Как вырастить зрелую личность

Психология

Тэги: 

Светлана Ходукина:

Канал Медиадоктор и программа «Час с психотерапевтом Хачатуряном». В студии Светлана Ходукина и психотерапевт Гурген Хачатурян. Мы снова обсуждаем, как вырастить зрелую личность, но сегодня мы будем обсуждать, как вырастить ребенка, чтобы он стал зрелой личностью. То есть как выращивать ребенка, как его поливать, правильно кормить, что-то с ним делать, чтобы он с меньшей вероятностью был пациентом психотерапевта.

Гурген Хачатурян:

Вот, что Вы делаете? Что Вы делаете? Вы пытаетесь сделать так, чтобы у меня не было работы!

Светлана Ходукина:

Получается так.

Гурген Хачатурян:

Ну, что ж, дело благое. Ради него я даже готов отказаться от своих привычных гонораров.

Светлана Ходукина:

Можем для начала в общем виде поговорить, то есть какое у нас есть ТЗ, к чему мы хотим прийти? На прошлых эфирах мы обсуждали, как из себя самого вырастить зрелую личность, как дозреть. Мы говорили и об ответственности, и о гибкости, про эмоциональный интеллект. Как к этому прийти, если у наших зрителей и слушателей есть сейчас или планируются дети, на что обратить внимание, с чего начать?

Гурген Хачатурян:

Наверное, планировать или начинать надо с достаточно прописной истины. Для того, чтобы вырастить зрелую личность в своем ребенке, не забудьте, что Вы сами и, условно, второй родитель должны быть сами по себе зрелыми. Это очень важно.

Светлана Ходукина:

Получается, если у человека ещё нет детей или даже если они уже есть, и есть желание дать своему ребенку максимально много полезного для него в жизни, важно сначала разобраться с собой, со своими тараканами?

Гурген Хачатурян:

На мой взгляд, конечно, дети – это большое счастье и большое чудо. Но, поскольку очень часто даже сам факт появления ребенка на свет является способом решить какие-то проблемы внутри родительских отношений…

Светлана Ходукина:

Или просто чтобы тебя перестали спрашивать, что часики тикают…

Гурген Хачатурян:

Это тоже решение неких собственных проблем. Я все-таки надеюсь, что рано или поздно мы дойдем до того, что детей будут рожать не от того, что надо помириться, или надоело слышать постоянно, или «делать нечего – рожу ребенка», а потому что ты любишь своего партнера настолько, что готов пройти через все муки материнства, отцовства, беременности и так далее. Тогда да, тогда можно думать о том, чтобы рожать ребенка и тогда получится что-то стоящее.

Светлана Ходукина:

Да, но мне показалось, что фраза «если ты так любишь, что готов пройти испытания» несколько ванильно звучит.

Гурген Хачатурян:

Ну, почему «ванильно»? Светлана, Вы же, насколько я помню, гордая мать двоих детей. Вы сможете назвать беременность лучшим временем своей жизни? Хорошо, начиная с середины второго триместра, когда уже невозможно лежать на животе, на спине тяжело дышать, вообще вы задыхаетесь и так далее. Всё это очень сложно. Это только беременность, дальше начинаются...

Светлана Ходукина:

Мы сейчас будем обсуждать мои роды? Я могу, я люблю эти темы.

Гурген Хачатурян:

Меня, конечно, там не было, но, я полагаю, что Ваши роды ничем не отличались о того, что я читал в учебнике. Роды ― очень болезненный период, послеродовый период, особенно, когда первый ребенок. Тебе дали какое-то живое существо, оно кричит, хнычет, с ним надо что-то делать, инструкции по эксплуатации не выдали, гарантийных сроков не обозначено и возврату/обмену не подлежит.

Светлана Ходукина:

У меня такое ощущение, что у Вас, Гурген, по этому вопросу гораздо больше, чем у меня.

Гурген Хачатурян:

Я просто говорю. Я люблю детей. Когда у нас была педиатрия, ещё в Академии, мы ходили в Дом малютки и там общались с большим количеством младенцев.

Светлана Ходукина:

Но, Вы хотите сказать, что в целом беременность, роды и ребенок — это геморрой.

Гурген Хачатурян:

Иногда бывают и такие последствия, конечно, у беременности и родов, но мы сейчас говорим о другом. Что бы там ни говорили, объективная реальность заключается в том, что это сложно. Это сложно, больно, странно, страшно, непонятно.

Светлана Ходукина:

Скажем так, ты действительно вкладываешь достаточно большое количество ресурсов. Это большой проект, не просто как завести собаку. Больше параметров, которые можно учесть и куда надо будет вкладывать. Я говорю вообще в ответ на то, что Вы сказали: если ты так сильно любишь и готов пройти испытания. Всё так, я не спорю. Я просто хотела добавить, слышала классный взгляд, что классно, когда люди решают родить ребенка не из-за недостаточности какой-то, когда я хочу что-то этим закрыть, а когда я хочу чем-то поделиться. То есть у меня много чего-то, я хочу кого-то познакомить с этим миром. Да, мне нравится человек, с которым мы живем, я его люблю, я хочу, чтобы у нас было что-то общее, мы вместе делали общий проект. Как-то вот так. Хорошо?

Гурген Хачатурян:

Меня немножко, наверное, точит изнутри слово «проект» относительно детей.

Светлана Ходукина:

Проект? Да это же стартапы.

Гурген Хачатурян:

Ага, провальные, да? Ребенок как инвестиция. В общем-то и целом – да, совместное решение завести ребенка в паре, это действительно желание, говоря ванильно-романтичным языком, любовь в паре взять и превратить в отдельную личность. Чему можно было бы дать имя и следить за тем, как он растет и развивается.

Светлана Ходукина:

Тогда мы так и обозначим: здорово, когда ты решаешь родить ребенка не для того, чтобы закрывать им существующие проблемы, а из позитивного посыла. Допустим, у нас так. Что дальше?

Гурген Хачатурян:

А что дальше? Дальше ребенок родился и мы его выращиваем, попутно не забывая о том, что жизнь тоже не останавливается.

Светлана Ходукина:

Кстати, хотела добавить, что мы не странные люди; у меня есть дети, у Гургена тоже есть дети. Мы не только теоретизируем – выращиваешь ребенка, поливаешь, удобряешь...

Гурген Хачатурян:

Светлана ― отличная мать, она поливает ребенка удобрениями. Органикой.

Светлана Ходукина:

Натуральными. Только натуральными. Получается, что ребенок родился. Наверное, много разной информации есть о том, как ухаживать за младенцами, я думаю, что мы можем в эту тему не уходить.

Гурген Хачатурян:

Да, мы не будем уходить в технические вопросы. Но, в какой момент всё начинает идти не так? Ребенок, по сути, существо беспомощное примерно до 22 до 23 лет, а если он студент медицинского вуза, то ещё дольше остается беспомощным существом без возможностей, способов самостоятельного существования.

Светлана Ходукина:

Не всегда.

Гурген Хачатурян:

Нет, понятно, что ребенка можно в 14 или с 16 лет отправить работать на шахты, я забыл уже. Я к тому, что ребенку надо уделять определенного рода внимание. Причем, внимания должно быть много, и, чем меньше ребенок, тем больше вы будете уделять внимания, вы должны быть к этому, как минимум, готовы. Тут начинается первая проблема. Вообще, по моим наблюдениям, думаю, многие в бытовом и в профессиональном плане согласятся, что есть такая замечательная штука, называется ответственность. Когда дело касается ответственности в парах, и вообще гендерных проблем, то надо сказать, что у девочек/девушек/женщин, у молодых матерей как-то так получается, что в большинстве случаев после того, как они рожают ребенка, у них появляется чувство ответственности. У мальчиков, который отец, чувство ответственности появляется гораздо, гораздо, гораздо позже, годам к 40. Где-то к внукам. Нет, «к внукам» уже присоединяется деменция, поэтому…

Светлана Ходукина:

То есть маленькое окно, его надо поймать, главное.

Гурген Хачатурян:

Маленькое окошко, да, его надо поймать, но они в это время переходят, наверное, на хомячка какого-нибудь. У женщин ответственность появляется, по крайней мере, чаще всего я это вижу; когда приходят молодые мамы, у них действительно есть ответственность. Они понимают: от того, что и как ты делаешь, зависит, как минимум, даже не то, что и как вырастет, а факт существования жизни ребенка. То есть, если ты ребенка не покормил, то он будет голодать, это так или иначе на нем скажется. Мы сейчас немножко обходим психологический момент. У пап с этим бывают очень большие сложности, и тут начинается вечно конкурентная борьба, где жена превращается в маму для всех. У неё почему-то 2 ребенка, один из которых слишком мал, чтобы самому покушать, а второй слишком взрослый для того, чтобы самостоятельно покушать. Несчастная женщина мечется между двумя обалдуями, пытаясь каким-то образом расставить приоритеты. Вы не поверите, первое, что с ней начинает происходить ― она устает. Нет ничего хуже в плане воспитания зрелой личности, чем уставшая мать. Как только женщина устает (а надо понимать, что ей есть с чего уставать), тут же вырастают, как грибы после дождя, всё то, о чем мы с вами сказали в первой части нашей речи ― те проблемы незрелой личности, которые были скрыты, но сейчас они возникли. Если раньше уровень терпения был выше, то тут планочка падает, кровь застилает глаза, и, как говорят некоторые мужчины, «была женщина как женщина ― стала мегера».

Светлана Ходукина:

Я добавлю сюда, мне кажется, будет в тему. Меня иногда спрашивают: как ты не раздражаешься на детей? Во-первых, я раздражаюсь, начнем с этого, просто так выглядит. Во-вторых, я говорю, что дело не в том, что ребенок что-то делает не так, что дело не в самом ребенке, а дело в том, что проблема возникает, когда ты уставший. Когда ты не уставший, когда у тебя есть психические силы и просто силы, то для тебя не является большой проблемой, что кто-то пришел по колено или по уши в грязи, или вообще что-то такое. Другое дело, когда у тебя нет ресурсов. Гурген, я думаю, что у Вас сейчас появилось много фанаток, Вы очень нежно выступали на стороне женщин, говоря, что они устают. Чтобы воспитывать зрелую личность, очень важно самой в приоритете поставить собственный отдых. И не раз в месяц сходить на маникюр, а регулярно, «отмороженно» отдыхать и понимать, что это главная база, на которой всё держится. То есть моя собственная ответственность держать себя в таком состоянии, но не держать усилием, терпением, а именно находить ресурсы, во чтобы то ни стало отдыхать.

Гурген Хачатурян:

Золотые слова! Собственно, тут мы имеем классику жанра. Ребенку первые 1,5 года, и семейная система, которая вроде бы как была построена на любви, взаимопонимании, даёт трещину. Тут становится загадкой с одним неизвестным: кого все дружно обвинят в том, что всё пошло не так? На самом деле, чаще всего обвиняют ребенка.

Светлана Ходукина:

Да? А я думала – отца.

Гурген Хачатурян:

Нет, отец чаще всего обвиняет ребенка, потому что до него всё было хорошо, после него всё стало плохо. Тут оказывается, что в непосредственном окружении есть маленькое беззащитное существо, на которого можно слить все свои горечи, проблемы и так далее, покричать, поорать. С этого момента зрелую личность можете уже не ждать.

Светлана Ходукина:

Очень грустную историю Вы рассказываете сейчас.

Гурген Хачатурян:

О, именно поэтому мы и рассказываем! Раз я решил добровольно оставить себя без работы лет через 20, то слушайте и запоминайте.

Светлана Ходукина:

То есть, если у вас есть ребенок и в вашей жизни возникают проблемы, важно остановиться и понять, что проблемы не связаны с ребенком, они связаны с чем-то другим, и искать.

Гурген Хачатурян:

Совершенно верно. Вбейте, потому что, да ребенок приносит что-то новое в жизни, не всегда это просто, никогда не бывает просто. Но, во-первых, сложности компенсируются уровнем получаемой радости, когда ты смотришь как он растет, как он делает первые шаги.

Светлана Ходукина:

Ну, и мы исходим из того, что ты добровольно решил родить ребенка, потому что ты его хотел.

Гурген Хачатурян:

Чаще всего да, как правило. Надеемся, что решение было, как минимум, добровольным или желанным. Тут, наверное, есть смысл сразу дать определенного рода совет. Когда мы говорим о семейной паре, то, как я сказал, у женщин – молодых матерей, как правило, переключение происходит плюс/минус автоматически, потому что просто некуда деваться, поскольку бо́льшая часть ответственности. Мы сейчас не берем исключительные случаи, говорим в общем виде: да, ответственность за ребенка возлагается на маму. Тут совет отцам – подтягиваться в плане осознания ответственности, не надо ждать, пока ребенку исполнится 12-14 лет. Нет, в ответственность надо включаться сразу, именно для того чтобы вырастить зрелую личность. Вы должны понимать, что факт рождения ребенка что-то меняет в вашей жизни. Это же классика – большое количество разводов в первые 3 года после рождения первого ребенка, именно потому что сроки принятия ответственности за то, что произошло, за изменения, которые случились в семье, опаздывают, отстают друг от друга.

Светлана Ходукина:

Я думаю, что, может быть, не вполне понятно, что подразумевается под «взять ответственность». Я уверена, что большинство мужчин, которые слушают, сейчас думают: «В смысле, «ответственность»? Я хожу на работу, я приношу деньги, что ещё я должен? Я спрашиваю иногда, надо ли что?».

Гурген Хачатурян:

Иногда не надо спрашивать, иногда надо просто делать. Скажем так, «есть женщины в русских селеньях», как писал классик, и на самом деле наши любимые девушки/женщины/жены/матери они же ух, «и коня на скаку остановят», и это совершенно даже не фигура речи, если кто-то хоть сколько-то с ними общался. Чаще всего женщина прекрасно со всеми сдюжит сама. Но факт того, что вы в этом участвуете каким-то образом, не спрашивая, «ну, чем тебе ещё помочь?», да ещё с кислой маской: «Может быть, я помою полы?», ― это угнетает, удручает.

Светлана Ходукина:

Можем ли мы сказать, какую ответственность мужчины мы подразумеваем? Мы уже сказали, что для выращивания здоровой личности нужна отдохнувшая мать. Поэтому, если мужчина тоже заинтересован в выращивании зрелой личности, то ему необходимо прилагать некие усилия, тоже следить за тем, чтобы женщина была отдохнувшая, даже если не в курсе. Что даже если она кричит: «Не забирай у меня ребенка» или что-то такое, всё равно помогать ей, напоминать, чтоб она не срывала свой предохранитель.

Гурген Хачатурян:

Да, понятно, что в семейном быту есть большое количество общих дел, не связанных напрямую с ребенком. Например, ходить на работу. Ходить на работу и зарабатывать деньги действительно очень важно, это очень весомая часть. Но женщине, которая 24/7 с ребенком, не объяснишь, что ты 8 часов отпахал и приходишь домой отдыхать, она-то круглые сутки на работе. Это её работа. То, что мужчина устал – для нее не аргумент. Тут надо понять, как в песне: «Ты беременна, это временно», – первые 1,5 года жизни ребенка тоже временно, дальше всё будет полегче.

Светлана Ходукина:

То есть мужчине есть смысл на этот период вложиться своими ресурсами?

Гурген Хачатурян:

Совершенно верно. Тут даже не то, что мужчине есть смысл вложиться. Давайте так: вкладываются все, потому что один партнер начинает больше работать, второй партнер начинает больше работать. Не секрет, и сколько раз я видел, как рождение ребенка приводит к тому, что под благополучной эгидой «теперь нам нужно больше денег» мужчина начинает просто прятаться на работе, лишь бы попозже прийти домой. Такое ведь тоже есть, тоже не надо списывать со счетов. Поэтому мы опять говорим о том, что ответственность должна быть так или иначе обоюдной, хоть и не на очень продолжительное, но на какое-то время все ваши совместные семейные усилия должны быть направлены на ребенка, на его интересы, поскольку он, по большому счету, самый уязвимый член семьи. Во-первых, он ни в чем не виноват, а во-вторых, он за себя никаким образом не может постоять.

Светлана Ходукина:

То есть действительно успокаивать, что это временный период, и, если научиться в этом периоде разделять ресурсы, когда все понимают, кто что кому может дать, а где всем можно отдыхать, то дальше будет легче.

Гурген Хачатурян:

Совершенно верно. Не хочу, чтоб наш разговор воспринимался как перекос в какую-то сторону. Мы должны понимать, что уставать могут действительно все – и мужчины, и женщины. Если есть возможность подтягивать дополнительные ресурсы в виде бабушек, теть, дядь, нянь и так далее, то только здорово. Обговаривайте поочередность отдыха, прислушивайтесь, приглядывайтесь друг к другу, к тому, как кого подменить или помочь, чтобы каждый партнер достаточное время отдыхал. Не забывайте ценить вклад, который каждый из вас делает, относитесь к нему с уважением, а то знаете, как обычно бывает: «я всегда работаю, устаю больше, чем ты», «я всегда делаю больше, чем ты». Это касается обоих партнеров, поэтому не надо перетягивать на себя одеяло и говорить о том, какой я классный, а ты не классный. Надо сказать, действительно, совместная опека над ребенком, забота о ребенке, и через заботу о ребенке – забота о партнере очень укрепляет отношения. Когда – а это действительно произойдет – пройдёт первое, самое сложное время, ребенок вырастет, а отношения останутся, и это тоже очень большой плюс.

Светлана Ходукина:

Звучит так жизнеутверждающе, как будто мы уже заканчиваем. Но мы ещё не заканчиваем. Получается, любой человек может начать с себя не в смысле ванильном, а в том смысле, что для выращивания зрелой личности необходимо, чтобы у всех был ресурс. Поэтому мы несем ответственность за то, чтобы самому отдыхать, не важно, мужчина ты или женщина. Если я хожу на работу, то здорово подумать: а как я могу отдыхать? Может быть, качественные 30 минут после работы будут залогом того, что я приду и смогу помогать, быть включенным, потому что, если я действительно вымотан, прихожу как выжатый лимон, то да, действительно, мой вклад не будет большим. Поэтому ответственность каждого – понимать, каким образом я могу отдыхать и поддерживать себя, чтобы делать свой вклад. Если каждый тянет из друг друга последние капли энергии, то, конечно, ничего хорошего не выйдет. Поэтому отдых и нахождение в ресурсном состоянии — это, конечно, залог успеха, чтобы были силы думать о том, что мы можем дать ребенку. Когда постоянно: «я спала 3 часа» или «я тоже на работе 18 часов» ― это, конечно, про выживание, а совсем не про воспитание детей.

Гурген Хачатурян:

Да, совершенно верно.

Наверное, следующим закономерным шагом будет посмотреть на ситуацию со стороны ребенка. Не забывайте, что даже пока ребенок – просто комочек в пеленках, он всё видит, всё слышит и худо-бедно всё понимает. Поэтому тут уже вопрос даже больше на здравый смысл. Да, мы прекрасно понимаем, что в любых отношениях всегда есть и хорошие моменты, и моменты тяжелые. Сколько бы не было ребенку, как бы вы не думали, что он ещё маленький, ― пожалуйста, старайтесь не высказывать претензии друг другу на глазах у ребенка, потому что это не всегда, практически никогда не будет ему во благо. Когда люди, которых он очень любит (он пока ещё, наверное, об этом не знает, слишком маленький) вдруг ни с того, ни с сего начинают друг на друга орать, кидаться и огрызаться, ― это действительно очень травмирует. Тогда ребенок, вы не поверите, уже в более взрослом состоянии точно так же во всех конфликтах родителей между собой будет видеть всегда причину в себе. Будем смотреть здраво и понимать, что не бывает отношений без конфликтных ситуаций, но, зрелая личность в том числе такая личность, которая умеет здраво или зрело решать межличностные конфликты при помощи диалога. Поэтому для начала приучите себя решать конфликты в ваших отношениях при помощи диалога, не срываясь на крики, ор, скандалы и так далее. Либо, если уж совсем невмоготу, то последите за тем, чтобы ребенок не был свидетелем ваших конфликтных отношений.

Светлана Ходукина:

То есть опять есть смысл начинать с себя. Наличие ребенка ― отличный способ найти в себе узкие места и вырасти. Если раньше не было конфликтов и они появились, то здорово, ― возможно, это та ситуация, когда получиться найти способы решения. Я на одном из тренингов по ненасильственному общению слышала классный совет. Спрашивали: «А что делать, если два моих ребенка ругаются между собой?» В идеальном случае прийти к тому, чтобы Вы могли сказать своим детям: «Пожалуйста, перестаньте ругаться и обсудите вопрос так же, как мы с папой вечером обсуждаем наши проблемы». Получается, что если у ребёнка есть перед глазами модель, как мы решаем эти вопросы, то у него будет такой опыт.

Гурген Хачатурян:

Вообще, есть старая добрая пословица: «Рано или поздно ребенок поступит не так, как ты ему говорил, а как ты поступал сам». Очень важно запомнить, что воспитание, которое касается детей, касается зрелой личности, ― это всегда воспитание собственным примером. Это лишнее алаверды той ответственности, о которой мы говорим, ― о том, что ответственность должна начинаться с самого начала, о чем желательно ещё задуматься на этапе планирования, потому что это всё тоже очень важно.

Светлана Ходукина:

В общем, мы приходим к тому, что для того, чтобы воспитывать зрелую личность, нужно самому быть зрелым.

Гурген Хачатурян:

К сожалению, эта истина достаточно прописная и достаточно очевидная.

Светлана Ходукина:

Мы ещё раз сейчас напомним. Возможно, кто-то вспомнит, что он не зрел.

Гурген Хачатурян:

Да, мы ещё раз напомним, что, как правило, все внутрисемейные проблемы имеют тенденцию к тому, чтобы передаваться из поколения в поколение. Незрелость, межличностные конфликты будут передаваться от родителей детям, от детей к внукам пока кто-то их не решит, либо не сойдет с ума, – к сожалению, такое тоже происходит. Конечно, абсолютная дичь с точки зрения науки, но для образного и яркого запоминания: пока в какой-то момент все проблемы, накопленные в поколениях, либо не свихнут кого-нибудь, кто выиграет в… пускай будет «бехтеровской рулетке» (великий врач психиатр-невролог) и у него кукушка улетит из скворечника, либо он не обратится к психотерапевту. Это, наверное, будет самый хороший вариант, они будут долго и упорно разматывать весь клубок семейных проблем, который достался от матери, от отца, от дедушек, от бабушек, вспоминать всю историю. Профессиональный опыт, который у меня есть, подсказывает, что можно забраться в глубокие дебри, рано или поздно всё приходится ворошить, потому что это так или иначе сказывается.

Случайностей не бывает и всё, что происходит сейчас в наших домах, в наших семьях, в наших отношениях, то, что нельзя назвать чем-то зрелым или чем-то здоровым, так или иначе, в следующем или через поколение аукнется, потому что мы, сами того не замечая, мы будем вкладывать в воспитание наших детей либо извращенное представление о нормальности, либо извращенное представление о собственном идеальном мире. Это далеко не всегда действительно идеальный мир, во-первых. Во-вторых – есть идеальный мир, которого хочет ваш ребенок, а вы пройдётесь асфальтовым катком по психике ребенка, и из этой ямы он будет долго и упорно вылезать ради того, чтобы в следующий раз уже самостоятельно… Ещё раз повторюсь, если не решать проблемы здесь и сейчас, то они только множатся; ситуации, когда всё проходит самостоятельно, действительно очень редкие, и поэтому не стоит надеяться на некую исключительность, действительно, начинайте сами с себя.

Хорошая новость заключается в том, что непоправимого практически ничего и никогда нет. На любом этапе, даже если у вас уже есть дети, даже если они не новорожденные, им сколько-то уже лет, это всегда можно исправлять и нужно исправлять. Если вы только задумываетесь о ситуации, то подойдите к вопросу с большой долей ответственности, насколько вы готовы. Здесь ответственность идет рука об руку с чувством любви, которое вы должны испытывать к вашему партнеру, ― самое прекрасное, наверное, чувство. Если наши слушатели читали замечательную книгу Эриха Фромма «Искусство любить», там есть тезис, что любовь – это единственное чувство, которым можно противостоять сжигающим, сжирающим чувство одиночества, как чему-то самому страшному. Для Данте так вообще, одиночество – олицетворение ада, а любовь – это то, что позволяет его преодолеть.

Поэтому, если вы не можете честно признаться себе в том, что вы любите вашего партнера действительно искренне, то задумайтесь: а насколько зрелую личность вы сможете вырастить в таких отношениях? Как хорошим и очень трагичным, наверное, примером можно назвать фильм «Нелюбовь» А. Звягинцева, который очень хорошо показывает, как конфликты в отношениях внутри семьи приводят к трагедии в жизни ребенка, поэтому будьте осторожны. В этой ситуации я всегда выступаю на стороне ребенка, поскольку, ещё раз повторюсь, это самый уязвимый участник конфликта; самый уязвимый, самый бесправный, который никогда не сможет свое отношение, потому что, во-первых, он ещё не зрелый, не сформировавшаяся личность. Поэтому каждый раз, когда вы что-то затеваете, какую-нибудь авантюру, всегда, пожалуйста, включайте долю ответственности и спрашивайте сами себя: какие последствия будут для моего ребенка?

Светлана Ходукина:

У меня родилась метафора, может быть, Вы мне здесь поможете. Если мы можем определить, что если я сейчас не разберусь со своими психологическими проблемами, то с ними дальше будет разбираться кто-то другой, я их по-любому передам дальше. Поэтому, вопрос: либо я могу помочь будущему поколению, разобраться сам, взять ответственность и разобраться с любыми проблемами ― в общении, в отношениях, в высказывании своего мнения или своих чувств, или в неумении ловить work-life balance, что угодно. Если я не разберусь, то с ними будут разбираться мои дети. Метафора в том, что это как наш общий огород. Я могу здесь насорить и сказать: всё равно я умру, они сами как-нибудь разберутся.

Гурген Хачатурян:

Совершенно верно. Вопрос примерно как с экологией. Да, вы можете выбросить батарейку, но должны понимать, что лет через 100 кто-то будет тоже по этому газону ходить, и желательно, чтобы он ходил по нему без противогаза.

Светлана Ходукина:

Наш эфир подошел к концу. Хотелось бы выдать некий итог нашим зрителям и слушателям, что основной вклад, который мы можем внести, для того чтобы вырастить зрелую личность, это разобраться со своими психологическими проблемами. В идеале, вступать в отношения, уже разобравшись с имеющимися вопросами, не закрывать на них глаза и не думать, что оно как-то само устаканится. Даже если вы уже в отношениях или даже уже есть дети, никогда не поздно разобраться со своими вопросами. Мало того, что это поможет вам вырастить зрелую личность, ― это с большой вероятностью улучшит и ваше личное качество жизни.

Гурген Хачатурян:

Совершенно верно. Не забывайте о том, что вы своим поведением подадите своему ребенку пример. Признайте свои недостатки. Работа над ними — это тоже, наверное, часть генезиса зрелой личности. Поэтому давайте, мы скажем два главных слова в том, как вырастить зрелую личность: любовь и ответственность. Подходите именно так – с любовью и с ответственностью!

Светлана Ходукина:

Сегодня в студии были Светлана Ходукина, Гурген Хачатурян и Зигмунд Фрейд в розовом треугольнике на майке Гургена.