Зачем Кремниевой долине эмоциональный интеллект?

Психиатрия

Тэги: 

Виктория Читлова:

Здравствуйте, дорогие друзья. С вами снова передача «Пси-лекторий» и я, ее ведущая, Виктория Читлова – врач психиатр-психотерапевт. Сегодня речь пойдет об эмоциональном интеллекте, и с моим дорогим гостем мы решили передачу назвать «Зачем Кремниевой долине эмоциональный интеллект?» Сейчас объясню, что вообще происходит. На слуху понятие «эмоциональный интеллект», оно последнее время очень активно в России набирает обороты, и как автор передачи, как человек, который стремится к знаниям из разных сфер, мне было очень интересно поговорить с человеком, который присутствовал при том, как эта тема набирала обороты, и более того, вообще из центра развития и одной из точек развития нашего мира ее привез. Речь пойдет о том, как в компании «Google» придумали специальную программу для повышения эмоционального интеллекта у сотрудников. У меня в гостях Андрей Киселев – сертифицированный преподаватель Программы развития эмоционального интеллекта «Ищи в себе», созданной в «Google», тренер в Социально-психологическом центре «Вера» под руководством Савеличевой. Здравствуйте, Андрей. Очень рада, что Вы сегодня со мной, давайте мы поговорим о том, что такое эмоциональный интеллект.

Андрей Киселев:

Это понятие появилось в конце 80-х годов благодаря ученым Джону Майеру, Питеру Саловей и Дэвиду Карузо, потом на некоторое время эта концепция забылась, и бурный всплеск произошел только после публикации книги Дэниела Гоулмана «Эмоциональный интеллект», это было в середине 90-х годов. Книга взлетела в топы «Нью-Йорк таймс» и в течение нескольких лет оттуда не выходила. По Дэниелу Гоулману, эмоциональный интеллект – это способность отслеживать собственные и чужие чувства, эмоции, различать их и использовать эту информацию для управления своими мыслями и действиями.

Виктория Читлова:

В начале эфира я стараюсь познакомить наших зрителей с гостем, и мне очень интересно, как Вы к этой тематике пришли, чем занимаетесь. Почему Вас заинтересовала эта тема?

Андрей Киселев:

Когда я к этой истории прикоснулся, я понятия не имел об эмоциональном интеллекте, и более того, даже и такого словосочетания не слышал. Занимаясь бизнесом, глубоко погружаясь в него, я приобрел одну неприятность, то есть фактически я столкнулся с такой штукой, как эмоциональное выгорание, в какой-то момент жизни у меня наступила глубочайшая апатия к тому, что я делаю. Причем я это осознавал, что это происходит, но ничего не мог сделать с этим. Я, как обычный человек, пробовал разные методики, обращался к докторам, но ничего полезного из этого я извлечь не мог, пока не встретил одного замечательного врача, которая сказала: «Слушайте, Вы не мой пациент, Вам нужно пойти вот туда и туда». Она написала нужные телефоны, и таким образом я попал к Вере Леонтьевне Савеличевой, у которой я сейчас в центре работаю, веду лекции. И там впервые познакомился с разными методиками, которые не были эмоциональным интеллектом, но которые стали что-то во мне менять.

Прошло некоторое время, я оглянулся на себя каким я был полгода, год назад, и я увидел, что это большая разница. Это меня очень увлекло, я стал больше уделять этому внимания, и мне очень хотелось узнать, как это работает. Я стал копать, пробовал все, и такие практики, и такие методики, никакой структуры, просто это работает, это не работает, это мне интересно, это неинтересно, вот таким методом проб и ошибок.

Виктория Читлова:

Вы имеете в виду в разных парадигмах психотерапии Вы над собой пытались работать?

Андрей Киселев:

Я имею в виду практики внимательности, которые ближе к нашей теме. В какой-то момент, когда я в этом увидел большой смысл для себя, я решил, что это может быть технологией, которую можно внедрить в бизнес. А занимался ресторанным бизнесом, очень много сталкивался с ситуациями, когда мне нужно было персоналу донести свои ощущения, чувствования, но мне было трудно объяснить это словами, потому что то, что чувствовал относительно своего проекта, я не мог донести людям, чтобы они так же начинали чувствовать. Объяснить можно, но то, что объяснил, через пять минут уже куда-то испаряется.

Виктория Читлова:

Вы видели, как процесс должен происходить, а сотрудники не могли понять, что Вы от них хотите?

Андрей Киселев:

Скажем так, разделить мои ценности, мое видение. И мне понравилось, что это можно сделать некой технологией, если вообще это возможно. Я стал над этим работать, и обладая некими знаниями, я стал формировать некий тренинг. Я его пробовал и получал положительные отзывы, но все равно это был достаточно грубоватый материал.

Виктория Читлова:

Вы с выгоранием боролись потрясающе активно. Заслуживает похвал.

Андрей Киселев:

Но это я, на самом деле, уже перевалил через вершину. И вот именно в тот момент мне попалась книжка Чед-Менг Тана, одного из сотрудников, инженера «Google», который довольно любопытно описал технологию.

Виктория Читлова:

Минуточку, инженера – не психолога, не нейропсихолога.

Андрей Киселев:

Именно инженера, который описал технологию, которую они применяют в «Google» для развития эмоционального интеллекта.

Виктория Читлова:

Перед тем, как мы нырнем в «Google», мне хотелось рассказать нашим зрителям о том, что компания «Google» считается одной самых комфортных для работы компаний в мире. Ходят и легенды, и байки, и даже анекдоты о том, как там себя чувствуют сотрудники. Следует подчеркнуть, что это территория креатива, соперничества, где накапливаются люди исключительно интеллектуального труда, для которых почему-то понадобился эмоциональный интеллект. Расскажите, что это за история в «Google» произошла 12 лет назад.

Андрей Киселев:

Об эмоциональном интеллекте своих сотрудников позаботилось больше руководство. «Google» нанимает лучший персонал на Земле, лучшие айтишники со всего мира, и в какой-то момент они столкнулись с ситуацией, что некоторые команды работают эффективно, есть от них толк, а некоторые, несмотря на сборную звезд, не настолько эффективны, как хотелось бы. Они решили разобраться, что же на самом деле происходит, что является тем фактором, который влияет на эффективность команды. Они провели исследование внутри компании, которое длилось не один год, назвали его «Аристотель», и даже в наших журналах, в «Генеральном директоре», была статья, посвященная этому проекту. Докопались они до того, что фактором, который помогает, влияет на эффективность, является психологическая безопасность, это условие, при котором люди могут свободно высказываться, знают, что они будут услышаны, имеют право на риск ,то есть задача – получать максимально возможное количество информации, извлекать полезную информацию из совершенно нелепых идей, а для этого людям нужно быть в комфорте и чувствовать себя свободными, зная, что их никто не будет осмеивать или не подвергнутся обструкции со стороны руководства. И вот эмоциональный интеллект – это то самое, что необходимо сотрудникам, чтобы создать вот эту безопасную, комфортную среду. Дальше была задача: хорошо, эмоциональный интеллект, а как мы его сможем развить?

Эмоциональный интеллект – это то самое, что необходимо сотрудникам, чтобы создать безопасную, комфортную среду.

Виктория Читлова:

Как психотерапевт, психиатр, я знаю, что в разных специальностях, в областях трудовой деятельности накапливаются люди разного характера. IT-индустрия более тропная, люди склонны больше к интроверсии, интроверты, грубо говоря. Психиатры это раньше называли аутистический спектр или шизоида, то есть люди, замкнутые в себе, обращенные своим внутренним оком на себя самого. Это не в 100 процентах бывает, потому что креатив предполагает множество радикалов в структуре личности, если говорить языком современной психологии, психиатрии, но это такие люди, им действительно очень нужен навык эмоционального интеллекта. Программа «Ищи в себе» пошла дальше, и мы потом будем обсуждать ее ценность для каждого человека.

Андрей Киселев:

Есть несколько технологий развития эмоционального интеллекта, которые сейчас применяются, но благодаря Чед-Менг Тану избрали подход, связанный с практиками внимательности. Это было хобби самого Менга, он практиковал подобные практики, и руководство об этом знало. Вообще, сам Менг – достаточно интересная личность, он сотрудник номер 107 со дня основания «Google», обладает весомым голосом в компании. И когда выбирали каким путем пойти, то он предложил, что давайте попробуем внедрить практики внимательности, но не на пустом месте идея возникла. Дело в том, что сам Менг знаком с очень известными учеными в этой области в Кремниевой долине, и когда они решили пойти именно этим путем, Менг привлек наилучших специалистов, которые в тот момент находились в Калифорнии. На самом деле, в Калифорнии сосредоточено очень много исследователей в области эмоционального интеллекта. Если вы зайдете на сайт Search Inside Yourself, то в разделе команды можете увидеть всех тех, кто создал эту программу. Сама по себе программа внедрялась не так просто, потому что это нечто совершенно неожиданное для IT-области. Люди живут в своей голове в основном, к ним пришли и сказали: «А давайте заглянем вам в душу».

Виктория Читлова:

Научим вас друг с дружкой общаться и делать то же самое с другими, лезть в душу.

Андрей Киселев:

Первые версии программы не были успешны не потому, что она была недоработанная, просто не могли зацепить людей прийти туда каким-то образом. Search Inside Yourself – это три буквы, SIY, как они себя называют, добавили Leadership institute, то есть это стало SIYLI, и SIYLI по-английски – это глупость, и вот они стали звать на курс SIYLI, послушать глупости. Когда они сменили вот этот акцент, оказалось, что людям просто любопытно прийти, то есть когда вы насаждаете что-то и говорите, что это надо делать, это вызывает отторжение.

Но придя туда они для себя обнаружили множество смыслов, они увидели, что множество проблем, которые не обязательно связаны с их деятельностью, вообще проблем, которые они испытывают даже во взаимоотношениях дома, оказывается, лежат в области эмоционального интеллекта. Оказывается, эмоциональный интеллект – чрезвычайно полезная штука, которая дает инструменты для того, чтобы можно было поработать над собой, и после этого отношение резко изменилось. Сейчас эта программа очень популярна внутри «Google», проводится она силами внутренних преподавателей, на нее записываются, на нее очередь.

Виктория Читлова:

Но она уже давно разошлась за пределы «Google». И Вы ее представитель.

Андрей Киселев:

Вышла за пределы как раз тогда, когда я о ней услышал, прочитав книгу Чед-Менг Тана, я настолько воодушевился, что написал письмо в «Google» и самому Менгу. В течение буквально 3-4 дней я получил ответ от него и команды «Google», но ответ был такой: «Замечательно, что Вы про нас узнали в России, но только мы пока что не планируем кого-либо развлекать, учить вовне, это наш внутренний продукт, но мы будем иметь Вас в виду». Честно говоря, я потом забыл это, и через два года вдруг пришло письмо, что если Вы не потеряли интерес, есть желание, мы можем рассмотреть Вашу кандидатуру. Не просто так я попал туда, нужно было пройти определенное тестирование, заплатить денежки, но в результате я решил, что это «Оne life to experience», то есть такое в жизни случается раз, неважно, буду я применять или нет, но я хочу поехать туда, я хочу этому научиться, хочу узнать, как это работает, это безумно интересно.

Виктория Читлова:

У книжек американских авторов длинное введение, мотивирующее человека на то, чтобы он дальше эту книжку читал. Давайте мы перевернем страничку и расскажем о сути, что туда входит, как устроен эмоциональный интеллект, что мы должны знать.

Андрей Киселев:

Они взяли за основу концепцию Дэниела Гоулмана, который говорит о том, что эмоциональный интеллект – это набор навыков. Он выделил 5 основных навыков, которые входят в структуру эмоционального интеллекта, которые как бусины нанизаны на ниточку, то есть основной навык – это самосознание, понимание себя, понимание своих эмоций, умение разглядеть эти эмоции в себе. Мы не можем говорить о том, что возможно управлять или влиять на кого-то, на чужие эмоции, если мы не понимаем, а что с нами-то происходит. Вот поэтому когда мы разбираемся с собой, то следующим шагом мы идем к саморегуляции.

Виктория Читлова:

А давайте чуть подробнее про самоосознание. Очень мало кто понимает, что первоочередно и изначально человек на событие реагирует именно эмоцией.

Андрей Киселев:

Вы правы, самоосознание – это навык, который помогает разобраться и понять наши собственные эмоции, разглядеть их, и мы можем этому научиться, используя определенные практики, в данном случае практики внимательности.

Самоосознание – это навык, который помогает разобраться и понять наши собственные эмоции, разглядеть их, и мы можем этому научиться, используя практики внимательности.

Виктория Читлова:

Это то, что называется «mindfulness»?

Андрей Киселев:

Да, в русском языке это часто переводят как осознанность, я с этим не согласен полностью, потому что в этом слове гораздо больше смысла, чем то, что вложено в «mindfulness», поэтому правильнее этим словом, тем более оно такое странное, даже для английского языка, не широко распространенное. Правильнее использовать его как заимствованное слово.

Эти практики позволяют научиться осознавать. Самый первый навык – это научиться отслеживать, замечать наши мысли, что с нами происходит. Одно из исследований в Гарварде – «Кингфорд» – показало, что порядка 50 процентов времени человек думает о чем-то еще, а не о том, что делает в настоящий момент. Как это влияет на нас? Во-первых, мы не собраны, мы устаем, когда мы витаем в облаках, и нам все время нужно возвращаться обратно к тому, что мы делаем. Мы неправильно воспринимаем информацию, мы неправильно реагируем, если мы сидим на митинге, то мы просто забываемся, поэтому первый навык – это научиться вот это отслеживать и возвращать свое внимание к процессу, к той деятельности, которой мы занимаемся в настоящий момент.

Виктория Читлова:

Следующий – это саморегуляция?

Андрей Киселев:

Да, к саморегуляции я сейчас перейду, но хотел завершить предыдущий кусочек своей речи. Это осознание помогает перейти от автоматической реакции на стресс, к осознанному ответу на стресс, вот что самое важное. Мы часто реагируем автоматически на события, не особо задумываясь, что на самом деле происходит, мы реагируем по шаблону. Когда мы реагируем осознанно, мы можем находить более правильный ответ для каждой ситуации.

Когда мы реагируем осознанно, мы можем находить более правильный ответ для каждой ситуации.

Виктория Читлова:

То есть быть хозяевами своей реакции.

Андрей Киселев:

Да, можем быть хозяевами своей реакции. Об этом говорил Виктор Франкл, он говорил о некой паузе между стимулом и ответом на него, то есть вот эти навыки позволяют нам найти эту паузу. И второй навык – это уже саморегуляция.

Саморегуляция – это способность управлять своими эмоциями, то есть мы начинаем замечать, что с нами происходит. В этом случае мы обращаем внимание на тело, потому что многие знают, что прежде чем эмоция выплескивается наружу, мы можем ее заметить в теле.

Виктория Читлова:

Сердце екнуло, ладошки вспотели, сердце застучало – это миндалина наша активизировалась, амигдала.

Андрей Киселев:

Когда мы научаемся замечать свои эмоции через физиологические ощущения, мы можем уже принимать решение, что с этим делать, хотим мы выпустить эту эмоцию или хотим ее изменить на что-то другое. Здесь очень важно заметить, что речь идет не о подавлении, отрицании эмоции, речь идет о том, что мы, ощущая эмоцию, запускаем ее в нужное русло или просто меняем свою реакцию.

Виктория Читлова:

То есть мы ее не избегаем, не отвлекаемся от нее, а наоборот, прислушиваемся.

Андрей Киселев:

Мы ее осознаем, прислушиваемся и, если надо, трансформируем. В саморегуляции мы работаем с нашими эмоциональными триггерами, мы начинаем замечать, что же на самом деле происходит. Если в каком-то конфликте у меня поднялась негативная эмоция, очень часто эта эмоция не связана с этим конкретным событием или с конкретным человеком. На самом деле, это событие или человек явились триггерами ситуации, которая вообще не связана, она внутри нас. Обладая навыками в определении своих эмоций, которые в этот момент у нас зарождаются, и анализа, откуда это приходит, мы можем заметить истинную причину. Конечно, это не волшебная пилюля, это требует наработки, и для этого есть специальные упражнения, тем не менее, это уже инструмент, которым можно успешно пользоваться.

Виктория Читлова:

А есть в этой программе, в этом понятии понимание другого человека, эмоциональность другого человека?

Андрей Киселев:

Конечно, но только это не какая-то одна практика, которая позволит научиться это делать. Это набор практик, можно провести сравнение, как будто вы приходите в спортивный зал и вам показывают: этот тренажер для этого, этот для этого. Вы получаете набор этих тренажеров с очень подробным объяснением, как это работает, какие области мозга это может развивать, на что это влияет.

Виктория Читлова:

Какие же развиваются при развитии эмоционального интеллекта?

Андрей Киселев:

На самом деле, абсолютно все, потому что они между собой связаны. Мы фокусируемся на одной области, но это не значит, что если мы работаем с миндалиной, то остальные области не задействуются. Задействуется все, там очень тесные связи.

Вообще, вся эта история основана на теории нейропластичности – это теория о том, что наши нейронные связи находятся в постоянном движении, изменении, то есть они могут разрастаться, а могут распадаться, депрессировать, хотя раньше считалось, мы рождаемся с определенным набором нейронных связей, до 25 лет они растут, а потом они распадаются. Сейчас речь идет о том, что до самой смерти человек в состоянии что-то в себе взращивать, а что-то наоборот, чем он не пользуется, выкидывать.

Виктория Читлова:

То есть не актуальны эти связи становятся, как проводочки, по которым шла информация. Человек перешел на новый уровень развития.

Андрей Киселев:

Если у человека вырабатывается некая привычка, реакция, например, отрицательная реакция на стресс, и если эта привычка укореняется, то та нейронная сеть, которая отвечает за эту реакцию, просто начинает разрастаться. Можно сказать, что появляется колея, в которую человек попадает сразу после стресса.

Виктория Читлова:

Сначала тропинки, потом дорожки, потом двухколейная дорога, потом трасса на 6 полос в ту и в другую сторону, и все это у нас в голове происходит.

Андрей Киселев:

Абсолютно верно. В наших силах взрастить новые нейронные сети, привычки мы можем менять с помощью практик.

Виктория Читлова:

С помощью самоосознания, саморегуляции и еще трех навыков, которые мы еще обсудим. Конечно, весь мозг задействован, но очень важны в регуляции нашего поведения и нашей мудрости лобные доли с каждой стороны головного мозга, непосредственно префронтальная кора, которая отвечает за наши сознательные действия, за наш контроль, эмоции, восприятие. Давайте продолжим с пятью навыками. Какой третий?

Андрей Киселев:

Третий – это мотивация. Этот навык позволяет нам найти внутреннюю мотивацию, что является нашим драйвером, что нас возбуждает в деятельности. Это очень непростой вопрос, потому что если кого-либо спросить, что тебе интересно, каждый что-нибудь да ответит. Обычно то, что человек отвечает, лежит на поверхности, чтобы достучаться до реальных драйверов, туда нужно зайти, иметь некий навык, который позволит опуститься туда и разглядеть, что же на самом деле меня вдохновляет. Это набор практик, довольно несложных, которые позволяют нам взглянуть на себя, на свой внутренний драйвер, найти те качества, которые мы высоко ценим, но не видим в себе.

Виктория Читлова:

А как на практике выглядит?

Андрей Киселев:

Это практики внимательности или дыхательные практики, смысл в том, что мы направляем фокус внимания на дыхание и с помощью различных аффирмаций, в данном случае ведущий тренингов – я, мы двигаемся к результату.

Виктория Читлова:

У каждого конкретного человека, кто это делает? Но это медитативные практики?

Андрей Киселев:

Практики медитативные, хотя слово медитация сразу отсылает к какими-то восточным духовным практикам, здесь очень условная связь, это самые что ни на есть светские практики. Я бы сказал, это ближе к аутотренингу.

Виктория Читлова:

Когда человек научается лучше распознавать свои мотивации, какой еще навык ему следует приобрести?

Андрей Киселев:

Следующий важнейший навык – это межличностный навык, это эмпатия.

Виктория Читлова:

Эмоциональный интеллект между конкретными людьми.

Андрей Киселев:

Да, это межличностный навык, и он важен, а в руководстве, как оказалось, крайне важен. Дело в том, что руководителям не свойственно проявлять эмпатию, потому что многие даже не очень-то и понимают, что это на самом деле: «А что, мне с ним сесть поплакать что ли рядом?»

Дело в том, что эмпатия подразумевает понимание, что чувствует другой человек, но при этом мы все равно выбираем, хотим ли мы, понимая этого человека, понимая его эмоции, его состояние, все равно мы не теряем рассудок, мы выбираем лучшее решение. Если я руководитель, то у меня на одной руке – это сотрудник, к которому я проявляю эмпатию, а с другой стороны у меня интересы компании. То есть я, по крайней мере, выхожу как третейский судья, если могу ему помочь для общего дела, я ему помогаю, проявляя эмпатию, но если я обнаруживаю, что моя помощь ему не поможет, и у нас различные интересы, то, наверное, имеет смысл разойтись.

Эмпатия подразумевает понимание, что чувствует другой человек, но при этом мы все равно выбираем, хотим ли мы, понимая этого человека, понимая его эмоции, его состояние, все равно мы не теряем рассудок, мы выбираем лучшее решение.

Виктория Читлова:

Эффективность, продуктивность, то есть это такая мета-позиция. Мне бы хотелось еще добавить. Вообще, когда люди общаются, мы сейчас с Андреем общаемся, по сути, мы невидимым образом соединили наши нервные системы для того, чтобы осуществить этот диалог, и если мы находимся в открытой позиции, эмпатической, с самоосознанием, саморегуляцией, то мы одновременно ощущаем и собеседника, и самих себя.

Андрей Киселев:

Да, эмпатия позволяет нам разобраться в этом.

Виктория Читлова:

Этому и учит эмоциональный интеллект, тогда как бывает, люди общаются друг с другом, буквально галлюцинируя о том, что на самом деле происходит, пользуясь своими догадками, кто перед ними, что он имеет в виду. Вот это очень непродуктивное состояние. Какой же очередной навык, входящий в понятие эмоциональный интеллект?

Андрей Киселев:

Это социальный навык. Речь идет о лидерстве, поскольку эта программа родилась в «Google», компании важно, чтобы лидеры могли применять все предыдущие навыки. Фактически, лидерство – это интеграция всех четырех предыдущих навыков. Есть даже такой термин, который в России вызывает удивление, это сострадательное руководство. Это тот самый метод, который позволяет лидеру быть более эффективным в работе со своим персоналом, со своими сотрудниками.

Виктория Читлова:

Сострадательная не в плане жалости, а именно сочувствия, сопереживания, понимания.

Андрей Киселев:

Сопереживания. То есть речь идет не о том, что я могу сделать то, что тебе необходимо, чтобы ты это сделал. Позиция лидера по отношению к сотруднику, который не выполнил какую-то задачу. Что тебе необходимо, чтобы ты это сделал.

Виктория Читлова:

Это уже можно использовать в общении, в жизни, в воспитании детей, формировании отношений, чтобы они были здоровыми и комфортными. Почему эта программа и понятие эмоциональный интеллект на сегодняшний день настолько актуальны, как люди это могут использовать?

Андрей Киселев:

Это абсолютно везде можно, в любом общении, в личных отношениях. Мы все играем разные роли в семье, если мы говорим о лидерстве, то оно более широкое, чем некий человек в должности руководителя в компании. Мы все влияем, так или иначе, формально или неформально на других людей, поэтому лидером мы можем быть даже в семье и тоже можем использовать эти навыки. Лично мне эмоциональный интеллект помог, он позволяет мне вставать в метапозицию, то есть быть наблюдателем над происходящим, видеть и свою точку зрения, и точку зрения другого человека, может быть, третьего включенного в конфликт или взаимодействие.

Виктория Читлова:

Быть в спокойном, ресурсном состоянии, избавиться от тревог. Как Вы работаете, в чем суть Вашей работы?

Андрей Киселев:

Я преподаю Программу развития эмоционального интеллекта «Ищи в себе», которую создали в «Google», на русском языке.

Виктория Читлова:

Насколько я знаю, Вы единственный тренер в стране.

Андрей Киселев:

На данный момент да, я единственный сертифицированный по этой программе тренер в России, и сама по себе программа – это два тренинговых дня плюс 28-мидневный практический марафон. То есть мы все знаем, что тренинг заканчивается, на тренинге все бывает прекрасно, но потом мы входим в обычную жизнь, и мы все забываем. Здесь же предусмотрена 28-мидневная программа, которая позволяет нам продлить это состояние.

Виктория Читлова:

Для того, чтобы сформировались нейронные связи.

Андрей Киселев:

Абсолютно верно. Для привычки необходим 21 день, как говорят, тут 28, чтобы не только сформировалась, но еще и закрепилась. Я преподаю эту программу примерно раз в два месяца, у меня бывают двухдневные семинары, я рекламирую в «Facebook», рекламирую на своем сайте.

Виктория Читлова:

А контингент – это руководители компаний, сами сотрудники компаний, или, может быть, Вы широкую аудиторию приглашаете?

Андрей Киселев:

Я, на самом деле, приглашаю всех, но мне очень важны люди, которые принимают решения в компаниях, то есть никто не возьмет какой-то новый продукт в компанию, если он сам это не попробует. Поэтому задача сейчас – дать попробовать как можно большему количеству руководящего персонала, руководителям компаний.

Виктория Читлова:

И как же Вас найти можно? В «Facebook»?

Андрей Киселев:

Да, я есть в «Facebook», у меня есть лендинг страничка, я так понимаю, что после передачи у Вас будут ссылки, на которые можно будет кликнуть и найти мою почту.

Виктория Читлова:

Я Вас благодарю за то, что Вы сегодня поделились знаниями, я бы, как психотерапевт, отметила важность понятия эмоционального интеллекта вообще и как интегрированного в психотерапевтическую работу. Психологи и психотерапевты достаточно ревностно относятся к тому, когда чем-то похожим занимаются не специалисты, но, на мой взгляд, Андрей имеет полное право называться специалистом, чего я, на самом деле, желаю каждому человеку, быть специалистом для самого себя. Тот путь, который Вы прошли, те знания, которые Вы получили и несете, очень важны людям, спасибо Вам.

Андрей Киселев:

Благодарю Вас.

Виктория Читлова:

Всего доброго, дорогие друзья, до свидания.