Осторожно - дети!

Травматология

Тэги: 

Юлия Каленичина: Вновь в эфире программа «Точка приложения», и мы, ее ведущие — Оксана Михайлова и Юлия Каленичина. Тема нашей сегодняшней передачи: «Осторожно — дети!», мы будем говорить о детском травматизме. Гость программы Долидзе Тимур Дмитриевич, замглавного врача детской городской поликлиники № 110, врач-травматолог-ортопед, главный внештатный детский травматолог-ортопед СВАО.

Тимур, первый вопрос: какие наиболее частые травмы в летний период?

Тимур Долидзе: Наиболее частые травмы не такие сложные, в основном – ушибы, растяжения, переломы верхних конечностей. В меньшей степени – ожоги.

Юлия Каленичина: Ожоги именно термические, или солнечные?

Тимур Долидзе: Термические ожоги — мангалы, костры, шашлыки и так далее.

Оксана Михайлова: Каков механизм получения травм верхних и нижних конечностей?

Тимур Долидзе: Травмы верхних конечностей случаются, в основном, при падении с опорой на руку — с велосипеда, скейтборда и злосчастного гироскутера, который последнее время вмешался в нашу жизнь. Ожоги, в основном, на дачах, в парках, маленькие дети дотрагиваются до горячих мангалов, лезут руками в огонь. В последнее время еще появились травмы от пневматических пистолетов.

Юлия Каленичина: Кстати, очень опасные травмы могут быть, особенно глаза.

Тимур Долидзе: Достаточно опасные, да. К нам опасные травмы редко попадают, в основном случайное, неосторожное обращение с, так называемым, оружием, простреливают себе свободную руку. Недавно был очень интересный случай: мальчик пытался скрыть от нас правду, в том числе и от родителей. Он якобы держал рукой какую-то трубу, по этой трубе стукнул молотком его друг и что-то из трубы выстрелило ему в руку. На рентгеновском снимке мы правду, конечно, нашли, в кисти у него находилось 3 пульки от пневматического пистолета. Мама была очень удивлена.

Юлия Каленичина: Это связано с неправильным хранением оружия?

Тимур Долидзе: Непонятно с чем было связано, потому что он правду нам так и не сказал..

Оксана Михайлова: Тимур, вернемся к велосипедам, гироскутерам, самокатам. Расскажите, пожалуйста, какие основные правила безопасности? Всё равно лето, мы никуда не денемся от них.

Юлия Каленичина: Еще моноколесо сейчас появилось, современное.

Тимур Долидзе: Моноколесо есть, в основном, на нем катаются взрослые, я не видел, чтобы дети на нем катались. Может быть, они и получают травмы на нём, но к нам не попадают. А скейтборды очень часто. Сейчас на детских площадках есть специальные препятствия, горки, на некоторых уже, по-моему, закрывают, потому что там дети без присмотра родителей. Основное ― это защита, защита головы шлемом, кистей рук – специальными перчатками, локтевых суставов и коленных суставов – защитными щитками. Такая же защита должна быть и на велосипедах для маленьких детей. Некоторые родители уже обзавелись такими защитными приспособлениями, но, кто не обзавелся — те наши пациенты.

Оксана Михайлова: Понятно, что детишек очень сложно в чем-то убедить, но нужно разговаривать. Шлем можно вместе с ребенком купить, их большое количество. Но, еще раз скажу, что шлем на голове нужен однозначно, перчатки на руках, локти, колени со специальными защитными средствами.

Юлия Каленичина: Наверное, нужно выбирать правильно место, для того чтобы ребенок катался; неровности в асфальте, выбоины могут спровоцировать травмы.

Тимур Долидзе: В этом случае, наверное, речь идет о маленьких детях, тогда да.

Оксана Михайлова: Есть же дачи, где гравий, где вообще нет асфальта.

Тимур Долидзе: Еще хотелось бы упомянуть. Дети на колесных всех приспособлениях становятся более подвижны и мобильны, могут выскочить на проезжую часть. Машина может выскочить во двор, не все водители соблюдают скоростной режим. Таких пострадавших тоже хватает. Дорожный травматизм, и водители чтобы тоже помнили, что, заезжая во двор, можно встретиться с велосипедом, с чем угодно.

Юлия Каленичина: Тимур, есть еще развлекательные центры и батутные центры, где дети прыгают на батутах, иногда неограниченное количество времени. Расскажите об этом. Опасны ли они для детских суставов, сколько по времени допустимо, и как обезопасить ребенка?

Тимур Долидзе: В первую очередь, родители должны ознакомиться с правилами поведения на батуте. В развлекательном центре должен быть специалист, который проверяет, в чем ребенок залез на батут, потому что некоторые дети не снимают обувь, а это опасно, на некоторых сережки – тоже можно получить травму. Чтобы ребенок не мог получить травму от самого себя и от другого ребенка, который не снял ботинки, ботинки могут прилететь ему в голову. Основное повреждение на батуте — компрессионный перелом позвоночника. Мелкие травмы бывают.

Юлия Каленичина: Коленные суставы не страдают?

Тимур Долидзе: На батутах – нет.

Юлия Каленичина: А если ежедневно? На даче стоит батут, он там рыгает до одури каждый день.

Тимур Долидзе: Не страдают абсолютно, никак.

Оксана Михайлова: То есть, если соблюдать меры предосторожности, что вы сейчас сказали, то батут, в принципе, не опасен.

Тимур Долидзе: Не опасен. На дачах у многих стоят батуты, надо лишь следить, чтобы ребенок не прыгал один, а под присмотром, и чтобы на батуте было соответствующее количество детей, а то они там набьются всем скопом и прыгают друг по другу. Но про компрессионный перелом надо помнить, мы о нем, наверное, еще расскажем.

Оксана Михайлова: Тимур, следующий вопрос: детские площадки. Сама была свидетелем неоднократно, как с горок летают. Сделаны очень красивые всякие домики, горки, но нигде не защищены забором, ограничителем чтобы дети падали, расстояние достаточно приличное, и дети оттуда падают. Несколько слов про эти горки, верёвочные качели и так далее.

Юлия Каленичина: Правила техники безопасности для родителей.

Тимур Долидзе: Я об этом уже как-то писал в Фейсбуке. На сегодняшний день детские площадки в наших дворах стали более безопасны, чем были раньше. Канули в лету «паутинки», с которых дети падали и ломали себе руки, ― вы помните, очень страшные сооружения из металла. Площадки выстелены покрытием, как правило. Если площадка не соответствует требованиям безопасности, её можно закрыть. Можно обратиться в управу и предъявить претензию, что площадка не соответствует. У нас в соседнем дворе была сооружена площадка, которая напоминала центр тренировки космонавтов. Там для взрослых детей какие-то центрифуги, что-то было просто ужасное. Родители даже поставили самодельный замок на центрифугу, потому что один ребенок получил достаточно серьезную травму кисти. Она попала как раз между центрифугой и ступенькой. Таких площадок я уже не вижу. Горки, как правило, все защищены.

Оксана Михайлова: Карусели? Могут волосы намотаться или ещё что-нибудь.

Тимур Долидзе: Таких каруселей я не встречал. Травматизма на детских площадках стало значительно меньше. Есть легкие повреждения – пальчики, голеностопных суставов.

Юлия Каленичина: Дети, если гуляют без контроля взрослых, могут в трубу набиваться огромным скопом, и съезжает один, ему на голову второй, его уже догоняет третий, первого уже затоптали трое. Давайте, поговорим про основные правила безопасности.

Тимур Долидзе: Да, это, конечно, важно. На каждой площадке есть ограничения по возрасту. Если на площадке есть ограничение до 7 лет, а на ней кувыркаются 14-летние подростки, это неправильно. Они могут задеть ребенка, который туда залез, и могут его не заметить. Некоторые дети не любят скатываться с горок, а наоборот, поднимаются по горке, а сверху на него катится 40-килограммовый болид, и вполне может нанести ему травму. Это к слову о том, что нужно соблюдать правила безопасности.

Оксана Михайлова: С маленькими детьми должны гулять родители или бабушки.

Тимур Долидзе: Конечно, так же, как в автомобиле. Когда мы садимся в автомобиль, мы не думаем о том, что получим травму. Надо соблюдать правила. Так же и на площадках надо соблюдать правила. Это взаимная ответственность, также и на родителях.

Оксана Михайлова: Тимур, перейдем к травмам. Удар головой — как родителям заподозрить сотрясение головного мозга? Какая первая помощь, что делать? Ребёнок пришёл с шишкой на лбу, не с каждой же шишкой ехать в травмпункт. Как понять, что это сотрясение мозга?

Тимур Долидзе: Я вернусь немного назад, или забегу вперед, и скажу, что любое оказание медицинской помощи, любой помощи должно быть в рамках своей компетенции, определенного опыта. Если у родителя есть определенный опыт, может оценить, это шишка или серьезное повреждение. Шишка ведь означает ушиб, а ушиб ― это диагноз. Диагноз должен кто-то поставить. Если опыта нет, то надо показывать ребенка врачу. Если определенный опыт есть, то родитель берет ответственность за то, что он...

Юлия Каленичина: Опыт какой? Папа скажет: «Да у меня столько шишек было в детстве!» Вот и весь опыт.

Оксана Михайлова: Настоящего мужчину украшают шрамы.

Тимур Долидзе: Я понял. Обычная шишка не будет сопровождаться общемозговыми симптомами: тошнотой, рвотой, головной болью.

Юлия Каленичина: Как у маленького ребенка может проявиться головная боль?

Тимур Долидзе: Маленький ребенок без родителей не гуляет, родитель будет видеть механизм травмы, с какой высоты он упал. Если ребёнка задели локтем и он получил маленькую шишку — это одно, а если он скатился с горки и получил серьезную травму ― он, конечно, не пожалуется сразу и, наверное, сознания не потеряет. Может быть, даже в первый день не проявятся симптомы, но они могут проявиться на второй день, иногда даже на третий. Надо помнить, что черепно-мозговая травма непредсказуема. Особенно, когда речь идет о маленьких детях. Дети, которые умеют говорить, наверное, расскажут, что его беспокоит головная боль, что его тошнит и, наверное, такому ребенку в травмпункт идти не нужно. Ему нужно вызвать скорую помощь. По маленьким детям есть рекомендация: они меняют свое поведение. Если ему надо спать, он пришел с прогулки, ему надо спать, он не спит, значит, его что-то беспокоит, он не может уснуть. Или наоборот, вялый. Вроде бы как и спать не нужно, он не спал никогда днем, а прикладывается, или смотрел мультфильм и уснул — тоже можно заподозрить, как минимум, сотрясение головного мозга.

Еще есть такое повреждение, как внутричерепная гематома, которая себя общемозговыми симптомами может не проявить, или она проявляет себя в начале полученной травмы, а потом наступает благоприятный период затишья. Все успокоились, ребенок уснул, а наутро не просыпается. Это серьезное повреждение, внутричерепная гематома, которая проявляется не сразу. Она смещает мозговые структуры в сторону от себя, и симптомы, которые были поначалу, возвращаются. По-разному бывает, есть особо беспокойные родители, которые с простой шишкой или с ссадиной придут, а есть те, кто абсолютно не беспокоится за здоровье своих детей. Даже не обязательно маргинальные элементы, просто убеждены: с моим ребенком ничего не должно произойти. А у него серьезная травма.

Оксана Михайлова: Давайте, подведём промежуточный итог, чтоб родителям было понятно. Если ребенок маленький и не может сказать, как он себя чувствует, то родителям нужно наблюдать за поведением ребенка. Маленький ребёнок может быть активным или, наоборот, вялым, нестандартное поведение ребенка, не так, как всегда. Взрослый ребенок, более старшего возраста, может пожаловаться, тогда мы обращаем внимание. Наверное, поведение тоже имеет место, плюс, головная боль и тошнота.

Юлия Каленичина: Отсутствие аппетита может быть, рвота. Может даже подняться небольшая температура.

Тимур Долидзе: Температура может подняться, может не подниматься. Если с ребенком в момент травмы кто-то был, обязательно нужно спросить, терял ли он сознание. И у детей, и у взрослых потеря сознания — основной симптом сотрясения мозга. Она может быть небольшой, незначительной, может быть 1 минута, её, может, никто и не заметил.

Юлия Каленичина: Может быть и несколько секунд, небольшое помрачение сознания.

Тимур Долидзе: Может быть несколько секунд, но потеря сознания была. Это зависит от степени приложенной силы. Кстати говоря, не обязательно удариться головой, чтобы получить сотрясение головного мозга; можно скатиться с горки и упасть на попу, и будет сотрясение головного мозга, но не так часто.

Юлия Каленичина: Давайте, тогда поговорим и об ушибах мягких тканей. Допустим, гематома, синяк, отек мягких тканей — как помочь родителям? Ведь не с каждым синяком надо обращаться в травмпункт. Как родителям помочь дома ребенку?

Тимур Долидзе: На синяк надо приложить ненадолго холод.

Юлия Каленичина: В течение какого времени это надо сделать?

Тимур Долидзе: У нас был казуистический случай: девочка приехала в травмпункт, у неё нога была уже синяя, потому что она очень долго держала ногу свою под холодной водой, родители перестарались. Достаточно 3-5 минут.

Оксана Михайлова: Какой холод? Лёд, холодная металлическая кастрюлька, ложка, неважно что. Если нет льда ― любой замороженный продукт может быть. Кусок мяса из морозилки.

Тимур Долидзе: Всё, что холоднее нас. Даже если нет морозилки, можно намочить в колодце полотенце и приложить. Если нет льда — всё, что есть в морозилке, но нужно оборачивать, чтобы не было контакта, потому что иногда не просто ушиб, он может быть с осаднением, чтоб не попала инфекция.

Юлия Каленичина: Если рана, не обязательно рваная? Какие раны могут быть у ребенка?

Тимур Долидзе: Раны могут быть разные: колотые, резаные. Важно, какое кровотечение из раны. Если фонтан — это артериальное кровотечение, если струйка течет — венозное, все остальное не так страшно.

Оксана Михайлова: Кровотечение ― уже более круто, а если ссадина? Раньше йод и зелёнка всю жизнь были. Чем сейчас обрабатывают?

Тимур Долидзе: Я напомню, что практически каждый из нас сдавал экзамены в ГИБДД, и там есть раздел «Медицина». В этом разделе очень интересно все расписано. Наверняка у каждого есть аптечка. Если травма на даче – идём в машину, достаем аптечку, там есть всё необходимое.

Юлия Каленичина: Многие на дачу едут на электричке, нет аптечки.

Оксана Михайлова: И я не сдавала ПДД.

Тимур Долидзе: Но, что-то должно быть с собой. Стерильные салфетки в упаковке и бинт, и больше ничего. Из средств для обработки достаточно при себе иметь хлоргексидин.

Юлия Каленичина: Или мирамистин.

Оксана Михайлова: А старая добрая перекись водорода?

Тимур Долидзе: Перекись водорода тоже не помешает, но у нее есть определенные условия хранения. Поверхностные раны, ссадины в домашних условиях мы обрабатываем желательно тем, что не щиплет.

Юлия Каленичина: Хлоргексидин как раз не щиплет.

Тимур Долидзе: Потому что можно переборщить. Очень часто заливают йодом, накладывают йодные сетки, мучают детей зеленкой, которая жутко щиплет. В травмпункте тоже есть зеленка, тоже есть йод, но мы пользуемся более щадящими методами, на обширную рану никто зеленку не нальет. Перекись у народа используется, как правило, для остановки кровотечения. Это хорошее средство. У меня дома нет перекиси водорода.

Юлия Каленичина: То есть, если кровотечения нет, то перекисью и не надо?

Тимур Долидзе: Абсолютно точно.

Оксана Михайлова: Объясните как бабушке. Любимая травма у детей – ссадина коленки. Что я должна сделать? Увидела у внука, как я должна обработать, я так и не поняла. Перекись или хлоргексидин?

Тимур Долидзе: Хлоргексидин.

Оксана Михайлова: И всё? Я должна забинтовать?

Тимур Долидзе: Можно забинтовать.

Юлия Каленичина: А если присохнет?

Тимур Долидзе: Отмочить тем же хлоргексидином.

Юлия Каленичина: Если загрязненная рана, проточной водой надо промывать?

Оксана Михайлова: Отмачиваем повязку тоже хлоргексидином, или можно под водой понемножку отмочить?

Тимур Долидзе: Получается, что ребенок настолько долго находился без медицинской помощи?

Оксана Михайлова: Со ссадиной можно не обращаться за медицинской помощью.

Тимур Долидзе: Можно не обращаться, но, если он не привит против столбняка…

Оксана Михайлова: Я просто хочу понять. Хлоргексидином я обработала и забинтовала. Уместен ли здесь бактерицидный пластырь?

Тимур Долидзе: Бактерицидный пластырь разный бывает. Тот, который в аптечке, можно использовать, но иной раз ссадина больше, чем пластырь. Если она небольшая, маленькая, умещается в пластырь — нет проблем. Есть специальные пластыри, хорошие, не пластыри, а липкие повязки со стерильной салфеткой.

Оксана Михайлова: Можно в аптеке спросить специальные повязки при травмах.

Юлия Каленичина: Можно использовать и обычную стерильную салфетку, прикрепить ее обычным пластырем.

Тимур Долидзе: Главное, чтобы пластырь не приклеился на саму ссадину.

Оксана Михайлова: Для себя я уяснила, что йод, зелёнку я не использую.

Юлия Каленичина: Давайте, вернемся к прививке от столбняка. В каком случае нужно заострить внимание именно на прививке?

Тимур Долидзе: К счастью, у нас бо́льшая часть детей привита, поэтому при первичном обращении мы детям не вводим столбнячный анатоксин. Мы детям даем записку, на которой написан наш телефон; они идут в свою поликлинику, в школу или в детский сад, им там записывают последнюю прививку, и на следующий прием ребёнок приходит с этой бумажкой или звонит нам в травмпункт, сообщает о прививке. Если с момента последней ревакцинации не прошло 5 лет, можно не прививать.

Юлия Каленичина: Независимо от того, какая рана, даже если глубокая?

Тимур Долидзе: Абсолютно не имеет значения, для этого мы прививаем детей. Если ребенок прививался, но у него нет последней ревакцинации, тогда нужно обязательно обратиться в травмпункт или в поликлинику, чтобы ему провели ревакцинацию.

Юлия Каленичина: Сейчас очень много людей отказываются от вакцинации. В этом случае вы делаете прививку?

Тимур Долидзе: По этому случаю есть забавный эпизод. К нам обратился 16-летний подросток, упал с велосипеда, у него была рана на подбородке. Рану мы зашили. На вопрос, привит ли он, он с грустью сказал, лежа на кушетке: моя мама антивакцинатор. То есть мы узнали, что у него нет ни одной прививки против столбняка. На следующий день он к нам пришел на перевязку, сообщил нам, что не прививался. Мы его отправили в стационар для введения противостолбнячного иммуноглобулина. Он с удовольствием поехал, потому что ему уже 16 лет, он имеет право дать согласие. Нам очень понравилось, что не всегда яблоко от яблони…

Юлия Каленичина: Риск достаточно велик, если человек не привит.

Оксана Михайлова: Возвращаясь к ранам. Тимур, расскажите, пожалуйста, с какими ранами стоит обращаться за медицинской помощью?

Тимур Долидзе: Если имеется расхождение краев, и рану надо зашить — обязательно надо обращаться в тот же день, потому что на следующий день рану уже зашить будет трудно, может быть даже и невозможно. Рана считается инфицированной на следующей день, а инфицированные раны наглухо зашивать опасно.

Юлия Каленичина: Именно сутки или меньше? Какое количество часов допускается, чтобы можно было зашить?

Тимур Долидзе: 12 часов. На следующий день, как раз. Лучше сделать сразу. Очень много детей приезжают из Московской области с необработанными ранами, не знаю, по какой причине. У нас была одна девочка, были порезаны обе голени. На одной стороне рану зашили, а на другой нет. Почему – непонятно. Мама меня пытала, пытала… Как я могу ей ответить? Меня же там не было, может быть, у доктора кончился шовный материал, не могу сказать. Какая-то была причина, рану не зашили. Предполагаем её зашить завтра.

Оксана Михайлова: Опять-таки, подводя очередной промежуточный итог. Для обработки ссадины мы не используем ни йод, ни зеленку, а желательно щадящее, чтобы не шипело, не болело, не было больно — хлоргексидин. Потом – стерильная повязка, либо специальная, уже готовая, либо нет повязки – клеим пластырь. С раной, у которой расходятся края, ребенок в течение 12 часов должен быть доставлен в травмпункт к медику, чтобы получить медицинскую помощь.

Тимур Долидзе: Да, так. Есть еще одно средство, мы про него забыли, это бетадин, водный йод, йод на водной основе.

Оксана Михайлова: Бетадин можно, а не обычный йод, не в карандаше, не спиртовой. Я поняла.

Тимур Долидзе: Он очень щиплет, честно. Может добавить к ссадине еще и химический ожог, такое тоже у нас бывало.

Юлия Каленичина: Давайте, поговорим о более серьезных травмах, как травма позвоночника и таза. К сожалению, они случаются с детьми. Как понять, что именно такая травма, и как вести себя в этом случае?

Тимур Долидзе: К сожалению, случается зимой, мы говорили о тюбингах, летом можно вспомнить о тех же батутах, а больше ничего.

Юлия Каленичина: Тарзанки еще.

Тимур Долидзе: Я вам скажу, что упавший с тарзанки в травмпункт точно не попадет.

Оксана Михайлова: С дерева можно упасть, дети по деревьям лазят.

Тимур Долидзе: Есть такое, да. Основной симптом, на который надо обратить внимание — это задержка дыхания после падения. Ребенок не может вдохнуть, не понимает, что с ним происходит, окружающие думают, что всё, не дышит, но через несколько секунд дыхание восстанавливается. Сбивается дыхание — это косвенный признак, говорит о том, что сила приложения на грудную клетку достаточно большая, приводит к компрессии позвонков. Это такой признак, мы им пользуемся. Также боль в спине. Недавно была девочка 2,5 лет, достаточно симпатичный ребенок. 2 недели назад она получила травму, упала на батуте, на нее еще кто-то завалился. Родители обратили внимание, что у нее болит спина, уже достаточно долго, 2 недели. Приехали в травмпункт. Мы, сделав рентгеновский снимок, заподозрили серьезное повреждение – перелом позвоночника. Такому маленькому ребенку компьютерную томографию в наших условиях провести не получилось, мы ее отправили в больницу Святого Владимира в Сокольники. Ребенку провели исследование, магнитно-резонансную томографию, и не подтвердили перелом, что нас всех очень порадовало, потому что опасность была. Если ваш ребенок откуда-то свалился и не было какое-то мгновение дыхания, дыхание задержалось, и он жалуется на боль в спине, надо обязательно его показать травматологу, можно даже сразу вызвать скорую помощь.

Юлия Каленичина: Стоит ли сажать ребенка или ставить на ноги, или оставить лежать лучше?

Тимур Долидзе: На дачу же скорую не вызовешь. Желательно, конечно, его положить на ровное, на какой-то щит. Если ребенок небольшой, его можно разместить на заднем сиденье на щите с небольшим валиком под поясницу и с невысокой подушкой, и аккуратно довезти до медицинского пункта.

Юлия Каленичина: А повреждения костей таза как можно заподозрить?

Тимур Долидзе: Опять-таки, это скорее стационарная травма, к нам очень редко приходят такие дети. Основной симптом, есть такой симптом «прилипшей пятки»: если поврежден таз со стороны конечности, то нога не поднимается, боль. Таких пациентов тоже надо транспортировать на ровной поверхности в положении лягушки, под коленки валик.

Оксана Михайлова: Тимур, давайте, поговорим о травмах конечностей: вывихи и переломы. Как родителям заподозрить, какую помощь оказать, как забинтовать или что?

Юлия Каленичина: Наиболее частые, наверное ― перелом луча в типичном месте, но бывает же, что и другие кости ломаются. Как здесь доехать до травмпункта, либо, если нет возможности вызвать скорую, как лучше зафиксировать конечность?

Тимур Долидзе: Самое распространенное — это перелом лучевой кости, иногда даже со смещением, реже обеих костей, и повреждение в локтевом суставе. Если падение на вытянутую руку, то ломается нижняя часть плечевой кости; это внутрисуставной перелом, он, как правило, со смещением, и рука в неестественном положении, это сразу видно. Если ребенок сломал лучевую кость ― штыкообразная или S-образная деформация нижней трети, это очень больно. Выраженный болевой синдром, сразу может быть и нет. У некоторых детей болевой порог выше, чем у нас с вами, и его еще не преодолел перелом, ― может быть шок. Но болит, очень сильно болит, отек. Самое главное – зафиксировать.

Юлия Каленичина: Какими подручными средствами?

Тимур Долидзе: Какие средства? Всякие, можно хоть газетку свернуть или журнал и привязать.

Юлия Каленичина: Что-то плотное и плоское. Зафиксировать надо суставы, тот и другой?

Юлия Каленичина: И подвесить на косыночку.

Тимур Долидзе: Когда уже знаем диагноз, мы фиксируем два соседних сустава, локтевой и лучезапястный. Если нет возможности поставить точный диагноз, если ребенок не может согнуть руку, то в выпрямленном положении просто фиксируют и локоть, и лучезапястный сустав. Это делается для того, чтобы, если есть смещение, при транспортировке оно не стало больше. Если есть смещение ― это оскольчатый перелом, также при транспортировке можно повредить сосудисто-нервный пучок, поэтому мы фиксируем два соседних сустава, чтобы ограничить подвижность отломков. Если повреждён локтевой сустав тут смотря, в каком положении рука. Если сгибательный перелом, рука в согнутом положении, то достаточно повесить на косынку, если разгибательный, то нужно фиксировать на что-то жесткое, твердое.

Оксана Михайлова: Возможно ли, если повреждена рука, то в каком положении она находится ― в том и зафиксировать, постараться не трогать ее, чтобы при транспортировке никак не сместилась. Примотать руку к телу, или еще что-нибудь, журнальчик подложить, но оставить в таком же положении.

Тимур Долидзе: Чтобы примотать к телу, понадобится довольно много бинта. К телу лучше не приматывать, потом будет её непросто...

Юлия Каленичина: Приложить журнал, дощечку от ящика, в конце концов, что-то плоское и твердое, и повесить на косынку.

Тимур Долидзе: И как можно быстрее отправить ребёнка в травмпункт.

Оксана Михайлова: А если нога?

Тимур Долидзе: Смотря, что с ногой. Ногу, как правило, подворачивают. Когда подворачивают голеностопный сустав, достаточно восьмиобразную повязку.

Оксана Михайлова: Восьмиобразная - это нога – стопа – вокруг пятки. Пятка свободна.

Тимур Долидзе: И холод.

Юлия Каленичина: Хотелось бы оговорить травмы при купании. Летний период, дети купаются, давайте, поговорим.

Тимур Долидзе: В основном, это резаные раны стопы. На дне много всяких острых предметов ― гвозди, битые бутылки. Достаточно много обращается таких детей. Они режут себе стопы. Я даже не знаю, тут нет универсального совета.

Оксана Михайлова: А нырять?

Тимур Долидзе: Что касается нырянии ― тут да, нужно, чтобы сначала взрослый проверил глубину. Есть очень серьезная травма ныряльщика, когда ломается второй шейный позвонок, это уже реанимационный пациент. Достаточно серьёзное повреждение, с позвоночником лучше не шутить. Если хочется нырнуть ― солдатиком, допустим. Головой вперед опасно, если дно неизвестно, не изведано, что там попадется – неизвестно. Кроме того, водоёмы разные, может и унести, могут и не заметить, что нырнул и не вынырнул.

Оксана Михайлова: Тимур, чтобы подытожить, такой вопрос, пожалуйста, чтобы было понятно родителям: в каких случаях родители с травмированным ребенком обращаются в травмпункт? В каких случаях родители должны вызывать скорую помощь? В каких случаях можно посадить на свою машину и доехать до ближайшего стационара? Как разграничить?

Тимур Долидзе: Если есть возможность доставить, если нет возможности вызвать скорую помощь, то можно доставить самостоятельно. Если есть подозрения на компрессионный перелом, повреждения позвоночника, повреждения таза, если у ребенка деформирована рука после падения, если есть подозрение на сотрясение головного мозга, если достаточно обширная рана, которую, возможно, даже в травмпункте не зашьют, или даже небольшая рана, но на кисти, потому что в травмпункте кисть, наверное, уже никто и не решится зашить, если это обширный ожог, или не обширный, но глубокий — в этом случае надо вызвать 03. Грамотные специалисты быстро приедут, обезболят, зафиксируют и отвезут куда надо. Если не в стационар, то привезут в травмпункт, в конце концов.

Оксана Михайлова: В каких случаях идти в травмпункт?

Тимур Долидзе: В травмпункт ― если есть беспокойство, если нет деформации конечностей, если не может наступить на ногу, подвернул, не владеет рукой, упал и ударился, поранился. С занозами обращаются, пожалуйста, вообще без проблем. Укусы животных, в том числе собаки, кошки, крысы, белки, хомяки.

Юлия Каленичина: Не забываем про столбняк, обязательно надо обращаться.

Тимур Долидзе: Не только столбняк, но и про бешенство тоже не забываем.

Оксана Михайлова: Понятно. По крайней мере, теперь всё уложилось по полочкам. Тимур, спасибо большое!

Юлия Каленичина: Спасибо большое! Нам было очень интересно. Надеемся, нашим слушателям тоже было интересно и познавательно. Здоровых вам каникул!