Специализация в стоматологии

Стоматология

Тэги: 

Юлия Клоуда:

Добрый день! Сегодняшняя тема эфира программы «Начни улыбаться» ― «Специализация в стоматологии». Может показаться странным, но в стоматологии достаточно много разветвлений, их больше 8-ми. Я очень рада приветствовать мою гостью – главного врача очень известной питерской сети, и в Москве тоже есть их клиника «МЕДИ на Покровском», стоматолога-терапевта, доктора медицинских наук, профессора кафедры стоматологии общей практики, врача с более чем 20-летним опытом.

Виктория, правда, что Вы занимаетесь и микропротезированием, приемом врачей, и эндодонтией, и пародонтологией, и лечением корневых каналов с микроскопом? Мне кажется, абсолютно всем.

Виктория Алпатова:

Добрый день, Юлия! Я очень признательна Вам за приглашение, мне очень приятно быть у Вас на программе. Переходя к теме сегодняшней встречи, хочу сказать, что да, много перечислено всего, чем я владею на сегодняшний день. Но, мой профессиональный интерес и профессиональная любовь всей моей жизни – это именно эндодонтическое лечение, эндодонтия, лечение корневых каналов. Отвечая на вопрос, который звучит лейтмотивом нашей встречи, специализации ― наверное, да, осваивать стоматологические технологии можно и нужно в течение всей стоматологической практики. Но, абсолютно всем в равной степени овладеть невозможно, по крайней мере, мне пока это не удалось.

Юлия Клоуда:

Виктория, я нашла факты, что в Европе и Северной Америке подавляющее большинство дантистов являются стоматологами общей практики, я думаю, что Вам тоже хорошо известный факт. Они называются дженералисты. Дженералист сочетает в себе функции терапевта, хирурга, и даже ортопеда. Отдельными стоматологическими направлениями являются ортодонтия, челюстно-лицевая хирургия и Ваша любимая эндодонтия. В Советском Союзе было все наоборот: протезированием и удалением занимались отдельные доктора, и по наследству эта практика перешла в Россию. Я не знаю, насколько это верно или не верно, но часто люди находят врача, им не хочется переходить от него ни к кому другому. Когда ты доверяешься и понимаешь, что это твой доктор, тебе кажется, что он может абсолютно все. Тебе не хочется заниматься поисками, совершать ошибки или наоборот, не совершать их, а найти хорошего.

Давайте, начнем разбирать тему. Какие специализации в стоматологии бывают и для чего они нужны?

Виктория Алпатова:

На сегодняшний день в стоматологии несколько специализаций, Вы совершенно верно отметили. Самую первую специализацию, которую чаще всего получают после окончания медицинского вуза, это терапевтическая стоматология, то есть стоматолог-терапевт. Это непосредственно доктор, который занимается лечением кариеса, его осложнений, может заниматься профилактикой и так далее. Следующая специализация – это стоматолог-ортопед, иногда его иначе называют протезист. Это доктор, который занимается изготовлением коронок на уже разрушенные зубы, протезированием имплантов. Следующая специализация ― это стоматолог-хирург, тот, кто удаляет зубы, если есть необходимость и если невозможно уже вылечить зубы, выполняет хирургические операции по сохранению зубов, выполняет имплантацию. Есть еще подразделение хирургов – челюстно-лицевые хирурги, которые выполняют более сложные манипуляции, когда, например, у пациента сложная патология прикуса и необходимо изменить положение челюсти. Это хирурги, выполняющие ортогнатическую хирургию, или челюстно-лицевую хирургию. Допустим, если недостаточно костной ткани и невозможно выполнить банальную имплантацию, то выполняется забор костной ткани из донорских зон, из ветвей челюсти, иногда из других участков, для того чтобы пересадить в необходимое место, получить объем костей, чтобы свершилась имплантация.

Следующей специализацией в стоматологии является ортодонтия, она бывает взрослая и детская. Детская ортодонтия подразумевает лечение с использованием аппаратов, пластинок, трейнеров и так далее. Взрослая ортодонтия подразумевает исправление прикусов с применением брекетов различных систем и различных кап. В последнее время наметилась тенденция, была выделена отдельная специализация паротонтология, то есть лечение заболеваний пародонта или десен. Это хирургические манипуляции по сохранности зубодесневой связки. И моя любовь ― эндодонтическое лечение, эндодонтия, лечение сложных и любых простых корневых каналов.

Юлия Клоуда:

Гигиену можно отнести в отдельную специализацию?

Виктория Алпатова:

Да, конечно, гигиену можно смело отнести в отдельную специализацию. Сейчас уже есть институт гигиенистов, он готовит специалистов для выполнения данных манипуляций, которые осуществляют и гигиену, и профилактику, и составляют индивидуальные программы. Таков основной спектр специалистов.

Юлия Клоуда:

«Стоматолог – мастер на все руки», – Вы считаете правильный выбор для пациентов?

Виктория Алпатова:

Я повторюсь: мастером на все руки сложно стать, всё равно что уметь одинаково хорошо и гвозди забивать, и вышивать крестиком. Одни специальности требуют больше расчетов, требуют аналитического склада ума, другие манипуляции требуют больше усидчивости и планомерности работы. Каждый доктор, выбирая себе специализацию в стоматологии, прежде всего, руководствуется своим психологическим состоянием, своим внутренним содержанием, то есть работа ему должна доставлять удовольствие. Один доктор не может в себе содержать столько качеств, чтобы осуществлять все манипуляции равнозначно хорошо. Я бы сказала, что, наверное, возможен вариант «доктор – мастер на все руки», когда проблема не очень сложная. То есть нужно что-то полечить, тут же где-то рядом почистить, сделать несложную профилактику и несложное протезирование одного зуба, может быть. Всё, что касается комплексной реабилитации, требует более глубоких знаний, и, наверное, междисциплинарного комплексного подхода; одному врачу, мне кажется, сложно справиться.

Юлия Клоуда:

Виктория, я с Вами полностью согласна. Можно говорить про талант, но свой талант ты оттачиваешь на практике. Когда ты работаешь по узкой направленности, у тебя уже опыт именно в данной сфере. Это все равно, что пойти к семейному доктору, но, если у тебя болит желудок, ты пойдешь к гастроэнтерологу. То же самое и в стоматологии. Поэтому я призываю наших слушателей не лениться, есть интернет, есть наш портал startsmile.ru где лучшие клиники, лучшие специалисты, экспертная помощь. Вы можете подобрать клинику и быть уверены, что врач, работающий в ней, и сама клиника оказывают качественные услуги. Я убеждена на 100 %, что врач-терапевт никогда не сделает красивую ортопедическую работу виниров. Если кто-то очень хорошо умеет работать с микроскопом и ортодонтией, то, по-любому, хирург никогда так не сделает.

Виктория Алпатова:

Конечно, он предпочтёт удалить зуб.

Юлия Клоуда:

Точно. Скажите, нужно ли обращаться к узкоспециализированным специалистам, или лучше, когда нет никаких серьезных проблем, когда вылечили зубы, просто на поддержание. Я не сомневаюсь, что Вы хороший врач, у Вас таких пациентов много, они вылечены и находятся на поддержании, аккуратно, вовремя ходят на чистку. Есть смысл им дергаться, или можно найти дженералиста и оставаться с ним?

Виктория Алпатова:

Здесь я Вас немножко разочарую. Если выполнялось ортодонтическое лечение, то наблюдаться лучше всего у доктора, который его выполнял. Почему? Потому что ортодонитическое лечение, как и любое другое, требует динамического наблюдения, не просто профессиональной гигиены. Это выполнение компьютерной томографии в динамике через 2-4 года, когда мы наблюдаем пики заживления в костной ткани. В нашей специальности выполненное лечение не всегда значит, что зуб вылечен. Очень важным является момент динамического наблюдения и важным является момент, чтобы доктор понимал, как адекватно оценить, успех это или неудача.

Юлия Клоуда:

А как? Врач должен адекватно оценить свою работу. Что это значит?

Виктория Алпатова:

Первое. Нашей стоматологической ассоциацией, и зарубежными, той же Американской ассоциацией, и Европейской, есть установленные стандарты ортопедического лечения, терапевтического, ортодонтического лечения. В каждой категории есть свои общепринятые стандарты. Согласно стандартам прописаны критерии успеха или неудачи выполненного лечения. Возвращаясь к ортодонтическому лечению, мы должны прежде всего знать исходный уровень, с чего мы начинали, что было на момент лечения или как изменяется ситуация с течением времени. Когда пациент попадает к другому доктору, который не видел исходной ситуации, не видел этапов лечения, то доктору будет гораздо сложнее принять адекватное решение, потому что он не знает, с чего начинали. Неполное заживление он может воспринять за неудачу, или, например, частичное заживление может принять за прекрасный результат. То есть здесь возможны как ложноположительные, так и ложноотрицательные результаты лечения. Поэтому самым адекватным является наблюдение у специалиста, который выполнял лечение, выполнял исследования до лечения, и аналогичный метод исследования должен выполняться и после лечения, чтобы сравнивать и оценивать одни и те же объекты. Если мы в начале лечения использовали один метод диагностики, а через 2-3 года совершенно другой, то мы не можем их сопоставить, потому что они не сравнимы.

Юлия Клоуда:

Это касается только эндодонтии или других направлений тоже?

Виктория Алпатова:

Это касается всего. Допустим, выполнялась имплантация, – конечно, необходимо такое же динамическое наблюдение 1 раз в год или 1 раз в 2 года, выполнение рентгенологического обследования с оценкой, есть убыль костной ткань вдоль имплантатов или нет. Хирург должен смотреть, какое прикрепление десны вокруг имплантатов, нет ли воспаления. Динамику должен оценивать хирург, который выполнял имплантацию. Как и ортопед: если он выполняет комплексную ортопедическую работу, естественно, он должен оценивать её в динамике. Прошел год, приходит к нему пациент, он должен оценить контакты, какая их плотность, какая жевательная эффективность, равномерна одна на правой и левой стороне, потому что все это важно. Доктор адекватно может оценить только тогда, когда он знал, с чего начинали, и тогда он может адекватно помочь пациенту. В каждой специализации доктор, который выполнил определенный этап, должен периодически приглашать к себе на профилактический осмотр и на динамическое наблюдение пациента, которому выполнена большая работа.

Юлия Клоуда:

Вы уже частично ответили на мой следующий вопрос, но все равно мне хочется, чтобы мы для наших слушателей и зрителей еще раз объяснили. Людей, которые выбрали одного врача, – их много, скажем так. Давайте, обозначим случаи, когда никак нельзя оставаться у врача общей направленности. Как Вы говорили, есть междисциплинарный подход, он верный, другого варианта вообще нет, когда сложные случаи, или даже не сложные - всегда должен быть междисциплинарный подход. Виктория, можете обозначить как профессионал, в каких случаях обязательно нужно обязательно идти к узким специалистам?

Виктория Алпатова:

Мое убеждение, что всегда нужно идти в то место, где есть все специалисты. Самому пациенту сложно оценить, какого характера у него проблемы, он, как минимум, должен обладать определенным объемом знаний для того чтобы понять.

Юлия Клоуда:

Сейчас времена изменились, интернет в помощь всем, люди уже ставят сами себе диагнозы и приходят подкованными.

Виктория Алпатова:

Да-да, согласна. Здесь я бы сказала так: если вы понимаете, что у вас зуб не очень разрушенный, такой зуб один, то можно воспользоваться помощью узкого специалиста. Если хотите пройти профессиональную гигиену, тоже, наверное, ее можно выполнить у гигиениста. Если понимаете, что у вас есть скученность зубов, изменено положение зубов, вам хочется другой эстетики, хочется изменить их положение, видите, что они стираются, то, скорее всего здесь потребуется комплексный подход и вмешательство нескольких специалистов. Если видите, что у вас отсутствует один или несколько зубов, в анамнезе есть боли височно-нижнечелюстном суставе, если вы ночью сильно сжимаете зубы, плохо спите ― здесь очень много нюансов, которые предусматривают взаимодействие нескольких стоматологов, которые должны вами заниматься. Возможно, не только стоматологов, а привлечение других специалистов, как ЛОР, остеопат, невролог. Не все проблемы мы можем решить только стоматологически, но грамотный доктор, занимающийся определенной узкой специализацией, тот же ортопед или ортодонт могут правильно поставить диагноз и сориентировать, помощь какого специалиста еще потребуется, для того чтобы полностью реабилитировать данного пациента и решить все его проблемы.

Юлия Клоуда:

Виктория, Вы говорите то, что важно еще раз произнести для слушателя. Мы исследуем рынок частной стоматологии уже на протяжении 8 лет. Одним из критериев оценки медицинского учреждения является наличие не менее 3-х кабинетов и определенного количества специалистов. Потому что только при комплексном подходе, как Вы говорите, возможно качественное решение. Как бы мы ни хотели, но чудес бывает мало, в одном кабинете один специалист будет, скорее всего, исключением из правил, чем правилом. В то же время я наблюдаю очень интересную тенденцию, что с каждым годом все больше и больше появляется очень узкоспециализированных центров. Сначала, года 3-4 назад понеслась волна импланталогических центров. Потом эстетическая стоматология. Сейчас, буквально недели 3 назад я увидела, что открываются пародонтологические центры.

Если у человека есть проблема, он понимает, например, что у него пародонтоз. Как на Ваш взгляд, ему лучше идти в многопрофильный медицинский центр или Вы советуете обратиться в некий пародонтологический центр?

Виктория Алпатова:

Я буду сторонницей направления данного пациента в многопрофильный медицинский центр, сейчас объясню, почему. Этиологических причин возникновения пародонтита или заболеваний пародонта очень много. Одной из причин может быть и патология прикуса, гипертонус жевательных мышц, и неправильное протезирование в анамнезе. Если в пародонтологическом центре находятся все специалисты – и ортодонты, и ортопеды, то это уже не просто пародонтологический центр, а обычный многопрофильный центр, который больше специализируется на пародонтологии. Если там только специалисты, которые занимаются операциями на деснах, гигиеной и консервативной пародонтологией, то, естественно, полностью проблему пациента они не могут решить. Им придется кооперироваться или взаимодействовать с другими центрами, или с ортопедами, или с ортодонтами, куда они должны будут направлять пациентов, потому что только хирургическое или консервативное пародонтологическое лечение не может решить проблему. Не устраняется полностью этиологический фактор, как я уже сказала, он может лежать совершенно в иной плоскости.

Юлия Клоуда:

Скажите, в чем еще плюсы больших стоматологических центров? Здесь много разных профессиональных врачей, разветвлений? Ваша клиника относится не просто к стоматологическому центру, а к большому профильному медицинскому.

Виктория Алпатова:

Прежде всего, и мы с Вами говорили, это уровень специалистов, и в каждой специализации есть свой ведущий доктор. Еще одним важным моментом, я считаю, является оснащенность клиник. Оснастить всем необходимым оборудованием для абсолютно всех специальностей стоматологии и вместить в один иди два кабинета физически невозможно. Конечно, нужна другая площадь, другие объемы, для того чтобы было все необходимое и диагностическое оборудование, и лабораторное оборудование. Для каждой специальности необходим определенный перечень того, без чего невозможно выполнить качественную работу по данной специальности – и тот же микроскоп, и дентальный компьютерный томограф, аппараты для диагностики мышечного тонуса, для сканирования в ортопедической стоматологии и так далее. Поэтому, я считаю, здесь важным моментом является оснащенность клиники во всех подразделениях стоматологии.

Юлия Клоуда:

Виктория, когда мы только начинали делать рейтинг частных стоматологий, мы столкнулись с тем, что туда входят и стоматологии, и медицинские центры. Мы поняли, что надо разделять на группы ― отдельно медицинские центры, отдельно стоматологию, только по той причине, и Вы абсолютно правы, что в медицинских центрах много больше возможностей оснащения. Медицинские центры собирают всё самое лучшее ― и диагностики, и врачей, и так далее. Нам пришлось разделить, потому что иначе медицинские центры всегда бы выигрывали. У них довольно большой набор специалистов, и медицинские центры могут себе позволить держать в штате таких узких специалистов, например, как анестезиолог, хотя анестезиолог - одно из главных лиц на операции. Но все же есть много специализированных стоматологических центров.

Какие преимущества узкопрофильных клиник? Я поняла Вашу позицию, что многопрофильные хороши, но много и узкопрофильных. Есть у них преимущества или нет?

Виктория Алпатова:

Думаю, есть, конечно. Потому что они придерживаются не многозадачности, а специализируются в узкой специализации. В таких клиниках профессиональный уровень достаточно высок. Другой вопрос, что медицинские услуги они могут оказывать только определенному контингенту пациентов. Для выполнения других задач, или если непрофильный пациент, они должны либо с кем-то взаимодействовать, либо куда-то направлять. Как правило, узкоспециализированные центры, где врачи прекрасно понимают свои возможности, не берут на себя ответственность и не берутся за выполнение невыполнимых задач. Либо несколько центров кооперируются и лечат сложного пациента, либо в центры направляют из других медицинских центров для выполнения определенного этапа.

Юлия Клоуда:

Мне иногда кажется больше маркетинговой уловкой, когда называют центры узкой направленности, нежели чем правда. Согласно исследованию, которое проводил наш портал StartSmile.ru, и дальше оно совпало с исследованием BusinesStat 2017-2018 года по частной стоматологии, что люди, если они не делают имплантацию, предпочитают идти в клиники, в названии которых есть указание узкой направленности. Это факт. Мы сейчас развенчиваем эти мифы и говорим, что нет, это не так.

Вы не думаете, что зачастую эти центры ― обычные центры, но они делают акцент, чтобы привлечь к себе больше пациентов? Или Вы знаете узкоспециализированные центры, которые заявили в названии, называются пародонтологические, например, а там внутри только это?

Виктория Алпатова:

Я могу сказать, что я знаю несколько профессиональных врачей, которые организовали и ведут узкоспециализированный прием, тот же эндодонтический прием в своем кабинете. Но я абсолютно точно знаю, что эти доктора никогда не берутся ни за протезирование, ни за что другое. Они, как правило, занимаются преподавательской деятельностью, обучают. То есть в этих центрах не столько прием пациентов, а они работают еще и как обучающие центры. В такие центры могут направлять пациентов доктора из других клиник, не обладающих тем же оборудованием на выполнение определённого этапа. Допустим, не получилось эндодонтическое лечение, направили в специализированный центр, где достали инструменты, запломбировали каналы и вернули пациента обратно ортопеду на протезирование после эндодонтии. Возможно, кто-то отправляет на имплантацию в такие центры.

Нужно понимать, что в стоматологии или при комплексной реабилитации определяющим должен быть доктор-ортопед, который будет финишировать. Он, как режиссер или как дирижер, должен выстроить работу целого оркестра и сказать: в будущем всё будет вот так, на 1-м этапе вступает этот, на 2-м этапе пародонтолог, на 3-м этапе тот-то, тот-то. Выстроить логистику взаимодействия всех специалистов, для того чтобы получилась комплексная реабилитация. Когда взаимодействуют несколько клиник или узких специалистов, которые расположены в различных концах Москвы, получается достаточно сложное взаимодействие, особенно для пациента, потому что сам пациент не может определять, к кому ему сейчас нужно идти, как будет дальше продвигаться его лечение, кто его будет контролировать.

Комплексная реабилитация иногда требует консилиумов, когда собираются несколько смежных специалистов на совместную расширенную консультацию. Допустим, выполнен первый этап – ортодонтическая подготовка к перемещению зубов. Собираются ортопед и пародонтолог, чтобы посмотреть, всё ли выполнено хорошо, оптимальный ли получен результат и можно ли переходить к следующему этапу, что необходимо дальше. Собрать несколько специалистов, когда они расположены в различных клиниках, практически невозможно. Поэтому пациент будет ходить из одной клиники в другую, и, если доктора не очень хорошо коммуницируют, то будет эффект «испорченного радио», в котором будет участвовать пациент. Здесь, конечно, есть свои нюансы.

То, что в профессиональном плане узкоспециализированные специалисты могут качественно выполнить свой этап, у меня нет никаких сомнений. Сомнения есть в том, чтобы выполнить большую комплексную работу и подготовку, которая может длиться 1,5 – 2 года, и чтобы ни на одном из этапов подготовки в течение года или 1,5 лет не произошло никакого срыва. Это сложно.

Юлия Клоуда:

Бытует мнение, что, если человеку нужна имплантация, то есть отсутствует зуб, то надо целенаправленно искать имплантолога. Я вижу, что раньше, лет 7 назад, количество людей, которые ищут имплантолога или имплантацию зубов, было совсем мало, в пределах 300-200 человек по Москве спрашивали. Сейчас их в 10 раз больше и они сами подбирают специалистов. Или, например, немного искривлены зубы, они знают, что им нужен ортодонт. Мне кажется, что не совсем правильная логика, потому что человек сам себя диагностирует.

Как Вы посоветуете, если есть проблема, надо ли искать узкоспециализированного специалиста?

Виктория Алпатова:

Вы начали, что, если отсутствует зуб, то нужна имплантация. Да, совершенно верно нужна имплантация. Но нужно понимать, что цель ― не наличие имплантатов в полости рта, а наличие зуба там, где отсутствовал зуб, коронковой части. Тут нужно понимать, что наддесневую часть выполняет не имплантолог, ее выполняет ортопед. Начинать нужно с него, он должен спланировать имплантацию и сделать хирургический шаблон, по которому установят имплантат именно туда, где его возможно правильно протезировать.

Допустим, вы нашли прекрасного имплантолога, он вам установил прекрасные, самые лучшие швейцарские импланты, все прижилось. Вы приходите к ортопеду, ортопед на них смотрит и говорит: я не могу протезировать, потому что имплант установили не там, где нужно; придется делать ветвящуюся коронку, либо она будет с широкими нависающими краями, и туда будет забиваться пища, будет постоянный дискомфорт. У пациента какой вариант? Он понимает, что имплантат прижился и ничего сделать нельзя, приходится соглашаться с доводами ортопеда и протезировать так, как получится, смириться с возможным дискомфортом, о котором его предупреждает ортопед.

Чтобы избежать данных ситуаций, необходимо начинать именно с того, что будет финишным этапом, то есть с ортопеда, который должен спланировать любую работу. Потом по хирургическому шаблону хирург должен установить имплантат туда, куда необходимо.

Точно так же с ортодонтическим лечением. С детьми или подростками возможно пойти сразу к ортодонту. Необходимо осознавать, что при ортодонтическом лечении затруднена чистка зубов, возможно избыточное формирование налета и возникновение кариеса. Такой пациент до ортодонтического лечения должен быть полностью санирован, вылечены все кариесы. Если пациент идет на ортодонтическое лечение с несанированной полостью рта, то после снятия брекетов уже будет протезирование, никакой красоты не получится. Совершенно верно, что такой пациент на ортодонтическом лечении должен периодически наблюдаться у гигиениста, у того же стоматолога-терапевта, чтобы понимать адекватность своей гигиены, подбирать профилактику, смотреть, не образовались ли кариозные полости на этапе ортодонтического лечения, чтобы не упустить и не допустить возникновения осложнений. То есть один ортодонт тоже не может работать, даже с молодыми людьми. Если ортодонтическое лечение начинают лица более зрелого возраста, то здесь ортодонтическое лечение всего лишь этап комплексной реабилитации. Начинать в таких ситуациях нужно всегда с ортопеда, то есть с того, кто будет финишировать. Он должен определить, что эти зубы удаляются, эти внедряются, у этих изменяется наклон, то есть определить план для ортодонта. Ортодонт в этом случае будет выполнять только этап лечения. Также ортопед потом подключает пародонтолога, для того чтобы скорректировать десневой контур и получить красивую улыбку; где-то подключает терапевта, хирурга, если отсутствуют зубы и необходимо на определенном этапе ортодонтического лечения, когда уже получено место, установить имплантаты. А финишируют уже ортопеды.

Юлия Клоуда:

Виктория, у меня на последнем эфире был Гаджи Дажаев, я думаю, что он Вам известен. Он буквально Вашими словами то же самое сказал относительно ортопедов, что это дирижеры, самые главные люди. Я давно работаю в журналистике в стоматологии, но я почему-то об этом не знала и не знаю, провал в моем образовании. Ортопед отвечает перед пациентом за результат. Каждое направление очень важно, выполняет свою функцию, но для восстановления эстетического ряда и функции только так.

Виктория Алпатова:

Да. Ортопед должен быть очень высококвалифицированным, он должен понимать во всех специализациях понемногу. Он должен понимать возможности каждого специалиста и очень адекватно их оценивать, чтобы понимать, какую пользу привнесет каждый из специалистов, который на определенном этапе будет подключаться к большой комплексной работе. Он, скажем так, должен в общем разбираться во всем, не только сделать красоту, функцию и завершить лечение. Он также должен разбираться, сейчас много пациентов с патологией височно-нижнечелюстного сустава, с мышечным гипертонусом, которые даже не догадываются об этом, плохо спят из-за отсутствия носового дыхания. Здесь очень много аспектов, в которых ортопед должен разбираться. Не говорю, что он должен всё уметь, но он должен понимать, как это все вместе будет взаимодействовать, для того чтобы он, в конечном итоге, сделал хорошую, качественную работу, которая будет долго служить пациенту.

Юлия Клоуда:

Такое сравнение, мне кажется, что уже все прекрасно понятно. Есть дирижер; если собрать всех специалистов, то, какого бы они ни были высокого уровня, без взмаха палочки и четкого контроля не получится.

Виктория Алпатова:

Хороший оркестр тоже необходим.

Юлия Клоуда:

Конечно, без него ничего не будет, но обязательно должен быть тот, кто будет отвечать.

Самый интересный вопрос после того, как у нас доллар в 2 раза повысился и инфляция достигла 40 %, вопрос цены стал самым важным. Если раньше люди просто узнавали, что такое имплантация, то с 2016 года в запросе поиска в интернете перед «услугой» идет слово «стоимость», «цена». Мы тоже Вас хотим спросить, где дешевле: у мастеров на все руки или профильных специалистов, если человек хочет очень сэкономить?

Виктория Алпатова:

Очень многое зависит от того, кто какими материалами работает. Себестоимость услуги же еще определяется материалами, которыми работают специалисты. Та же имплантация возможна корейскими или израильскими имплантатами, а возможны швейцарские имплантаты, то есть закупочная стоимость изначально уже будет разной и стоимость имплантации не может быть одинаковой. Второй момент ― специализация врачей стоимость лечения у узкоспециализированного специалиста будет несколько выше, чем у доктора, который умеет все. В стоимости, скорее всего, заложены все риски и некая страховка от неудачи, я бы сказала. Потому что, эффективность доктора, который занимается только имплантацией, будет гораздо выше, точно так же, как и эндодонтическое лечение. Кстати, американской ассоциацией было выполнено научное исследование, которое заключалось в изучении эффективности лечения каналов врачами-стоматологами общей практики и узкоспециализированными специалистами. Они выяснили, что эффективность лечения узкоспециализированных докторов в 1,5 раза выше, чем у специалистов общей практики. У врачей общей практики 60-65 %, у узкоспециализированных докторов эффективность повышалась до 90 %. Здесь да, стоимость лечения выше, но, если положить на чашу весов срок службы пролеченного зуба или имплантата, то во временно́м промежутке пациент выигрывает. Если через какое-то время он зуб или удалит, или придется повторно выполнять манипуляции, что-то перелечивать, переделывать, то, конечно, пациент будет в выигрыше, если он выполнит работу у специалиста высокого класса.

Юлия Клоуда:

Поэтому, наверное, люди правильно рассуждают, что надо идти в узкоспециализированный центр, если уже известна конкретная проблема или задача?

Виктория Алпатова:

Узкоспециализированные центры, мы уже с Вами говорили, могут решить одну задачу. В центре имплантологии, возможно, есть все необходимое оборудование для имплантации. Имплантация, да, будет выполнена на достаточно высоком уровне с анестезиологией. Но, мы же с Вами уже говорили, что финишем является изготовление наддесневой части, то есть коронки. Её делает ортопед, который спланирует имплантацию и завершит лечение. Но, как правило, в узкоспециализированных центрах выполняют только один этап.

Юлия Клоуда:

Виктория, давайте, подытожим. Мы советуем нашим зрителям и слушателям, чтобы они шли к узкоспециализированным специалистам в стоматологические центры или в медицинские учреждения, где хорошее оснащение по оборудованию, где есть специалисты. Кстати, я не сказала в самом начале, Виктория обучается нон-стоп, я думаю, это заметно. Это тоже влияет, потому что, чем больше человек обучается за год и обновляет свои знания, тем качественнее будут услуги.

Виктория, я Вас благодарю! Эфир с Вами пролетел незаметно. Я надеюсь, что наша информация была полезна пациентам. Я хочу напомнить, что у нас в эфире была Виктория, главный врач очень хорошего медицинского центра – в частности, они до сих пор занимают ведущие позиции в рейтинге частных стоматологий – «МЕДИ на Покровском», профессор, кандидат медицинских наук. Виктория, благодарю! Вам только благодарных пациентов и удовольствия, я вижу, как Вы кайфуете от эндодонтии.

Виктория Алпатова:

Спасибо, Юлия! Мне была очень приятна сегодняшняя беседа, очень интересная тематика. Надеюсь, что она будет очень полезна для наших пациентов.