Аллергия – всё, что нужно знать!

Аллергология

 

Денис Остроушко:

Здравствуйте, уважаемые слушатели и зрители! На «Мediametrics» «ЗОЖ через молодежь!», это программа о здоровом образе жизни и об общественном здоровье. Меня зовут Денис Остроушко, рядом со мной моя замечательная соведущая Елизавета Раймулла – медиаволонтер РНИМУ имени Пирогова. И тема у нас сегодня – аллергия. Наталья Мальцева – врач аллерголог-иммунолог Центра аллергологии и клинической иммунологии на базе городской клинической больницы № 52 Департамента здравоохранения города Москва у нас сегодня в гостях. И сразу же вопрос, который возник у меня в голове, когда я видел летающий пух: почему же он считается настолько аллергенным, и почему люди так сильно страдают от этого пуха?

Наталья Мальцева:

Тополиный пух влияет не только на аллергиков, но и на здоровых людей за счет механического раздражения кожи и слизистых оболочек глаз, носа, верхних дыхательных путей. Он вызывает симптомы зуда в носу, в глазах, чихание, может вызвать сухой кашель. Все эти симптомы очень сходные с проявлениями аллергических заболеваний, в частности аллергического ринита и конъюнктивита, но у настоящих аллергиков он может вызвать обострение их заболевания, потому что он в этом случае выполняет функцию переносчика пыльцы к слизистой кожи.

Тополиный пух влияет не только на аллергиков, но и на здоровых людей за счет механического раздражения кожи и слизистых оболочек глаз, носа, верхних дыхательных путей.

Денис Остроушко:

То есть даже если у меня нет аллергии, но я видел этот пух, у меня какие-то проявления есть, но это не аллергия, это пройдет?

Наталья Мальцева:

Безусловно, такое может быть, но у аллергиков обострение заболевания требует диагностики и лечения, в то время как у здоровых людей это проходит сразу же после прекращения контакта с неприятным летающим тополиным пухом в воздухе.

Денис Остроушко:

Нельзя сказать о том, что у каждого второго из нас аллергия на тополиный пух?

Наталья Мальцева:

Конечно, нет. В этом случае нужно обратиться к аллергологу, пройти соответствующую специфическую диагностику и лечение, если это необходимо.

Елизавета Раймулла:

Почему же у некоторых людей возникает аллергия на тополиный пух, другие растения, а у некоторых все нормально? Например, у меня никаких проблем никогда не было.

Наталья Мальцева:

Основная теория возникновения аллергии остается генетической, считается, что аллергические заболевания передаются от родителей или родственников потомству. В наше время мы видим гигантский рост числа аллергических заболеваний, и зачастую выявляем аллергические заболевания у людей, у которых в семье таких случаев зафиксировано не было.

Денис Остроушко:

С чем это может быть связано?

Наталья Мальцева:

С экологической обстановкой, поллютанты, продукты сгорания топлива, у жителей мегаполиса наиболее выражено. Также существует достаточно интересная экологическая теория, которая связана с изменением условий обитания маленьких детей, сейчас достаточно модно стерилизовать, обеззараживать, использовать различные антисептики в быту. Считается, что иммунной системе становится скучно и нужно переключиться на что-то, она должна постоянно работать, таким образом иммунный ответ переключается на аллергические заболевания, когда нечем больше заняться.

Денис Остроушко:

Это вообще страшно звучит. То есть я пытаюсь своего ребенка защитить от всего.

Наталья Мальцева:

Не нужно пытаться защитить чрезмерно, все-таки немножко контактировать с инфекциями можно и нужно.

Денис Остроушко:

Как это работает с медицинской точки зрения, почему такая реакция происходит, если все вокруг чисто?

Наталья Мальцева:

Есть клетки иммунной системы, это Т-лимфоциты, разные виды существуют. Одни ответственны за инфекционный ответ, другие – за противоаллергический. Вот когда никто из них не работает, кому-то приходится выполнять хоть какую-то нагрузочную функцию.

Денис Остроушко:

Из-за того, что мы не даем какую-то грязь, вирусы, то эти клетки отдыхают, другие вдруг включаются. Я подумаю о том, как еще защитить себя, но с другой стороны, даже у людей, у которых не было никогда аллергии, она может появиться в любом возрасте?

Наталья Мальцева:

Это генный механизм, может произойти новая мутация в любой момент.

Денис Остроушко:

У моих родителей, к примеру, не было аллергии никогда и ни на что, у меня не было аллергии до 25 лет, и вдруг она появилась. Что произошло, что мне поменять надо в своей жизни, на что обратить внимание? Экология, или, может быть, я реже делаю уборку, чем раньше?

Наталья Мальцева:

Чаще всего это некое сочетание, компиляция факторов, должны сложиться несколько условий у предрасположенного организма, чтобы клинически проявилось заболевание.

Елизавета Раймулла:

А есть ли какие-то способы избежать аллергии, если она генетически предрасположена, если я живу в Москве, где плохая экология, или у меня просто нет шансов?

Наталья Мальцева:

Шансы, безусловно, есть всегда. Тут нужно еще учитывать каков процент. Например, если болеет аллергическим заболеванием один родитель, то вероятность возникновения аллергии у ребенка где-то от 30 до 50 процентов, если болеют оба родителя, безусловно, шанс возрастает. Опять же, по разным данным 60-70, некоторые источники 80 процентов дают в таком случае.

Существуют меры профилактики аллергических заболеваний, которые делятся поступенчато на самые ранние, первичные. Когда мама еще беременна, необходимо отказаться от курения, в том числе пассивного, необходимо вести здоровый образ жизни в целом, избегать районов, где большое количество тех же поллютантов в воздухе, определенные диеты иногда рекомендуются беременным, хотя это сейчас дискутабельный вопрос. Когда ребенок рождается, мы мотивируем маму на грудное вскармливание. Считается, что это тоже является неким моментом профилактики. Стремление обезопасить ребенка от контакта с большим количеством аллергенов в виде большого количества домашних животных, пыли, пыльцы. Остальные ступени профилактики аллергических заболеваний уже относятся к тому, когда данное заболевание развилось, и направлены на то, как снизить клинические проявления и купировать обострения.

Денис Остроушко:

У меня в голове возникла мысль по этому поводу: люди, у которых с детства аллергия на что-то, привыкли, что у них будет протекать заболевание не так остро, как у тех, у кого неожиданно в 25 схватило за горло.

Наталья Мальцева:

У нас нет такого, что вот выявили некую закономерность, и она работает на всех пациентов, все очень индивидуально, заболевания протекают по-разному, но здесь мы можем предположить, оценив первоначально тяжесть заболевания, то есть интенсивность проявления клинических симптомов. Существуют временные периоды, когда мы можем ждать обострение заболевания. Они обусловлены физиологическими особенностями организма, это стандартные повышения или понижения концентрации в крови иммуноглобулина Е, это антитела, которые при аллергических заболеваниях участвуют в иммунологическом каскаде всех реакций и могут дать нам какую-то помощь.

Денис Остроушко:

Я никогда не сталкивался с аллергией в своей жизни, например, я буду говорить про тех, у кого она с детства, у них все будет по-другому, они привыкли, и вдруг у меня проявляется аллергия. На что я должен в первую очередь обратить внимание, потому как про аллергию мы что-то знаем, нам школе когда-то говорили, может быть у знакомых она была, у моего друга чесались руки в детстве от какого-то пуха. Если у меня зачесались руки, это уже повод подумать аллергия или нет, надо ждать серьезных симптомов?

Наталья Мальцева:

Конкретно про зуд кожи рук как единичный симптом достаточно тяжело судить, тут индивидуальный момент, насколько он интенсивно беспокоит и снижает качество жизни. Если да, то это повод обратиться к специалисту, но в этом случае все-таки к дерматологу, а не к аллергологу изначально, и если симптомы сохраняются, присоединяются новые, это повод для того, чтобы обратиться.

Денис Остроушко:

Какие основные симптомы аллергических заболеваний?

Наталья Мальцева:

Начали мы с тополиного пуха, сейчас у многих наших пациентов обострение симптомов, сезонного риноконъюнктивита, они проявляются зудом, покраснением глаз, слезотечением, насморком, заложенностью носа, многократным чиханием – это симптомы этих заболеваний. Если мы говорим про бронхиальную астму, это эпизоды затрудненного дыхания, отдышки при физической нагрузке, приступов кашля, здесь нужно насторожиться. Если появляются какие-то зудящие высыпания на коже, тем более, если возникают отеки, это уже экстренный повод обратиться к врачу, в некоторых случаях, может быть, вызвать Скорую помощь. Если мы говорим об атопическом дерматите, это более хроническая ситуация, которая тоже может сопровождаться тяжелыми обострениями: зуд, покраснение кожи, шелушение, которое приносит тоже массу дискомфорта пациенту. На самом деле, очень много проявлений аллергических заболеваний, иногда далеко не сразу пациент приходит к нам, потому что практически любая система органов может быть затронута.

Денис Остроушко:

Если говорить про тополиный пух или про поллиноз в частности, есть ли какие-то способы защититься от этих аллергенов, чтобы аллергия изначально не возникала?

Наталья Мальцева:

Да, безусловно. Существуют абсолютно обычные рекомендации для наших пациентов, даже с тяжелыми проявлениями сезонного аллергического риноконъюнктивита или бронхиальной астмы мы советуем уезжать на период цветения от тех аллергенов, к которыми они сенсибилизированы. Если это не получается, существуют пассивные или барьерные методы защиты, это маски-респираторы, солнечные очки, существуют специальные фильтры для носа, которые препятствуют проникновению пыльцы на слизистую оболочку верхних дыхательных путей, существуют фармакологические препараты на основе целлюлозы, которые можно инсуффлировать в полость носа, которые также выполняют барьерную функцию.

Основные рекомендации по ограничению контакта с пыльцой – это после улицы максимально смыть аллергены с кожи и слизистых, умыться, помыть голову, сменить одежду, на окна установить защитные сетки, в квартиру поставить воздухоочиститель, методов масса, главное, чтобы пациенты все это соблюдали.

Денис Остроушко:

Этот пух или пыльца активирует и другие возможные аллергические реакции, то есть если у меня аллергия не на пыльцу, к примеру, а на помидоры, будет ли ухудшаться мое состояние от помидоров, учитывая, что мне дают еще и пыльцу?

Наталья Мальцева:

Здесь нужно перефразировать вопрос. Направление мысли абсолютно верное, такая взаимосвязь существует. Существует понятие перекрестной пищевой аллергии, когда пациент, имея аллергию на пыльцу определенных растений или деревьев, не переносит некоторые продукты. Например, пациенты с аллергией на березу часто развивают реакции на употребление в пищу яблок, орехов, меда. Зная об этих реакциях, пациенту рекомендуем определенную диету, которую, особенно если реакции были уже зафиксированы нами, соблюдать надо особенно строго, но мы рекомендуем соблюдать ее на период цветения.

Существует понятие перекрестной пищевой аллергии, когда пациент, имея аллергию на пыльцу определенных растений или деревьев, не переносит некоторые продукты.

Денис Остроушко:

Да, это логично. Максимальная нагрузка на организм, и можно не справляться, наверное, могут появляться какие-то новые виды аллергической реакции.

Наталья Мальцева:

Но сама по себе перекрестная пищевая аллергия может не проявляться симптомами того же ринита или конъюнктивита, чаще она проявляется зудом слизистой полости рта, могут быть отеки губ, могут быть обострения кожных заболеваний, если они есть, в частности атопического дерматита.

Денис Остроушко:

То есть ничего серьезного.

Наталья Мальцева:

Может быть серьезным, вплоть до анафилаксии.

Денис Остроушко:

Получается, любой аллерген может вызвать какие-то максимально страшные реакции или некоторые простенькие, всего лишь зуд, а некоторые удушье или что-то еще.

Наталья Мальцева:

У нас не существует разделения на легкие аллергены и тяжелые, все очень индивидуально, и даже следы орехов в шоколадке могут вызвать анафилактический шок у сенсибилизированного пациента.

Елизавета Раймулла:

Что нужно предпринимать, чтобы не появился анафилактический шок? Понятное дело, что обязательно лечение, он может появиться даже на фоне лечения, или если соблюдать диету, если принимать определенные препараты. Давайте поговорим о том, может ли это являться гарантия того, что все будет хорошо?

Наталья Мальцева:

Мы всегда нацелены на то, чтобы если не дать стопроцентную гарантию нашему пациенту, что все будет хорошо, по крайней мере максимально спрофилактировать возникновение хотя бы тяжелых, жизнеугрожающих реакций. Я так понимаю, вопрос о том, как нам лечить аллергическое заболевание.

Во-первых, чтобы спрофилактировать возникновение тяжелых реакций, нужно знать о том, какое заболевание, какая сенсибилизация, потому что помимо фармакологической терапии, о которой мы сейчас поговорим, это соблюдение определенных ограничений, ограничение контакта с пыльцой, ограничения в диете. Если мы возьмем какое-нибудь другое заболевание, там будут другие рекомендации, но у нас существуют памятки для практически всех заболеваний, всех пациентов, которые мы активно внедряем, чтобы пациент самообразовывался.

По поводу лечения аллергических заболеваний: очень много существует аллергических заболеваний, поэтому тяжело сказать. Если мы говорим про аллергический риноконъюнктивит, то, в основном, это антигистаминные препараты, таблетки против аллергии, это противовоспалительные спреи для носа и различные меры, которые направлены на то, чтобы пыльца элиминировалась из организма, это промывания носа солевыми растворами.

Денис Остроушко:

Если я приду в аптеку и скажу: «Дайте мне таблетку от аллергии», – они меня могут спросить: «А что с вами не так?»

Наталья Мальцева:

Если Вы придете в аптеку и скажете: «Дайте мне таблетки от аллергии», я думаю, что Вам дадут антигистаминный препарат с 99-процентной уверенностью. Может быть, фармаколог будет ответственным и отправит Вас к аллергологу на прием.

Денис Остроушко:

А какова тогда вероятность того, что мне поможет?

Наталья Мальцева:

Тут уже нужно индивидуально понимать, насколько выражены симптомы. Антигистаминные препараты не являются препаратами лечения, это препараты для снятия симптомов, облегчения жизни пациента.

Денис Остроушко:

Если острая аллергия, понятно, что нужно идти к врачу и, возможно, какие-то таблетки или спрей, а если это хроническое проявление? Тоже таблетками постоянно забиваем и ЗОЖ?

Наталья Мальцева:

Это очень разнонаправленный и включающий в себя много подвопросов вопрос.

Денис Остроушко:

Мы говорим про лечение хронической аллергии.

Наталья Мальцева:

Хроническая аллергия включает в себя массу патологий. Если мы говорим про хронические проявления того же аллергического ринита, давайте с простого начнем, существует метод не только лечения, но и воздействия на саму причину возникновения аллергии. Это аллерген-специфическая иммунотерапия, простым языком выражаясь, некий метод вакцинации от аллергии, когда в организм пациента вводятся возрастающие дозы аллергенов, к которым он сенсибилизирован. Такое лечение проводится не со всеми аллергенами, у нас в стране распространена практика с бытовыми, это аллергены домашней пыли, клещей домашней пыли, и три группы пыльцевых аллергенов: это пыльца деревьев, злаковых и сорных трав. Метод достаточно долгий, требующий приверженность пациента, потому что это многолетнее лечение, от 3 до 5 лет проводится, но если пациент отвечает на это лечение, можем рассчитывать на полное исчезновение симптомов.

Денис Остроушко:

Хорошо, одну победили аллергию, какие еще есть?

Наталья Мальцева:

Мы можем обсудить лечение атопического дерматита, который тоже является проблемой, но больше в детском возрасте, потому что зачастую дети его не то, чтобы перерастают, он переходит в тот же риноконъюнктивит либо бронхиальную астму, некое понятие атопического марша существует, если его не лечить. Там более сложная ситуация у взрослых, постоянная терапия увлажняющими средствами, так называемыми лентами, при обострениях – курсы местных гормональных препаратов и других противовоспалительных кремов и мазей, антигистаминные препараты и соблюдение многих правил жизни.

Елизавета Раймулла:

По поводу атопического дерматита. Я правильно понимаю, что это какие-то нарушения в коже, вследствие которых туда попадают аллергенны, и возникает аллергическая реакция?

Наталья Мальцева:

Не совсем так, аллергену не обязательно проникать в кожу, это генетическая предрасположенность кожи к сухости и повышенная проницаемость как для аллергена, так и для других раздражающих веществ. Собственно, почему мы рекомендуем постоянную терапию именно увлажняющими средствами и водные процедуры только со специализированными линиями? Потому что здесь особенность кожи.

Денис Остроушко:

То есть вылечить в итоге аллергию можно.

Наталья Мальцева:

Безусловно, а если не получается полностью, по крайней мере не дожидаться тяжелых обострений и ухудшения качества жизни.

Денис Остроушко:

И когда тяжелое обострение, нужно вызывать Скорую?

Наталья Мальцева:

Да.

Денис Остроушко:

Если мы говорим про острое проявление – отек, крапивница.

Наталья Мальцева:

Ангиоотек, обострение бронхиальной астмы, безусловно, требует госпитализации в стационар. Бывают тяжелые обострения атопического дерматита, у нас пациенты наблюдаются в стационаре, даже аллергического риноконъюнктивита бывают обострения такой тяжести, что приходится в стационаре наблюдать и проводить инфузионную терапию.

Денис Остроушко:

А как это проявляется? Тяжело дышать? Почему оставляете в стационаре человека?

Наталья Мальцева:

Потому что симптомы выражены настолько, что формируется отек век, покраснение глаз, качество жизни снижено настолько, что он не может работать, выраженный зуд, выраженное слезотечение, постоянное чихание, многотысячное за сутки, которое изматывает пациента. Аллергический ринит характерен тем, что очень большой объем отделяемого слизистой носа, что тоже мешает жизни пациента, может нарушиться ночной сон, в общем, достаточно дискомфортные состояния, поэтому иногда в стационаре мы лечим таких больных.

Елизавета Раймулла:

А если такое острое состояние возникло не в городе, человек выехал в горы, рядом нет цивилизации, что обязательно аллергику нужно иметь с собой, чтобы купировать каким-то образом это острое состояние или помочь близким, родным?

Наталья Мальцева:

В аптечке каждого аллергика должны быть антигистаминные препараты, и мы рекомендуем, на всякий случай, в случае возникновения каких-то тяжелых реакций гормональные препараты тоже иметь. Особенно, если у пациента в анамнезе такие тяжелые реакции уже были. К ним относятся любые проявления анафилаксии, необязательно шока, но каких-то генерализованных реакций, неважно где – дыхательной системы, кожи, слизистых оболочек, это указание на реакцию ужаления, например, перепончатокрылыми, пчелами, осами, потому что в случае истинной аллергии, с доказанным иммунологическим механизмом, с обнаружением высокого титра антител к яду перепончатокрылых в крови, каждый раз истинные аллергические реакции имеют свойство нарастать по тяжести. С тяжелым проявлением пищевой аллергии, с обострением бронхиальной астмы, с тяжелым течением, безусловно, могут развиться какие-то реакции, поэтому пациент должен быть готов. Мы обычно пациентов всегда готовим к тому, что с ними может случиться вне нашего наблюдения. Если человек ответственный, он постоянно посещает доктора, он обследован, знает, к чему у него сенсибилизация, то мы за него спокойны в таком случае.

Денис Остроушко:

Конечно же, наш народ берет с собой аптечку, но будем откровенны, народные средства никто не отменял. Мы пошли в лес, у нас тут подорожник растет, зачем все эти препараты.

Наталья Мальцева:

Это одна из любимых тем многих наших пациентов.

Денис Остроушко:

Помогает народная медицина?

Наталья Мальцева:

Часто озвучивают удивительные эффекты на народные средства и гомеопатические средства. Тут, скорее, просто совпадает так, что заболевание само ушло в ремиссию, даже если его никак не лечили. Доказанного физиологического механизма нет.

Денис Остроушко:

То есть нельзя где-то в походе, если вдруг случилась аллергия, сварить чай из сумасшедших трав, собранных тут же?

Наталья Мальцева:

Я бы даже сказала, что это смертельно опасно делать, особенно пациенту с пыльцевой сенсибилизацией, потому что существует определенный перекрест между всеми деревьями, травами, и можно принять лошадиные дозы аллергенов вместо того, чтобы помочь себе.

Денис Остроушко:

Все это звучит настолько страшно, что я захотел прийти к Вам в больницу и спросить: на что у меня аллергия? Могу я так сделать?

Наталья Мальцева:

Добро пожаловать. У нас работает консультативно-диагностическое отделение, мы активно работаем, диагностируем, обследуем пациентов, лечим, проводим аллергенно-специфическую иммунотерапию.

Денис Остроушко:

Я напомню, у нас в гостях врач аллерголог-иммунолог Центра аллергологии и клинической иммунологии городской клинической больницы № 52. То есть любой человек может прийти в диагностическое отделение, записаться на прием к аллергологу на завтра, на послезавтра?

Наталья Мальцева:

Для первого появления в нашем консультативно-диагностическом отделении нужно направление из своей поликлиники от участкового терапевта.

Денис Остроушко:

Напрямую нельзя попасть?

Наталья Мальцева:

С направлением.

Денис Остроушко:

Пойдем сначала в ближайшуюполиклинику, и терапевт мне скажет сходить туда. Я приду к Вам, и что? Вы посмотрите на меня и скажете: «Так, от чего чихаем?»

Наталья Мальцева:

Основной инструмент любого аллерголога – это беседа с пациентом. Зачастую из беседы мы уже 90 процентов информации, каких-то основных мыслей можем выявить. Что беспокоит пациента, с чем связывает реакцию. Аллергология интересна тем, что пациенты сенсибилизированные обычно очень четко говорят. на что у них были реакции и как быстро они проходят после прекращения контакта с аллергеном. Мы можем многое предположить. Безусловно, бывают диагностические находки и бывают сочетания нескольких заболеваний у одного пациента, все это бывает.

Елизавета Раймулла:

А какие лабораторные методы исследования можно использовать? Я знаю, что вроде как оставляют царапины на коже, потом туда вводят аллерген. И там, где наибольшая реакция, на то и есть аллергия. Или есть какие-то другие методы, может быть, более современные?

Наталья Мальцева:

Да, безусловно. Вы сейчас говорите про методику проведения скарификационных тестов. Это одна из первых и очень высоко специфичных методик обследования пациента. Действительно, образуется царапинка верхнего слоя кожи и туда капается аллерген, ни в коем случае ничего внутрь не вводится, через 20 минут мы оцениваем реакцию. Могут быть ситуации, что пациент с обострением симптомов или, предположим, кожный процесс, тот же атопический дерматит, мы не ограничены в таком случае, потому что исследование проводится на коже предплечья или спины. В таком случае можно сдать специфические иммуноглобулины Е к различным аллергенам, это анализ по крови, лабораторный. В наш замечательный век нам уже доступны более высокие технологии, это аллергокомпонентная диагностика, то есть помимо того, что мы можем выявить, на что у пациента аллергия, мы можем этот аллерген разложить на компоненты и предположить, насколько велик риск возникновения тяжелых реакций, и насколько будет эффективна аллерген-специфическая иммунотерапия.

Денис Остроушко:

Еще на расстоянии не научились? Уже температуру тела меряют на расстоянии, может, и Вам пора?

Наталья Мальцева:

Такие методики существуют, но, к сожалению, эффективность их пока не доказана.

Денис Остроушко:

Если человек пришел обмазанный весь шоколадом и говорит, что аллергия, тогда было бы понятно. А если серьезно, аллергия ведь довольно распространенное заболевание, вдруг у Вас есть эта статистика о том, сколько людей в России реально подвержены аллергическим реакциям?

Наталья Мальцева:

Да, действительно очень распространены в наш век аллергические заболевания, по мировой статистике, это треть населения Земного шара, 30 процентов заявлено. По данным Российской Федерации, разнятся несколько данные – от 17 до 30 процентов. И по различным патологиям, конечно, уже своя статистика. Но если говорить, например, про аллергический риноконъюнктивит, то 500 миллионов людей в мире болеют им, бронхиальной астмой – уже озвучивается цифра в 300 миллионов.

Денис Остроушко:

Но это действительно очень много. Это у тех, у кого вообще проявляется как-либо аллергия, не острые? Я просто пытаюсь понять, есть ли легкое течение, или любой человек, который так или иначе подвержен аллергии, все равно стоит на грани того, что в какой-то момент у него может случиться сильный отек и припадок?

Наталья Мальцева:

У пациента с истинной сенсибилизацией, выявленной к какому-либо аллергену, даже с легким проявлением заболевания может развиться любая жизнеугрожающая реакция.

Денис Остроушко:

Когда спрашиваю про статистику, меня интересует не только количество людей, но и, возможно, их географическое расположение. То есть вдруг люди на севере менее подвержены, потому что у них кожа толще. Это очень глупо с моей стороны такое предполагать, но вдруг.

Наталья Мальцева:

Существует такая статистика, она, в основном, связана, если мы говорим про ту же пыльцу, с тем, что растет в каждом конкретном регионе. В нашей полосе больше всего распространена аллергия на пыльцу березы. В Краснодарском крае и краях, находящихся рядом с ним, очень распространена аллергия на пыльцу амброзии с тяжелыми проявлениями. Если говорить про другие патологии, здесь большую роль играет климат, растительность определенная. Существует, например, подвид крапивницы, как хроническая холодовая крапивница, которая провоцируется воздействием холода, естественно, ее распространенность в странах с холодным климатом в несколько раз выше, чем в странах с жарким климатом.

Елизавета Раймулла:

Тут Денис упомянул про обмазанное лицо шоколадом, и у меня возник вопрос, который просто не могу не задать. Например, я съедаю небольшой кусочек шоколада, у меня нет никакой реакции, но если я съедаю 2 плитки шоколада, то я становлюсь красной, все отекает, сыпь появляется на коже. Значит ли это, что у меня аллергия на шоколад и его нужно исключить?

Наталья Мальцева:

Эти симптомы, которые Вы озвучили, скорее свидетельствуют о том, что это не истинная аллергия, тут задействованы не иммунные механизмы активации определенных клеток. Симптомы могут быть очень схожи, в виде зуда, оттенков, чего угодно, но основное отличие истинной аллергии от псевдо, несколько устаревший термин, что малые дозы или количество какого-то продукта пациент переносит хорошо, а при увеличении количества какие-то симптомы проявляются.

Денис Остроушко:

Я слышал, что бывает аллергия на воду, например, аллергия на солнце, это же вообще страшные вещи, как люди с этим живут. Возможно, у Вас в практике был такой необычный случай.

Наталья Мальцева:

Да, безусловно. Реакция на солнце существует в виде нескольких патологий: солнечная крапивница, различные фотодерматозы. По поводу воды, та же аквагенная крапивница, все это известно, не часто встречаемые патологии, но они есть.

Денис Остроушко:

И в связи с этим вопрос: человек приходит к Вам, и Вы не можете определить, на что у него аллергия, потому что у него какая-то нестандартная, не на воду, не на определенную пыльцу. Бывает такое или это уникально?

Наталья Мальцева:

Нет, чтобы какой-то пыльцы не было в базе, пока не слышала о таких случаях.

Денис Остроушко:

В любом случае определите и скажете: «У Вас аллергия на это, на это, все, Вам это нельзя»?

Наталья Мальцева:

Чаще всего не бывает на одну конкретную пыльцу, это все-таки группа растений или деревьев, и мы уже можем ориентироваться.

Денис Остроушко:

То есть если однажды у человека появилась аллергия на те же помидоры, о которых я уже упоминал, скорее всего, все другие продукты тоже будут для него с аллергической реакцией?

Наталья Мальцева:

Если реакция проявляется на малые дозы какого-то вещества или витающего в воздухе, и проявляется систематически, безусловно, человек не будет переносить это ни в каком виде.

Денис Остроушко:

Получается, это не будет узкая аллергия, если мы говорим, например, про зеленые овощи – кабачки, огурцы. Если у меня на что-то одно зеленое аллергия, значит ли это, что на остальное зеленое тоже?

Наталья Мальцева:

Нет, такого разделения у нас нет, но, тем не менее, продукты разделены по неким группам, с учетом сенсибилизации к определенной пыльце, или по иным механизмам мы можем предположить, на что этот человек может развить еще аллергическую реакцию или не совсем аллергическую, которая прозвучала в нашем разговоре.

Денис Остроушко:

Я пытаюсь у себя в голове сложить эту картину, где разница между типичной, нетипичной, на каком уровне? Не все то аллергия, что покраснело на коже?

Наталья Мальцева:

Абсолютно верно. Многие пациенты ошибочно полагают, что у них пищевая аллергия. На самом деле, пищевая аллергия среди взрослого населения не превышает двух процентов, это единственный вид аллергии, которую дети перерастают. В детском возрасте процент намного выше, но вот взрослые чаще всего имеют реакции на какие-то добавки, стабилизаторы, красители, консерванты, все, что угодно, что содержится в пище. Реакции не истинного иммунного механизма.

Денис Остроушко:

Наша любимая рубрика: народные советы. Итак, первый народный совет про аллергию, который я увидел в интернете – чтобы аллергическая реакция стала меньше, если рядом нет антигистаминных препаратов, то надо съесть активированный уголь. И тут у меня вопрос: как это должно работать, если это работает?

Наталья Мальцева:

Сорбенты, активированный уголь немножечко устарел, есть более современные. Работают в каких-то случаях, когда симптомы аллергического заболевания вызваны чем-то, принятым внутрь. Во всех других случаях они совершенно бесполезны, вреда, конечно, они не принесут, но пользы от них тоже не будет никакой. Когда пациенты рассказывают, что с симптомами обострения того же аллергического риноконъюнктивита весь сезон принимали сорбенты, это не поможет вывести никак, потому что аллерген в воздухе, контактирует со слизистыми оболочками в первую очередь.

Денис Остроушко:

Тогда, может быть, какой-то свой миф, который Вы чаще всего слышите на приеме от пациентов и говорите: «Ну сколько можно, ну где вы это берете?»

Наталья Мальцева:

Я очень много сталкиваюсь с гомеопатическими препаратами. Хотелось бы, чтобы пациенты в первую очередь слушали своего лечащего доктора и были более привержены классической фармакотерапии, доказательной медицине. Но больше всего меня расстраивает, когда пациенты с любым видом поллиноза, то есть сенсибилизацией к любой пыльце, увлекаются траволечением, заваривание каких-то почек, меда, который часто вызывает перекрестные реакции при сенсибилизации к любой пыльце. Можжевеловые подушечки, целая масса различных вариантов, это, конечно, ни в коем случае нельзя делать, потому что это не полезно и действительно опасно.

Денис Остроушко:

Я представляю, когда у тебя аллергия на что-то, ты еще пытаешься чем-то подобным себя помазать, это довольно странно. Давайте подытожим. Если человек определил у себя на коже какие-то покраснения, высыпания, это еще не значит, что это аллергия, во-первых. Но стоит пойти в поликлинику к терапевту и показать. После этого терапевт, скорее всего, направит к аллергологу.

Наталья Мальцева:

Если на коже, может быть и к дерматологу.

Денис Остроушко:

Если течет из носа, возможно, к кому-то другому.

Наталья Мальцева:

Возможно, к отоларингологу, тут тяжело проследить все пути.

Денис Остроушко:

То есть с подобными реакциями все равно идем к терапевту, точнее, к врачу общей практики в поликлинике, и он нас уже отправляет.

Наталья Мальцева:

Не нужно запускать любое заболевание, пускать его на самотек, все-таки лучше обратиться за медицинской помощью и получить соответствующее обследование, если нужно, лечение.

Денис Остроушко:

Определить, что у нас аллергия, и при этом придерживаться ЗОЖ, какой-то диеты. Я слышал о том, что треть людей страдают от аллергии, а красное вино, которое, по некоторым источникам, в небольших дозах полезно и нужно его употреблять в средиземноморской диете, является очень страшным аллергеном. Это так или не так?

Наталья Мальцева:

Любое вино не совсем полезно за счет содержания в нем диоксида серы, который вызывает похожие на аллергию реакции, может содержать еще какие-то ферментированные добавки, может содержать аминокислоты, которые могут вызывать реакции, схожие с аллергическими.

Денис Остроушко:

То есть это не касается исключительно красного вина. Оно просто такое популярное, поэтому на него реакция у людей.

Наталья Мальцева:

Не только на него.

Денис Остроушко:

Алкоголь в любых видах и количествах не стоит употреблять, потому что мы за здоровый образ жизни, и пусть у вас не будет аллергии, но если что, знайте, нас спасут. Спасибо Вам большое, Наталья, это была «ЗОЖ через молодежь!», не болейте, увидимся в следующих выпусках, пока.

 

Если у пациента синдром разражённого кишечника, он жалуется на ЖКТ, но не говорит про головные боли – как определить, что первично, что вторично?   Ожирение не является противопоказанием для программы ЭКО?   Должна ли быть акушерская специализация для врача ультразвуковой диагностики?   Похож ли стиль губ Мэрилин Монро на современный? Всем ли подходит форма губ икон стиля?   Могут ли обе почки быть поражены пиелонефритом?   Какой метод хирургического лечения хронического тонзиллита чаще всего применяется у взрослых?   Справляется ли медицина с объёмом пациенток с диагнозом рак молочной железы?   Влияет ли курение на развитие инсульта?   Как узнать, сработала ли вакцина?   Обязательны ли физические нагрузки людям с болезнью Паркинсона?   Нужно ли делать МРТ перед биопсией?   Операции по лечению переломов челюсти проходят с местной анестезией или под общим наркозом?   Рубец происходит из-за повреждения фолликула?   Что говорить детям, чтобы их не напугать? Как доходчиво объяснить возможные неприятные ситуации?   Кому нужно пройти диспансеризацию в 2017 году?   Какими качествами характера должен обладать сам клиент, чтобы максимально хорошо отработать КПТ?   Как проводится расчёт стоимости полиса ДМС? Влияет ли на расчёты возраст, образ жизни клиента?   Медитация помогает справиться с эмоциями?   Если зрение резко падает после 40 лет, это повод обратиться к врачу и сделать диагностику всего организма?   Может ли развиться рак шейки матки после надвлагалищной ампутации матки?