Нейропластичность мозга и нейробика. Часть 2

Неврология

Тэги: 

 

Тамара Барковская:

В эфире Mediametrics, программа «Консилиум» и я, ее ведущая, Тамара Барковская. Сегодня мы продолжаем тему предыдущего эфира о нейробике и нейропластичности головного мозга. Гостья студии — врач-невролог, вертебролог, реабилитолог, член Всероссийского общества неврологов, участник российских и международных конференций по неврологии, доктор клиники реабилитации в Хамовниках Горонок Яна Игоревна.

Яна, в прошлый раз мы с вами остановились на том, какое общее влияние оказывает нейробика на организм человека в целом. Сейчас я бы предложила пояснить тем зрителям и слушателям, которые не были с нами в прошлый раз, что такое нейробика и в целом понятие нейропластичности головного мозга.

Яна Горонок:

Нейробика — это система упражнений для головного мозга, которая непосредственно влияет на структуру и функциональную составляющую головного мозга. Нейробика напрямую связана с нейропластичностью, она позволяет нейронам восстанавливаться анатомически, функционально, и создавать новые синаптические связи. Синапс — это некий путь, который устанавливается между двумя клетками, между нейронами, посредством него у нас происходит закрепление различных новых навыков. Также мы говорим о том, что изменения происходят на молекулярном уровне и на структурном. Изменения могут быть и в экспрессии генов в целом, и поведения. Поэтому нейробика, я считаю, очень необходима каждому человеку. Как система упражнений она поможет избавиться от многих заболеваний, о которых мы сегодня тоже поговорим.

Тамара Барковская:

Я поняла, что она может быть использована и как лечебный компонент, и как профилактическое средство для поддержания хорошего тонуса и уровня ассоциативных связей головного мозга?

Яна Горонок:

Да, совершенно верно. Самое удивительное, что на головной мозг влияет не только непосредственно система упражнений, но и наше тело. Вообще, наше тело — это инструмент воздействия на головной мозг, поэтому нейробика подразумевает под собой не только структуру упражнений, но и как они могут влиять, и как можно в комплексе всё сочетать и выходить на прекрасные результаты. Мы поговорим в дальнейшем о физических упражнениях.

Тамара Барковская:

Актуальна ли данная система для детей, для применения к детям? 

Яна Горонок:

Несомненно. Если зайти издалека, вообще, когда рождается ребенок, у него достаточно незрелый головной мозг. Но удивительно одно: объем головного мозга у него меньше, чем у взрослого человека, при этом нейронных связей у него в миллионы раз больше. Дело в том, что дети делают огромный скачок именно в 5-летний период, когда они задействуют все 5 чувств, когда они видят, слышат, трогают, обоняют и так далее. Именно в период активации, по-другому его еще называют критический период, ребенок очень легко обучается в среде, которая его окружает — то, что он видит, то, что он слышит, что он трогает, изучает и то, что ему дают напрямую его родители. По данному поводу необходимо всегда отдельно доносить информацию до родителей: ребенку необходимо полноценное ощущение всего окружающего его мира, для того чтобы закрепились ассоциативные связи и головной мозг стал развиваться.

Может быть, не совсем хороший, корректный эксперимент, но тем не менее: если мы поместим ребенка (да и взрослого, я думаю) в помещение, где он не будет ничего ни слышать, ни видеть и так далее, головной мозг начнет совершенно по-другому работать, и может даже создавать некие галлюцинаторные эффекты. Если у детей не происходит вообще, они не познают окружающий мир, особенно, если у них не работает моторика, которая напрямую связана с головным мозгом, то у них могут быть задержки в развитии и в речи. Это очень важный момент. Например, когда ребенок растет в мультилингвальной среде, когда он слышит разные языки, то он за 2-3 года, будучи совсем маленьким, до 5 лет может абсолютно смело всё ухватить, общаясь. Есть же абсолютно разные семьи, в которых папа, предположим, одной национальности, мама другой, разговаривают на разных языках, либо проживают в Европе, например, и дети, как правило, могут очень быстро выучить языки. Языки — одна из структур, которая очень важна и для взрослого человека, потому что именно обучение новому языку очень хорошо влияет на структуру головного мозга, на обучаемость.

Тамара Барковская:

Тоже элемент нейробики, можно сказать.

Яна Горонок:

Да, мы как раз подходим к ней. В отношении детей самый тонкий момент, почему нейробику необходимо вводить с самых малых лет – потому что есть опасность в задержке именно начального развития, что, конечно, неблаготворно влияет на дальнейшее развитие ребенка.

Тамара Барковская:

Соответственно, рекомендуется деткам с патологией, у кого есть задержки развития. Здесь нейробика напрямую способствует определенным сдвигам в повышении скорости развития ребенка, а также для его социализации, возможно, если патология связана с аутизмом, с элементами аутизма, с элементами других процессов, которые несколько закрывают его от взаимодействий, от коммуникации с другими, сверстниками в том числе.

На ваш взгляд, стоит ли вводить такую систему упражнений в образовательные учреждения, начиная с детских садов, школ, в университетах включать в программу, или лучше делать в домашних условиях? Или сделать стандартом?

Яна Горонок:

Я считаю, что можно сделать таким образом. Её можно вводить, конечно же, и в образовательные учреждения, в детские сады и в клиники — там, где люди проходят лечение. Например, в нашей клинике обслуживается не только взрослое население, но и детское, поэтому мы можем обучать взрослых, для того чтобы они в дальнейшем обучали своих детей. Мы сами понимаем, что для детей самым лучшим наставником является его родитель.

Система настолько всеобъемлюща, что ее можно вводить везде. Здесь, я считаю, очень важный именно образовательный момент. Так как у нас достаточно мало люди знают о ней, просто необходимо рассказывать, вещать о ней людям, чтобы они понимали её структуру и понимали, что необходимо делать для освоения данной методики. Конечно, я бы по большей части рекомендовала, чтобы освоение методики шло под руководством человека, который её знает и в совершенстве владеет. Мы можем обучить человека и давать ему некое домашнее задание, человек будет включен в процесс и в дальнейшем может давать обратную связь, некое наблюдение. Предположим, самый элементарный, двухнедельный лёгкий тренинг, и потом с обратной связью прийти к доктору и рассказать, как он себя чувствует. Может быть он что-то уже заметил, может быть, он увидел улучшения, предположим, в памяти. Нейробика очень хорошо влияет на память, а также на стрессоустойчивость, что немаловажно для нашего населения, для наших детей. Сейчас, в век информации, детям очень тяжело усвоить всю информацию, в принципе, от этого они могут испытывать некий стресс. Нейробика и тренирует стрессоустойчивость.

Тамара Барковская:

И, наверное, позволяет структурировать умение использовать вообще информацию, как в ней лавировать и направлять в нужное русло.

Яна Горонок:

Да, совершенно верно. Это очень важный момент, потому что взрослому человеку иногда очень тяжело и он теряется в поступающей информации.

Я бы еще хотела отметить, что, помимо тренингов нейробики, у нас в центре занимаются еще и сколиозами, в частности, детскими, поэтому в структуру системы можно добавить и физические упражнения. Как я раньше уже говорила, наше тело — это инструмент воздействия на головной мозг, и дети включаются в физический процесс под руководством инструктора. У нас индивидуальный подход, у каждого ребенка есть свой инструктор, занятие, как правило, часовое. Дети включаются посредством физических упражнений, что активирует головной мозг, ведь головной мозг забирает достаточно много энергии, достаточно много питания. Питание происходит посредством кровоснабжения, мозг очень много кислорода берет себе. Физические упражнения завязаны, как правило, на улучшение кровообращения.

Тамара Барковская:

Но, такая работа, видимо, требует и собственных усердий, и определенной кропотливости, и системности, наверное? Надеяться на то, что, потренировавшись раз в месяц, получишь космические результаты, наверное, не стоит, будет очень наивно. Тем не менее, если действовать системно, то мы получим определенные положительные итоги. 

Яна Горонок:

Да, один раз в месяц совершенно недостаточно выполнять какую-либо систему упражнений, которая тренирует именно наше физическое тело. Предположим, есть проблемы со сколиозом, либо с суставами, либо вообще, в целом, возьмем опорно-двигательную систему. Конечно, необходима именно система упражнений, не одно занятие, я бы рекомендовала как стандарт, наверное, от 5 до 10. Выполнить некий цикл, для того чтобы ощутить и понять. Как правило, люди включаются, их потом просто не оторвать.

Тамара Барковская:

Конечно, когда они сами видят результаты, то уже входят в азарт. Понимают, что это действительно работает, и с еще большим усердием и активностью выполняют и дополняют систему новыми упражнениями с помощью врача, с помощью ведущего специалиста, наставника, который и ведет за собой, создает схемы упражнений, и учит, как их самостоятельно выполнять в домашних условиях.

Яна Горонок:

Все верно. Я бы хотела еще добавить один момент. При выполнении системы упражнений у нас меняется не только головной мозг, но и меняется поведение, и функционирование всего организма в целом, идет улучшение состояния организма. Человек привыкает к хорошему, человеку нравится получать удовольствие. Как правило, когда мы себя ощущаем благотворно, нам приятно от того, что вообще, в целом происходит. Ты потом по-другому совершенно не сможешь существовать, тебе потом захочется пойти в тот же зал позаниматься. Тем более, что у нас есть система пробных занятий, когда человек может прийти на получасовое занятие и потренироваться, ощутить вообще, что это такое. Можно сравнить с занятиями в тренажерных залах, но у нас есть тренажеры, как обычные в тренажерном зале, так и специализированные, именно для позвоночника, которые в обычных тренажерных залах вы не найдете. Человек, уходя от нас, обучен. Когда мы человека обучаем и доносим до него верную информацию, что он получит, когда он себя совершенно по-другому ощущает, ощущает себя лучше, он, конечно же, понимает, для чего это ему. Когда человеку неведомо, непонятно… Что такое движение? Говорят, движение — это жизнь. Хорошо, он двигается сам по себе. Но, когда человек понимает, почему так происходит и как это на него влияет, то идет совершенно по-другому восприятие того, что он делает. 

Тамара Барковская:

Немаловажный момент еще в том, что привычка формируется в течение 21 дня. Закрепившись, она уже реализуется автоматически, без необходимости заставлять себя с чрезмерными усилиями. То есть преодолен период, и тогда человек уже не мыслит, наверное, своего образа жизни без данной структуры, внедренной в свой быт, в свою повседневность.

Что касается офисных сотрудников: сейчас, в современном мире, на Западе по-своему, у нас по-своему, очень много включаются таких элементов как психологическая разгрузка. Создают целые комнаты психологических разгрузок, в крупных корпорациях создают соляные пещеры, внедряют в зоны релакса, где-то — куклы для битья, груши и так далее с прототипами руководителей. Если мы внедряем нейробику, допустим, гипотетически для офисных сотрудников, она может что-то дать офисному планктону, так называемому, или не стоит перегружать мозг еще этим удовольствием? Или смена деятельности — тоже отдых? Как здесь трактовать?

Яна Горонок:

Да. Я не очень люблю такие понятия, как «физическая нагрузка». Именно слово «нагрузка», оно уже нагружает головной мозг. Когда мы слышим, например, «здоровый образ жизни», мы тоже не можем понять, что входит в ЗОЖ. Или «нагрузка»: надо что-то делать, нагружать? Как правило, в большом городе, в нашем суетном мире нам уже не хочется нагружаться, потому что нам и так достаточно информации, работы и так далее. В отношении офисных сотрудников есть очень интересный момент. Во-первых, многие страдают от гиподинамии. Они настолько увлечены процессом своей работы, что не замечают, что периодически надо вставать, куда-то выходить. Как мы можем напомнить? Я, например, даю рекомендацию приклеить на компьютер стикер с большими буквами, что надо вставать каждые 40 минут или час.

Тамара Барковская:

У нас сейчас есть и будильники, программы, гаджеты локальные, все, что угодно.

Яна Горонок:

Есть специализированные гаджеты, которые могут вибрировать на руке, сигнализировать. Да, эти гаджеты очень неплохие. Они могут отслеживать то, как вы спите, на сон тоже очень мало кто обращает внимания – мы, как правило, сон отгоняем, «потом выспимся». 

Тамара Барковская:

Люди в современном мире ничего не успевают, время —самый основной дефицит.

Яна Горонок:

Тайм-менеджмент страдает. Напоминания гаджетов в этом плане очень неплохо. Внедрение нейробики именно в офисную работу, я считаю, разгрузит головной мозг, потому что человек переключится на другую деятельность, которая у него не отнимет большого количества энергии, а наоборот, привнесет и улучшит состояние головного мозга, повысит его продуктивность. Какие самые элементарные моменты для головного мозга, если ты офисный работник? Во-первых, не забывать про воду, я об этом говорю всем, потому что 80 % головного мозга — вода. Поэтому, если мы не питаем головной мозг водой, о какой продуктивности может идти речь? Помимо воды еще, конечно, специальное питание, которое содержит жиры, потому что структура мозга именно жировая, липидная. Также умеренная физическая активность, то есть человеку можно встать, пройти буквально 2-3 минуты туда-обратно, если у него есть возможность выйти из офиса – вообще выйти на улицу, немножко прогуляться. Таким образом было бы неплохо внедрять. Еще мы говорили о социализации: очень важно общаться, поэтому прогулка с приятным человеком повысит продуктивность. Как правило, люди, которые работают с компьютером, офисные сотрудники, многие друг друга не знают, совершенно не видят друг друга, и такое возможно. А социализация очень важна. Недавно был Форум инноваций, на котором многие ведущие специалисты говорили и о социализации, о том, как важно общаться и получать навык не посредством гаджета, а посредством общения с человеком.

Тамара Барковская:

С привнесением гаджетов в нашу жизнь общение постепенно утрачивается.

Яна Горонок:

Да, потому что зоны головного мозга активируются намного сильнее, чем если бы вы получали ту же информацию через призму цифровых технологий. 

Тамара Барковская:

Существуют ли лекарственные средства для улучшения памяти? 

Яна Горонок:

Я не считаю, что они существуют, потому что для улучшения памяти ее необходимо тренировать. Я ранее сказала, что у нас очень много завязано на кровообращении, поэтому есть и лекарственные средства, которые улучшают кровоток, и препараты-ноотропы, их действие не доказано научно, но, тем не менее, мы видим результат от их применения. Но, если мы внедряем еще и систему упражнений для головного мозга, мы получаем результаты вдвойне. Это всё равно как мы пьём, предположим, препараты для улучшения подвижности суставов, но при этом не внедряем физическую нагрузку; как правило, у нас эффективность намного меньше, нежели бы мы внедрили физическую нагрузку. Поэтому здесь момент очень шаткий, я бы сказала. Если человеку необходима таблетка для улучшения памяти, то мы начинаем с самого простого – с системы упражнений для головного мозга. Но система может не дать совершенно никакого эффекта, либо не подойти человеку. Мы ориентируемся на пациента в любом случае, мы не хотим вызывать у него стресс, нам необходимо поддерживать с ним коммуникацию, для того чтобы человек нас и услышал, и мы направили его в нужное русло. Поэтому в нашей клинике в этом плане очень системный подход, коллегиальный.

Человек у нас один не остается, мы рассматриваем его совершенно с разных позиций, абсолютно полностью, применяем междисциплинарный подход, поэтому, помимо неврологии, у нас еще есть доктора травматологи, ортопеды, и гинекологи, и урологи. Также у нас есть психологи, и клинические, и психиатры (которые именно психотерапевты), которые занимаются человеком. Я могу сказать только одно: волшебной таблетки не существует, и вообще, волшебных таблеток от любого заболевания не существует. Мы хотели бы призвать к профилактике. Во-первых, она дешевле, как не крути, а во-вторых – лечить саму болезнь намного сложнее, особенно – хроническое заболевание, например, хроническую боль в спине. Помимо того, что мы лечим опорно-двигательную систему, мы должны еще человека научить по-другому мыслить и относиться к своей боли, потому что у него происходит некое искажение восприятия боли. Поэтому мы подключаем психотерапевтов. Как правило, пациент не готов к психотерапии, он не понимает, для чего, ведь всё нормально, у него просто болит спина уже целый год. 

Тамара Барковская:

Есть, кстати, еще китайская мудрость: болезнь надо лечить не за 3 дня до смерти, а за 3 года до ее возникновения. Действительно, в российской ментальности почему-то так, хотя сейчас весь мир стремительно переходит именно на систему превентивной медицины, профилактики, является уже сегодняшний реальностью. Наверное, мы вскоре в тех же объемах будем задумываться о своем здоровье. Сейчас данная тенденция ярко существует и прослеживается в мегаполисах, всё активнее внедряется, сумасшедший ритм жизни заставляет задумываться о здоровье.

Яна Горонок:

Очень важен именно индивидуальный подход. Для человека у нас выделяется целый час, за час можно очень много чего узнать и совершенно осмотреть, от кончиков пальцев ног до макушки. Если мы понимаем, что у пациента, помимо неврологических отклонений есть еще, предположим, проблемы со сном, такие как бессонница, то на нашей базе есть центр сна под руководством профессора, его команды. Бессонница сейчас очень актуальна, и дело в том, что ведь она тоже влияет на нервную систему. Во-первых, снижается трудоспособность, во-вторых, нарушается эмоциональный фон, потому что уже происходит некая ассоциация, что кровать ― это бессонница, поэтому людей необходимо тоже обучать. Раньше бессонницу лечили таблетками, но с 2017 года все поменялось и сейчас вводится когнитивно-поведенческая программа, когда человека обучают. Если расспросить очень многих, что делают люди вообще в кровати, кроме того, что спят? Они там и едят, и читают, и по телефону постоянно болтают, и так далее. Но, кровать у нас должна ассоциироваться только со сном, то есть мы там должны только спать. Дела мы делаем вне кровати.

Тамара Барковская:

Итак, нейробика. То есть нейробика улучшает память, вывод такой?

Яна Горонок:

Да, абсолютно. Она улучшает и поэтому мы можем обойтись без лекарственных препаратов. Я была очень удивлена за последние несколько лет, насколько люди не хотят принимать таблетки, они уже готовы к тому, чтобы что-то с собой делать. 

Тамара Барковская:

Использовать альтернативные средства.

Яна Горонок:

Да, да. Сейчас это стало больше развиваться, сейчас больше на слуху стал здоровый образ жизни, движение. Конечно, есть совершенно разные люди, но я стала чаще замечать именно тех, кто хочет приложить какое-либо усилие, особенно, после грамотного разговора с ними и понимания вообще, что с ними будет и какой они получат результат. Получения результата, такого как улучшение трудоспособности, стрессоустойчивости, улучшение памяти, продуктивности в целом и поведенческих моментов, когда человек будет получать удовольствие от жизни — кому бы такого не хотелось? Я думаю, что каждый будет согласен.

Тамара Барковская:

Да, просто люди не владеют полной информацией о методиках: что действительно работает, что дает результат, что нет. Здесь, я считаю, уже задача врача, наверное, правильно обосновать, сформулировать, а не просто дать рекомендации, назначить. Многие же именно этого недопонимают: что даст конкретная методика, на что я буду тратить деньги или зачем я буду прилагать усилия систематически длительное время. Они не понимают, что им предлагается и для чего, самое главное, то есть какие они получат на выходе результаты и улучшения.

Яна Горонок:

Все верно, поэтому я считаю, что необходимо обучать и докторов. Опять же, момент социализации: мы, доктора, как правило, часто видимся на различных конференциях, куда мы приезжаем, собираемся и также можем поделиться опытом. Такого должно быть еще больше, потому что наша работа и вправду очень сложна, занимает очень много времени и, как правило, не всегда мы можем встретиться со своими коллегами. Такой момент необходим, для того чтобы везде внедрять систему.

Тамара Барковская:

Я с вами солидарна. Если можно, озвучьте интересные случаи из своей практики в плане нейропластичности, в плане применения нейробики для пациента. Есть яркие моменты из вашего эмпирического, клинического опыта? 

Яна Горонок:

Да, причем, совершенно разные возрастные категории. Один из последних — мужчина 80 лет. Он аналитик, головной мозг работает достаточно, но…

Тамара Барковская:

Поэтому он так долго живет.

Яна Горонок:

Да, и причем, когда я ему провела тестирование (очень простое — ММСЕ, Мокко, есть специальные шкалы), то я поняла, что у него головной мозг работает достаточно неплохо. Но он пришел с жалобами на память. С ним был интересный момент: мы с вами говорили про офисных сотрудников, про гиподинамию, ― я услышала от него, что он практически не двигается. 

Тамара Барковская:

Все взаимосвязано.

Яна Горонок:

Да. Дело в том, что его головной мозг хорошо функционирует, потому что выполняет аналитическую работу, при этом он очень часто бывает, что он 2-3 часа может просто сидеть в кресле и не вставать. Поэтому мы пришли к тому, что нам необходимо отвлекаться каждые 40-50 минут, для того чтобы заводить свое тело в движение и улучшать таким образом кровообращение, кровоток и так далее. Две недели, улучшение сразу.

Тамара Барковская:

А охотно люди идут на это?

Яна Горонок:

Абсолютно. Если вы верно доносите информацию что это дает человеку — охотно. Особенно, когда ты им наглядно показываешь: вот ваша шкала, есть такие проблемы, пробелы. А еще бывает, что человек к вам приходит и у него по 10-15 таблеток ― такие тоже, к сожалению, существуют, хотя я не считаю, что это совершенно верно. Когда ты говоришь: куда мне вам 16-ю таблетку назначать, давайте, мы с вами вот такую технику применим — люди очень охотно соглашаются. Многие из них говорят: мне уже все что угодно, только не таблетки, потому что я очень не хотел бы их принимать.

Из клинических случаев есть пример – молодой парень, 25 лет. Он изучал языки, но они ему плохо давались. Но он увидел результат в другом: он стал более продуктивным, стал более стрессоустойчив, у него даже, как он говорит, непонятно как, но отрегулировался сон и вообще восприятие окружающего внешнего мира. То есть его головной мозг начал совершенно по-другому работать и приобретать новый навык. Как раз таки, к разговору о том, что меняется функционирование, поведение; поэтому да, отражается на головном мозге.

Тамара Барковская:

Вы сами применяете в своей жизни нейробику? Многие же врачи рекомендуют обычно своим пациентам: не кури, не пей; они обязаны делать, исходя из протокола и так далее. А сами пьют, курят. Вы сами пользуетесь методикой, вы ощущали эффекты на себе?

Яна Горонок:

Да, несомненно. У нас такая работа, что нейробика у нас постоянно, потому что доктор находится в постоянном совершенствовании и в постоянном упражнении. У нас идет взаимодействие с пациентами, мы не сидим очень много на месте, мы постоянно двигаемся вместе с пациентами. Осмотр у нас происходит не пассивно, а достаточно активный осмотр, мы человека должны протестировать и, например, попросить наклониться, и вместе с ним делаем. Мы показываем и рассказываем вплоть до того, что смотрим, как человек ходит. У нас была тема о биомеханике тела, и мы смотрим, как расположены стопы в пространстве, как это влияет на организм.

Нейробику очень легко внедрить, ломая шаблоны. Простой пример: я сама левша и я периодически пишу правой рукой. Мой головной мозг первое время, конечно, мне не говорил спасибо, потому что некий дискомфорт, но это дает о себе тоже знать. То есть правой рукой писать — самое элементарное. Или взять языки. Помимо того, что ты изучаешь и, предположим, читаешь статьи на русском языке, ты должен еще и знать, что творится в Европе, потому что европейские стандарты иные. Поэтому, если ты не владеешь английским языком, ты не сможешь прочесть какую-либо научную статью. Поэтому, пожалуйста, это нейробика. Есть система пальцевых упражнений, самые-самые простые, когда мы сначала перебираем пальчиками, а потом перебираем, например, с хлопком, работает ассоциативная связь через упражнения пальцевых техник. Когда ты утром просыпаешься, еще не открывая глаза начинаешь элементарно заводить пальцы, организм в целом, то тебе вообще не нужно будет применять кофе, бодрит намного лучше.

Тамара Барковская:

А более сложные и интересные упражнения можете привести из нейробики для повседневного использования?

Яна Горонок:

В нейробике ничего сложного нет, там всё очень просто. Например, в пальцевых техниках мы просто меняем движение. Предположим, мы одной рукой ставим большой и указательный пальцы в кольцо, другой рукой делаем кольцо из большого пальца и мизинца. Начинаем поочерёдно перебирать пальцами обеих рук, постепенно увеличивая скорость — уже будет сложно с непривычки.

Тамара Барковская:

Да, потому что задействуются разные пальцы.

Яна Горонок:

Потом, если вы будете перебирать пальчиками, но на каждый пальчик вы делать хлопок — уже головной мозг начинает думать, какой следующий палец задействовать. Еще очень простая техника, когда мы чередуем руками, например, «класс» (большой палец вверх) и «виктори», победа (указательный и средний пальцы в форме буквы V). Когда мы начинаем чередовать (я сама тоже, бывает, путаюсь), мы переключаемся и тренируемся чередовать быстрее, увеличивая скорость. Также мы можем, увеличив скорость, добавить тот же хлопок. Вы увидите результат. Вначале у многих людей не получается, потому что задействованы ассоциативные связи, два полушария могут быть в некой дисгармонии.

Еще, кстати, один момент в нейробике — дыхательная гимнастика. У нас в центре ей занимаются и очень успешно. Вы сказали о курении, алкоголе и так далее. Почему человек не понимает, что ему нельзя курить, например, почему не надо ему курить? Да, курение влияет на легкие, может быть рак легких, но почему человек курит? Обычно люди курят в стрессовых ситуациях. Если мы выходим на улицу и затягиваемся сигаретой, или вейпы сейчас очень распространены, что происходит у нас? Мы успокаиваемся не из-за того, что мы делаем затяжку сигаретой, а потому что у нас происходит очень глубокий вдох. Очень многим людям можно долго объяснять, что у вас будет рак легких, а они: «Хорошо», – и пошли дальше курить. Человеку надо объяснить не через призму того, что курение тебе вредит, а именно попробовать внедрить дыхательную гимнастику.

Также нейробика еще завязана и на медитации, потому что человек очень плохо, бывает, концентрируется, у него некая рассеянность внимания. Нейробика структурирует, дает улучшение внимания, и потом человек, который приходит на йогу, медитирует, видит, как у него улучшается концентрация внимания. Когда, например, человек ездит на конференции, либо чему-то обучается, он не может задержать очень долго внимание на каком-либо тексте, либо видео, либо лекции. Кстати, для детей немаловажно — синдром СДВГ, когда ребенок не может усидеть на месте; и учитель не знает, что делать, и родители его постоянно дергают, ругают. Нужно понимать, что это у детей рассеянное внимание. Такие гимнастики очень хорошо и продуктивно помогают. 

Тамара Барковская:

Кстати, в школах скорочтения очень часто используют набор абсолютно похожих упражнений, о которых вы говорите.

Я бы хотела, чтобы вы сделали лаконичное резюме относительно темы нашей сегодняшней программы.

Яна Горонок:

Я желаю каждому из наших слушателей, зрителей: обязательно учитесь, обучайтесь, будьте обучаемыми. Тренируйте свой головной мозг и не только его, но также и ваше физическое тело, которое будет давать отклик в вашем головном мозге. Я добавлю по поводу Форума инноваций, там выступал известный футуролог Митио Каку, японец: в 2050 году те люди, которые будут интеллектуально развиты, находиться на наиболее высоких ступенях, будут лучше социализированы. Повышение интеллекта и может дать вам нейробика, которая заведет вашу нейропластичность, и вы увидите, как будет меняться ваше функционирование, как будет меняться ваше поведение, восприятие окружающего мира, что очень немаловажно в нашем достаточно стрессовом сейчас мире. Это повысит вашу трудоспособность и в целом будет влиять на взаимодействие с окружающими людьми.

Тамара Барковская:

Приведет к счастливому, активному долголетию, правильно?

Яна Горонок:

Абсолютно, да. Я считаю, что счастье просто так не придет, вы должны быть кузнецом своего счастья, вы должны его сами создавать. Очень простые упражнения, смена шаблона своего поведения в целом приведут вас к иной жизни, которая, думаю, вам понравится.

Тамара Барковская:

Замечательный посыл! Благодарю вас, Яна Игоревна, за сегодняшний эфир! Уважаемые зрители и слушатели, это была программа «Медицинский консилиум» с Тамарой Барковской.