Тонкости психологии детского и подросткового возраста

Психология

Тэги: 

Юлия Каленичина:

Дорогие друзья! Вновь в эфире передача «Точка приложения». С вами мы, ее ведущие, Оксана Михайлова и Юлия Каленичина. Сегодня точкой нашего приложения стал раздел о семейной психологии – всё, что связано с детьми. Вряд ли найдется хоть одна семья, которая не столкнулась с подобными проблемами. Гость сегодняшнего эфира – клинический психолог Мартусова Екатерина.

Катя, как подготовиться семье к рождению ребенка? Семья узнала: будет ребенок. Не всем просто такую информацию принять. Как сжиться с этой мыслью? Как жить?

Екатерина Мартусова:

Как впустить маленького человечка в новую жизнь, в нашу жизнь, которая была? Сейчас очень много направлений, которые готовят родителей к тому, что в их семье появится ребенок. Но не у всех есть возможность всё узнать там, где положено. Поэтому мы готовимся следующим образом.

Маленькая новая жизнь – это значит принципы, ценности, правила, всё будет меняться. День каждого члена семьи будет меняться. У бабушки начнется роль, роль мамы переступит за черту просто женских взаимоотношений, папа может остаться в стороне либо стать частью нового мира, новой информации. Так что здесь важно, как говорится, на берегу обсудить, что мы ждем от появления малыша. Здесь самое важное – подготовить территорию и для себя, и для маленького человека, который вот-вот появится на свет. Очень много ошибок допускают родители, которые, приезжая из роддома, поселяют маленького человечка к себе в кровать и на этом заканчивается практически всё. Первое правило, которому должны следовать молодые родители, – подготовить место для малыша. Обязательно! Пусть у маленького человечка с самого начала формируются свои границы, за пределами или в пределах которых ему будет безопасно.

Мужчина и женщина, получив дар божий – малыша, действительно, начнут по-другому общаться. Малыш позволит им перейти на другой уровень развития, можно даже так сказать. Да, придется принять на себя ответственность уже не только за жену, которая живет с тобой, или жене за мужа, но и появляется еще один человек, за которого необходимо нести ответственность. Важно договориться: как они будут вести себя при условии, что малыш ночью не спит, кто будет отвечать за ночную безопасность малыша? Если они не договорились о том, как воспринимать процесс ночного пробуждения или криков, или дневного каприза ребенка, беспокойства, то на нервах будут находиться все. Это стресс, в первую очередь, его мы несем потом на работу – тот, кто ходит на работу. Поэтому родители должны распределить обязанности. Если у родителей есть возможность распределить их таким образом, что мужчина отвечает не только за финансовую составляющую семьи, но еще может чем-то помочь своей жене, значит, он берет на себя ответственность, – например, приготовление завтрака или вечером купание на папе, или что-то ещё. Всё необходимо проговорить. Соответственно, необходимо проговорить с бабушками и с дедушками правила поведения в новой семье, потому что периодически бывает так, что бабушка решает, что она знает лучше и ее правила важнее. Здесь возникает такая штука, что молодые родители могут стать функциональными братьями и сестрами по отношению к собственному ребенку.

Оксана Михайлова:

Это да. Как раз, мы хотели чуть попозже поговорить, немного вперед забежали. Я хотела бы вернуться к началу нашего разговора, первому вопросу, и разделить. Первое – что к рождению ребенка нужно быть готовым. Второй вопрос. В школах матерей мы читаем, как подготовить маму, потому что, если ребенок первый, то не всегда они понимают, с чем они столкнутся. В роддом они уезжают как царицы, потому что была беременность, за ними все ухаживали, а через три дня из роддома они приезжают уже как кормилица, поилица, кухарка и так далее. Сложно перестроиться. Как конкретно быть готовой? Может, какие-то советы есть?

Юлия Каленичина:

Маме достаточно сложно. Слишком большая нагрузка.

Екатерина Мартусова:

Маме сложно. Тут, как и с детьми ― мы сначала избалуем, а потом пытаемся исправить. Может быть, с самого начала маме самой готовиться к тому, что она не царица и богиня, что рождение ребенка для женщины естественный процесс, что она не избранная – та, которая единственная в мире рождает ребенка. Наверное, рассказывать и общаться с мужем о том, что в дальнейшем ее функции не сильно меняются. Да, они меняются, она заботится о малыше. Здесь важный вопрос в том, чтобы на какой-то промежуток времени у нее была поддержка. Если нет бабушек, дедушек, теток, дядьёв и так далее, то очень важно на первое время, чтобы рядом был кто-то знающий. Пусть будет за отдельную плату, возможно, если есть финансовая возможность, чтобы рядом с молодой мамой был профессиональный человек, который покажет, как всё сделать правильно. Сколько сейчас, развивается: школы матерей, школы для ребенка. Сколько в Интернете информации – той, которая поможет маме правильно относиться и к себе, и к ребенку. Маме необходимо объяснить, что в первую очередь она стоит на первом месте. Почему? Потому что вспоминаем: по правилам безопасности, если мы находимся в самолете, в случае катастрофы маску мы сначала надеваем на себя. Поэтому важно объяснять маме, что она остается важным и главным человеком и что она имеет право просить о помощи. К сожалению, у нас в семьях не принято, чаще всего.

Оксана Михайлова:

Да, очень важно: имеет право просить о помощи.

Екатерина Мартусова:

Чаще всего у нас как? Мы умалчиваем свои проблемы. Мы считаем, что всё, мы один на один с переживанием, со своей проблемой. Поэтому мамы должны помнить, что они имеют право попросить о помощи. Это не значит, что она бедная, несчастная, загнанная овечка, а это человеческий ресурс, который иногда исчерпывается.

Оксана Михайлова:

Отсюда вытекает следующий вопрос, про пап. Как сделать так, какие советы, чтобы папа не отошел на второй план? Мы сейчас говорим про маму, но для папы тоже стресс. Я все время говорю, что мамы рожают, а папы переживают здесь, «на свободе». Переживают, отмечают, готовятся. Для папы иногда это стресс. Мама хотя бы сжилась с ребенком за 9 месяцев, с этой мыслью, а для папы еще больший стресс. Какие советы папам?

Юлия Каленичина:

К тому же, на папу возлагаются дополнительные обязанности по финансовому содержанию семьи. Он приходит тоже уставший, а дома уставшая жена, и хотелось бы сохранить теплые отношения между родителями. Они важны и для ребенка в том числе.

Екатерина Мартусова:

Самая основная часть – не класть ребенка между мамой и папой. Самое основное правило. Когда малыш появляется в семье, чаще всего для удобства мамы кладут ребенка в свою кровать посередине. Что происходит? Он заменяет маме мужа. Всё, папу отодвинули, ребенок занял место папы. Папа отвернулся в этот момент. Есть замечательное правило, которое следует соблюдать и до ребенка, и когда появляется ребенок. Есть правило 20 минут. Когда жена родила, приехали домой, они потихонечку начинают обживаться. Какой-то промежуток времени папа чаще всего может взять один-два дня, чтобы попривыкнуть немножко, понять, что в доме появился новый человечек.

Оксана Михайлова:

Конечно, и маме помощь нужна.

Екатерина Мартусова:

Они посмотрели, что это такое, как ребенок спит, что происходит. Что дальше? В дальнейшем мама должна быть мудрой. Плюс к тому, что она заботливая и воспитывающая, она еще должна быть мудрой. Когда мужчина приходит домой, ему необходимо дать 15-20 минут, не накидывая на него проблемы. Лучше мы в течение 15 минут спросим: «Как у тебя дела? Что нового на работе? Устал, не устал? Будешь кушать или нет?» Когда мужчина 20 минут проводит в таком ритме, то через 20 минут очень легко и просто мы можем рассказать о том, как прошел день у нас. Это золотое правило, оно работает всегда!

Для того чтобы мужчина хотел возвращаться домой. Да, женщине сложно. Правда, сложно. Если мужчина зарабатывает и обеспечивает семью, простите пожалуйста, но сейчас няня на час стоит 250-300 рублей, в среднем. Я думаю, для того чтобы свою жену видеть в более или менее нормальном состоянии, периодически, хотя бы раз в 3-4 дня, если нет никакой помощи, на 2 часа можно пригласить специалиста, который имеет навыки непосредственно ухода за младенцами. Приглашать в семью, пока отца нет дома, на помощь. Для чего?

Юлия Каленичина:

Какие-то бытовые дела сделать.

Екатерина Мартусова:

Конечно. Элементарно, маме необходимо приготовить ужин, маме необходимо пропылесосить, маме необходимо сделать всё. Пригласив для этого специального человека домой, мама может переложить ответственность на человека, который сможет прибрать дома или приготовить поесть. Ей не надо мчаться со своим хвостом и убирать, стирать, гладить и готовить, пока ребеночек спит. Следующий момент: наши дети капризничают тогда, когда у родителей в душе неспокойно. Это губка, зеркало. Всё, что происходит в душе у мамы, нам показывает ребенок. Если он ночами не спит, кричит, кряхтит, – здесь вопрос: что с вами сейчас происходит, в каком состоянии вы? Также, бабушка – не тот человек, которому ты отвез ребенка на неделю и пошел тусить. Бабушка, дедушка – это люди, которым мы ребенка отдаем в выходные, максимум, на 3-5 часов. Иначе у ребенка формируется нарушение привязанности. Ведь у бабушки и у мамы разный подход к воспитанию ребенка. Опять-таки, мама и бабушка не всегда успевают договориться о том, как воспитывать ребенка и где границы. Это отдельная тема и моменты.

Далее. Есть папины дни, когда папа в выходной (по договоренности) берет малыша и они идут гулять. Мама в этот момент – либо СПА, либо забота о себе, либо просто она повалялась в ванной, приняла расслабляющую ванну, сделала себе масочки, побыла сама с собой, потому что ей это необходимо. Еще задача ― папе и маме договориться о том, что гаджет на ближайшее время не для них. Когда папа приходит домой, у них должно быть совместное времяпрепровождение, чтобы они смогли вдвоем увидеть, что происходит с малышом, выучить его повадки, нововведения, которые происходят у ребенка практически ежедневно. Это очень важно и об этом стоит говорить всегда.

Оксана Михайлова:

Основной вывод из того, что я услышала, что рождение малыша не прекращает жизнь родителей. Нужно просто перестроить отношения. Но должно хватить мудрости и у мамы, и у папы, – наверное, у мамы в первую очередь, как у женщины – выстроить отношения так, чтобы место было всем. Причём, место ребенка даже не то что самое главное, а оно в равенстве со всеми, просто он маленький, поэтому требует больше заботы. Но отношения – да, для папы должен быть здесь знак «равно». Это здорово, спасибо! Я поэтому хотела отдельно вынести, чтобы наши слушатели услышали.

Екатерина Мартусова:

Да, у нас иногда бывает, к сожалению, так, что мамы почему-то папу отправляют спать в зал, или папа сам отправляется, потому что ребенок плачет. Нет, здесь нет! Наверное, стоит вспомнить совет бабушек: как бы вы ни ругались, ни ссорились, не ложитесь спать в разных кроватях! То же самое про ребенка. Как бы сложно не было – оставайтесь вместе, потому что мама и папа – та самая опора для ребенка. Если ребенок изначально видит, что мама с папой даже не спят вместе и живут в разных комнатах, то рано или поздно и у родителей закончатся взаимоотношения, и у ребенка не будет формироваться картинка семьи, на которую он будет потом опираться.

Юлия Каленичина:

В любом случае, весь путь они должны пройти вместе.

Екатерина Мартусова:

Обязательно!

Юлия Каленичина:

Вернёмся еще раз к бабушкам.

Екатерина Мартусова:

Моя любимая тема. Бабушки прекрасны. Я считаю, что нельзя жить вместе. Должен быть определенный склад семьи – нужно вовремя разойтись. Бабушка – великолепный человек, незаменимый человек для ребенка. Пусть у бабушки будет изюминка. Пусть она балует 3 часа в неделю. Наверное, вы замечали, у кого дети взрослые, у кого-то уже внуки есть: что будет, если ребенка отдать бабушке с дедушкой на месяцок на дачу? Потом ребенка в кучу не соберешь. Почему? Потому что изначально разные ценности.

Оксана Михайлова:

Безусловно. Как бабушка говорю: родители пусть воспитывают. Бабушка – для того чтобы радовать и все разрешать.

Екатерина Мартусова:

Бабушка должна следовать правилам родителей.

Оксана Михайлова:

Безусловно, общей концепции придерживаться, но, в любом случае, бабушки будут любить и баловать. Бабушки для того и есть. Я говорю про тех бабушек, которые конечная инстанция в решении всех вопросов. Как тактично бабушку поставить на место? Дать понять, что за ребенка отвечают мамы и папы, у бабушки голос совещательный.

Екатерина Мартусова:

К сожалению, тактично не получится, потому что все равно будет обида, все равно будет «вы меня ни во что не ставите» и иже с ними. Здесь вопрос в начале отношений. Мы не можем чинить в процессе, нам бы на начальном этапе договориться. Гораздо сложнее, если это мать мужа, особенно, на ее территории, потому что чужая женщина, которая является женой ее сына. Сын не успел ограничить бытовые моменты, что эти кастрюли принадлежат одной, а эти сковородки другой, они живут на одной территории и здесь гораздо сложнее. Если же мужчина действительно мужчина и взял ответственность, распределил границы, – здесь всё гораздо проще. Здесь можно прийти и сказать: «Мам, мы тебе безумно будем благодарны, если ты нам поможешь 2-3 часа в день». Прямо «мамочка, мамочка». Маму обязательно за это премировать в виде походов всем вместе в кино, или маме с сыном в кино, или еще что-то. Бонус, обязательно бонус. Бонусы и для жены должны быть в виде приятных вечеров, в виде маленьких радостей. Для нас же что важно? Дай нам чуть-чуть внимания, мы же потом отдадим все. Помните, мужчины, что необходимо дать капельку внимания, – женщина будет вам благодарна. А ребенок в этот момент будет тише воды, ниже травы.

Юлия Каленичина:

Может быть, перейдём к следующему моменту? Очень сложный момент ― подготовка ребенка к саду и первые дни в саду. Это большая травма для мамы и для ребенка. Как именно этот момент преодолеть?

Оксана Михайлова:

Первый социум. Для ребенка, понятно, что он в социум попадает. Для мамы: как сделать так, чтобы она не чувствовала себя предателем? Собственно, сами через всё проходили, и сейчас с родителями общаемся. Мама находится в плотном контакте с ребёнком, потом она в 2-2,5 года отдает его в сад. В первый день она приходит домой и начинает плакать, потому что 2 часа она не знает, куда деваться. Время-то свободное, отдохните, а она чувствует себя предателем. Как пройти через это?

Екатерина Мартусова:

У нас есть еще такой момент, я буквально в 2 минуты постараюсь уложиться. Когда рождается ребенок, необходимо помнить о том, что это отдельная личность. Ведь у нас вплоть до, не знаю, до 40 лет мамочки разговаривают на «мы»: «мы пописали», «мы покакали», «мы пошли в школу», «мы пошли в институт», «мы не смогли поступить на работу».

Юлия Каленичина:

«Мы пошли в армию».

Екатерина Мартусова:

Да-да. Здесь очень важно помнить всегда, что вы рожаете маленького человечка для того чтобы отдать его в свет. Не для себя, он не собственность. Иначе это как-то попахивает. Есть понятие шизофреногенная мать, которая считает, что ребенок – её собственность, и она лучше знает, что с ним делать, что ему нужно, она знает, какие колготки будут ему комфортнее здесь и сейчас, нежели он. Это основное. Дальше необходимо прожить два кризисных момента до поступления в сад. Первое – это год, когда ребенок начинает более-менее самостоятельно ходить, изучать мир и понимать, что здесь безопасно. Маме следует выключить гиперопеку и дать возможность ребенку ошибаться, падать, набивать шишки, прищемить пальчик, получать опыт. Если мама реагирует адекватно, то она понимает: да, самостоятельный человечек пошел по своим человеческим делам. Далее, опять-таки, исключить бабушку. Периодически бабушки говорят: «Зачем вам в садик? Я могу посидеть, а вы идите на работу», или «Каждые две недели ребенок будет болеть. Зачем вам это надо?» То есть бабушка тоже накручивает маму, не дает возможности нормально подготовиться ребенку к детскому саду.

Юлия Каленичина:

Значит, детский сад нам нужен?

Екатерина Мартусова:

Обязательно. Это первый социум. Без детского сада нельзя. Потом мы будем отголоски получать в школе. Первый сад – это структура, режим, игровая деятельность. Это первая дружба, первые попытки создать отношения. Без них никак нельзя. Чувство вины у мамы возникает ровно тогда, когда она не уверена, что додала малышу отношения и насладилась моментом близости до детского сада. Он никуда не девается от вас, остаётся вашим. Это самый близкий и родной человечек. Маме важно понимать, что, если она дальше будет привязана к малышу еще и еще, а особенно, до 7 лет, пока в школу не пойдет, то ребенок будет развиваться хуже. Он не сможет развиваться ни эмоционально, ни интеллектуально, если он будет привязан только к маме. Круг замкнется на маме, на бабушке, на папе, и все. Дальше ― сложнее и сложнее. Поэтому детский сад обязателен, поначалу ― по 2 часа, чтобы и мама, и ребенок привыкли. Они потихонечку-полегонечку привыкают. Опять же, возникает момент, что ваш ребенок взрослеет и у вас уже есть темы для обсуждения. Неужели это не прекрасно?

Оксана Михайлова:

Прекрасно. Я сама была бабушкой, которая не предлагала сидеть с ребенком, но я была категорически против того, чтобы рано отдавать. Тем не менее, конечно, я вижу, как семимильными шагами развиваются дети в саду. Они оттуда приходят совершенно другими. Поэтому вынуждена признать правоту, что сад нужен.

Два слова про детские слезы. Каждый раз, когда мама уходит из сада, оставляет там ребенка, – как будто на фронт его провожает. Что слезы для ребенка? Это попытка манипулировать мамой, или он искренне расшатывает себе нервную систему?

Екатерина Мартусова:

Нет, это манипуляция мамой. Плачут дети, с которыми мама крепко объединена, они в плотном симбиозе, который разорвать нереально, то есть их пуповину еще не разрезали. Поэтому здесь манипуляция, потому что ребёнок привык. Он не знает, как по-другому добиться своего. Но, если мама не обращает внимания на слезы, он уже через 2 минуты успокаивается, бежит в группу, у него там уже все прекрасно.

Юлия Каленичина:

То есть не пасовать?

Екатерина Мартусова:

Нет. Социализация обязательно нужна. Мы живем в социуме и это необходимо.

Оксана Михайлова:

Следующее. Садик мы закончили, ребеночек идет в школу. Школа – это не сад, тут сразу возникают другие вопросы. Это начало взрослой жизни.

Юлия Каленичина:

Новый режим, обязанности по изучению, по трудолюбию. Сидеть и писать методично в тетрадке.

Оксана Михайлова:

Тут ответственность получается.

Юлия Каленичина:

Есть неусидчивые дети, им вообще никак не дается. Как здесь себя вести? Как ребенка построить?

Екатерина Мартусова:

Во-первых, начинается с ответственности. Школа – это ответственность. Поэтому за год до школы мы начинаем прививать малышу ответственность, более серьезную, чем убирать игрушки за собой. Он уже ходит на дополнительные развивающие занятия. Только я очень прошу: дорогие родители, не отправляйте ребенка в 3 года учить английский язык! Пусть сначала выучит русский.

Оксана Михайлова:

Несколько языков сразу – удобнее.

Екатерина Мартусова:

Если он находится в билингвистической семье, где все говорят на английском и на русском. Если никто не говорит на английском языке, то всё, что он пройдет с 3 до 12 лет, он в 12 лет выучит за 2 месяца. Поэтому не тратьте ни деньги, ни силы. Не надо абсолютно. Пусть русским языком овладеет. Итак, у ребёнка проявляется ответственность за выполнение какой-то работы. Вы постепенно прибавляете время его усидчивости за каким-то делом. Он 1 сентября придет и его на 40 минут посадят на уроки. Все, ручки сложили, слушаем учителя. Хорошо, если у учителя хватает знаний и пониманий, что с ним надо поиграть. Помните: «Мы писали, мы писали, наши пальчики устали»? Иногда нас поднимали, мы присаживались, зарядочку, разминочку делали. Если сейчас это есть – прекрасно. Но, существует поведение волевое и полевое. У ребенка до 7 лет волевого поведения нет, у него полевое. Захотел – встал, пошел, поиграл, сел, поспал, погулял. Раньше ближе к 7 годам, к школе, у ребёнка формировалось волевое поведение. Но, учитывая нынешнюю информатизацию, гаджеты, другой уровень жизни, другое гормональное развитие у ребенка происходит как? Скачок гормонального развития идет вверх, а интеллектуальное развитие остается на уровне 7 лет. Ребенок начинает себя вести соответственно. Те неуправляемые дети, которые не могут сидеть спокойно на месте. Поэтому мы и начинаем приучать ребенка к усидчивости. Мы вместе с ним садимся и по чуть-чуть, по чуть-чуть, по 3, по 4 минутки прибавляем, чтобы для ребенка было не что-то новое, не жёсткое требование, что все, надо сидеть.

Юлия Каленичина:

Какие должны быть совместные занятия? Рисование, чтение книг?

Екатерина Мартусова:

Рисование, лепка, чтение, математика. В принципе, все равно развивать начинают рано. В 4-4,5 уже, как говорится, ребенок начинает учиться считать, читать, писать, всё происходит. Поэтому если у ребенка в 4 года 5 минут внимания хватает на то, чтобы выучить одну букву «А», значит, в следующий день у вас 7 минут, 9 минут. К 6 годам потихонечку-потихонечку вы садитесь и с ним вместе читаете, пишете, занимаетесь лепкой, рисованием, пишете крючочки, палочки, прибавляя каждый раз по чуть-чуть, по минутке – по две.

Юлия Каленичина:

Доведя до 40 минут.

Екатерина Мартусова:

Да. Проговариваете с ним, что «мы с тобой сейчас как сядем, как будем самыми умными, самыми красивыми», из той серии. Подготовьте ребенка к тому, что ему придется сидеть в школе. Сейчас есть тот момент, что подростковый период сполз к 9 годам, это сложно. Если брать меня, то мой подростковый возраст начинался в 14. Мы тогда приблизительно соответствовали, у нас и гормоны, и восприятие тела, и восприятие своих знаний было более-менее на уровне. Сейчас происходит скачок, в силу той же информатизации. Все взрослеют раньше, но взрослеют чаще всего гормонально, физическое развитие недотягивает. Гормоны скачут, мозги – никак. Здесь и происходит проблемка. Поэтому появляется очень много гиперактивных детей, которые не могут высидеть на уроке 40 минут. Здесь и учитель должен быть готов, и родители. Ни в коем случае нельзя ругать ребёнка за неусидчивость. Ребенку нужно дать чувство безопасности: «Я тебя люблю любым», «Я тебя приму любым». Предпринимать какие-то успокоительные моменты: теплая ванна с утятами, музыка, сказки на ночь, пусть ему уже и 7 лет, ничего в этом страшного нет. Пусть он сам умеет читать, но должно быть успокоение с мамой.

Юлия Каленичина:

Именно контакт с мамой. Вечером почитать совместно книжку.

Екатерина Мартусова:

Да. Помочь ребенку расслабиться, потому что они, как комок, все время в тонусе. У нас происходит так, что они все время в тонусе. Поэтому все моменты, которые могут расслабить ребенка, – пожалуйста. Кроме того, с 5-6 лет ребенку необходим спорт. Тот спорт, который даст ему возможность выплеснуть всю энергию, которая накопилась, пока его заставляли сидеть и концентрировали 5 уроков по 40 минут. Выплеснул энергию, выплеснул агрессию в спорте. Пришли домой, ребенок отдохнул, поел, и потом сделал уроки.

Юлия Каленичина:

Еще очень важно обратить внимание на то, что многие родители, делая из своих детей вундеркиндов, отдают их не в одну спортивную секцию, иногда бывают две спортивные секции. Еще кружок по рисованию и дополнительно языки. У ребенка настолько дни расписаны по минутам, ему отдохнуть вообще не хватает времени.

Оксана Михайлова:

Должно ли быть у ребенка личное время?

Екатерина Мартусова:

Обязательно! Без него никак.

Юлия Каленичина:

В какое время дня, суток выделить ему личное время?

Оксана Михайлова:

В каком возрасте оно у него должно быть?

Екатерина Мартусова:

Во-первых, нужно ребенка спрашивать о том, что он хочет, перестать пытаться реализовать себя в ребенке. Очень часто до сих пор бывает такое, что «я всю жизнь мечтала быть балериной, поэтому ты пойдешь в балетную школу». Надо об этом забыть. Сейчас дети в 3 года, грубо говоря, знают, какой вид спорта им нравится. Я утрирую, конечно же, но ребенок уже понимает. Он смотрит развивающие видео, смотрит игрушки. Он понимает, чего он хочет. Поэтому, спрашивайте своего ребенка, что он хочет. Сейчас в школах есть продленка. Там не готовят уроки, к сожалению, но дети там «выбегиваются», у них есть разные кружки, лайт-версия. Я считаю, что если ребенок тянет одну секцию, допустим, футбол, баскетбол, волейбол, всё что угодно, то после занятий в секции у него должен быть промежуток спокойного времени. Обязательно. Вечером. Пусть, он пришел с тренировки в 7 часов вечера – хотя бы час на переключение необходим. Посидеть, спросить, как у него дела, пообщаться, пообниматься, поцеловаться, поговорить о том, что как они друг друга любят. Без этого нельзя, поскольку формируется то самое чувство безопасности.

Юлия Каленичина:

Пообщаться с братьями и сестрами.

Екатерина Мартусова:

Обязательно. То есть нужно единение, семья. Мы же не просто так рождаемся в семье, она нам для чего-то нужна. Не стоит нагружать ребенка, иначе мы потом получаем невротиков. Мы потом получаем детей, которые пытаются сбежать из семьи, потому что там невыносимо. Любым путем. Они уйдут в игрушки, уйдут в Интернет. Они уйдут на улицу в другую компанию, в дурную компанию. Мы потеряем детей.

Юлия Каленичина:

Об этом как раз и хотелось бы задать следующий вопрос. Ребенок дошел до подросткового возраста, до реального подросткового, то есть 13-14-15 лет, и у него и могут появиться такие мысли. Как предостеречь ребенка от нежелания быть в семье?

Екатерина Мартусова:

Для ребенка до 12 лет мама – это всё, на ней замыкается практически мир. Когда ребенок переходит в подростковый период своего взросления, мама должна переключиться, она должна стать не мамой, а авторитетным другом. Не авторитарным ― авторитетным другом. Прежде всего, поддержка. Безоценочные разговоры обо всем, что тревожит ребенка. Это безумно сложно, практически нереально сделать, но надо стараться. Если не можете вы сами выступить таким человеком, то в вашей семье должно быть доверенное лицо, которое сможет с вашим ребенком пообщаться, которое сможет вашему ребенку донести информацию с точки зрения старшего друга. Поддерживать ребенка в виде его позиционирования себя в социуме и всегда давать ребенку понять, что вы его поддержите и примете в любом случае: «Я буду рядом».

Оксана Михайлова:

Маленькая ремарка, как раз: пирсинг, тату. Как сохранить родителям психическое здоровье, когда твой ребенок пришел весь раскрашенный, весь проколотый? Ладно, если бровь и ухо, а если другие части тела? Как родителям не свихнуться, всё пережить?

Юлия Каленичина:

Ведь родители понимают, что это плохо.

Екатерина Мартусова:

Чем?

Юлия Каленичина:

Несовершеннолетний ребенок, может быть, потом пожалеет о том, что он сделал такое.

Екатерина Мартусова:

Пожалеет. Обязательно пожалеет. Но в такие моменты нужно вспоминать, как вы чудили в свой подростковый период. Вспоминайте, пожалуйста. Сейчас, когда вы понимаете, что не хотите, чтобы ваш ребенок сделал татуировку, объясните ему и расскажите: «Если ты хочешь сделать тату, то тату должно быть красивым». Подготовьте ребенка к тому, что вы готовы дать ему деньги на хорошее, качественное, продуманное тату. Чаще всего происходит как? Пока ты думаешь, какую татушку хочешь сделать…

Юлия Каленичина:

…ты уже не захочешь.

Екатерина Мартусова:

Да. Кроме того, в Интернете много информации, когда люди пытаются замаскировать татушками свои шрамы, оставшиеся после суицидальных попыток. Очень много примеров в Интернете, когда в дальнейшем из-за татуировок человек не смог поступить на интересную должность, о которой он мечтал. Все эти моменты нужно проговаривать с ребенком. «Да, конечно, ты можешь сделать татушку. Я тебе готова дать деньги, чтобы ты это сделал в качественном месте и качественную татуировку. Но, давай, мы попробуем сначала так, чтобы это было незаметно, чтобы это была маленькая, незаметная». Или, сейчас есть очень хороший вариант – сделать временное тату. «Я готова спонсировать тебе временное тату. Оно смывается через два-три месяца. Оно цветное, очень похоже на настоящее. Походишь, посмотришь, понравится. А дальше, 18 лет исполнится, заработаешь себе денег на хорошего мастера, чтобы не занесли тебе инфекцию, и тогда решать тебе». В плане пирсинга. Сейчас, к счастью, уже прошли времена, когда это было модно, с тоннелями, с разрезанными языками. Сейчас другое, мы сейчас за естественность. Поэтому сейчас более-менее спокойное время для родителей, которые переживают за татуировки или пирсинг. Он перестает быть модным. Я не знаю, что придет после того, но, факт остается фактом, ― поддержите ребенка и предложите ему что-то другое, взамен. Потому что чаще всего это, опять-таки, манипуляция. Это проявление своего «я», но научите ребенка проявлять свое «я» немножко в другом виде.

Оксана Михайлова:

Еще один вопрос: ЕГЭ, экзамены. Как пережить родителям и как объяснить детям, что да, экзамены – это важно, но на них жизнь не заканчивается?

Екатерина Мартусова:

Вообще, есть такие родители, которые с самого начала, с 1 класса начинают детей готовить к ЕГЭ. Они делают так, что самое важное – их оценка. Если у ребенка двойка, то мама хватается за сердце, падает в обморок, то есть мама манипулирует ребенком. Изначально необходимо подготовить человечка к тому, что учеба – это его ответственность. «Я тебе помогу, но учеба – это твоя ответственность. Хочешь чего-то достичь – достигай!»

Итак, подходим к ЕГЭ. 9 класс. Они сделали ОГЭ. Тоже стресс. Там попроще, потому что от ОГЭ судьба еще не решается: дадут тебе диплом или не дадут. Соответственно, ЕГЭ. Родители здесь всеми правдами и неправдами помогают ребенку подготовиться. Помимо того, что они проходят в школе, если вашему ребенку нужна помощь, то нанимаете специалистов. Но при этом говорите: «Как сдашь – так сдашь. Институт никуда не убежит. Честно, жизнь не закончится».

Оксана Михайлова:

У мальчиков может быть армия, поэтому есть некоторые моменты.

Екатерина Мартусова:

Что плохого в армии? Год отслужил, домой пришел.

Юлия Каленичина:

В любом случае, надо настраивать, что ЕГЭ – не трагедия.

Екатерина Мартусова:

Не трагедия. Честно говоря, я считаю, что чем позже человек пойдет, чем более осознанно выберет себе дорогу или путь – тем лучше. Сложно в 15-16-17 лет выбирать свой дальнейший путь, но иначе же тебя заклюют. В итоге, ты пошел в медицинский, а это не твое. Грустно и обидно.

Юлия Каленичина:

Будет больше разочарований.

Екатерина Мартусова:

Да. Можно после 11 класса, ничего страшного. Не хватило баллов – да пересдашь ты ЕГЭ! Мозгов прибавится, усидчивости, ценности прибавится. Пересдашь. Никто это право у тебя не отнимает и ты продолжаешь жить. Поработаешь, пощупаешь жизнь, попробуешь ее на вкус, посмотришь, что к чему, выберешь направление и пойдешь дальше учиться. Нет ничего страшного. Главное, чтобы это не было трагедией для родителей, потому что чаще всего это трагедия не для ребенка, а для родителей. Они не готовы к тому, что их ребенок взрослеет.

Юлия Каленичина:

А для ребенка трагедия – как воспримут это родители.

Екатерина Мартусова:

Конечно. Оценка! Для него всегда важна оценка родителей. Для него это, может быть, плачевно закончится.

Оксана Михайлова:

Значит, ЕГЭ у нас сдают не только дети, а родители. Поэтому, в первую очередь, нужно родителям брать себя в руки и правильно относиться. Я закрепляющие моменты для наших слушателей говорю из того, что мы сейчас обговаривали. В первую очередь, родителям контролировать себя. Принимать ребёнка безусловно, потому что как в 3 года он смотрит на вас, так и в 15 лет смотрит на вас.

Екатерина Мартусова:

Да. Если вы дружите, то вы дружите всю жизнь. Если не дружите, то извините.

Оксана Михайлова:

Очень хорошая мысль, что институт никуда не убежит, и чем позже он выберет, тем сделает более осознанно.

Юлия Каленичина:

Конечно, жизнь не заканчивается. Главное, мы остаемся семьей. Мы все поддерживаем друг друга.

Екатерина Мартусова:

Главное – доверие. Ребенок должен всегда помнить, что дом – это место, куда он может всегда вернуться в любом настроении и с любыми проблемами. Это безопасность. Основная потребность каждого человека – это безопасность.

Оксана Михайлова:

Очень интересно сегодня было. Катя, большое спасибо! Каждый раз, общаясь с тобой, я открываю для себя что-то новое, поэтому спасибо большое! Было очень интересно!

Юлия Каленичина:

Наверное, стоит сказать нашим слушателям: если возникли сложные проблемы, надо вовремя обратиться к психологу.

Екатерина Мартусова:

Обязательно! Это не страшно и это не диагноз, и психолог – это не врач, он не ставит диагноз и не выписывает таблетки. Это человек, который позволяет вам со стороны взглянуть на свою проблему и более комплексно подходить к ее решению.

Оксана Михайлова:

Причем как родителям, так и детям полезно.

Екатерина Мартусова:

Конечно.

Юлия Каленичина:

Спасибо большое!

Екатерина Мартусова:

Спасибо вам!