Миофункциональная ортодонтия и связь с ЛОР-патологиями

Оториноларингология

Тэги: 

Гюнай Рамазанова:

Здравствуйте, в эфире канал Медиаметрикс, передача «ЛОР-заболевания с доктором Рамазановой». Сегодня будем говорить о миофункциональной ортодонтии. Что такое миофункциональные нарушения? Это когда у вашего ребенка рот открыт, когда ребенок сосет палец, не дышит носом, то есть он пытается дышать ртом. У меня в гостях практикующий врач стоматолог-ортодонт Ганиева Амина Гиматовна. Миофункциональные нарушения – просто бич XXI века. И я думаю, что у ортодонтов очередь на 2–3 месяца вперед. Я хотела бы, чтобы врачи нас послушали и поняли, на что обратить внимание, что такое миофункциональные нарушения. К сожалению, у нас врачи об этом не знают. Итак, у меня в гостях Амина Ганиева, врач-ортодонт.

Амина Ганиева:

Здравствуйте, уважаемые коллеги, дорогие пациенты. Я практикующий врач, работаю как со взрослыми пациентами, так и с детьми. Я проходила обучение в Голландии по миофункциональной ортодонтии у одного из основателей лечения, которое направлено на устранение миофункциональных нарушений.

Гюнай Рамазанова:

Что такое миофункциональная ортодонтия?

Амина Ганиева:

Миофункциональная ортодонтия – это терапия, которая направлена на устранение и выявление миофункциональных нарушений, таких как ротовое дыхание, сосание пальца и других предметов, на нормализацию дыхания и нормализацию правильной работы мышц. Миос – в переводе с древнегреческого мышцы. То есть это раздел ортодонтии, который направлен на правильную и гармоничную работу мышц всего челюстно-лицевого скелета.

Гюнай Рамазанова:

Что влияет на формирование прикуса?

Амина Ганиева:

Многие родители думают, когда приходят на прием, что формирование скелета – это обязательно генетика, или от мамы досталось, или от папы.

Гюнай Рамазанова:

Они говорят: «Вот у меня то же самое». Я говорю: «Вам это нравится?» Они говорят: «Нет». Я говорю: «Мы же не хотим, чтобы у наших детей так было». Ортодонтия – новая наука.

Амина Ганиева:

По некоторым исследованиям, у 75% детей наблюдаются отклонения от нормы, то есть нарушения правильного развития. Представляете, сколько миллионов детей по всей России имеют неправильное развитие. В возрасте 3–5 лет уже имеются неровные зубы, имеется скученность зубов. И многие родители думают: ну подумаешь, что такого, неровные зубы, это мелочи, в возрасте, когда будет смена, когда будут постоянные зубы, тогда и будем об этом думать.

Гюнай Рамазанова:

Сегодня у меня на приеме была мама с ребенком с аденоидами. И я говорю: «А ребенок сосет палец?» – «Да, она кладет большой палец в рот». – «У нее такие проблемы есть». – «А ничего страшного». Ребенку 3 года. И мама говорит: «Ничего страшного, мы брекеты будем вставлять».

Амина Ганиева:

Ко мне приходят даже знакомые в 12–15 лет, и уже неправильно все сформировано: «Ну а почему вы не пришли ко мне 5 лет назад, когда еще можно было все это исправить?» Потому что многие родители думают, что неровные зубы – это мелочь. А на самом деле, это сказывается на всем лице, на правильном, гармоничном развитии всего скелета. Родители не думают, что у девочки будет неправильный профиль, недоразвитая нижняя челюсть, или наоборот, слишком развитая нижняя челюсть. Об этом нужно думать в 3–5 лет.

Гюнай Рамазанова:

В каком возрасте надо начинать?

Амина Ганиева:

Я советую первую консультацию в 3–5 лет, потому что даже в 3 года у некоторых детей неправильное положение языка.

Гюнай Рамазанова:

Какое лечение мы делаем при миофункциональных нарушениях?

Амина Ганиева:

Основная наша цель при лечении – это правильное положение языка, то есть нормализация глотания и правильное положение языка. С этой задачей не могут справиться классические аппараты, пластинки и брекеты, это задача не этих аппаратов. Поэтому основные аппараты, которые мы используем, это тренеры, которые используются на ночь, то есть час дневного ношения и на ночь, чтобы научить язык правильно глотать, быть в правильном положении.

Гюнай Рамазанова:

Скажу, почему ночь. Потому что минимум 6 часов надо давить на одну и ту же точку, чтобы что-то сдвинулось, это вся ночь. Получается, что днем невозможно носить.

Амина Ганиева:

Это одна из причин. Вторая причина – основной рост ребенка происходит ночью. Поэтому рекомендовано ночное ношение.

Гюнай Рамазанова:

Он не может разговаривать, когда во рту трейнеры, а ночью они спят, и все спокойно развивается. А почему появляется ротовое дыхание?

Амина Ганиева:

Одна из вредных привычек, которая влияет на неправильное развитие, это ротовое дыхание. Сложно сказать, что является первопричиной – неправильное положение языка либо неправильное дыхание, то есть отсутствие носового дыхания. Поэтому ротовое дыхание обязательно нужно корректировать вместе с ЛОР-врачом. Поэтому я обязательно направляю к грамотному ЛОР-врачу, надеюсь на сотрудничество в дальнейшем с Вами.

Что происходит при ротовом дыхании? Язык давит на нижние зубы, занимает нижнее положение, при этом не происходит развития и роста верхней челюсти как вперед, так и вбок. И поэтому язык не развивает верхнюю челюсть, как результат, она недоразвита, происходит неправильное развитие, неправильное смещение верхней челюсти.

Гюнай Рамазанова:

В норме щечные мышцы давят постоянно, а язык, как противовес, должен стоять на нёбе?

Амина Ганиева:

Да.

Гюнай Рамазанова:

Мы сейчас можем устроить тест для родителей. Откройте рот и закройте рот, посмотрите, где ваш язык. Даже маленький ребенок мне ответил, где язык. Он говорит: «Вот здесь, внизу». А щечные мышцы же давят постоянно, противовеса нет, идет сужение челюстей, это, конечно же, мешает, места не хватает для зубов, мешает ортодонтии. Со стороны ЛОР, когда идет сужение верхней челюсти, это готическое небо идет вверх, к дну носа.

Амина Ганиева:

Граница между носом и полостью рта.

Гюнай Рамазанова:

И получается, объем носа уменьшается. Мы даже это доказали в диссертации, насколько у ребенка объем носа увеличивается, когда ты расширяешь небо, спускаешь дно носа и расширяешь верхнюю челюсть.

Амина Ганиева:

У меня как-то на консультации была пациентка 23–24 лет. Мы даже не назначали ей лечение, обсуждали положение ее языка, что она неправильно глотает. Я говорю: «Попробуйте хотя бы контролировать себя, вы уже взрослая, в сознательном возрасте, попробуйте глотать правильно, позади резцов, не касаясь». Она приходит ко мне через 2 недели и говорит: «Вы не поверите, мне стало легче дышать».

Гюнай Рамазанова:

Мы делаем тест, когда ребенок постоянно ходит с открытым ртом. Я говорю ребенку, обучая: «Ставь язык наверх». Он ставит язык наверх, а автоматически закрывается рот. И обратите внимание, если язык будет приклеен наверх, рот открывать невозможно.

Амина Ганиева:

И глотать невозможно, главное – научить.

Гюнай Рамазанова:

Удивительные выводы делаем, причем только устно, без аппаратов, научить человека.

Амина Ганиева:

Без аппарата, без гимнастики это все возможно.

Гюнай Рамазанова:

У нас дети с аденоидами, у которых постоянно плечики вперед и голова вперед. Когда я трейнеры им надеваю, смотрю на осанку, ребенок сразу выпрямляется.

Амина Ганиева:

Когда родителям объясняешь, что это влияет не только на правильное смыкание, но и на успеваемость ребенка, потому что когда ребенок дышит ртом, наблюдается гипоксия головного мозга, как результат, это отсутствие внимания, плохая учеба и отсутствие правильного хорошего сна, это влияет на осанку, на развитие лицевой структуры и на аденоидный тип лица, когда язык давит, и неправильно развивается челюсть, то родители очень удивляются и замотивированы, когда понимают, для чего это нужно.

Гюнай Рамазанова:

Когда нужна консультация ЛОР-врача?

Амина Ганиева:

Я почти всегда направляю к ЛОР-врачу, если вижу, что открыт рот. Если ребенок не дышит носом, мне главное – убедиться, что все хорошо. Если ЛОР-врач сказал, что нет патологии с его стороны, тогда я начинаю свое миофункциональное лечение с помощью аппарата.

Гюнай Рамазанова:

Мы сейчас доказали, что не все ротовые дыхания – это равно затрудненное носовое дыхание. Всегда говорят, что первопричина – прикус или аденоиды. А теперь мы нашли, что первопричиной оказывается не то и не другое, а миофункциональные нарушения. На самом деле, рот открыт не только из-за этих причин, а в том числе и миофункциональные нарушения надо диагностировать вовремя, чтобы зря ребенку не удалять аденоиды. У меня был восьмилетний ребенок, он попал у меня в диссертацию, ему трижды делали операцию на аденоидах, и смотришь – абсолютно пустая носоглотка, а у ребенка нос открыт и узкая челюсть, туда никогда язык уже не поставишь.

Амина Ганиева:

У меня тоже есть такие пациенты, им уже все что можно было вырезали, уже нечего удалять, а нос не дышит, рот открыт.

Гюнай Рамазанова:

Если нос не дышит, человек недополучает кислорода. Он ходит слабый, разбитый. Мы еще провели такие параллели, что, оказывается, из-за этого готического неба искривляется перегородка носа. Когда я вижу уже искривленную перегородку, даже у маленьких детей, сразу смотрю на небо. Оказывается, там узкая высокая верхняя челюсть.

Амина Ганиева:

Иногда видишь на площадках 3-4-летних детей с соской во рту. Родители: «Я не могу оторвать, ребенок плачет». Они не понимают, что наносят вред своему ребенку. Поэтому, уважаемые родители, я вас очень прошу, если ребенок в 1,5–2 года сосет соску, постарайтесь этого избежать, потому что это влияет на все здоровье вашего ребенка.

Гюнай Рамазанова:

Ортодонтические соски есть, или это тоже нельзя?

Амина Ганиева:

В 1,5–2 года, конечно, нет. 1–1,5 – это максимум, который мы рекомендуем.

Гюнай Рамазанова:

Ваши ЛОР-врачи обычно удаляют аденоиды или допускают второй, третьей степени аденоиды?

Амина Ганиева:

Из всех моих пациентов очень маленькое количество людей, кому сначала делали операцию, и ЛОР-врачи ее рекомендовали, потому что практически всегда мы справляемся с аденоидами первой–второй степени нашими миофункциональными упражнениями и ношением аппаратов-трейнеров.

Гюнай Рамазанова:

Миофункциональная гимнастика – это что такое, у нее большая роль, или в основном играют роль тренеры?

Амина Ганиева:

50x50, это обязательно. Нужно ношение аппаратов плюс выполнение гимнастики, потому что трейнер – это аппарат, который ребенок носит, но если он научит свой язык подняться наверх, быть в правильном положении, если не научить круговую мышцу рта, которая слабая, закрывать, то ребенок не сможет дальше сохранить этот результат. Поэтому миофункциональная гимнастика направлена на все мышцы – мышцы языка, губ, щек и круговую мышцу рта. Поэтому это обязательное выполнение.

Гюнай Рамазанова:

Как они выполняют это?

Амина Ганиева:

По-разному. Зависит от мотивации как ребенка, так и родителей. Родители должны объяснить и донести до ребенка, что это нужно.

Гюнай Рамазанова:

Это все в виде дневников?

Амина Ганиева:

Дневников и доступа к приложению. Каждому ребенку дается доступ к приложению, и каждый ребенок заходит. Мы видим, выполнил он или нет упражнения, потому что есть доступ у врача и можно это контролировать. И дневник упражнений, где он отмечает, сделал он сегодня или нет.

Гюнай Рамазанова:

Упражнения не сложные?

Амина Ганиева:

Нет, не сложные, но главное в этом – дисциплина. Ежедневно нужно выполнять. И многие родители говорят: «Как, у нас нет времени, у ребенка занятия». Но в день нужно находить 10, 15, 20 минут, в зависимости от этапа лечения, и делать.

Гюнай Рамазанова:

Лечение на трейнерах и брекет-системе – какая разница? Брекеты – металлические, а тренеры – мягкие. Какая разница еще?

Амина Ганиева:

Это мягкие силиконовые аппараты. Но когда я начинаю лечение, когда ортодонт начинает лечение, ставятся разные цели. Если лечение на трейнерах, то цель – это устранение миофункциональных нарушений, таких как ротовое дыхание, неправильное положение языка, вредные привычки, сосание пальца, то есть к концу лечения ребенок должен закрыть губы, должен дышать носом. Задача при лечении на брекетах – это ровные зубы. То есть при лечении на трейнерах наша задача не получить ровные зубы, а сомкнуть губы и научить ребенка правильно дышать. Поэтому дополнительно иногда, возможно, понадобится лечение на брекетах, для того чтобы идеально ровно поставить зубы. Но если это только лечение на брекетах, мы не сможем ребенка научить дышать носом.

Гюнай Рамазанова:

Вредные привычки не уйдут?

Амина Ганиева:

Нет, это только эстетика, выравнивание зубов.

Гюнай Рамазанова:

Если вредная привычка не уходит, после брекета еще и трейнеры надо ставить, чтобы они никуда не сдвинулись из-за того, что есть проблемы с языком?

Амина Ганиева:

Обязательно. Причина открытого прикуса – это ротовое дыхание и инфантильное глотание. Если при лечении на брекетах мы не устранили эту причину, то у нас будет рецидив. Многие переживают, почему опять вернулись неровные зубы. Потому что не устранили причину, не устранили ротовое дыхание. Поэтому при лечении на брекетах обязательно трейнеры и капы для ночного ношения.

Гюнай Рамазанова:

Когда брекеты можно ставить?

Амина Ганиева:

Рекомендовано, когда полный зубной ряд, постоянные зубы, 12–13 лет. В таком возрасте гигиена у подростков очень страдает.

Гюнай Рамазанова:

Даже до брекетов мы можем успеть выпрямить зубной ряд. Как трейнеры работают в этом направлении?

Амина Ганиева:

Это двучелюстной аппарат, силиконовый, он имеет специальную ячейку для зубов, для верхних и для нижних, и маркерный язычок для языка, чтобы ребенок научился правильно глотать. Очень часто родители приходят в 6–7 лет и еще нет смены зубов. Почему? Потому что язык не занимает правильное положение, верхняя челюсть не развивается. Но как только мы начинаем миофункциональное лечение, уже через какое-то время начинает происходить смена зубов, потому что язык начинает работать правильно.

Гюнай Рамазанова:

Я видела, как за 2 недели начинают шататься зубы, которые 2 года назад должны были меняться. Очень много родителей об этом говорят, даже в панике мне звонят: «У нас начали шататься зубы». Я говорю: «Радуйтесь, у вас там меняется, значит место появилось». Обычный мягкий трейнер расширяет небо.

Амина Ганиева:

Да, потому что мягкая постоянная сила. Это очень важно, потому что язык давит, развивает силу 500 грамм на квадратный сантиметр.

Гюнай Рамазанова:

Трейнер обучает язык, и мы языком расширяем?

Амина Ганиева:

Да, это самый лучший аппарат, который есть. 24 часа в сутки, это свой собственный язык, без дополнительных расширяющих аппаратов. Если научить правильно глотать, и язык занимает правильное положение, то никакие аппараты не нужны. Но, к сожалению, это умеют не все дети.

Гюнай Рамазанова:

Очень сложно, потому что на языке 17 мышц, их надо обучать.

Амина Ганиева:

И язык развивает силу 500 грамм на квадратный сантиметр. Если он внизу занимает неправильное положение, давит на нижние резцы, поэтому неровные зубы внизу, потому что он давит на эти зубы постоянно. Он не должен давить, он должен быть наверху, при этом он прилипает к небу и расширяет верхнюю челюсть как в сторону, так и вперед. Поэтому тогда и не будет этого готического неба.

Гюнай Рамазанова:

Даже костное твердое небо меняет мягкий язык.

Амина Ганиева:

Потому что в этом возрасте дети еще растут, и это все возможно.

Гюнай Рамазанова:

Расскажите, как губы мешают зубному ряду?

Амина Ганиева:

Если губы не сомкнуты, язык занимает нижнее положение, он давит на нижнюю челюсть, и происходит ротация нижней челюсти. У ребенка наблюдается вытянутое лицо, так называемый аденоидный тип лица, и поэтому происходит неправильное развитие всех челюстно-лицевых структур. Нет гармоничного развития всех третей лица. Происходит слишком сильное удлинение нижней трети лица и нет гармоничного профиля. Потом, когда дети уже вырастают, то приходится идти на ортогнатическую хирургию, когда сочетание ношения брекетов с операцией. И поэтому многие уже в возрасте говорят: «Почему меня мама не отвела в 5–7 лет, почему мне тогда это не сделали?» Если родители хотят помочь своему ребенку иметь красивое лицо, нужно это делать вовремя, нужно помочь правильно развиваться.

Гюнай Рамазанова:

Рост идет до 12–13 лет.

Амина Ганиева:

У мальчиков чуть больше. То есть пик роста у мальчиков – 13–14 лет, у девочек – 12–13, но растут до 18.

Гюнай Рамазанова:

Надо успеть в это время привести все в порядок, чтобы во взрослом возрасте не было ротового дыхания. И еще у них проблема с хроническим тонзиллитом, так как они всю ночь дышат ртом, сохнет во рту, и зубы страдают, и язык, и миндалины, микротрещины появляются в миндалинах. У человека постоянные проблемы с горлом, они просыпаются даже среди сна, хочется попить.

Амина Ганиева:

Как определить, ребенок дышит носом или нет? У ребенка сухие губы, это видно сразу – сухие потрескавшиеся губы. Я мать спрашиваю: «Дышит ртом?» – «Да, как вы узнали?» И практически всегда ротовое дыхание сопровождается синяками под глазами.

Гюнай Рамазанова:

Про брекет-систему расскажем в двух словах, что такое и в худшую сторону чем отличается?

Амина Ганиева:

Какие есть варианты ортодонтического лечения? Первое – во взрослом возрасте это брекеты либо элайнеры, в детском возрасте это съемный аппарат и несъемный. Если говорить о детском возрасте, это трейнеры, о которых мы сейчас говорили, либо классические ортодонтические пластинки, расширяющие.

Гюнай Рамазанова:

Они же с 6 или с 7 лет. А трейнеры с 3-х?

Амина Ганиева:

Трейнеры можно, есть линейка для малышей. Эти пластинки дети очень плохо носят, они их теряют, ломают, дают в школе поносить кому-нибудь. У меня самой были в детстве 3 пластинки, я их не носила, потому что это съемный аппарат – страдает дикция, дети стесняются в школе носить.

Гюнай Рамазанова:

24 часа надо носить.

Амина Ганиева:

Конечно, 24 часа. У очень многих детей бассейн, тренировки, спорт, и они не могут носить. Если нет аппарата во рту, то и результата нет. Поэтому плюсы трейнер-системы, лечения на трейнерах – это то, что режим ношения – час днем и на ночь. Поэтому не страдает учеба, не страдает гигиена, можно кушать все, что хочешь. Но нужно носить час днем и на ночь.

Если это взрослый возраст, то лечение на брекетах. Какие минусы? Первый, конечно, это создать гигиену. И многие знают, что появляется кариес из-за брекетов. Но появляется кариес не из-за брекетов, а из-за того, что пациент плохо чистит, и скапливается еда вокруг брекета. Второе – есть ограничения в питании. Нельзя кушать жесткое, сухарики, бублики, орешки, сушки. И третье – эстетика страдает. Пациенты смущаются, что что-то металлическое во рту, даже если это керамические брекеты.

Гюнай Рамазанова:

Правильное питание и его роль в правильном развитии детей.

Амина Ганиева:

Это очень важно, потому что если сравнивать тех людей, которые жили 300–400 лет назад, сравнивать зубочелюстную систему их и нашу, то есть большая разница. Скученность у детей сейчас практически у 70%, потому что питание изменилось. У нас печенье, булочки, мягкие пюрешки. И почему происходит скученность? Потому что зубы не нагружаются. Если ребенку не давать постоянно фрукты, овощи, не давать твердую пищу, куски мяса, чтобы ребенок жевал и нагружал жевательную мускулатуру, то происходит скученность зубов.

Гюнай Рамазанова:

Но сначала грудное вскармливание?

Амина Ганиева:

Само собой. Какая разница между грудным и искусственным вскармливание, многие наверняка знают. При искусственном вскармливании не происходит правильного выдвижения и гармоничного развития нижней челюсти. Если говорить о сроках кормления, то ортодонты рекомендуют год – полтора. Но по последним рекомендациями ВОЗ рекомендовано до 3-х лет. Конечно, в 3 года у ребенка уже полный рот зубов, нужно правильно жевать и нагружать зубы, они для этого и даны.

Гюнай Рамазанова:

Наша нижняя челюсть растет, когда есть сосательные движения, потому что она растет из сустава. Может быть, из-за этого они подумали, что дистального прикуса слишком много?

Амина Ганиева:

Возможно. В Азии больше мезиальный прикус, когда нижняя челюсть больше развита. А в европейских странах больше развит дистальный прикус, это когда нижняя челюсть недоразвита.

Гюнай Рамазанова:

75% детей в России с дистальным прикусом, когда недоразвита нижняя челюсть. А нижняя челюсть развивается изначально, когда ребенок сосет грудь. Я очень хочу, чтобы от Вас услышали схематически, из-за чего появляются миофункциональные нарушения? Генетика, питание – что еще?

Амина Ганиева:

Очень важно обращать внимание на вредные привычки, такие как сосание пальца, сосание уголка одеяла. Дети волосы сосут, потому что даже проводились исследования: ребенок сосал палец, и спустя 2 недели после того, как устранили эту причину, уменьшилась фаланга. То есть настолько ребенок ее насосал, что уменьшилась фаланга, и размер пальцев стал более-менее симметричен. Поэтому это сосание пальца, инфантильное глотание. Инфантильное – это когда язык прокладывается между зубами, неправильное положение языка, прикусывание нижней губы. У вас наверняка на приеме много таких пациентов, когда уже отпечатки от верхних зубов на нижней губе. При этом происходит задвижение нижней челюсти, и она не развивается.

Гюнай Рамазанова:

А сколько процентов генетики?

Амина Ганиева:

Это сложно сказать, потому что это зависит от каждого варианта прикуса, как мезиального, так и дистального.

Гюнай Рамазанова:

Инфантильное глотание из-за чего случается, это неврологическое?

Амина Ганиева:

Инфантильное глотание – нет. Очень часто при длительном сосании соски, потому что остается щель между верхними и нижними зубами, языку есть куда пролезать, и он прокладывается между зубами. То есть он не упирается наверх, не упирается в точку позади резцов, а прокладывается между зубами. Инфантильное, потому что инфант – от детей.

Гюнай Рамазанова:

И еще околоротовые мышцы сильно давят. Это тоже инфантильное?

Амина Ганиева:

Это называется реверсивное глотание, это типичная форма глотания. То есть правильное глотание – язык позади верхних резцов, не касаясь зубов.

Гюнай Рамазанова:

Когда глотаем, у нас ничего не двигается на лице, только в области шеи двигаются мышцы, а на лице должно быть все тихо. А у детей есть разные движения.

Амина Ганиева:

Хочу пару слов сказать про осанку. Иногда приходят родители на консультацию, они сами не видят того, что у ребенка вот такое положение, что у них горб, выдвинута верхняя челюсть, вся голова вперед. Почему такое происходит, почему ребенок пытается выдвинуть? Потому что нижняя челюсть перекрывает дыхательные пути, и ребенок подсознательно выдвигает всю голову вперед, чтобы получить больше воздуха. И поэтому происходит вот такое выдвижение всей головы, для того чтобы облегчить себе дыхание. Как только начинаешь работать с ребенком, у него сразу улучшается осанка, улучшается профиль, и родители это замечают.

Поставьте ребенка перед собой прямо и посмотрите, куда смотрят тыльные стороны ладоней ребенка. Если вы видите, что тыльные стороны ладоней смотрят на вас, они хотя бы не боком, то это значит, что у него спина вывернута вперед, и ребенок стоит неправильно, у него есть проблемы с осанкой. При правильном положении всего тела должны быть видны эти стороны.

Гюнай Рамазанова:

Рекомендации родителям, которые хотят гармоничного развития детей, на что нужно обращать внимание.

Амина Ганиева:

Первое, на что обращать внимание – как дышит ваш ребенок в покое, когда он смотрит фильмы, мультики, когда он читает книгу. Если вы видите, что ребенок не дышит ночью во сне, если дышит ночью неправильно, значит у него ротовое дыхание.

Гюнай Рамазанова:

То есть губы не сомкнуты?

Амина Ганиева:

Губы не сомкнуты. Конечно, это нужно делать, когда ребенок здоров, когда он не простыл, когда у него не заложен нос. Должны быть губы сомкнуты в покое и при дыхании, как в дневное время, так и в ночное время.

Гюнай Рамазанова:

А еще ребенок дышит носом, просто губы не сомкнуты. Это означает, что язык не там, где надо.

Амина Ганиева:

У меня есть даже пациенты – дети, у которых язык в правильном положении, он наверху, просто губы не сомкнуты. Разные варианты, почему могло такое произойти, может быть, в какое-то время просто произошло отсутствие тонуса, слабость мышц.

Гюнай Рамазанова:

Слабость мышц как убрать?

Амина Ганиева:

Фитнес, миофункциональная гимнастика с помощью аппаратов, которые называются лип-трейнет. Для этого есть специальные упражнения, которые укрепляют круговую мышцу рта.

Гюнай Рамазанова:

Это тоже миофункциональное нарушение, когда губы не сомкнуты?

Амина Ганиева:

Да, конечно.

Гюнай Рамазанова:

Это не ротовое дыхание, ребенок дышит носом, язык на месте, зубы сомкнуты, но только губы приоткрыты.

Амина Ганиева:

Понятно, что не 24 часа в сутки должны полностью плотно быть сомкнуты губы, но и не так, чтобы постоянно были разомкнуты. Если вы видите, что ваш ребенок постоянно сидит с открытым ртом, или когда у него открыт рот очень сильно, это значит, что он дышит ртом – это раз, и второе – что у него сомкнуты губы. Но родители сами не могут постоянно говорить: «Закрой рот, закрой рот». Для этого нужно делать упражнения, просто закрыванием рта это сложно устранить.

Гюнай Рамазанова:

Логопеды тоже занимаются мышцами?

Амина Ганиева:

Логопеды занимаются, но они больше занимаются произношением звуков. Но не всегда логопеды уделяют внимание круговой мышце рта и правильному глотанию. Иногда бывают очень грамотные логопеды, которые все видят, они больше обращают внимание на произношение. Даже отличаются немножко упражнения логопедические и миофункциональные. И поэтому они работают с этим, но не всегда.

Гюнай Рамазанова:

Есть много логопедических упражнений, присутствуют миофункциональные упражнения, то есть они перекликаются между собой.

Амина Ганиева:

Потому что как логопеду, так и ортодонту нужно поднять язык.

Гюнай Рамазанова:

Еще раз повторим, чем грозит ребенку миофункциональное нарушение. Первое – у ребенка будет привычное ротовое дыхание, он не будет дышать носом, если даже нос дышит. Уже доказано, если рот открыт, у ребенка аденоиды будут увеличиваться, так как там идет застойный процесс. Аденоиды наверху, за носом, когда дышим через рот, туда кислород не попадает. И получается застойный процесс, это называется хронический аденоидит. У ребенка постоянные выделения из носа, постоянно по задней стенке течет что-то, он постоянно кашляет. Еще может быть проблема с ушами, потому что если увеличиваются аденоиды и появляются застойные явления, все это попадает через слуховую трубу в уши. Это я со своей стороны рассказываю, что такое миофункциональные нарушения, насколько они мешают не только зубам, красоте лица, но и всему здоровью. У ребенка будут сухие губы, частый кариес, потому что сухие зубы из-за того, что он ртом дышит. У ребенка будет глоссит, то есть язык будет сухой. Постоянно приходят к нам со стоматитами. Рот должен быть влажным. Когда ОРВИ болеете, попробуйте дышать ртом всю ночь – утром встаешь, у тебя все пересохло. Представьте себе, бедный ребенок, он постоянно так и ходит, мы это не понимаем. А когда ты смотришь горло, сразу понятно, что ребенок дышит ртом, дальше идет уже язык, а потом миндалины. Небные миндалины тоже сухие, и у ребенка в дальнейшем хронический тонзиллит. Маленький ребенок, а у него постоянная ангина. Почему? Потому что рот открыт.

Функция носа уходит, когда ребенок ртом дышит. Если губы просто сомкнуть, этого достаточно, чтобы фильтр в носу заработал. В носу воздух увлажняется, охлаждается, разогревается и очищается только в носу. Эти дети часто болеют. Конечно, они будут болеть, потому что во рту нет этого фильтра. Если даже мама говорит: «Нет, я точно знаю, что рот открыт, а он носом дышит». Я говорю: «Я все понимаю, но порой, когда он бегает, разговаривает, все-таки он вдыхает ртом, потому что это привычка у него».

Амина Ганиева:

Я разговариваю с мамой, ребенок отвлекся на что-то, я говорю: «Посмотрите в эту секунду на ребенка». Естественно, рот открыт, и он дышит. Я говорю: «Вот видите?» – «Ой, да, я не замечала». Приходят через неделю на повторную консультацию: «Оказывается, он дышит постоянно ртом».

Гюнай Рамазанова:

ЛОР-врачи вообще об этом ничего не знают. Педиатры вообще об этом не знают. Я считаю, что все педиатры обязаны смотреть эту передачу, обратите внимание на ротовое дыхание. Дайте ребенку правильный вектор роста. Если губы сомкнуть, автоматически ребенок дышит носом, мы отстаем от него сразу. То есть он задышал, спасибо большое.

Амина Ганиева:

Даже детские стоматологи, когда проводят профилактические осмотры, диспансеризацию у детей, если видят, что у ребенка не сомкнуты губы, дышит носом и видят неправильный прикус, не всегда отправляют к ортодонту.

Гюнай Рамазанова:

Есть семейные врачи, педиатры, те же логопеды, ЛОРы, которые видят этого ребенка. И у меня постоянно приходят родители и говорят: «Почему об этом 2 года назад мы не знали?» 79% детей после операции удаления аденоидов дышат не носом, запомните мои слова. А наши ЛОР-врачи, к сожалению, оперируют всех подряд, кто пришел с ротовым дыханием.

Амина Ганиева:

Потому что соперировать мало, надо еще научить дышать, нужно сделать так, чтобы губы сомкнулись, чтобы ребенок научился дышать носом.

Гюнай Рамазанова:

Теперь самое главное – за сколько времени Вы это сделаете?

Амина Ганиева:

Все миофункциональное лечение рассчитано на год – полтора. Кому-то года достаточно, кому-то 2 года.

Гюнай Рамазанова:

А я смыкаю всем губы за полгода. Почему? Потому что доказано, что вредная привычка уходит за 90 дней, это 3 месяца. Я делаю анкетирование и вижу, через 3 месяца ребенок пытается смыкать губы. Также у меня лечение с трейнерами и миофункциональными упражнениями, но я лечу и аденоиды, и уши. Они смыкают губы за 3 месяца, кроме открытого прикуса. За 6 месяцев мы это все закрепляем. Если трейнер есть, он носит его в течение года, а когда мы начинали работу, год их лечили как положено, по всем программам. А теперь я поняла, что за полгода есть результаты и по ушам. С полугода и выше отдаю пациента ортодонту.

Амина Ганиева:

Потому что все лечение примерно рассчитано на год, но первые 4–6 месяцев это мягкий аппарат, который направлен на нормализацию вредных привычек. Следующий аппарат 4–6 месяцев, он более жесткий и каркасный, вот он уже направлен больше на расширение зубных рядов. То есть первый аппарат мягкий, функциональный, для того чтобы нормализовать функцию, сомкнуть губы и научить ребенка дышать носом. Следующий, каркасный, для расширения.

Гюнай Рамазанова:

У ортодонтов от двух лет идет лечение, потому что весь зубной ряд, а меня же зубы не интересуют, меня больше интересует функция, то есть губы смыкать, носом задышать, но это мы проходим за полгода. И дальше моих пациентов ведет ортодонт. Если не нужно, дальше просто наблюдаются. Теперь наконец-то родители знают, что есть такой врач – ортодонт. К нему надо ходить и надо получать лечение, чтобы в дальнейшем не пришлось применять очень дорогое и очень неправильное лечение с брекетами, которое убирает только эстетические, а не функциональные причины.

Амина Ганиева:

Многие пациенты во взрослом возрасте вынуждены обращаться к ортогнатическому хирургу для того, чтобы добиться эстетики лица. Не ровных зубов, ровные зубы можно легко исправить брекетами. Но брекеты работают только на уровне зубов. Брекеты никак не влияют на лицо, на гармоничное развитие, на все профили, на все структуры. Поэтому потом, к сожалению, приходится уже хирургически в 20, 25, 30 лет выдвигать верхнюю челюсть для того, чтобы она была развита.

Гюнай Рамазанова:

То есть они уже кости режут, челюсть под наркозом увеличивают.

Амина Ганиева:

Да, делают двучелюстную операцию.

Гюнай Рамазанова:

И этого всего можно избежать в какие-то полтора года лечения у ортодонта вовремя.

Амина Ганиева:

Да, чтобы нормализовать функцию, помочь ребенку научиться правильно дышать носом и научить правильно глотать. Это все возможно, но это все нужно делать не в 20 лет, когда уже поздно, это нужно делать в 5–7 лет.

Гюнай Рамазанова:

Все ортодонты об этом знают?

Амина Ганиева:

К сожалению, нет.

Гюнай Рамазанова:

Теперь, уважаемые родители, вы увидели ортодонта, который занимается этой темой. Ищите ортодонтов, которые занимаются миофункциональными нарушениями и бегите к ним. Если нос не дышит, ротовое дыхание, аденоиды, тогда приходите ко мне. Я тоже отправлю потом к хорошему ортодонту. Итак, мы сегодня заканчиваем эту передачу. Оказывается, есть такая сфера, о которой педиатры никогда не говорили, что, оказывается, ротовое дыхание – это начало заболеваний. Это не просто прихоть ребенка: «Рот закрой, сейчас все пройдет». Но это лечится и этим надо заниматься вовремя. И надо успеть все это сделать до 12 лет. Поэтому спасибо большое, Амина.

Амина Ганиева:

Вам спасибо за приглашение. Я хочу сказать родителям, пожалуйста, обратите внимание, как дышит ваш ребенок, как он дышит ночью, как он дышит днем, пожалуйста, никаких сосок в 1,5–2 года, давайте ребенку жесткую пищу, это фрукты, овощи и мясо, не пюрешки, не просто какая-то мякоть, а действительно твердую пищу. Пусть ваши детки и вы будете здоровы.