Преимущества сетевых стоматологий

Стоматология

Тэги: 

Юлия Клоуда:

Меня зовут Юлия Клоуда, в эфире программа «Начни улыбаться». Мы стараемся совместно с вами разобраться в стоматологических проблемах, найти решения и ответы на все вопросы. Сегодня тема нашей программы: «Преимущества сетевых клиник».

Делая рейтинг уже на протяжении 6 лет, мы заметили некоторую тенденцию. Во-первых, с каждым годом, в среднем, сетевых клиник становится больше на 5-7 %, а за последние 3 года количество сетевых клиник увеличилось на 20 %. Вторая тенденция, которая тоже была подмечена нашими модераторами рейтинга — то, что сетевые клиники теперь дают отдельное название каждому своему сетевому филиалу. У меня в гостях Сергей Алдашенко — исполнительный директор сети стоматологий "Дента-Эль", одной из старейших клиник Москвы. Она зародилась в 1996-м году, и из одной превратилась сейчас в 14, имеет более чем 300 врачей разной направленности по стоматологии, имеет крупнейшую зуботехническую лабораторию. Я хочу сказать, что являюсь вашей пациенткой уже давно. У вас же не только стоматологические услуги, но и клиника для всей семьи, так что спасибо вам и вашим работникам, особенно врачам. Всегда внимательный подход, и решали те проблемы, которые в других клиниках не могли решить.

Мне бы хотелось, чтобы мы сегодня рассказали нашим слушателям, в чем преимущество лечения в сетевых клиниках? Вы, наверное, сами знаете, что сначала сетевые клиники – те, которые не очень хорошо работают, – действуют по какому принципу? Большие объемы, низкое качество. Тем самым они и подпортили репутацию сетевых. Хотя, мое мнение, что сетевые имеют некий набор атрибутов и стандартов, регламентов, которые дают определённое качество. Но вы, я думаю, лучше, чем я, сможете рассказать нашим слушателям.

Поэтому первый вопрос: расскажите успех сети "Дента-Эль". Я помню вас лет 10 назад и, например, лет 5 назад вы вообще поменяли, мне кажется, практически всё – изнутри, сервис, сделали ремонт, вообще, европейский подход. Расскажите, как вы добились такого успеха?

Сергей Алдашенко:

С удовольствием отвечу на ваши вопросы. Действительно, сеть стоматологий «Дента-Эль» – старейшая сеть на рынке, первая клиника была открыта в 1996 году как обычная клиника, каких в Москве тысячи. Сейчас 14 клиник по Москве, есть клиника на Новой Риге, есть клиника в Подольске, есть большие планы по экспансии в регионы, есть большие планы по увеличению количества клиник. Помимо этого, созданные клиники уже сейчас оснащены всем необходимым и оборудованием, и всем необходимым для процесса лечения, для контроля качества оказания услуг. Есть сильная команда управленцев, которые контролируют все процессы. Но, самое главное, безусловно, – наш пациент, и мы создаем все условия, необходимые для пациентов. В первую очередь, конечно, мы обеспечиваем безопасность. У нас есть свой стандарт безопасности пациента, который мы разрабатываем совместно с британской компанией GMB, я более подробно попозже расскажу.

Оснащение клиник позволяет проводить полный спектр стоматологических услуг, начиная от диагностики. Наши клиники оснащены компьютерными томографами, цефалостатами, ортопантомографами, и прицельные снимки — это само собой разумеющееся. Лечение невозможно без грамотной диагностики, 100 %. Поэтому, что касается общей диагностики это — КТ, цефалостат, орто-, «прицельники». Непосредственно лечение — это клинические микроскопы, на которых можно проводить диагностические услуги, которые позволят более качественно выполнить работу и дать более длительную гарантию в том числе. В ортопедии применяются артикуляторы, лицевые дуги, в терапии, гигиене — интероральные камеры, в высокой эстетике — интероральные сканеры, которые мы сейчас очень активно развиваем, направление цифровой медицины, цифровой стоматологии. Внедряем цифровой протокол уже сейчас, мы работаем с ним. Мы хотим проапгрейдить своё оборудование и вывести эстетическую медицину на новый уровень, сделать её нашим приоритетным направлением. Плюс, мы очень активно занимаемся развитием ортодонтии, и цифровой протокол поможет нам сделать это быстрее и более эффективно.

В наших клиниках лечится порядка 50 тысяч пациентов ежегодно; соотношение составляет приблизительно 20 % первичных пациентов, остальные все повторно. Оставаемость в клиниках составляет более 85 %; мы очень тщательно контролируем этот показатель, он является одним из ключевых показателей эффективности при контроле деятельности клиники, помимо контроля качества, естественно. Так что развиваемся, и планы по развитию на ближайшее время очень серьезные. На Cовете директоров было принято решение удвоения количества клиник "Дента-Эль" в ближайшее время, поэтому идем туда.

Но надо также отметить, что успех "Дента-Эль" — лишь часть общего успеха команды, которая давно уже сформировалась, и которая эффективно руководит холдингом. На текущий момент клиники "Дента-Эль" входят в холдинг, который включает в себя сеть клиник «Семейная», 14 клиник в Москве, в регионах, крупнейшие клиники в Рязани, крупнейшая клиника в Туле, региональная экспансия продолжается. Кроме того, мы сейчас открываем 15-ю клинику и «Семейную», и «Дента-Эль» на Киевской. Совершенно новый формат. Клиника «Дента-Эль» там станет неким инновационным центром, который мы оснастим еще более качественным оборудованием; клиника «Семейная» расширится новым направлением, онкологическим. Будут проводить лечение пациентов по госгарантиям, ОМС. Этот формат сейчас для нас пилотный, 4000 квадратных метров, которые мы в дальнейшем будем тиражировать.

Юлия Клоуда:

Очень здорово! К сожалению, стоматологическими услугами я не успела воспользоваться в вашей клинике, только дети, а в «Семейной» – да, была не раз. Могу сказать, что очень приятная атмосфера, и мне решили проблему с точки зрения ЛОРа очень хорошо, хотя в других медучреждениях от меня отказались. Поэтому отдельное спасибо вашим врачам и их чуткому отношению, они шли мне навстречу, не госпитализировали, всегда поддерживали, были на связи. Всё, что вы говорите, могу подтвердить из своего личного опыта. Действительно, клиника ставит во главу угла пациента, а не как обычно происходит – чем крупнее сеть, тем снижается...

Сергей Алдашенко:

Зависит исключительно от контроля качества, качества лечения в том числе, от работы с врачами. И в клинике «Семейная», и в клинике «Дента-Эль» мы очень активно работаем с врачами. Они проходят постоянное, непрерывное обучение, повышение квалификации совместно с партнерами на базе входящего в холдинг корпоративного университета клиники «Семейная», где за качество оказания медицинских услуг отвечает Павел Яковлевич Бранд — очень сильный управленец.

Юлия Клоуда:

Кстати, расскажите, мы начали говорить о том, что у вас есть некие стандарты качества британской школы, правильно я вас услышала?

Сергей Алдашенко:

Нет, нет, мы ставим приоритетом заботу о пациенте, его безопасности, потому что мы понимаем, что когда пациент выбирает клинику, он прежде всего думает о том, чтобы ему там было безопасно. Есть требования Министерства здравоохранения, есть правила Всемирной организации здравоохранения, но мы пошли немножко дальше. Да, мы соблюдаем базовые принципы, но параллельно мы совместно с партнером, британской компанией GMB, крупнейшим производителем одноразовой продукции, которая является залогом безопасности для пациентов, разработали стандарт безопасности пациента «Дента-Эль». Стандарт подразумевает максимальное использование одноразовых инструментов, а то, что нельзя использовать одноразово, проходит не просто стандартный режим стерилизации, очистки, автоклавирования, всего прочего, но и дополнительно применяем приборы, которые разрабатывают крупнейшие производители, в частности, компания Sirona. У них есть приборы, которые позволяют одномоментно стерилизовать самую, так скажем, опасную часть лечения – подвижной роторной группы, то есть, чем сверлят, препарируют. Их очень сложно обрабатывать тщательно, из-за наличия подвижных частей их необходимо продувать, чистить, смазывать и всё прочее, но есть прибор, который позволяет делать одномоментно. Соответственно, одновременно и сокращается скорость, и повышается качество стерилизации инструментов.

Юлия Клоуда:

Да, вы правы. Одна из важнейших тем — безопасность. Очень часто бывает: всегда говорим про качество лечения, но забываем иногда про элементарную безопасность.

Хотела еще спросить. Когда мы делали последний рейтинг, то заметили, что очень много клиник, сетевых медцентров наконец-таки подтянулись и стали оказывать услуги детям-пациентам. У вас детское направление уже было, но вы сейчас, насколько мне известно, больше своих усилий прикладываете, потому что вы же «Семейная», у вас всегда была хорошо развита общая медицина, не стоматология. Что касается стоматологии, как вы сейчас, все 12 ваших клиник готовы принять маленьких пациентов?

Сергей Алдашенко:

Там, где возможно с точки зрения законодательства, мы развиваем детские направления. Сейчас из последних — открытие детского стационара на базе клиники «Семейная», там лечим деток. Что касается стоматологии – мы лечим под наркозом; что касается новых технологий, всё, что появляется на рынке, мы получаем первыми. Стандарты лечения наших маленьких пациентов строго контролируются, они на очень высоком уровне. Мы делаем всё, что нужно, и всё, что есть сейчас в современном рынке.

Юлия Клоуда:

Обычно у сетевых клиник, особенно, у которых есть детское направление, появляется какой-то герой для малышей. Вы еще об этом не думали? У кого-то пчелка, у кого-то крокодильчик. Мне кажется, что для детей стоматология такая тема, которая должна ассоциироваться с каким-то сказочным персонажем. Вы пока еще не вводили у себя?

Сергей Алдашенко:

Пока нет, но работаем над этим, опять же, с компанией GMB. Дело в том, что эта компания производит одноразовые карпульные шприцы. Если вы обратили внимание, в основном, когда приходишь в стоматологию, берут карпульный металлический шприц, вставляют в него карпулу с анестетиком, и вводят. Это самый, скажем так, болезненный и стрессовый момент, в том числе для ребенка. Мы применяем, во-первых, одноразовые карпульные шприцы, во-вторых, они стилизованы специально для детей. Когда доктор вскрывает пакетик, на нём нарисован некий герой, какая-то замечательная зверушка. Мы применяем двухступенчатое введение анестетика: сначала смазываем десну местным анестетиком, для того чтобы не чувствовать укольчик, потом доктор, играючи, аккуратненько вводит уже настоящий анестетик, и лечение проходит безболезненно. Самое главное, чтобы ребенок в этот момент не испытывал стресса. Мои дети все лечатся только у наших врачей, и могу сказать, что всё замечательно. У них нет дентофобии, они с удовольствием приходят, как на рутинную процедуру, как на стрижку, очень спокойно.

Юлия Клоуда:

При составлении рейтинга, когда мы рейтингуем детские отделения или там, где оказывается помощь детям, важно наличие детского уголка. Он у вас, мне кажется, есть в каждой клинике и довольно большой.

Сергей Алдашенко:

Да, безусловно, особенно в клиниках, которые находятся на одной площадке с клиникой «Семейная». Безусловно есть детский уголок, где есть игрушки, всё, что необходимо. Мы следим за тем, чтобы игрушки были чистыми, не поломанными, интересными.

Юлия Клоуда:

Возникает проблема каждый раз, потому что надо идти в кабинет, а у вас так классно в уголке, что никто не хочет оттуда уходить. Да, согласна, что у вас всё как надо для детишек.

Давайте, подскажем нашим слушателям, как выбрать качественную стоматологию? Какие есть признаки того, что действительно одна стоматология качественная, а другой надо опасаться? Столько страшных историй, недавно вспоминала историю, как поступил один доктор, работающий в не очень хорошей стоматологии. Большой поток пациентов, у них закончились инструменты, и они просто облили их водой, и пошли дальше лечить. Упаси бог попасть в такую стоматологию. Какие вы дадите лайфхаки нашим слушателям?

Сергей Алдашенко:

Начинать надо с самого начала, как пациент выбирает стоматологию? Как правило, пациент принимает решение идти в стоматологию в моменты стресса, когда уже прижмёт. Очень мало сознательных пациентов, которые хотят пройти полную реабилитацию, восстановить полностью ряд. Даже на элементарную гигиену, к сожалению, приходит очень мало пациентов, которые делают её регулярно, но количество постоянно растет. Мы в том числе работаем над пропагандой гигиены, необходимости ухода за полостью рта, связью между состоянием полости рта и общим заболеванием, общим, скажем так, состоянием организма. Поэтому, когда пациент начинает выбор стоматологии, наверное, он сразу обращается в интернет.

Юлия Клоуда:

Да, так и есть, 80 % людей ищут через интернет.

Сергей Алдашенко:

Заходя в интернет, он видит рекламу, сайты, которые появляются, соответственно, реагирует на либо рекламные моменты, либо заходит на сайт. Самое главное в этой ситуации понимать, что должна быть хорошая коммуникация, то есть если сайт представлен в информационном пространстве, то должно быть легко коммуницировать с клиникой. У нас единый call-центр, поэтому к нам записаться не проблема, с нами можно коммуницировать через другие источники, тот же самый WhatsApp, оставить заявку, с пациентом свяжутся очень быстро. Придя в клинику, на что обращать внимание? Наверное, в первую очередь надо обращать внимание на чистоту. Должно быть чисто, это медицинское учреждение, должно быть опрятно, не должно быть никаких шатающихся людей в непонятной одежде, доктора должны выглядеть хорошо, администратор должен выглядеть хорошо.

Юлия Клоуда:

У вас, кстати, даже охранники очень хорошо выглядят, честно вам скажу. Они тоже очень блюдут чистоту в клинике.

Сергей Алдашенко:

Обязательно, чистота — залог здоровья. На приеме на что обращать внимание? В первую очередь, наверное, на то, каким инструментом работает врач, потому что оценить качество установки или оборудования пациент не в состоянии, он может оценить только то, что он понимает, то, что может понять. Поэтому, наверное, в первую очередь надо обратить внимание на инструменты. Они должны быть обязательно запакованы в крафт-пакеты, либо быть одноразовыми, вскрываться должны исключительно перед пациентом.

Юлия Клоуда:

А не так, что отвернулся, что-то сделал, подошёл.

Сергей Алдашенко:

Конечно, пациент должен видеть, что с ним делают. У нас это как стандарт, всё вскрывается непосредственно перед пациентом, чтобы он увидел. Также важна защита врача. Врач должен работать в хороших, качественных перчатках, иметь одноразовую маску; если проводятся хирургические манипуляции, значит, он должен быть в одноразовом стерильном хирургическом костюме. Крайне важна защита пациента, в этом случае нужно использовать необходимую определённую...

Юлия Клоуда:

Разная амуниция для защиты.

Сергей Алдашенко:

Да, да, фартуки для защиты, либо халаты для защиты, очки, если необходимо. Также важны одноразовые системы аспирации. Слюноотсос должен быть одноразовым, вставляться непосредственно ассистентом на глазах у пациента, пылесос — всё должно быть одноразовым, максимально стерильным. То, что многоразового использования, должно быть обязательно в крафт-пакете. Поэтому, защита пациента, защита врача и стерильное оборудование — вот на что в основном надо обращать внимание. Если всё соблюдается, то можно говорить о том, что есть стандарт качества, и он контролируется.

Юлия Клоуда:

Когда вы перечисляете все детали, я сразу, как бизнесмен, думаю: столько затрат на каждого пациента, столько всего одноразового!

Еще про довольно важный момент хотела спросить. Опять говорю только по своему опыту: у вас в клинике мне всегда предлагали альтернативы решения. Не было такого, что придешь, и тебе скажут: у вас дорога только сюда, и больше никуда. Мне говорили: у вас есть такой-то, такой-то вариант, такие плюсы, минусы, во столько-то обойдется лечение, и давали мне право выбора. Конечно, врач мог сказать свою точку зрения, но никак не навязывать. Это тоже, мне кажется, является одним из показателей хорошей стоматологии?

Сергей Алдашенко:

Именно, у нас это есть. Более того, предложение альтернативы является у нас ключевым показателем эффективности. Каждый пациент должен иметь медицинскую карту, она должна быть заведена — это тоже один из критериев качества, который мы контролируем. Помимо медицинской карты, а сейчас она ведётся в электронной системе, прежде всего, должен быть составлен план лечения. Причем, план лечения должен составить каждый специалист, к которому попал пациент. Если требуется сопутствующая консультация специалистов, то доктор направляет, либо приглашает доктора, и каждый специалист, который осмотрел пациента, должен составить план лечения, причем, не один, а, как минимум, два. Потому что у любой проблемы есть, как минимум, несколько вариантов лечения; есть как радикальные, так и менее радикальные методы лечения, есть базовые, есть более продвинутые методы лечения. Поэтому, безусловно, доктор должен вначале рекомендовать то, что являются оптимальным для пациента, и уже потом предлагать альтернативные планы лечения.

Если пациент принимает решение лечиться по альтернативному плану лечения, то мы просим пациента подписать либо отказ от оптимального, либо согласие с тем, что он принимает этот метод лечения. Пациенту очень сложно объяснить, что, допустим, лечение того же периодонтита или пульпита (самое частое обращение) не всегда приводит к желаемым результатам; можно бесконечно долго лечить заболевание, но в итоге зуб всё равно придётся удалить. Когда доктор предлагает удалить сразу, основываясь на том, что он видит изменения на верхушках корней зубов, видит размер гранулёмы, либо кисты, он понимает, что даже если это можно вылечить, то нужно сделать несколько посещений, что по финансам будет даже более затратно, особенно, если лечение будут происходить с применением микроскопа, если будет обломан инструмент, необходимо увеличение под микроскопом — все это будет дороже, нежели удалить зуб и восстановить функцию имплантом. Очень часто можно делать одномоментно, сразу же. Поэтому, безусловно, мы предлагаем основной план лечения, и компромиссный, альтернативный план лечения, но выбор мы даём.

Юлия Клоуда:

Свобода выбора — вообще одна из самых важных для человека.

Сергей, мне бы очень хотелось поговорить на тему организации приёма. Все мы люди деловые, по крайней мере, когда мы обращаемся в стоматологию, то мы ждём чётко по времени, если написано на 15:00, то хотелось бы в 15:00 попасть кабинет, и дальше у меня другие планы. Не всегда так получается, иногда бывает трудные случаи – мы рассказали про гранулёму, кисту и так далее, приём может затянуться. У вас есть проблемы с ожиданием пациентов в холле клиники? Вообще, как у вас происходит организация приёма пациентов, начиная от администратора, и заканчивая врачом?

Сергей Алдашенко:

Очень хороший вопрос, потому что организация приёма и время нахождения в медицинском учреждении должно быть минимизировано. Пациенты, все-таки, приходят к нам не танцевать, а лечиться, и должно быть максимально комфортно, совершенно никаких не должно быть очередей, никаких ожиданий, всё должно быть быстро, чётко. Процесс начинается с момента записи в клинику. Как я уже говорил, в нашу клинику можно записаться по телефону единого call-центра, можно записаться онлайн, через сайт, через мобильное приложение, через социальные сети. При записи приходит подтверждение. Обязательно, если вы записались через call-центр, либо вообще записались клинику, накануне вам позвонят из клиники и напомнят о приёме. По пришествии в клинику, поскольку пациент записан на определённое время, соответственно, он не ждёт. Приходит обязательно ассистент, приглашают в кабинет, приём начинается вовремя. Если приём начинается не вовремя по какой-то причине, мы всегда предупредим пациента. Но, надо сказать, что мы строго контролируем процесс начала приёма, и боремся за то, чтобы не было не то что срывов приёма, либо отмены, – чтобы не было даже опозданий начала приёма. Это очень важная опция, и мы за неё очень боремся.

Юлия Клоуда:

Да, иногда бывает, что хочется к вам записаться, к специалисту, но у него времени нет, вообще никак, и ты стоишь, просишь, чтоб тебе назначили, если останется окошечко, и все равно очень жёстко, по крайней мере, по своему опыту, со мной соблюдался всегда временной режим, несмотря ни на что.

Сергей Алдашенко:

Да, возникают такие моменты. В клинике высокая загрузка, очень давно существует на рынке. Как я говорил, у нас довольно большой холдинг, куда входит сеть стоматологий "Дента-Эль", сеть медицинских семейных центров, клиника «Семейная». К нам в холдинг также входят два хирургических стационара, один с большей направленностью в классическую хирургию, где работают очень мощные команды пластических хирургов, команда Дмитрия Мельникова, прекрасный хирург, Сущин Сергей Вячеславович; хирургический стационар на Радонеже специализируется на гинекологии, флебологии, проктологии, там принимают прекрасные врачи: Бахтияров Камиль Рафаэльевич, Черепенин Михаил Юрьевич, Пушкин Сергей Николаевич, Русецкий Юрий Юрьевич, и много, много еще замечательных специалистов. Они очень долго работают в компании, в компании, практически отсутствует текучка кадров. К ним попасть достаточно сложно, и мы стараемся помогать, расширять приём, насколько возможно. Но время ограничено, поэтому мы предпочитаем расширяться количеством, открывая новые клиники, новые кабинеты, набирая новых специалистов, обучая их, контролируя их деятельность, помогая им всячески. Очень рассчитываем на то, что с открытием наших новых клиник доступность наша возрастёт, не придётся стоять, уговаривать человеку принять его.

Юлия Клоуда:

Зато, когда мы обращаемся в то или иное ваше учреждение, где, как вы сказали, у вас остаются 85 % людей, моя семья – одна из них, то мы знаем, что всё будет так, как нам бы хотелось, что будут максимально минимизированы ошибки. Например, мы обращались к детскому дерматологу. Нам ставили такие странные диагнозы, очень странная болезнь, что мы не могли поверить. Только зашли к вам – все сразу нормализировалось!

Сергей Алдашенко:

Правильно продиагностировать. У дерматологов есть необходимое дерматологическое оборудование. У нас все врачи хорошие!

Юлия Клоуда:

Да, я знаю. Сама тоже потом ещё обращалась, мне очень быстро помогли, поэтому вообще не сомневаюсь. Мы, кстати, подошли к очень важной теме диагностики. В рейтинге мы выделяем более 50 критериев, по которым мы проверяем. Без диагностики невозможно лечения, что у вас в этом плане?

Сергей Алдашенко:

Мы говорим о стоматологических случаях?

Юлия Клоуда:

Да, давайте, всё-таки, о стоматологии. У вас есть хорошие стандарты качества в одной области, и вы открываете другие, они перемещаются в другие сферы и остаются на одном и том же уровне. Но, о стоматологии, поговорим про диагностику. Что у вас происходит? Какой минимум должен быть? На что нашим читателям обращать внимание, если их выбор падёт на другую клинику?

Сергей Алдашенко:

Прежде всего, зависит от того, с какой проблемой обращается пациент. Наиболее частое обращение – когда заболел зуб, связано с тем, что зуб разрушен, в нём происходят какие-либо изменения в структуре. Поэтому, самое главное – понять суть проблемы. Продиагностировать такие обращения, когда заболел один зуб, довольно просто. Нужно сделать ортопантомограмму, либо компьютерную томографию, которая позволяет больше увидеть за счет того, что можно смотреть в разных проекциях. Когда идёт лечение каналов, применяются дополнительно ещё прицельные снимки, как правило, для того чтобы проверить качество обтурации и пломбировки каналов. Это что касается непосредственного лечения и удаления зубов. Если говорить о более сложных манипуляциях, допустим, когда человек обращается с эстетикой, за винирами, то там обязательно делать компьютерную томографию. После КТ доктор проводит сканирование интраоральным сканером, и данные сканирования совмещаются с данными компьютерной томограммы, всё загоняется в цифровой артикулятор, рассчитываются углы и все выходные нагрузки. Я не врач, мне сложно говорить.

Юлия Клоуда:

Красивые виниры ― это целые системы.

Сергей Алдашенко:

Безусловно, это сложнейшая работа, возможна благодаря цифровизации, благодаря появлению на рынке новейших разработок, сейчас очень много новинок поступает. Прежде всего, при лечении этой нозологии необходима компьютерная томограмма и интраоральный сканер. После сканирования все совмещается, как я уже говорил, загоняется в цифровой артикулятор и отправляется в зуботехническую лабораторию. Там происходит моделирование, дальнейшее согласование с доктором плана лечения, презентация пациенту предварительного результата, и в дальнейшем происходит уже реабилитация. Но на первом этапе самое главное, конечно, диагностика. Надо понять, все рассчитать и сделать так, чтобы потом виниры не скалывались, не расфиксировались и всего прочего, красиво и естественно смотрелись. Поэтому этап диагностики очень важен.

В диагностике при имплантации также необходимо делать компьютерную томограмму, для того чтобы определить плотность и наличие кости – необходимое условие установки импланта. Далее мы также прибегаем к интраоральным сканерам и сканируем зону установки импланта, для того чтобы изготовить хирургический шаблон, имплантируем непосредственно хирургический шаблон, для того чтобы сделать процесс установки минимально инвазивным, максимально быстрым и максимально точным, и в дальнейшем точно спрогнозировать ортопедическую конструкцию на имплантатах.

В ортодонтии диагностика ещё более широкая. Помимо КТ, нужно делать… Я не буду углубляться, у нас есть компьютерный томограф c цифолостатом. Там определяются краски, производится расчёт моделей, позиционирование челюстей. Расчёт плана лечения производится только цифровым способом на математических моделях. Соответственно, здесь диагностика тоже играет ключевой момент. Тоже максимально уходим в цифру, делаем максимально точно. Изготавливаем капы, работаем с крупнейшими производителями на рынке. Сейчас у нас начинается стратегическое сотрудничество с компанией Invisalign, в ходе которого мы получим, наверное, и лучшие условия от компании, поддержку. В свою очередь, мы подготовим наших врачей-ортодонтов, для того чтобы создать на базе наших клиник первый пилотный проект компании Invisalign в России, будет создаваться некий инновационный центр на базе сети клиник "Дента-Эль".

У нас очень много таких проектов, стратегически развиваемся и во всех. В каждом направлении, которым мы занимаемся, в частности, в терапии, у нас есть прекрасные партнёры: компания «3М», компания Dentsply, только лидеры. Мы развиваемся непосредственно с производителями; у дистрибьюторов мы только закупаем, от них больше ничего не требуем, а с производителями работаем очень плотно, с каждым заключённым раундом, в ходе которого мы получаем самые последние технологии. Мы получаем поддержку в виде обучения, в виде мотивации, в виде всестороннего взаимодействия абсолютно с каждым производителем. Поэтому здесь у нас все очень замечательно, и хорошо.

Юлия Клоуда:

Рада слышать! Раз мы коснулись диагностики, то следующим этапом идёт зуботехническая лаборатория. Мы обозначили в начале эфира, что у вас одна из самых больших зуботехнических лабораторий.

Сергей Алдашенко:

Крупнейшая лаборатория в России. Безусловно, гарантия качества – один из основных моментов. У нас прекрасная лаборатория, ей руководит прекрасный менеджер Яков Оранский, который смог создать крупную команду зубных техников. Сейчас мы постоянно модернизируем наши взаимоотношения, постоянно хотим добиться увеличения качества.

Юлия Клоуда:

Сергей, давайте скажем для наших слушателей. Мы с вами говорим на одном языке, даже не будучи врачами, поскольку мы работаем в одной области. Когда говорим «замечательные техники», то для людей «техники» – это что-то техническое, а в реальности техники – как художники. Наш внешний вид во многом зависит, как они сделают коронки, те же самые виниры. Хороший техник творит так, что никогда в жизни мы ничего не узнаем. Когда вы говорите, что собрал команду, реально профессиональных, классных техников, для меня сразу значит наикрасивейшие работы, про которые никогда, кроме самого врача, и то, когда уже посветят, не скажешь, где твой зуб, а где не твой зуб. Правильно ведь?

Сергей Алдашенко:

Здесь зависит непосредственно от работы, что хочет получить пациент в итоге, какой вид работы. Если эстетический вид работы, или коронки – здесь да, техник имеет самое основное значение, потому что, все-таки, ручной труд, его очень сложно заменить на машину. Но, время не стоит на месте, всё движется в направлении цифровизации, поэтому работы, в которых не нужно художественное участие, можно совершенно спокойно делать с минимальным участием техника. Есть уже разряд техников, которые работают только на цифре, они моделируют полученные из клиник сканы, файлы предполагаемых конструкций. У нас всё работает именно так.

Наши клиники оснащены интраоральными сканерами, на них работают врачи всех специализаций, в первую очередь, терапевты. Для увеличения качества работы терапевты сейчас все больше и больше применяют керамические реставрации вместо пломб, которые служат гораздо дольше, и, по сути дела, являются коронкой. Работа совершенно другого уровня, она стои́т очень долго, и скорее разрушится зуб, чем разрушится она, чего не скажешь о пломбах – служат недолго, поэтому их приходится часто менять. Чем чаще вы меняете пломбы – тем больше мы препарируем зуб, чем больше вы его препарируете – тем быстрее вы потеряете. Поэтому мы обучили и продолжаем развивать это направление в наших клиниках. Керамические реставрации делаются и через цифру, и классическим способом через слепок, но все больше через цифру. В этом случае, когда пациент приходит, доктор сканирует место предполагаемой постановки, препарирует зуб и отправляет скан в лабораторию. Лаборатория, получив скан, производит моделирование, то есть техник сидит уже за компьютером, а не за рабочим столом. Он моделирует вкладку на компьютере и отправляет её на печать в центр.

В нашей лаборатории установлено 7 мощных фрезерных станков, сделаны большие вложения, колоссальные инвестиции. Есть как крупные фрезерные центры, так и небольшие фрезерные станки, расположенные в клиниках, где пациент может в день обращения получить либо керамическую реставрацию, либо временную коронку, либо постоянную коронку. Одиночные конструкции можно сделать непосредственно в клинике.

Юлия Клоуда:

Тоже одно из преимуществ, я считаю, когда есть своя зуботехническая лаборатория. Это не только качество, но и сэкономленное время, когда есть своя лаборатория, все быстрее происходит.

Сергей Алдашенко:

Да, есть работы, которые нет необходимости оправлять в лабораторию, они могут делаться непосредственно в клинике.

Юлия Клоуда:

Скажите, квалификация врачей, их стаж и опыт – тоже очень важно. У вас врачи есть и профессора, и огромное количество кандидатов, и так далее. А новые врачи появляются, у которых не такой большой стаж? В детстве мы наблюдаем, сначала врачей вокруг много, но с каждым годом их все меньше и меньше. Со временем люди почему-то уходят из профессии, остаются только молодые. Как у вас с врачами? Какой у них средний стаж, опыт? Что касается детской стоматологии, у вас молодые работают или уже опытные?

Сергей Алдашенко:

В детской больше молодых, но здесь есть такой момент. Опыт работы врача непосредственно влияет на его манипуляционные качества, то есть чем больше он что-то делает руками, тем лучше получается. Мы наблюдаем такую картину, что приходят молодые специалисты, но их обучение больше настроено на саморазвитие. Они посещают все больше мелких курсов, которые решают непосредственно тот вопрос, с которым обращаются.

Процесс обучения в нашей сети выстроен, исходя из технологии. Когда появляется новая технология на рынке, мы о ней узнаём первыми, потому что являемся стратегическими партнёрами крупнейших производителей. Многие новинки попадают к нам на этапе тестирования, на этапе внедрения данной технологии. У нас есть обязательства обучить данной технологии перед внедрением, и поэтому мы уделяем очень большое значение. Речь, как раз таки, о некрупных курсах, мастер-классах, когда производитель привозит своё оборудование и учит непосредственно данной манипуляции. Такие краткосрочные курсы является очень эффективным инструментом, молодые врачи их применяют больше по умолчанию. Когда мы принимаем на работу нового врача, мы видим, сколько курсов он заканчивал, каких производителей, мы понимаем, чем он умеет работать, чего от него ожидать. Старых врачей, работающих у нас, мы дообучаем в постоянном режиме. Как только появляется что-то новое, сразу нужно проходить обучение; как только мы понимаем, что есть новое направление, которое мы хотим развивать, – мы сразу проводим обучение. Идёт непрерывный процесс, он у нас работает, работает очень хорошо.

Юлия Клоуда:

Я бы ещё с вами говорила и говорила, но наша программа подходит концу. Давайте, подытожим для наших слушателей, зрителей преимущества лечения в хороших – я подчеркну – сетевых клиниках.

Сергей Алдашенко:

Вообще, нужно говорить о том, что количество сетевых клиник растёт, мы называли показатели. На рынке сейчас есть определённое количество клиник.

Юлия Клоуда:

Сетевых порядка 215. Сетевых, по нашим критериям, значит больше, чем два филиала, до трех.

Сергей Алдашенко:

На стоматологическом рынке Москвы соотношение сетевых и не сетевых клиник 1/3, то есть 30 % клиник представлены в данном сегменте сетевыми, но они дают наибольшее количество пациентов за счёт того, что обладают определёнными преимуществами перед не сетевыми клиниками. Какие это преимущества? Вообще, пациент не просто выбирает клинику, он принимает решение в ней лечиться исходя из того, что данные клиники не только могут решить его проблему, но дать ему самое главное ― дать ему безопасность. Для того чтобы сетевая клиника существовала на рынке, она должна хорошо управляться, а для того чтобы она была управляема, необходимо проводить целый комплекс мероприятий относительно менеджмента и контроля качества оказываемых услуг. Плюс ещё одно преимущество, это позиционирование на рынке. Сетевые клиники обладает однозначно большим маркетинговым ресурсом, соответственно, они могут больше давать информации о лечении своим пациентам, давать им более выгодные условия лечения за счёт того, что есть партнёры, у них есть большие объёмы, предоставляются скидки. Можно оптимизировать стоимость лечения, можно проводить манипуляции по ценам, которые являются более доступными в сравнении с другими клиниками. У нас есть прекрасные примеры – акции, которые мы проводим достаточно регулярно, по имплантации, когда можно получить прекрасную, одну из лучших в мире систем имплантов по цене, которой на рынке вообще нет.

Юлия Клоуда:

Потому что ваши стратегические партнёры – все лидеры рынка.

Сергей Алдашенко:

Да, и это касается не только имплантов, но и гигиены. Мы вместе с нашим партнером «3М» достаточно часто проводим акции по инновационной гигиене Clean Pro; наш партнёр, компания Philips, с которым мы очень давно уже плодотворно сотрудничаем, всячески поддерживает нас, мы – их, продвигаемся вместе. Компания Philips делает самое лучшее в мире отбеливание Philips Zoom; чтобы выполнять это самое лучшее в мире отбеливание, требуется не только знание врачами манипуляции, как его делать, – естественно, все обучены и сертифицированы компанией Philips – но и иметь необходимое оборудование, достаточно дорогостоящее. Все наши клиники укомплектованы лампами последнего поколения, поэтому мы, мало того, что можем оказывать услугу, так, более того, мы ещё приняли решение оказывать её по доступной цене, по цене практически в два раза ниже рынка, причём, мы не экономим абсолютно ничего.

Юлия Клоуда:

Сергей, спасибо Вам большое, что на таком доступном языке, с примерами, с деталями рассказываете нашим слушателям! Я хочу напомнить вам, что вы можете найти информацию о сети клиник "Дента-Эль" на портале startsmail.ru, лучшие клиники по экспертной помощи. Пожалуйста, заходите смотрите. Также в социальных сетях есть прекрасное представительство "Дента-Эль".

Сергей Алдашенко:

Хотел бы дополнить. В социальных сетях есть аккаунты, группы как клиники "Дента-Эль", так и клиники «Семейная», индивидуальные аккаунты врачей, и в Фейсбуке, и в ВКонтакте, и в Инстаграме, и YouTube. Представлены на многих порталах. Мы работаем лидогенераторами, компаниями DocDoc, medbooking, meds.ru, «Медквадрат» и прочее, мы представлены в большинстве навигационных систем – Яндекс, Гугл, 2gis, на портале StartSmile, и ещё очень-очень много используем инструментов маркетинга. Нас можно найти практически везде, посмотреть, прочитать отзывы. Мы хорошие ребята, стараемся ради пациентов.

Юлия Клоуда:

Сергей, сердечное вам спасибо, что вы пришли!