный день через 2 года ты говоришь: болит. Получается, чтобы прийти к болевому моменту, прошло столько времени. Конечно, если есть зубная боль, даже если боль при смыкании, надо прийти сначала к стоматологу. Но бывает, что с болью при смыкании надо и к неврологу пойти.

Денис Остроушко:

Но говорят, что зуб реагирует на холод, на сладкое, на горячее.

Сероб Казарян:

Вот-вот, как раз таки на холодное – это тот момент, когда человек терпел-терпел-терпел, а кариес уже дошел до нерва, и уже приходится удалять нерв.

Денис Остроушко:

Я правильно понимаю, что вы, как ортопед, занимаетесь непосредственно прикусом?

Сероб Казарян:

Как ортопед, я занимаюсь не только прикусом, но и коронки, съемные протезы и протезирование на имплантах.

Денис Остроушко:

Популярно у нас сейчас, если говорить откровенно? Люди сейчас больше ставят себе имплантов, чем раньше?

Сероб Казарян:

К счастью, да. Почему? Потому что съемные протезы и те же самые несъемные конструкции – как говорят, «мостик», когда есть два зуба и между ними отсутствующий, делают мостик коронкой – мало-помалу отходят. Лучше поставить на место отсутствующего зуба имплант, потому что будет идти равномерная нагрузка. Поставить коронки можно, без проблем, но нагрузка идет уже за три зуба. Уже получается то же самое разрежение и та же самая нагрузка. Имплант – это имитация, альтернатива нашему зубу. Прикус не меняется, а человек жует и радуется жизни.

Денис Остроушко:

Спасибо большое! Это был «ЗОЖ через молодежь!»