Биомаркеры старения. Диагностика и анализ биологического возраста

Геронтология

Тэги: 

Юлия Смирнова:

В эфире программа «Молодость и Долголетие с Юлией Смирновой». Сегодняшний эфир посвящён биомаркерам старения – ровно так мы назвали тему эфира: «Диагностика и анализ биологического возраста». В гостях у нас сегодня Белозеров Алексей, руководитель научно-исследовательского департамента компании MEDICALSOFT. Компания является резидентом Сколково, разработчиком уникального аппарата, это диагностический сенсорный стенд для тестирования, в том числе и определения в том числе биологического возраста.

Алексей, первый традиционный вопрос: что такое старение?

Алексей Белозеров:

Учитывая, что аудитория данной передачи самая разная, не только, как мы поняли, руководители клиник, главные врачи, просто врачи и обычные люди, интересующиеся здоровым образом жизни, мы сейчас озвучим максимально простое определение старения, которое все знают: это естественный биологический процесс, от которого никуда не деться. Вообще, хотелось бы побыстрее перейти к бизнес-тематике, как бороться со старением, предупредить его и максимально отсрочить финальную точку этого естественного процесса.

Юлия Смирнова:

Мы перейдём к обсуждению через те самые биомаркеры, которые зашиты в вашем устройстве. У меня для наших слушателей и зрителей есть две новости: одна хорошая, друга плохая. Начнём с хорошей: возраста нет. Но есть биологический возраст. Если выбирать между паспортным и тем, который реально можно называть возрастом, на мой взгляд, биологическим возрастом, о котором я говорю, можно управлять. Я проходила тестирование на вашем аппарате, мой биологический возраст оказался 28 лет, что по факту является меньше, чем мне предписывает паспорт.

В настоящий момент существуют порядка 600 биомаркеров старения, за которыми следят медики. Давайте, поговорим о них. Какие из них интегрированы в ваш аппарат и почему вы остановились именно на них?

Алексей Белозеров:

будет длительный ответ-рассуждение, вы по ходу событий подключайтесь, Юля, если нужно будет что-то добавить. Давайте, разложим по кирпичикам 2 темы. Первое – биомаркеры, второе – биологический возраст.

Начнём с биологического возраста. Попросту говоря, никто не знает, что это такое; нет официального определения, сертификата, как определить биологический возраст, это раз. Второе: биологический возраст не определяет сейчас только ленивый. Я говорю про производителей, коммерческие и некоммерческие клиники, медицинские клиники, клиники велнесс-направления. Биологический возраст вы можете определить при помощи калькулятора, посчитав рост, вес, возраст по некоторой формуле, это тоже будет биологический возраст. Если у вас есть прибор по мононаправлению, как то спирометр, или калипер, или ещё какой-то прибор, который определяет только один биомаркер или физиологический индикатор, вы тоже можете посчитать биологический возраст. Но, конечно, хорошо иметь комплексную оценку состояния здоровья человека, определять комплексный биологический возраст.

Биологический возраст – это интегральный показатель здоровья. Ещё есть термин «функциональный резерв», он тоже имеет отношение к биологическому возрасту. Конечно, чем больше ты показателей, физиологических индикаторов собрал, окружил себя, тем более комплексный получился биологический возраст. Ты ― руководитель клиники или врач, который помогает человеку предотвратить и отсрочить старение. Что касается нашего оборудования: 128 физиологических индикаторов, многие из них участвуют в составлении конечного показателя биологического возраста. Это хорошо, но также не забывайте: есть ещё анализы крови, есть инвазивное определение биомаркеров. Они тоже могут участвовать в составлении биовозраста. Вывод: биовозраст ― это общее понятие уровня здоровья, и в его определении желательно максимальное количество показателей использовать.

Вторая часть – биомаркеры. Тут тоже есть 2 стороны. Есть медицина как бизнес, нас смотрит бизнес-сообщество, и есть сторона непосредственно медицинская, для простых людей. Что есть биомаркер? На сегодня нет определения и сертификата, что только такие биомаркеры имеют отношение к старению. Биомаркеры – это признаки, симптомы. Когда не было информации о теломеразе, о сложных биомаркерах, которые определяются сейчас, то биомаркерами являлись клинические проявления. Состояние кожи – это тоже биомаркер, у пожилого человека кожа не такого качества, как у молодого; состояние психики: человек в стрессе, да, имеет измененный биомаркер по сравнению с человеком, который счастлив. Вывод: биомаркер – это группа индикаторов, которые используются в том числе в антиэйдж-направлении, но которые определяются разными методами и средствами, в том числе инвазивными, неинвазивными, и имеют разную степень влияния и разную цену.

Когда мы говорим о комплексной системе антистарения, антиэйдж, конечно, надо использовать максимальное количество биомаркеров, и желательно, чтобы система не превращалась с точки зрения бизнеса в каждодневную сдачу дорогостоящих анализов и исследований, должна быть золотая середина. Это не должно превращаться в сотни биомаркеров и огромные деньги по их определению, должна быть золотая середина. На сегодня обстановка такова, что не все клиники достигли этой золотой середины. У кого-то нет оборудования, которое позволяет определить нужную группу биомаркеров, у кого-то оно есть, но, возможно, избыточно производится определение биомаркеров. Выход в золотой середине. Есть основная группа биомаркеров, которая имеет важное значение при определении биовозраста и стратегии антиэйдж.

Юлия Смирнова:

Я напомню нашим зрителям: в каждом эфире эксперты рассказывают о тех или иных биомаркерах. В настоящий момент медицинскому сообществу, научному сообществу известны порядка 600 биомаркеров старения, которые применимы непосредственно к человеку и с помощью которых можно анализировать, диагностировать. Алексей Москалёв, наш российский учёный, совсем недавно опубликовал в книге схему биомаркеров. Я обязательно на Infox размещу статью и включу схему, он дал разрешение, поэтому после эфира читайте материалы. Туда входят и различные изменения иммунной системы с возрастом, и система крови, различные протеомные биомаркеры входят. Ольга Ткачева, Главный гериатр Минздрава Российской Федерации, выделяла, говорила о сосудах, рассказывала простым языком, за что я ей очень благодарна, той целевой аудитории, которая слушает наши эфиры, и хочет понимать, хочет управлять своим биологическим возрастом, здоровьем. Это и различные отслеживания функций конкретных органов – сердца, кардиосистемы, почек. Я знаю, что ваш аппарат тоже замеряет пульс и строит анализ с учётом параметров. На клеточном уровне выявляются сенесцентные клетки, на молекулярном уровне тоже очень много биомаркеров, которые генетики определяют как маркеры повреждения ДНК, изучают их. Ольга Ткачёва рассказывала про жёсткость стенок сосудов, поэтому призывала всех бросать курить; кожа, как вы правильно сказали, и что по длине теломеров можно определить возраст, плюс-минус 10 лет точность этого биомаркера. У нас был спикер, гость программы Анастасия Георгие́вская, которая изобрела Beauty.AI, куда зашиты все биомаркеры.

Я полностью согласна с вами, что рисунок нужно смотреть в комплексе, вместе. Причём, со временем, действительно, появляется всё больше параметров, которые можно воспроизводить относительно конкретного индивидуума. Вопрос в следующем. У нас так много биомаркеров. Почему и какие из них вы включили в ваш аппарат? Почему он показал, например, мой биологический возраст 30 лет спустя какое-то время? Я 2 раза проходила тестирование на вашем аппарате, сначала было 28, потом 30 лет.

Алексей Белозеров:

Вопрос понятен. Я бы хотел начать с Алексея Москалёва. Алексей Москалёв ― очень позитивный человек, надо молчать и слушать его, потому что он действительно международный эксперт, если кто не знает, известный по антиэйдж-направлению и не только.

Я хотел ещё сказать. С точки зрения руководителя клиники, коммерческой или не коммерческой, по направлению антиэйдж-медицины сейчас только ленивый не вешает вывеску: клиника «Ромашка», сбоку тире: «антиэйдж-направление», потому что это выгодно, на слуху, это бизнес. Клиентам, пациентам очень нравится, если у тебя есть вывеска «антиэйдж». Но, когда вы делаете вывеску, не забывайте о работе с кадрами и о контактах с opinion-лидерами, такими как Алексей Москалёв. Мы – производители оборудования, которое успешно и за рубежом, мы успешно реализуемся в такие крупные страны, как Япония, Великобритания, Евросоюз, США и Россия. У нас какой опыт? Мы часто видим изнутри обстановку наших клиентов. Не всегда наличие в клинике дорогостоящего оборудования или по мононаправлениям – только криосауна, или только барокамера, и всё, «мы занимаемся антиэйдж-направлением», говорит о том, что есть комплексный подход. Очень важно уделять время и силы работе с кадрами и общению с opinion-лидерами, в том числе такими.

Юлия Смирнова:

Однозначно, да. Я тоже Алексея очень люблю и приглашаю его на эфир, надеюсь, обязательно станет гостем эфира. Почему же вы выбрали? Вы являетесь экспертом по ряду технологий, например, цифровой анализ пульсовой волны, оценка кожно-гальванической реакции, мультичастотный анализ состава тела. Вы являетесь экспертом по данным технологиям.

Алексей Белозеров:

Давайте, расскажу про ваш биовозраст, про вторую часть вопроса. Про Алексея Москалёва все всё поняли и про работу с кадрами тоже. Следующее ― конкретно, про наше оборудование, про ваш биовозраст и про то, как мы работаем.

В чём уникальность нашего оборудования? Мы используем 4 классических методики. Мы, разумеется, не предсказываем судьбу, ауру, паразитов печени и прочее. У нас методики, первое – биоимпедансометрия. Это известная методика для определения состава тела. Вторая известная методика – кожно-гальваническая реакция. Третья методика – цифровой анализ пульсовой волны, и четвёртая методика – цифровой анализ вариабельности сердечного ритма. Но уникальность также в том, что у нас есть мощное программное обеспечение и, используем такой термин, кросс-анализ. Попросту говоря, вы берёте от каждой методики физиологические индикаторы и программа помогает вам – велнесс-специалисту, врачу – создать велнесс-заключение и создать интегральные оценки более точно, более объективно. Какие интегральные оценки? Биологический возраст, функциональный резерв, велнесс-баллы, баллы по различным направлениям – это всё интегральные оценки. Это первая часть ответа.

Вторая часть ответа касается динамики вашего биологического возраста. Вообще, в нашем оборудовании из чего составляется биологический возраст? По каждой из систем, которые все имеют влияние на показатели интегрального возраста, как то: состав тела, уровень микроциркуляции, состояние вашего позвоночника, состояние вашего стрессоутомления очень важно, состояние вашей жёсткости сосудистой стенки, состояние вашего кислотно-щелочного равновесия. Берётся блок информации и всё собирается в интегральную оценку биовозраста.

Третья часть вопроса, почему он изменился, был сначала 28 лет, а потом ухудшился, стал 30, или наоборот. Это зависит от изменения вашего состояния. Мы можем сейчас только предположить. Например, толстый человек вместо того, чтобы похудеть, взял и ещё поправился, или человек впал в стресс, первый раз он был в нормальном психологическом расположении, или человек начал вдруг курить, так случилось, или принимать алкоголь, или всё вместе стал делать – поправился, впал в стресс и начал нарушать режим. Конечно, у него изменится биологический возраст, потому что за прошедший период произошли нарушения в какой-то системе или во всех сразу. Но, главное не в этом, а в том, что биовозраст – это интегральный показатель. В каждой системе есть оценка в баллах, чтобы было максимально понятно, потому что важно смотреть в динамике. У нас показано, из чего состоит биовозраст и как происходит динамика всех частей. То есть наглядно видно, почему изменился твой биовозраст.

Юлия Смирнова:

Давайте, покажем зрителям видео. Вы прокомментируйте, как происходит процесс и что видят на картинке, что чувствует, возможно, пациент.

Алексей Белозеров:

Внешний вид нашего устройства MS Fit. Сенсорный стенд, «киоск» по американской терминологии. Входят различные дополнительные устройства – ростомер, QR-сканер, face recognition. Начинается исследование, подходит пациент, встаёт, электроды ручные, ножные, сенсорный экран. Вводит свои данные – пол, возраст, дату рождения.

Юлия Смирнова:

По-моему, ещё давление?

Алексей Белозеров:

Давление – у нас есть тонометр с bluetooth-связью. (Продолжает комментировать) Датчик пульса, ручные электроды. Всё достаточно просто. На видео без оператора происходит, обычно оператор находится рядом. 60 секунд длится минимальное время теста. Это очень удобно, потому что никому не удобно десятками минут делать исследование. 3D-изображения, огромное количество показателей, динамика, нормы, разные разделы, не только состав тела, 3D-визуализация висцерального жира. Рекомендации по диете, по микроэлементам, по витаминам, микроциркуляция в 3D, графики, велнесс-баллы, динамика. Позитивное восприятие, стресс и утомление 9 степеней, очень важно. Велнесс-баллы, баллы стрессоутомления, внешний экстерьер, так сказать, различные виды модификации ― всем хочется быть красивым. Велнесс-консультация, планшет, чтобы не устраивать очередь у оборудования – дистанционная консультация. На каждой выставке очередь вокруг киоска, это правда. Интерпретировать результаты просто и удобно, это правда. Friendly-интерфейс, максимальные подсказки для врачей, для специалистов. Косвенная нагрузка на позвоночный столб перед функциональным исследованием, помощь в составлении рекомендаций по тренировкам, по диете, по СПА-процедурам.

Юлия Смирнова:

Это всё входит в отчёт?

Алексей Белозеров:

Да, входит. Есть 2 версии отчёта, укороченная и полная. Таблица Top Factor Risk – «Основные факторы риска», и общие велнесс-баллы как финал. Сейчас требование рынка таково, что люди – пациенты, клиенты, кто делает исследование, – не хотят видеть после исследования только цифры, графики, строчки. Они ещё хотят видеть наглядную визуализацию, чтобы им было понятно, какой результат получили после исследования. Сегодня мы соответствуем этому требованию рынка, помимо огромного количества физиологических индикаторов и интегральных оценок, которые мы определяем. Быстро, удобно, информативно и большая помощь для финального решения. Представьте себя директором клиники. У вас 4 разных прибора по углам раскидано, или 10 приборов. Ваш специалист сидит, вручную берет данные, составляет велнесс-программу. Либо такое оборудование, как наше, и ещё 2–3 дорогостоящих анализаторов для других биомаркеров, и вам намного проще составить индивидуальную велнесс-программу.

Юлия Смирнова:

В итоге получаем отчёт. Давай, посмотрим отчёт, я прошу вывести на экран. Это мои данные, как раз тот биологический возраст 28 лет, который мне указала система, 30 лет мне указала система, спустя, по-моему, пару месяцев, полгода, и связано было с тем, что я резко похудела. Мне тогда врач сделал замечание, что я очень сильно сбросила в весе, из-за чего появился недостаток мышечной массы, свойственный пожилым людям.

Алексей Белозеров:

В стрессе была?

Юлия Смирнова:

Я позитивный человек, у меня там баллы зашкаливают, кстати говоря, по поводу позитива.

Мне очень понравился твой рассказ про клиники. Возможно, клиники будущего будут каким-то образом ориентированы. Может быть, медицинская карта будет выглядеть как карта, где есть набор биомаркеров, определяющих биологический возраст. В настоящий момент, как ты уже сказал, есть клиники, которые либо оказывают моноуслуги, либо комплекс услуг, но недостаточный для того, чтобы управлять или воздействовать на биологический возраст. Что ты можешь сказать о тех методиках, о технологиях, которые должны присутствовать в клиниках, может быть, и не должны? Где-то стоят барокамеры, где-то стоят криосауны, где-то сауны тёплые, инфракрасные. Расскажи, пожалуйста, что влияет положительно, что отрицательно, и что как влияет?

Алексей Белозеров:

Давайте, я кратко расскажу про 3 блока, а вы, опять же, включитесь, где нужно будет подправить про отчет, про монометодики и про карту, что говорили.

Значит, отчёт. То, что мы видели, был укороченный отчёт. Разумеется, у нас есть расширенный отчёт, где все-все показатели, которые, возможно, все запомнили в ролике, все 3D-изображения, все 128 физиологических индикаторов. Это очень важно для формирования финального комплексного велнесс-заключения. Вы не можете делать оборудование, и чтобы не было полного отчета, это не логично. Но, есть 2 функции – есть отчёт укороченный и отчёт полный. Это удобно для работы велнесс-специалиста, потому что есть разные типы велнесс-заключения: короткое велнесс-заключение, подробное велнесс-заключение. Это касательно отчёта; на экране видели укороченный отчет, есть расширенный. Это раз.

Второе, что касается карты ЕМИС, медицинской информационной системы. Да, уже около 15 лет существует рынок МИС, медицинских информационных систем. Десятки организаций, различные программы, электронные карты здоровья. Касательно нас что сказать? Кисок, у нас есть опыт, в некоторых клиниках он как информационный центр. Внутри есть компьютер, мы получаем большое количество данных. Часто мы делаем интеграцию с другими устройствами, все данные стекаются в киоск, как в единый информационный центр. Некоторым это удобно. Стратегически, в нормальной клинике по велнесс-направлению, антиэйдж, должна быть единая электронная база, куда стекаются все данные, чтобы было удобно. В некоторых, в том числе и санаториях, и СПА-отелях, СПА-местах, так назовём, техническое решение реализовано довольно красиво. Пациент или клиент с пластиковой картой приходит к медсестре, к медработнику, врачу, как в гостинице к двери, прикладывает карточку к планшету, на нём отображается всё: фамилия, имя, куда ему идти, на какую процедуру, во сколько, занятость кабинетов. Всё красиво не только по информационному наполнению, но и по логистике для пациентов. Конечно, это требование рынка. Это было второе.

Юлия Смирнова:

Я только добавлю: да, действительно, очень удобно, можно наблюдать в динамике. Я получаю на почту, сохраняю, пользуюсь приложением и так далее. Действительно, то, что должно быть.

Алексей Белозеров:

Да, должна быть нормальная МИС, медицинская информационная система. Она должна быть удобна всем, и клинике, и пациентам.

Касательно монометодик, тут чуть поподробнее вообще, стратегически. Есть огромное количество как биомаркеров, так и методик, которые на них воздействуют, и вообще методик. Давайте, кратко: барокамера, криосауна, гипокситерапия, просто сауна, массаж такого вида, другого вида, интервальные тренировки, не интервальные тренировки, пантотерапия – так назовём мараловые ванны, винотерапия, антиоксиданты, биологические супер-чудо-добавки, ванны в шоколаде, и в молоке, и ещё в разных жидкостях. Главное, золотая середина в чем? Если у вас клиника, или вы как пациент пришли в клинику, и плохо, когда видите, как клиника вешает на двери большую вывеску: мы вчера укупили супер-чудо-лазер, или супер-чудо-барокамеру, идите только туда, эта методика приоритетная. Если вы посмотрите ретроспективно, исторически, то раз в 5–10 лет или раз в 3 года возникает рекламный слоган. Забыли все про барокамеру – суть гипербарическая оксигенация, вдруг возникло слово. Это та же самая оксибарогенотерапия, только несколько меньшее количество атмосфер. Это несколько удобнее в быту – не нужно делать сложное помещение, баллоны с кислородом, вдруг вспомнили об этой методике. Она уже известна 10-летиями.

Юлия Смирнова:

Да, она сейчас в Европе очень популярна.

Алексей Белозеров:

Вот так по кругу идет рекламная информационная волна. Появляется криосауна ― все про неё знают, но иногда забывают, а иногда информационный всплеск. Не надо поддаваться на рекламные провокации. У нормальной клиники должна быть ясная стратегия воздействия в зависимости от ваших биомаркеров и показателей, и должна быть комплексная рекомендация. Например: конкретно для вас на данном этапе мы рекомендуем больше курс барокамеры. Когда он закончится, мы порекомендуем (как вариант) курс криосауны, или мы будем делать параллельно, но процентное соотношение будет больше в сторону, например, барокамеры, или криосауны, потому что у вас такие-то показатели биомаркеров. Вот как должно быть. Не должно быть, что, как я уже говорил, висит большой плакат: без криосауны ничего не будет, идите только туда.

Мононаправление всегда плохо при всем уважении к различным методикам, должно быть комплексное воздействие; консультация диетолога даже худым людям, потому что у них тоже бывают диетологические проблемы; режим дня. Чтоб клиент поверил в клинику, специалистов, не одного специалиста, чтобы он действительно стал соблюдать и режим дня, и другие рекомендации, которые он делает вне клиники. В клинику он приходит 3 раза в неделю, или 1 раз в неделю, или каждый день, но на час. Остальное время он живёт дома, в офисе, испытывает стресс, дышит плохим воздухом. Это всё должно учитываться. Нет – монометодикам, да – правильному, комплексному подходу, золотой середине, и правильной диагностике. Не 10–100 биомаркеров со всех сторон света, а выбрать нужные, необходимые для себя, для клиники, для пациента.

Юлия Смирнова:

То есть биологический возраст нужно отслеживать, смотреть динамику, анализировать. Скажите, относительно…

Алексей Белозеров:

Я чуть-чуть добавлю. Биологический возраст, ещё раз повторюсь, это комплексный показатель, это один из терминов. Его нужно отслеживать. Если у вас нет оборудования, вообще, нет денежных средств, а вы хотели открыть клинику и открыли в городе, где мало населения, и тяжело вам, и нет дорогостоящего оборудования в том числе ― оценивайте биологический возраст по калькулятору, как я говорил, или с помощью недорогого прибора на первом этапе. Когда разбогатеете на прибыли – приобретёте дополнительное оборудование и будете биологический возраст оценивать более…

Юлия Смирнова:

В том числе, ваше. Ваше устанавливают медицинские центры, не только велнесс-центры. Зрителям надо понимать, что вашими клиентами являются медицинские клиники.

Алексей Белозеров:

В том числе, наше. Рассрочки, скидки. Юля, сейчас про деньги скажу. Кто слушал передачу – пусть звонят, дадим скидку. Главное – на прибыльность. Потом приобретаете ступенчато другие виды оборудования – наше или не наше. Главное, у вас, как руководителя клиники, изначально должен быть комплексный подход. У вас проведена работа с кадрами, у вас клиническое мышление, работайте даже с калькулятором, и люди потянутся к вам, потому что никто не отменял сарафанное радио и репутацию. Потом, на прибыли вы приобретёте следующие ступеньки. Иногда бывает, делают из золота стены, паркет бриллиантовый, и дорогое оборудование, но, если стратегии нет, комплексного подхода нет, то через полгода возникает вопрос.

Юлия Смирнова:

Да, согласна с вами. У меня тоже есть проект клиники, которая позволяет комплексно смотреть на ряд систем и помогает человеку управлять возрастом. Очень хочу открыть клинику, надеюсь, в ближайшем будущем у меня случится.

Алексей Белозеров:

Давайте, вместе откроем, мы поможем.

Юлия Смирнова:

Опять же, пользуясь вашей подсказкой, могу призвать инвесторов, тех, кто смотрит эфир: пожалуйста, обращайтесь, мы знаем, как. Я хорошо понимаю, как нужно реализовать правильно, чтобы человеку в итоге было достаточно полученной информации для управления своим здоровьем. Медицина меняется, становится максимально индивидуальной, персонифицированной, и даже подбор медикаментов и дозировка лекарственных препаратов должна осуществляться с учётом всех параметров конкретного индивидуума, а не так, как сейчас происходит у нас в аптеке, нам с вами продают одну и ту же таблетку.

Алексей Белозеров:

Я – за, но нас смотрят директора клиник. Чтобы они не особо, так сказать, смеялись про себя, слушая нас, когда мы про медицинский бизнес говорим, добавлю. Это всё вводные слова – правильная дозировка, правильные биомаркеры. Нужен, повторюсь, контакт с opinion-лидером и работа с кадрами. Тогда действительно будет правильно. Потому что, кто оценивает правильность? Правильность оценивают отзывы ваших клиентов, отсутствие жалоб, увеличение клиентской базы и прибыльности и результат. Всё будет только после результата.

Юлия Смирнова:

Сюда на эфир приходят исключительно специалисты, эксперты, которые являют собой фильтр в многообразии информации, которая имеется на тему антивозрастной медицины, на тему медицины, в том числе новой медицины. Медицина у нас делит людей по полу и возрасту, разных людей нужно лечить по-разному, подходя индивидуально ― об этом мы тоже разговаривали с Ольгой Ткачёвой, Главным гериатром Минздрава Российской Федерации.

Давайте, вернёмся к девайсам. Девайсы будущего, как будет выглядеть процедура определения биологического возраста? Сейчас много всего уже есть. Уже есть приложение и сайт, который разработал Александр Жаворонков, Young.AI, Beauty.AI туда же входит, продукт Анастасии Георгиевской. Приложение «Геро» (у нас был спикер, гость первого эфира Пётр Федичев) тоже отслеживает ряд параметров, туда тоже зашиты биологические параметры. Есть отдельно носимые девайсы, фитнес-браслеты с более расширенными, возможно, маркерами, в том числе, определяющие или диагностирующие качество сна, что тоже немаловажно. Есть микрочипы, которые определяют по крови ряд параметров, потому что система крови может рассказать очень много, например, по уровню мителирования клеток можно определить биологический возраст с точностью до 3 лет, а в комплексе, естественно, дать ещё более точный результат. Это умные дома, в которые уже интегрирована часть систем, это, возможно, умная одежда. Ваши размышления, куда же идёт, как будет выглядеть девайс будущего?

Алексей Белозеров:

Как будет? Во-первых, чуть философии. Людей бизнеса и главных врачей, руководителей – никого не волнует, как будет с точки зрения оборудования, всех волнует, что есть здесь и сейчас, раз. Второе, будет обман и моральное давление. Это, конечно, шутка, медики – они циники, не забывайте, что я доктор.

С точки зрения пациентов как будет? Вышло какое-то устройство, девайс. Не берите его, не набрасывайтесь на него! Большая рекламная кампания, что это суперустройство, остальные устройства теперь не устройства, только это вышедшее устройство – устройство, только оно определяет! Подождите полгода–год. Тем более, если устройство не сертифицированное, потому что наличие сертификатов, в том числе иностранных – CE, FDA накладывают обязательства по аудитам, по проверкам. То есть, пока устройство не отработано практикой хотя бы 6 месяцев, 12. Тем более, мы говорим о медицине, не о каком-то производстве котельных или напольных покрытий, а о здоровье, где достаточно высокая ответственность и риски. Совет (его все знают) и руководителям клиник, и пациентам: не торопитесь бросаться на что-то новенькое из устройств, посмотрите обратную связь хотя бы 6 месяцев, это самый первоначальный шаг на рынке медицины. Касательно биологических активных добавок – тоже. Вот так будет.

Новое устройство надо посмотреть, оценить его, посмотреть документацию, clinical report, обзор литературы, отзывы клиентов, и тогда с точки зрения руководителя клиники попробовать использовать его. Так же, если вы помните, было со стволовыми клетками вначале. То есть был этап, когда все бросились, когда только вышло это новое чудо-оружие. Не надо спешить в медицине, это не то направление, где быстро происходит волшебство. Быстро происходят только ошибки. Конечно, устройства будут выходить, и датчики будут встраиваться внутрь человеческого тела. Можно долго фантастически философствовать на эту тему, но вряд ли она кому-то из бизнес-сообщества интересна. Пациентам – да, и обычным людям интересно. Будет супер, да – для вас такой ответ. Будет здорово.

Юлия Смирнова:

По поводу стволовых клеток хочу сказать, что наука благодарна за эти открытия и очень много всего полезного на самом деле происходит. Но, в то же время с вами соглашусь, что очень много блефа было на рынке, в том числе в коммерческой его части. Действительно, такой эффект может и скорее всего будет происходить с абсолютно любым открытием и с любой технологией.

Коль вы начали рассказывать по поводу принципов доказательной медицины и перекладывать их на технические устройства. Это очень правильный, хороший подход. Вы, как производитель, возможно, расскажете, что мешает продвижению таких устройств в России? У нас есть возможность обратиться к государственным структурам, органам. Вы получили поддержку от Сколково, это вам помогло, но, что бы вам хотелось, каких барьеров чтобы не существовало или какую ещё дополнительную поддержку, как производителю, получить, для того чтобы подобное устройство можно было продвигать комфортнее, лучше?

Алексей Белозеров:

Насколько понял ваш вопрос, он состоит из 2-х частей: какие сложности лично у нас в жизни, у нашей группы компаний, и что мешает другим производителям в России?

У нас, понятно, всё хорошо, никаких сложностей нет. У нас востребованный продукт, он успешно продаётся за рубежом и в России, и ничего нам не мешает. Что мешает другим организациям? Чтобы начать реализовывать продукцию в России на медицинском рынке, её нужно сертифицировать, это знают все, нужно получить регистрационное удостоверение. По закону средний срок получения регистрационного удостоверения составляет около 10–12 месяцев, иногда больше, всё зависит от типа устройства. Надо пройти и клинические испытания, и документальную процедуру, и аудит, проверку. Это правильно, вы же не можете просто привезти устройство и сразу начать работать. Мы говорим о здоровье людей, есть ответственность, поэтому у нас в стране такой регламент, такой закон, такая процедура. Может быть, это и мешает, но, что значит «мешает»? Без получения документов вы не можете продавать устройство. Поэтому нормальные производители получают регистрационные документы, проходят все этапы процедуры и работают в нашей стране. Я не думаю, что это им мешает. Такая процедура есть и в других странах: прежде чем продавать в какой-либо стране, ты должен получить сертификационное удостоверение.

Юлия Смирнова:

Вы и за рубежом участвуете в выставках? Вы поставляете?

Алексей Белозеров:

Да, конечно, у нас все иностранные сертификаты. Наши выставки – это Medic, Arab Health, фитнес-выставка FIBO. Сегодня это одни из ключевых выставок для нас, мы в них участвуем каждый год.

Юлия Смирнова:

У нас получился очень интересный эфир, последние минуты я хотела бы посвятить личным вопросам. Вы являетесь участником Российской ассоциации по спортивной медицине и реабилитации, вы в том числе участник российской Академии активного долголетия. Какие личные рекомендации вы можете дать людям как врач, как человек, который увлекается темой и много знает, чтобы управлять своим возрастом, быть молодым, активным, бодрым, здоровым?

Алексей Белозеров:

Рекомендации такие: соберитесь, расслабляться нельзя, тем более – в нашей стране. Конкретно вы – те люди, которые собираются заняться собой, своим здоровьем и побороть старение, так назовём. Если не можете сами интуитивно сделать, составьте для себя план с рекомендациями ещё из Советского Союза, они работают: надо вовремя ложиться спать, сделать режим дня, перестать его нарушать – имеется ввиду алкоголь и курение, заняться спортом тем, который вам нравится. То есть сначала окружить себя тем, что у вас под рукой, например, закаливание. Не хотите закаляться ― даже в старых книжках было написано про воздушные процедуры, которые тоже всё иммуностимуляция. После того, как вы сделаете первоначальный план, что вокруг вас, что легко, можно подключить этап клиники. Тоже всё тщательно взвесить, оценить доступность от дома или от работы. Грамотный персонал, грамотное к вам отношение ― вы должны чувствовать это интуитивно, вы врача выбираете, и потихоньку прибавлять себе те процедуры, которые на вас хорошо действуют. Вы сами интуитивно почувствуете. Может быть, криосауна вам не нравится, а барокамера нравится. Где-то за полгода вы выберете для себя процедуры, которые, вы почувствуете, дают вам иммунный подъём, психологический подъём, и у вас выработается комплексная стратегия: режим, питание, спорт – всё, о чём говорится везде десятки раз. И какие-то процедуры, которые вы тщательно выберете, основываясь на вашем интуитивном чутье. Надо развить в себе интуитивное чутьё, что хорошо действует на ваш организм. Но, если вы режим не измените, не сделаете первый шаг – вы не почувствуете. Должна быть система. Соберитесь – такой совет, и всё будет нормально.

Юлия Смирнова:

Вот такой совет от нашего гостя. Желаем вам здоровья, молодости и активного долголетия! Благодарю вас, Алексей, за интересный эфир!