Инфекции – от самых опасных до бытовых, разбираемся с профилактикой и лечением

Инфекционные заболевания

Тэги: 

Денис Остроушко:

Здравствуйте, уважаемые слушатели и зрители, в эфире Mediametrics, «ЗОЖ через молодежь» — это программа об общественном здоровье и здоровом образе жизни в целом. Меня зовут Денис Остроушко, и сегодня мы решили поговорить вместе с моей замечательной соведущей Елизаветой Раймуллой, тьютором, медиа-волонтером РНИМУ им. Н. И. Пирогова, о довольно неожиданной теме. Не думали мы про инфекции, вроде бы цепляли эту тему в прошлых выпусках, но полноценно с профессионалом, врачом-инфекционистом никогда не разговаривали. И поэтому мы решили сегодня пригласить в студию Марию Богданову — врача-инфекциониста инфекционной клинической больницы №2 Департамента здравоохранения Москвы. Я прочитал, что инфекции бывают особо опасные и так себе. В Вашем резюме написано «специалист по особо опасным инфекциям». Не страшно ли заниматься этим?

Мария Богданова:

Ну кто-то же должен. На самом деле, когда знаешь, чего бояться, это и не страшно, когда знаешь, как защитить себя, окружающих и весь город от особо опасных инфекций, то это даже приятно.

Денис Остроушко:

Какая инфекция особо опасна сейчас в Москве?

Мария Богданова:

В Москве здравоохранение предотвращает нас от особо опасных инфекций. Сейчас особо опасных инфекций в Москве нет, но завозные случаи всегда возможны и бывают. Это инфекции, которые может привести каждый: как туристы нашей страны, которые путешествуют за рубежом, так и туристы, которые хотят посмотреть нашу страну. Поэтому это актуально, потому что миграция сейчас очень большая, люди путешествуют.

Денис Остроушко:

Раз сейчас нет особо опасных, давайте поговорим о том, что же тогда популярно, с чем чаще всего к Вам привозят или к Вам обращаются.

Мария Богданова:

Если говорить не из завозных инфекций, а из местных, московских, то на первом месте стоят кишечные инфекции. Их достаточно много, сейчас летнее время, все эти инфекции активируются, и статистика говорит о том, что нужно знать, как этого избежать и как не попасть в нашу больницу. 

Елизавета Раймулла:

Почему их называют летними, почему они активизируются летом и с чем это связано? 

Мария Богданова:

Не то чтобы летние, но некоторые кишечные инфекции, допустим, вирусные, встречаются как в зимние, так и в летние периоды, но летом активируются в основном пути передачи инфекции. Температура окружающей среды, хранение продуктов, завоз разных продуктов, которые продаются на рынке (фрукты, ягоды, овощи), палатки, которые продают фаст-фуд, уличная еда —понятно, что нарушаются все нормы, и бактерии начинают больше размножаться и вырабатывать свои токсины. Мы кушаем это все и получаем такие заболевания, как кишечные инфекции. Также люди начинают купаться в разных водоемах, и это тоже путь передачи водных кишечных инфекций, которые активируются летом.

Елизавета Раймулла:

Бактерии изначально есть на наших продуктах, просто летом температура более высокая, и поэтому они размножаются активнее.

Мария Богданова:

Мы с ними живем, бактерии и вирусы везде нас окружают: на продуктах, бытовых вещах, в общественном транспорте, для их размножения создаются благоприятные условия — портящиеся продукты, активируются пути передачи через мух, насекомых, мухи сидят на одной пище, потом перелетают на другую, а вы это все кушаете.

Денис Остроушко:

В детстве нас пугали, рисуя картинки, где кариес бегает и бьет по зубу, тем самым его разрушает. Для того чтобы у меня в голове сложилась картинка, как действуют эти бактерии, расскажите: я взял грязную пищу и положил ее в рот — что происходит внутри меня, почему происходит кишечная инфекция?

Мария Богданова:

Кишечные инфекции бывают разных типов. Если бактериальные мы обсуждаем, то есть кишечные инфекции, которые вызываются непосредственно бактериями, когда мы кушаем бактерии по какой-то причине, либо большая концентрация этих бактерий в продукции, либо у человека есть особенности желудочно-кишечного тракта, когда наш желудок вырабатывает меньше соляной кислоты. Если же кислотность снижена или бактерий слишком много, они все равно проходят дальше и начинают размножаться, развиваться и вырабатывать различные токсины, при всасывании их через кишечную стенку в кровь создаются благоприятные условия, в которых хорошо и вкусно. Если простыми словами, то возникает воспаление слизистой желудочно-кишечного тракта, кишечника, секретируется больше воды, меньше всасывается продуктов питания и возникает один из самых первых симптомов — диарея. Рвота и диарея — это основные симптомы, которые характеризуют все кишечные инфекции.

Если мы кушаем испорченный продукт, в котором раньше жила бактерия, ей там тоже было вкусненько, она жила, ей там было хорошо, и она вырабатывает в это время много токсинов, продуктов жизнедеятельности. И даже когда они погибают, они тоже вырабатывают очень много токсинов. Мы кушаем этот продукт и получаем не бактерии, а непосредственно сами токсины, которые вызывают примерно те же самые симптомы, но это проходит быстрее и не нуждается в антибактериальной терапии.

Денис Остроушко:

В этом случае все пройдет довольно быстро, буквально несколько таблеточек, и все хорошо. А в первом случае, когда бактерии начали внутри размножаться и создавать эту среду, сам организм уже не может справиться и нам нужно что?

Мария Богданова:

Нужен врач. Тут вступает наша специальность на полном ходу.

Денис Остроушко:

Как понять, в какой момент мне нужен врач? Если я каждый раз, когда у меня будет небольшое расстройство, буду звонить в скорую, то это будет не совсем верно. 

Мария Богданова:

Помимо скорой у нас еще амбулаторное звено, в которое мы всегда может прийти, в поликлинику. Понятно, что мы все люди цивилизованные, XXI век, все успешные, все работают, все знают, как мыть руки, мы не живем в далекой деревне в Индии, поэтому мы знаем, как правильно бороться с антисептикой, но нет такого человека, который не болел бы кишечной инфекцией.

Первым делом надо обратиться к врачу, и врач решает, потому что симптомы кишечной инфекции — тошнота, рвота, боли в животе, повышение температуры, которые характерны для кишечных инфекций, — это могут быть первые симптомы не только кишечной инфекции, но и стартом серьезных заболеваний. Это может быть просто интоксикация организма, реакция организма на токсины, пневмония тоже может стартовать, когда повышается температура, нарушение стула и тошнота. Также к нам часто приводят больных, которые думают о том, что у них кишечные инфекции, дома пытаются лечиться, но симптомы очень неспецифичны. Тот же самый менингит — тошнота, рвота многократная, температура. Все думают, что это может быть начало кишечной инфекции, а тут время идет на часы, поэтому нужно осторожно. Хирургические проблемы – аппендицит, холецистит, которые требуют немедленного вмешательства, стартуют точно так же. Может быть кратность стула не такая, интенсивность болей другая, но все равно надо к себе прислушиваться.

Елизавета Раймулла:

Из анамнеза сами мы можем понять, что мы отравились? Какие продукты в списке опасных?

Мария Богданова:

Наиболее опасные и вкусные для бактерий продукты: яйца, мясо, молочные продукты. Обычно через такие продукты больше всего бактериально-кишечных инфекций передаются, но кишечные инфекции — это достаточно большой раздел в инфекционных болезнях, и к ним относятся абсолютно разные инфекции. Допустим, иерсиниозы, которые могут быть просто в салате, в кочерыжке от капусты, они там любят размножаться и жить. Ботулизм — консервированные самодельные продукты, кустарного производства, соленья, копчение рыбы — это все тоже приводит к тяжелым кишечным инфекциям, а при ботулизме тоже время идет на часы.

Если разговаривать о лете, то разные ягоды, арбузы, которые везут издалека, фрукты, но это в основном связано с тем, что кто-то пробует это все на рынке, грязными руками потрогали, напробовались — и к нам.

Елизавета Раймулла:

А если мы сами выращиваем фрукты и овощи у себя на даче, у бабушки на огородике, не является ли это гарантией того, что у нас не будет никаких инфекций?

Мария Богданова:

Нет, это не является гарантией, потому что в земле тоже очень много подстерегает опасностей, удобрения те же. А удобрения — это что? Продукты жизнедеятельности. Поэтому тоже надо мыть, с грядки — не значит чистое, не значит здоровое. И опять же про грядки, про домашние соления, консервирование продуктов: многие из наших мам, друзей, бабушек любят что-то консервировать, и это к вопросу о ботулизме. Кустарные производства опасны тем, что спора ботулизма находится много где в окружающей среде — в почве, в болотистых местах. Мы собираем грибочки, их вроде помыли, но эти споры очень устойчивы к кипячению, то есть их надо кипятить часов 5 при постоянной температуре, чтобы все обеззаразить. И когда мы закручиваем консервы, создаются анаэробные условия, поэтому и хранятся долго все продукты. Мы консервируем их, создаем хорошие условия, и если там даже одна спора была, она превращается в очень гадкую бактерию, которая начинает продуцировать токсины, и для некоторых это заканчивается печально.

Денис Остроушко:

Кипятить 5 часов — это не вариант. Как обезопасить себя? 

Мария Богданова:

От этого никто не застрахован, уксусы, соль — это тоже не уничтожает эту спору, она очень стойкая, она будет жить. Просто не закрывать банки.

Денис Остроушко:

Этому процессу уже очень много лет. 

Мария Богданова:

Согласна, что это невозможно, но такой шанс есть у всех. Понятно, что когда это происходит на фабрике, там мощное кипячение, добавление химических веществ, они облучением дезинфицируют все продукты, и они безопасные. Но любая баночка может хранить в себе такую бактерию.

Денис Остроушко:

Но если она внутри развивается, размножается, то когда ты открываешь эту банку, ты должен заметить этот процесс. Может быть, запах специфический, вкус или вздутие банки.

Мария Богданова:

Я, конечно, не пробовала и не очень хочу пробовать такую баночку, но по вкусовым качествам они не меняют свойства продукта. По крайней мере, те больные, которые поступают с ботулизмом, не рассказывают, что это был невкусный грибочек. И обычно такие заболевания — это семейные вспышки, кто вместе кушает.

Денис Остроушко:

Сейчас всех дачников предупреждаю и обязательно расскажу родственникам, что так делать нельзя или надо делать аккуратно.

Мария Богданова:

Не то, что нельзя делать, понятно, что все этим занимаются, просто нужно понимать, что если вы скушали такую баночку, и у вас начались первые расстройства стула, то это звоночек к тому, что надо пойти к врачу и помнить о такой инфекции, которая может привести к плохим последствиям. Наверное, все слышали про ботулизм, как он примерно проявляется: человек перестает дышать, глотать, у него возникают параличи.

Денис Остроушко:

Через какое количество времени проявятся эти симптомы?

Мария Богданова:

Инкубационный период может быть от 2 часов до нескольких дней, поэтому тут не угадаешь. Но надо помнить об этой баночке.

Денис Остроушко:

Если съели вечером, на следующее утро пошел на работу и там уже начал задыхаться.

Мария Богданова:

Как правило, первые клинические симптомы — это все-таки диарея и после этого, в течение какого-то промежутка времени, в зависимости от каких-то особенностей человека, это развивается в следующую стадию болезни, которая ведет к серьезным последствиям.

Денис Остроушко:

Сейчас очень популярно говорить о вакцинации. Нет ли случайно вакцины от этого заболевания?

Мария Богданова:

От ботулизма нет, еще не изобрели. Во-первых, все проблемы возникают не от бактерии, а от ее токсина, поэтому вводят анатоксины, когда лечат больных, антидот от этих токсинов, чтобы они быстренько инактивировались. Лечение таких больных всегда происходит в реанимационных условиях, потому что в любой момент потребуется специфическая помощь.

Елизавета Раймулла:

А есть ли какие-то инфекции, может быть вирусные, от которых нужно обязательно вакцинировать?

Мария Богданова:

Сейчас есть вакцинация от ротавируса, эффективная вакцинация, и всех детишек надо вакцинировать, потому что процент ротавируса среди вирусных гастроэнтеритов преобладает среди других вирусов. И с учетом того, что наши хорошие ученые создали такую вакцину, почему бы и нет. Дети очень подвержены обезвоживанию, и понятно, что они где-то не пожалуются, где-то не скажут, поэтому лучше предотвратить. Тем более, что этот вирус очень стойкий в окружающей среде, и он может находиться 2 недели в быту.

Почему такая вспышка заболеваемости: потому что антисептика среди детских коллективов, игрушки облизывают, целуют маму, папу — это все очень хорошо, но вирус попадает в окружающую среду с рвотными массами или с диарейным синдромом очень легко, и он достаточно стойкий в окружающей среде в отличие от других вирусов. Поэтому вакцинация от ротавируса детишек нужна. 

Денис Остроушко:

А взрослых? Или взрослые сами справятся?

Мария Богданова:

Взрослые к определенному моменту уже переболевают этим вирусом. За детей решаете вы, а взрослый человек принимает решение. Если появляются маленькие дети, то шанс заболеть ротавирусом очень большой. Или в детских коллективах человек работает и не болел раньше ротавирусом, то почему нет.

Денис Остроушко:

Это как с ветрянкой — один раз переболел и можешь жить спокойно.

Мария Богданова:

Нет, там не стойкий иммунитет, но он сохраняется в течение достаточно большого количества времени. Но в зависимости от иммунной системы все равно любые наши антитела теряют силу со временем, если человек постоянно не контактирует с этим вирусом.

Денис Остроушко:

Недавно слышал очень интересную информацию о том, что воду в Москве из-под крана в некоторых районах можно пить. Я все-таки за то, чтобы кипятить ее.

Мария Богданова:

Водный путь передачи кишечных инфекций есть, и он 50%, поэтому пить воду из-под крана я бы не советовала. Хотя наши доблестные руководители сказали, что можно пить воду из-под крана, наверное, они придумали способ очищения, дезинфекцию этой воды. При кипячении большинство из бактерий погибают, поэтому мы должны кипятить воду и в путешествиях.

Елизавета Раймулла:

Если говорить не про воду из-под крана, а про воду в водоеме. Мы все куда-то выезжаем, если просто вода попадет?

Мария Богданова:

Это проблема, поэтому купаться надо в тех местах, где разрешено купаться. Многие у нас лезут в водоемы, на которых написано «Купаться запрещено», а это не просто так написано, это взяли анализ воды, проверили и кто-то там вырос, очень страшный, в котором купаться не очень хорошо. Поэтому купаться надо в чистых водоемах, которые проверены, или в водоемах, которые пригодны для купания. В Москве есть перечень водоемов, где можно купаться и где нельзя купаться.

Купание в стоячей воде или в проточной: речки более чистые, потому что в них ничего не застаивается, и если проплыло мимо, то хорошо. В озерах, водоемах, в которых нет течения, это может стать проблемой. Там живут бактерии точно так же, а также там купаются те дети и те люди, которые могут быть бессимптомными носителями бактерий, которые могут для вас или для кого-то другого быть причиной заболевания. Миграция населения очень большая, много приезжих из Азии и не только. И для местных жителей не все инфекционные болезни привычные. А в Азии носительство брюшного тифа, который является той же самой сальмонеллой, просто более громкой, грозной, они могут быть просто носителями, могут быть не больными людьми, а выделять с испражнениями бактерию, которая может при попадании в организм другого человека вызвать грозное заболевание.

Денис Остроушко:

Мой друг собирается в Иркутск помогать волонтерам, там произошло бедствие, но при этом говорит, что из-за того, что там сейчас такая ситуация, инфекции более активны, чем раньше. Можно ли защититься вакцинацией?

Мария Богданова:

Любое бедствие, любое наводнение, любое землетрясение первым делом ведет к росту инфекционной заболеваемости, потому что нарушается септика, антисептика, наводнение — это из какого-то региона она смывает чьи-то канализации, и понятно, что кишечные инфекции активируются, и не только кишечные инфекции. Люди, находящиеся в таком стрессе, более подвержены любым заболеваниям. Защититься как: если говорить про водный путь передачи, гепатита A может быть вспышка запросто, от него есть пожизненная вакцинация, достаточно два укольчика сделать и больше не думать об этом. Много других кишечных инфекций.

Денис Остроушко:

От которых нельзя вакцинироваться, только таблетки с собой.

Мария Богданова:

Нельзя вакцинироваться, но аптечку с собой взять надо большую, и думаю, что здравоохранение региона, в котором происходят бедствия, сразу берет анализы воды и старается контролировать все процессы. Думаю, что если он едет туда волонтером, можно задать вопрос людям и спросить, чего же ему бояться.

Елизавета Раймулла:

Вопрос очень важный и актуальный для жителей Москвы. Инфекции в метро: что можно подцепить в метро, что может находиться на поручнях, летать в воздухе, чего стоит бояться?

Мария Богданова:

В метро можно подцепить все что угодно. Вопрос не что можно подцепить, а как этого избежать, потому что в метро, во-первых, большое скопление народа, вентиляция хуже, мало свежего воздуха, народ разный — и болеющий, и не болеющий. Поручни — это самые грязные места в Москве. Все что угодно, начиная от банальной ОРВИ или кишечной инфекции до гриппов, туберкулеза и всего остального. Поэтому тут вопрос скорее в вашем иммунитете, потому что все мы сталкиваемся с этими болезнями, мы не живем в стерильном мире, мы все ездим на метро, в общественном транспорте, с кучей людей общаемся, все трогаем, но не все из нас болеют. Поэтому тут надо сказать о здоровом образе жизни, о том, что иммунная система здорового человека защитит вас от всего этого. Если же какие-то нарушения в вашей иммунной системе произошли, то любая бактерия, любой вирус может какие-то заболевания активировать. Поэтому предохранить себя сложно.

Многие люди, особенно в зимнее время, когда период респираторных вирусных инфекций, грипп, все надевают маски, но на самом деле это даже делает хуже им, потому что они дышат бактериями. Бактерии размножаются в той среде, в той душной атмосфере, которая находится под маской. Есть маски, а есть марлевые повязки. В основном, это марлевые повязки, которые мы используем, маски — это более усовершенствованное средство защиты, но защищает далеко не от всего, даже ни от гриппа, ни от ОРВИ, ни от чего не защищает. Это воздушно-капельная инфекция, эти маленькие капельки, которые у него тем или иным способом вырываются в атмосферу, наоборот, оседают на этой маске. Эта марлевая повязка проницаема для этих вирусов, они туда перебегают, им там замечательно и хорошо. Считается, что и маску, и марлевую повязку надо менять каждые 2 часа. И вообще, маски и марлевые повязки должен носить человек, который болеет, чтобы не распылять эти инфекции. Особенно это смешно выглядит, когда люди надевают такие маски на улице, когда свежий воздух, это не совсем адекватная защита.

Денис Остроушко:

У меня всегда с собой есть влажная салфетка, спиртованная, и выходя из метро или городского транспорта, я мою руки. Помогает ли и защищает ли это меня?

Мария Богданова:

Такое очищение рук не совсем. У нормального человека почти около миллиона бактерий живут и размножаются. Кто-то хороший из них, кто-то плохой, кто-то условно хороший или плохой, но все они живут вместе с нами. И что касается мер предосторожности: понятно, что руки в рот не надо, облизывать их не надо. Если у вас нет ни воды, ни мыла, только салфетка, то это лучше, чем ничего.

Сейчас везде продаются в аптеках и просто в магазинах антисептики. Люди садятся за стол и вместо того, чтобы идти в туалет помыть руки, считают, что их руки чистые. Это неправильная тактика. Механическое очищение рук, когда мы моем, когда мы трем их и плюс мыло, создает специфическую среду, защелачивает наши руки, и считается, что минимум 20 секунд надо мыть руки, для того чтобы бактерии механически ушли с рук. Потом можно уже пользоваться этими антисептиками, тогда есть шанс. А эти гели не предохраняют от таких бактерий.

Денис Остроушко:

Это открытие для меня, если честно, я думал, что они работают.

Елизавета Раймулла:

Я тоже думала, что они работают, пока у нас не прошел цикл микробиологии в университете. 

Мария Богданова:

Студенты медицинского учреждения делают такие эксперименты, когда учатся — посевы с рук до того, как руки помыли, после того, как руки помыли или после антисептика. И это подтверждает мои слова. 

Елизавета Раймулла:

Нам говорили, что если не будет бактерий, то мир и мы сами, люди, наш кожный покровы, внутренности покроются грибковыми заболеваниями и грибами. Правда ли то, что бактерии борются с грибами, и поэтому у нас равновесие, и очень сильно избавляться от бактерий тоже не следует?

Мария Богданова:

В нашем мире вообще что-нибудь тронь, и оно развалится, мне кажется. Не было бы бактерий, и мир бы не смог существовать, не было бы вирусов — тоже. То есть это же все не просто так придумано, все взаимосвязано. Конечно, все микроорганизмы взаимодействуют, мы не можем жить без бактерий, наша кишечная флора, наша флора на коже — даже если какие-то страшные цифры называли по килограммам бактерий, сколько их в нашем организме, даже в кишечнике живут 50 триллионов бактерий — такая колоссальная цифра. И если их всех убрать, не только грибы умрут, но и мы с ними. Микрофлора же не зря придумана, она помогает пищеварению, здоровая микрофлора кишечника, которая состоит из большого количества бактерий, помогает нам. Мы бы не смогли переварить ни одну булочку, ни один кусочек мяса, они наши помощники, и без них нет шансов.

Денис Остроушко:

Я вспомнил еще один миф, тоже из детства: быстро поднятое не считается упавшим, это не работает?

Мария Богданова:

Для бактерий это не работает, может быть, им надо меньше секунд, у них время идет немножко по-другому, и для них 3 секунды — это очень долго. 

Денис Остроушко:

Они успевают.

Мария Богданова:

Конечно. Это правило студента, что упало, то упало на бумажку, не работает, потому что механически мы не можем уронить продукт в место, где нет бактерий, такого места не существует на Земле. Это надо выкинуть и не кушать или помыть. 

Денис Остроушко:

Кстати, обработка овощей и фруктов — то, с чего мы начали: все-таки холодной, горячей водой или теплой мыть?

Мария Богданова:

Спасает только кипячение. Мыть лучше под горячей, больше шансов, это тоже должно быть механическое мытье, трение само по себе сбрасывает какое-то количество бактерий. Мыть мылом необязательно, антисептиками тоже необязательно, потому что мы потом будем кушать. Проблема с такими продуктами, как салаты — их промыть почти невозможно, или виноград, изюм — такие вещи, которые просто механически невозможно промыть, их обычно замачивают на какое-то время и потом потребляют в пищу. 

Денис Остроушко:

Гели были какое-то время популярны, которыми зачем-то помидоры смазывали, вроде бы очищая.

Елизавета Раймулла:

Одна моя знакомая мыла все овощи и фрукты в соде, думая, что это очень эффективно.

Мария Богданова:

Когда моешь в соде, что-то же все равно остается на продукте, ты кушаешь, а сода инактивирует соляную кислоту, и барьерные функции снижаются, это не очень хорошо.

Елизавета Раймулла:

Даже ухудшает? Ничего себе!

Денис Остроушко:

Еще один миф, что животные домашние — это все-таки опасно.

Мария Богданова:

Но они такие милые! Как же мы будем жить без домашних животных? Конечно, они несут в себе опасность, они могут быть источниками заболевания. О своем животном надо заботиться, надо проводить определенные курсы с регулярной периодичностью, дегельминтизацию этих животных. Вакцинация животных от бешенства, особенно если животное живет на даче, выходит за пределы участка и где-то гуляет, с кем-то знакомится. И это необязательно волк или лиса, это может быть банальный ежик, который переносит такие грозные заболевания. Поэтому для того чтобы не было распространения этих инфекций, даже превентивно вакцинируют животных, это должно быть контролируемо, потому что иначе бы у нас было очень много бешенства.

Елизавета Раймулла:

А если это не домашнее животное? Сейчас очень модно возить детей на всякие эко-фермы, погладить коровку, лошадку, можно ли заразиться от таких животных?

Мария Богданова:

Чисто гипотетически от любого животного человек может заразиться. Наверное, на фермах есть определенный ветеринарный надзор за этими животными, и любая ферма обязана содержать животное в нужных условиях. Периодически берут анализы и следят за этим. Я думаю, что там все животные вакцинированные.

Денис Остроушко:

Но если помыть руки примерно 20 секунд…

Мария Богданова:

И если их не целовать, не обнимать, тут не только в руках дело. Еще вопрос о содержании куриц, индеек, тоже надо помнить, что это источник достаточно грозных и угрожающих заболеваний (сальмонеллез среди куриц), если курочка вдруг случайно умерла не своей смертью, надо подумать, почему. Если среди куриц случился падеж, то не надо их есть. Понятно, что это мясо, жалко, ты его вырастил, но причина есть, надо обратиться к ветеринару и разумно к этому подойти. 

Денис Остроушко:

Или в крайнем случае звонить в скорую помощь или в инфекционную больницу. Я так понял, что с кишечными инфекциями — это инфекционная клиническая больница №2.

Мария Богданова:

С кишечными инфекциями везут не только в нашу больницу. У нас всего две инфекционных больницы — №1, №2, и везут и туда, и к нам, потому что очень много кишечных инфекций, поэтому нет одной больницы, которая занимается ими. В любой инфекционной больнице есть отделение кишечных инфекций.

Денис Остроушко:

Можно позвонить сразу к вам в больницу или лучше сначала в скорую?

Мария Богданова:

Есть амбулаторное звено, врачи есть не только в больницах, и стационарное лечение необязательно всем показано. То есть при каких-то малейших признаках заболевания достаточно просто обратиться в поликлинику, вам дадут совет, там тоже есть инфекционисты, и назначат курс лечения. Если он не помогает, болезнь развивается дальше, наступает обезвоживание, судороги, снижение диуреза — это показание для госпитализации. Если бы Вы каждый раз звонили в скорую при малейших симптомах, то там такие же врачи работают и также могут Вам помочь.

Денис Остроушко:

Я надеюсь, что все мы будем здоровы, тем более врачи вокруг нас, они нас обязательно спасут от любой болезни. А раз сегодня мы говорим про инфекции, то от инфекций. Это была «ЗОЖ через молодежь», будьте здоровы и мойте руки минимум 20 секунд. Пока.