Заниматься здоровьем опорно-двигательной системы вовремя и правильно

Реабилитология

Тэги: 

Елена Швец:

В эфире «Путь героя». Меня зовут Елена Швец и сегодня мы поговорим о здоровье, потому что у меня в гостях реабилитолог, кинезиотерапевт Зобов Андрей Дмитриевич.

Андрей Дмитриевич, расскажите, что такое кинезиотерапия, чем вы занимаетесь?

Андрей Зобов:

Кинезиотерапия – это слово, совмещенное из двух. «Кинезио» в переводе с греческого означает движение, и «терапия», соответственно, лечение. То есть, мы занимаемся лечением через движение. Большинство проблем опорно-двигательного аппарата можно легко восстановить, просто начав движение. Причиной различных проблем всегда является либо застой, либо отсутствие правильного движения, либо неправильное движение. Очень много заболеваний, которые связаны в тем, что мы либо много работаем, не теми мышцами, либо совсем не работаем теми, которые нам нужны.

Елена Швец:

Условно говоря, можно неправильно ходить, неправильно сидеть, неправильно ездить за рулем? Мы говорим о спине, о позвоночнике, прежде всего, или о чем угодно?

Андрей Зобов:

О чем угодно. Мы говорим и о позвоночнике, и обо всем теле. Нельзя отделять только позвоночник или только мышцы. Реабилитология, реабилитация и кинезиотерапия занимается именно всем, комплексным лечением. Вертебрологи, к примеру, занимаются только спиной, но надо смотреть на проблему шире и заниматься не только с костями, но и со всеми мягкими структурами в виде сухожилий, мышц, и также нервами, чтобы все правильно работало в целом. Мы можем восстановить только позвоночник, но это не значит, что мышцы могут правильно им руководить. Если мышцы не будут хорошо сокращаться по некоторым причинам – из-за спазма, либо неврологических проблем, то неважно, в какой позиции будут стоять позвонки, если мы не можем ими руководить через мышцы.

Елена Швец:

Поддержать мышцами, условно говоря?

Андрей Зобов:

Да, абсолютно верно. Здесь нужно говорить про несколько этапов реабилитации. Чаще всего нужно прибегать к широкому комплексу терапии, для того чтобы разобраться с тремя факторами. Первое – орган управления, центральная нервная система, она должна быть способна руководить мышцами, которые являются двигателями. Двигатели должны хорошо работать, мышцы должны правильно сокращаться и правильно растягиваться. Если мышцы находятся в спазме, то неважно, какая часть ими будет управлять – она не сможет это сделать. Третье, конечно – кости или суставы, твердые структуры, они должны выполнять функцию опоры. Если нет опоры, то мышца не будет хорошо работать. Когда любой момент из трех выпадает, то мы не можем правильно совершать движения. Соответственно, начинает образовываться неправильный стереотип движения: каждый шаг неправильно ходит, или неправильно сидит. Каждое движение будет уже идти не на пользу, а только во вред.

Елена Швец:

Даже если мы занимаемся спортом. Любой человек, который решил поправить свое здоровье, занимаясь спортом, например, как я решила побегать, после чего у меня усугубилась моя проблема, потому что я неправильно загрузила мышцы, правильно я говорю?

Андрей Зобов:

Абсолютно верно, да.

Елена Швец:

В какой-то момент среагировала рядом забитая мышца в межлопаточной зоне, вследствие чего еще больше стали защемляться сосуды, и голова начала болеть еще больше. Хотя, казалось, я занимаюсь спортом, я тянусь, я молодец. Что-то где-то не так?

Андрей Зобов:

Абсолютно верно. Чаще всего как раз после бега обостряются все заболевания опорно-двигательного аппарата, потому что происходит очень большая компрессия: позвонки начинают сильно компрессироваться и, скажем так, встречаться друг с другом. Почему так происходит? Потому что нет механизма стабилизации. Те структуры, мышцы и связки сухожилий, которые должны нас оберегать и убирать чрезмерную компрессию, не могут работать по какой-то причине. Надо смотреть тогда, по какой: либо причиной сосуды, либо нервы, либо мышцы. Бег – очень провоцирующий фактор, который может показать состояние здоровья нашей спины, поскольку бег является большой физической нагрузкой. Даже неважно, с какой скоростью вы бегаете, поскольку, когда наступает стопа, пятка бьется о поверхность, на позвоночник ложится очень большая нагрузка. Идет динамическая нагрузка, вы должны уметь работать суставами, мышцами, и все стабилизационные механизмы должны в этот момент включиться. Если где-то есть асимметрическое напряжение, то есть напряжение с одной стороны чуть больше, чем с другой, то уже, конечно, будет перекос, и вся нагрузка, каждый удар будет компенсироваться и идти неправильный объем механик.

Елена Швец:

Каким образом можно справляться? Массаж, или что сделать, если, например, ты понял, что у тебя с одной стороны нагружается не так, как с другой?

Андрей Зобов:

Для начала необходимо каждое действие разложить на много ступеней, чем и занимается кинезиология в отличие от других методов реабилитации. Мы можем одно большое действие разложить на много движений и восстановить правильный стереотип каждого движения. Если разбирать бег, то у шага каждой ноги есть фазы переноса веса тела, подъем бедра, сгибание колена, вынос бедра вперед, ротация внутренняя и наружная. Очень много механизмов, которые должны правильно включиться один за другим. Если какой-то этап выключен, то мы можем легко это увидеть, разложив на отдельные части всё движение.

Разберём бег. Человек жалуется, говорит, что побегает и болит, к примеру, голова. Очень часто болит голова после бега. Почему? Потому что шея является последним звеном в цепочке всей биомеханики. Удар пяткой о поверхность не может компенсироваться и распределиться по всем мышцам, сухожилиям и костям, сразу идет именно в голову, и, соответственно, постоянно получаем микросотрясения головного мозга, из-за чего и будет болеть голова ― нет правильного механизма стабилизации и распределения энергии. Кинезиология этим и занимается. Разделяем большой элемент бега на отдельные движения, смотрим, где есть провал, восстанавливаем и получаем правильную биомеханику. По аналогии с прикладной механикой, биомеханика нам нужна для того, чтобы правильно распределить энергию по всему телу, чтобы все мышцы работали по чуть-чуть, а не какая-то одна конкретная много и постоянно.

Елена Швец:

Объясните для обычных смертных, без медицинского образования, с чем может быть связано? Я бегу со сгорбленной спиной, например, или каким образом, почему может быть неправильно, и как с этим бороться? Например, у тебя одна нога делает больше шаг, другая меньше, тебе тогда ортопедическую стельку положить, или что? Расскажите, чтобы я поняла, как для обычных смертных.

Андрей Зобов:

Обычным языком можно объяснить, что на каком-то участке энергия не распространяется, а перекидывается. Возьмем ситуацию: вы бежите и правой ногой вы стучите чуть больше, чем левой. От этого нагрузка зигзагообразно начинает копиться и в оконцовке выстреливает в голову. Как это мы видим для себя? Мы можем делать различные тесты, например, сгорбленная спина или не сгорбленная, есть позиции, при которых ухудшается состояние, как сколиозы. Люди бегают со сколиозами, хотя им запрещают бегать. Плюс ко всему, беговые дорожки. Беговые дорожки – тоже не очень позитивная идея; если есть заболевание опорно-двигательного аппарата, бегать по беговым дорожкам я бы не рекомендовал. Лучше бегать в хороших кроссовках по грунтовке, по грунту, или ещё лучше – босиком по песку. Тогда начнут работать все необходимые мышцы на стопе и включатся самые первые стабилизационные механизмы и самые первые механизмы распределения энергии. Здесь мы говорим не только про медицину, но и про физику, очень много про физику. Мы говорим про распределение энергии, поскольку 95 % проблем опорно-двигательного аппарата связаны с нарушением физики. По сути, это физика, то есть сила пошла не туда, куда надо, поэтому организм не смог ее принять и скомпенсировал, дал неправильный ответ, защитный ответ. Чем чаще происходят такие ситуации, тем больше заболевание становится не острое, а именно хроническое. Организм привыкает, что всегда правая пятка должна бить больше. Но, в долгосрочной перспективе это даст еще большее ухудшение состояния опорно-двигательного аппарата.

Елена Швец:

Что значит «реабилитолог»? Вы реабилитируете людей после травм или вообще любых, у которых есть проблемы, заболевания?

Андрей Зобов:

Реабилитолог – довольно новое слово, как и кинезиотерапия, в России. Реабилитация, как отдельный вид медицины, существовала довольно долго в Европе и сейчас там хорошо развивается, в России в последние 15 лет очень стремительно развивается. До того времени другими специалистами очень мало уделялось внимания в области реабилитации. Мы реабилитируем абсолютно все заболевания, связанные с нарушением механики, связанные с нарушениями любой двигательной функции. Физическая реабилитация восстанавливает потерянные функции.

10 лет назад думали, что реабилитологи лечат. Может быть, кого-то обидит из моих коллег, но мы не лечим, мы восстанавливаем, у нас восстановительная медицина. Мы не лечим заболевания, мы восстанавливаем потерянную функцию. К примеру, после инсульта или инфаркта головного мозга наступает парез конечностей, рука становится вялая, или же, наоборот, с сильным гипертонусом, не разогнуть. Мы никогда не уберем инсульт, потому что он уже произошел, могут быть иссечены некоторые участки головного мозга, это разная механика. Мы никогда не излечим сам инсульт, но мы можем убрать его последствия и восстановить функцию, в реабилитации мы практически всегда восстанавливаем потерянную функцию. В вашем случае, когда болит спина после бега, это тоже ухудшение или снижение функции, но только снижение стабилизирующей функции. Мы восстанавливаем именно функции тела, которые должны правильно распределять нагрузку.

Вообще, кинезиология – это часть реабилитации. Физическая реабилитация – очень широкое понятие. Туда входят и массажи, и вертебрология, и кинезиотерапия, гидрокинезиотерапия, возможны все варианты. А именно реабилитация – это общий пласт, который занимается восстановлением функций.

Елена Швец:

Андрей Дмитриевич, хочу спросить о вашем центре. Вы являетесь директором Центра физического развития REAFIT. Расскажите, чем занимается ваш центр и для чего он создан, какие врачи, помимо реабилитолога, кинезиотерапевта там принимают, зачем нам туда нужно, и кому туда нужно, самое интересное?

Андрей Зобов:

Мы в названии попытались объяснить вообще всю суть происходящего: Центр физического развития. Не клиника, не больница, а именно центр физического развития. Сейчас стоит такой вопрос, что, к сожалению, дети очень мало, сложно и тяжело развиваются, именно физически развиваются. У них сразу ухудшается осанка, недостаточный мышечный тонус, идет ожирение и всевозможные факторы, которые говорят о том, что физически дети недоразвиты. Не бойтесь слова «недоразвиты», недоразвитие можно всегда развить еще. Генетическое заболевание можно не вылечить, но физическое недомогание можно исправить, неразвитие можно развить. Мы в своем центре создали структуру, которая правильно говорит о том, как нужно с самого малого до самого великого развиваться, быть здоровым физически. Раньше, 50 лет назад, нормы физического состояния были гораздо больше, люди занимались спортом гораздо больше. Сейчас, с прогрессом стали люди заниматься меньше. Тенденция угнетающая, что люди по 5 дней ничем не занимаются физически, а потом дают огромную физическую нагрузку. Условно, сидит человек в офисном кресле 5 дней и, смотря на себя в зеркале, увидел лишний килограмм. Бежит скорее его сжигать в тренажерный зал.

Елена Швец:

Либо по субботам в теннис играет, дает нагрузку – теннис и еще что-нибудь.

Андрей Зобов:

Либо по субботам, да. Получается очень большое неравенство нагрузки. Раньше, 50 лет назад, в целом, все население России занималось спортом в 4 раза больше, чем сейчас. Были кружки и тому подобное. Но и нормативы были совершенно разные. Даже когда я учился в школе, у нас были нормы, которые сейчас в 2 раза выше, чем у моей дочки в школе. Это говорит о том, что снижается уровень физической активности.

Елена Швец:

Я думаю, что есть очень простое и легкое объяснение – компьютеры. Раньше что было делать детям дома? Особо ничего, либо почитать книжку, либо уроки сделать, либо идти во двор. Конечно, интересней во дворе побегать, погулять. Во дворе что происходит? Активные игры, либо футбол, либо даже обычные «вышибалы», прыжки в резиночку у девочек. Это серьезная нагрузка на тело, очень серьезная физическая нагрузка. Дети играли во дворах и росли во дворах, они были гораздо более физически развиты, чем сейчас, которые сидят за компьютерами, естественно, без свежего воздуха, без физических нагрузок и так далее. Поэтому есть, конечно, в ваших словах доля правды, даже большая доля правды.

Вернемся к детям, не хочу уходить от этой темы, потому что я знаю, что вы отец троих детей. Вы сейчас про дочку уже сказали, кто у вас еще?

Андрей Зобов:

Все 3 дочки.

Елена Швец:

И расскажите, пожалуйста, вопрос многих родителей, скорее всего, будет интересовать: чем заниматься детям, каким спортом, если родители хотят отдавать в спорт до школы, в дошкольном возрасте?

Андрей Зобов:

Для детей дошкольного возраста нужно разделять профессиональный спорт и спорт для поддержания правильного тонуса; это немного 2 разные политики. В профессиональном у каждого спорта свой возраст, когда нужно начинать заниматься, с учетом различных нагрузок это 3, 4, 5, 6 лет. Но, если речь именно о необходимости развивать ребенка, чтобы у него впоследствии не было заболеваний опорно-двигательного аппарата, то лучше делать через либо гимнастику, либо плавание, либо различного рода ОФП – общая физическая подготовка, то есть различные секции. Сейчас много возможностей, куда можно сходить с ребенком. Но, единственное надо отметить, что лучше сходить на консультацию к любому реабилитологу и выяснить, какие есть риски или какие есть опасения, связанные с нынешним состоянием ребенка.

Прежде, чем вы отведёте своего ребенка в какую-либо спортивную секцию, нужно уточнить 2 момента. Первое – нет ли противопоказаний именно к физической нагрузке. Сейчас очень сложная, удручающая ситуация, когда родители оставляют без внимания своего ребенка на несколько лет по его физической активности. Потом, замечая, что ребенок сутулится, начинают его запихивать в различные секции. От этого состояние ухудшается. Почему? Потому что неправильно подготовили ребенка к физической нагрузке. Как наш офисник, который ничего 5 дней не делал, а потом на 6-ой день пошел, дал большую физическую нагрузку, так же и ребенок. Он 2 года лежал на диване, смотрел телевизор, и потом его отдают в спортивную гимнастику и начинают во все стороны тянуть. Понятно, что в детском возрасте чуть легче будет всё переноситься, но, как это скажется в долгосрочной перспективе, никто не знает.

Елена Швец:

Но, подождите, бывает же ситуация, когда дети быстро вырастают, мышцы просто не успевают. Например, подготовка есть, я про свою дочь говорю, но она стала какое-то время назад горбиться, полгода, меньше даже, может, месяца 4, стала горбиться. Она занимается гимнастикой с 3 лет, даже с 2-х, сначала прыгала на батуте, были задания ОФП, а потом уже начала заниматься профессиональной гимнастикой. Но в последние полгода тело выросло, а мышцы пока не поняли, как держать новое тело. За лето выросла на несколько сантиметров, на 6, на 7 резко подтянулась, худая стала. В этом случае что нужно, к реабилитологу вести?

Андрей Зобов:

Абсолютно верно. Нужно привести к реабилитологу и показать на предмет того, какими способами можно растянуть те самые мышцы, которые не успели за скачком роста. У ребенка до 18 лет будет 5 больших скачков роста, которые могут быть вплоть до 8–10 сантиметров за очень короткий период. Самый большой скачок роста с рождения до года, потом второй – с 3 до 4 лет, потом идет с 6 до 8, и потом с 11 до 13, и затем идет с 15 до 18 незначительный, темп роста уже идет на спад. Соответственно, 2 самых больших скачка, которые дают последствия, это первый год жизни и в большей степени с 10 до 13 лет, когда может произойти самый резкий скачок, когда идет пубертатный период. В эти моменты нужно очень внимательно смотреть за осанкой, за именно физическим состоянием здоровья своего ребенка.

Возвращаясь к названию нашего центра, Центр физического развития, мы постарались своим названием объяснить свою деятельность. Ребенка необходимо правильно развивать на всех этапах взросления. Дальше, когда мы уже получили исходный, скажем так, материал, можно давать нагрузку. Возвращаясь к спорту, профессиональный или непрофессиональный. Любой вид спорта – это хорошо, хотя сейчас новые адепты говорят о том, что нельзя такой вид спорта или другой, кому что ближе. Если вы хотите из своего ребенка сделать профессионального спортсмена, то вы его отдаёте в тот вид спорта, где он начинает хорошо себя проявлять.

Елена Швец:

Либо физически он для него очень способен, его тело способно именно для этого вида спорта. В спортивной гимнастике нужен маленький рост, в художественной – высокий, и так далее.

Андрей Зобов:

Я имею в виду то, что необходимо обязательно проконсультироваться до, и по поводу, какие риски могут быть. К примеру, в художественную гимнастику очень часто отдают полных или подверженных полноте детей, для того чтобы они там кувыркались и худели. Такая логика родителей. Обывательская логика, что иди, кувыркайся и все будет шикарно. Это не так, это только усугубляет позицию, потому что есть фактор, который может спровоцировать заболевания или состояние опорно-двигательного аппарата. Если есть дополнительный вес, лишний вес, избыточный вес, то изначально нужно его убрать, а потом уже заниматься. Опять же, возвращаясь к нашим людям, которые много сидят, офисные работники или просто сидячая работа – такая же позиция. Прежде чем бежать сразу в тренажерный зал для того, чтобы там делать большую физическую нагрузку, необходимо проконсультироваться, как минимум, у 3 специалистов. Первое – кардиолог, потому что сердце должно работать хорошо. Если вы долго сидите, то кровь может густеть и проблемы быть уже сосудистого характера. Второй – невролог; нужно посмотреть центральную нервную систему на предмет управления. Если всё хорошо работает, то, соответственно, ничего особо перегружаться не будет. Третий – реабилитолог, который скажет, в каком состоянии находятся сейчас ваши мышцы. Мы говорим о том, что большая физическая нагрузка – это хорошо и замечательно, но надо к ней подойти правильно ― так, как учат в школе. Никто в первом классе не дает ядерную физику, все начинают читать по слогам и считать от 1 до 10 и назад.

Елена Швец:

Расскажите, какие еще врачи в вашем центре, помимо кинезиотерапевтов и реабилитологов? Кто еще будет в центре или есть?

Андрей Зобов:

У нас есть несколько кабинетов, наш штат состоит из нескольких врачей. Первое – это большой зал ЛФК, в котором принимаю я, реабилитолог. Также у нас есть специалист по физическому развитию ― хороший спортсмен, который работает со спортсменами и рассказывает им, как адаптировать нашу медицину под именно их спорт высоких достижений. Наше название REAFIT сложилось из двух слов – реабилитация и фитнес. Мы занимаемся именно реабилитационным фитнесом, можно так сказать. Помимо специалиста по физическому развитию, также у нас есть 2 массажиста – детский и взрослый, потому что есть свои нюансы. Также эндокринолог-диетолог, который решает проблемы с рационом на раннем этапе. Он подбирает и детский рацион, чтобы убрать быстрые углеводы, добавляя белки, если мы даем большую физическую нагрузку, составляет правильный баланс в пище, чтобы мышцы правильно восстанавливались. Если есть гормональные изменения на базе отсутствия правильного рациона, то налаживаем уже гормональную терапию.

Елена Швец:

Вы смотрите анализы?

Андрей Зобов:

Обязательно. У нас есть импедансометрия – то, что позволяет выяснить состав тела, насколько мы состоим из воды, из мышц, из ткани, сколько жировой ткани и других. Плюс ко всему еще электролиты. То есть видно, сколько и каких базовых элементов недостаточно. В основном, на импедансометрию приходят люди, у которых проблемы с весом, то есть либо очень избыточный, либо, наоборот, недостаточный. Скажем так, стандартным людям стандартной конституции, веса, она не очень нужна.

Также наш невролог Ольга Сергеевна, вы уже знаете ее. Она невролог и алголог. Алголог – это специалист, который занимается лечением боли. Да, у нас есть такая очень интересная специальность. «Алголос» означает «боль», и, соответственно, алгология – наука, изучающая боль. Боль возникает по разным причинам, а человек, который занимается полностью лечением боли, называется алголог. Мы для нашего невролога-алголога привезли замечательный аппарат из Нижнего Новгорода, называется «Озон», для проведения озонотерапии. Озон – самый лучший природный окислитель для мышц, при котором наши мышцы начинают правильно себя чувствовать и разрушаются, скажем так, нежелательные склейки, спайки, возникшие вследствие большой физической нагрузки. Очень часто, когда нарушается механика движения, какая-то мышца очень активно работает и начинает спазмироваться. Появляется спазм как триггер, кто-то говорит, что «продуло», хотя для мышцы такого понятия нет. Но многие говорят, что продуло.

Елена Швец:

Серьезно, нельзя, чтобы шею продуло сквозняком?

Андрей Зобов:

Здесь нужно говорить о нескольких факторах. Например, вы сидите в офисе и на вас дует кондиционер. Вы замечаете, что он дует, и потом вы встаете, у вас болит шея, и вы говорите: «Ой, шею продуло», да?

Елена Швец:

Да.

Андрей Зобов:

Нет. Что произошло по факту? Была долгая статическая нагрузка, но вы сидели под струей холодного воздуха и почувствовали её. Почему? Потому что вы сидели, не двигаясь, то есть мышцы были напряжены статически.

Елена Швец:

Может быть, как-то подвинули шею неправильным образом, и замкнуло?

Андрей Зобов:

Может быть. В итоге получается, первый момент – статическая нагрузка, самая сложная нагрузка для наших мышц. Наши мышцы – двигатели, они должны двигаться, сокращаться и растягиваться. Но была статическая нагрузка. Второй момент – сам холод, провоцирующий фактор. Существует лечение физическими факторами – теплом, холодом, электричеством и тому подобное. Тепло расширяет сосуды, расслабляет мышцы, холод сужает сосуды, заставляет мышцы сокращаться. Если вы долго сидите, мышцы усиленно работают на статике, еще холод, как фактор, заставляет сузиться сосуды и сжаться мышцу, то вы получаете, так называемый, эффект «Продуло». По сути, это нарушение механики. Если вы будете сидеть около окна или под кондиционером, но постоянно перемещаясь, то вас никогда не продует, поскольку вы будете работать мышцами. Вы даже не почувствуете, что было воздействие на мышцу.

Елена Швец:

По поводу озона. Я пробовала на себе, прошла курс озонотерапии у Ольги Дмитриевны. Но я могу сказать, что у меня все время состояние то лучше, то хуже; я где-нибудь побегаю, попрыгаю, и мне то хуже становится, то лучше, потому что я не доделала. Нужно делать в комплексе, мне сказали, озон вместе с реабилитологом. Я же сначала озон, потом полетала, потом отдохнула, потом еще что-то поделала, потом вернулась к реабилитологу. Единственное, могу сказать, что очень круто, ощущение, как будто у тебя пузыри в спине лопаются, как лопаются пузырьки в упаковочном целлофане. Все их знают и любят лопать, ровно такое же у тебя внутри спины ощущение. Это газ, озон, я правильно понимаю, который расщепляет каким-то образом что-то, правильно?

Андрей Зобов:

Да. В чём эффект действия, как происходит? Вы, наверное, слышали термин «молочная кислота». Для чего она нужна? Когда мышцы очень много поработают, они получают много информации и от воздействия в них начинаются, скажем так, микроповреждения. Что используют бодибилдеры? Дают очень большую нагрузку, для того чтобы волокна начали разрываться, получали микроповреждения. Потом они слепляются и утолщаются, и мышцы таким образом начинают расти. Но, сам механизм слипания волокон существует для того, чтобы мышцы остались и не порвались полностью. Что организм делает в ответ? Он выделяет молочную кислоту, чтобы разрушить связи слипшихся, именно слипшихся волокон, чтобы волокна дальше продолжали работать и шла микроциркуляция. Наша микроциркуляция – это кровообращение в целом, а также идет на лимфоток, на кровоток, кислород, разные электролиты и полезные вещества для мышц. Если мышца долго находятся в спазме, то кровоток в ней ухудшается. Организм уже не дает команду выделяться молочной кислоте, максимум её концентрации приходится на третьи сутки. После физической нагрузки все ощущают, что мышцы сильно болят. Почему они болят? Потому что волокна начинают разлепляться. То есть организм сначала их сжал, залепил, затем начинает разлеплять. В случае длительного спазма молочная кислота уже не выделяется, и уже нет шансов восстановить полный объем микроциркуляции.

Озон, как природный окислитель, очень хорошо действует на наши мышцы. Через толщу мышцы мы подводим иголочку ― очень маленькая косметологическая иголочка, как на инсулиновом шприце, очень маленькая; подводим через толщу кожи к мышце озон и начинаем механически расширять волокна, и второй момент – окислитель озон находится внутри волокон, именно в месте пучка. Если принимать, к примеру, таблетки-миорелаксанты, они будут расслаблять прикрепление мышцы или всю мышцу, не только спазмированный пучок. Нет такой таблетки, которая расслабила бы только напряженную мышцу. А нам нужно восстановить правильный баланс между асимметрией, между спазмированной мышцей и растянутой. Соответственно, газ озон можно подвести местно и правильно восстановить микроциркуляцию, тем самым убрать отек, воспаление и восстановить правильную биомеханику.

Почему мы рекомендуем все делать в комплексе и из чего должен состоять комплекс? Комплекс должен состоять из трех моментов. Первое – противовоспалительная терапия, второй момент – противоотечная, и третий – восстановление механики. В противовоспалительной терапии чаще всего мы применяем газ озон. Дальше – электричество физическим способом, ВТЭС, внутритканевая электростимуляция. То есть на поверхность кожи кладется специальный электродик и электрические импульсы заставляют мышцы сокращаться. Получается, озон убирает воспаление, электричество, ВТЭС убирает отек, и дальше человек попадает ко мне. Мы начинаем на расслабленные мышцы правильно давать сначала мизерную нагрузку, потом чуть большую, большую и большую, чтобы восстановить весь баланс. Все нарушения опорно-двигательного аппарата взаимосвязаны: большой отек, есть воспаление, неправильная механика. Все сразу. Если есть боль, то всегда есть отек, всегда есть воспаление, и значит, неправильная механика.

Елена Швец:

Собственно, поэтому и нужно работать в комплексе?

Андрей Зобов:

Обязательно, да.

Елена Швец:

У Андрея Дмитриевича в его кабинете есть всякие очень интересные штуки, которые подвешивают людей, какие-то специальные жгуты, тросы, реально выглядит очень интересно. Без таких аппаратов, без тренажеров нельзя работать, только физически?

Андрей Зобов:

Можно, конечно.

Елена Швец:

Можно, но они помогают быстрее восстановиться?

Андрей Зобов:

В нашем центре в зале ЛФК, если вы обратили внимание, кроме этого аппарата, по сути, ничего из глобальных, больших аппаратов и нет. У нас есть всевозможные приспособления в виде жгутов, резинок, гирь, гантелей и мячей. Это всё можно иметь дома и продолжать заниматься дома. Правильная физическая нагрузка не должна зависеть от места и времени. Если мы хотим быть здоровыми, мы должны быть здоровыми везде и всегда, не только в спортзале, не только в кабинете у врача, но всегда. Мы сейчас с вами сидим и наши спины не должны болеть.

Логика в чем? Тот аппарат, который вы видели, это подвесная система, которая дает возможность очень хорошо разгрузить определенную мышцу, чтобы дать нагрузку на другую. Чаще всего мы восстанавливаем баланс между поверхностными и глубокими мышцами. Поверхностные мышцы – все те, при сокращении которых мы видим движение. К примеру, взять бицепс, при движении мы видим его сокращение. Это работа поверхностных мышц, все поверхностные создают движение. Внизу под ними есть глубокие, или корсетные мышцы, или мышцы кора, или стабилизирующие; тысяча названий – эффект один. Эти мышцы должны держать нас и не создавать очень сильный резонанс. Поверхностные мышцы двигают, а стабилизирующие – стабилизируют.

Очень часто от бездействия стабилизирующие мышцы не работают. У нас есть многораздельная мышца, которая ёлочкой спускается от каждого позвонка к нижележащему позвонку. Долгое сидение, нахождение в сидячем положении выключает эти мышцы, поскольку мозг всегда пытается экономить энергию. Самая большая затрата энергии идёт на мозг. Для себя, любимого, он всегда сохраняет энергию путем уменьшения напряжения где-либо. Если нет необходимости в поддержании мышц, энергии, то он для себя оставит. Соответственно, мы сели, облокотились и позвоночник уже не должен себя сам держать, нас держит спинка стула. Мышцы постепенно начали выключаться, а мы после встали и еще побежали заниматься теннисом. Получается, что нужные мышцы могут не успеть включиться, но какие-то должны обязательно включиться, чтобы не произошла травма спинного мозга или травма позвоночника. На помощь выключенным мышцам приходят поверхностные мышцы, двигательные. Получаем ситуацию: они начинают стабилизировать вместо того, чтобы двигаться. На деле мы видим у пациента или у человека, что он не может наклониться. Почему? Потому что те мышцы, которые должны создать ему движение, наклон, мозгом запрограммированы удержать его спину в ровной позиции, а не наклонить, то есть произошла подмена понятий.

Елена Швец:

Я немного обобщу. Не нужно бросаться в безумный спорт без подготовки, и не нужно, наоборот, сидеть, сначала расслабляться, потом заниматься. Всё нужно делать с умом, регулярно.

Андрей Зобов:

Абсолютно верно. Нужно сказать о том, что никогда нельзя стремиться к высшему результату в первые дни. Если вы правильно себя подготовите к физической нагрузке, то никогда ничего не будет болеть. Нужна постепенность.

Елена Швец:

Мы перед эфиром говорили о том, что большое влияние оказывает психосоматика. В вашем центре есть также психолог?

Андрей Зобов:

Да, клинический психолог, который разбирает много именно психологических проблем. Мы должны быть не только физически развиты, без психологического развития быть полноценным человеком тоже очень сложно. Зачастую наши пациенты приходят к нам решать проблемы психологического рода через физическую нагрузку. Я думаю, что среди наших зрителей и слушателей есть люди, которые ходят в тренажерный зал для того, чтобы отдохнуть головой. То есть через выплеск физической активности они дают себе психоэмоциональное расслабление. Иногда приходится, наоборот, совершать очень большую работу над психоэмоциональным состоянием, чтобы снизить нагрузку на физическое тело. Иногда голова не дает покоя рукам, а иногда руки не дают покоя голове.

Елена Швец:

Ногам обычно, в поговорке «Дурная голова ногам покоя не дает».

Андрей Зобов:

Мы лечим и ноги, и голову, в зависимости от необходимости. Если природа возникновения заболевания именно психологическая, то надо к психологу и затем уже к нам. Или же наоборот, если природа возникновения физическая, мы вначале ее убираем через физическую активность, потом прорабатываем у психолога.

Елена Швец:

Скажите, пожалуйста, какие амбиции у клиники, какие амбиции лично у вас, куда стремимся, какие мечты, желания и планы?

Андрей Зобов:

Амбиции, я думаю, небольшие. Хотя, если озвучить, думаю, многие скажут, что большие. Через 5 лет я хочу открыть еще несколько филиалов в нашем городе. Самая большая амбиция, наверное ― через 15 лет даже за границей сделать.

Елена Швец:

Почему через 15?

Андрей Зобов:

Поставил себе такой срок, что каждые 3 года открывать филиал, и в итоге через некоторое количество филиалов сделать его за пределами нашей страны.

Елена Швец:

Сейчас пока одна клиника?

Андрей Зобов:

Да, сейчас мы только-только стартовали. Наш центр ― это совокупность хороших специалистов, которые знают свое дело. Мы знаем, как это сделать, приглашаем вас к нам посмотреть, как мы делаем. Я думаю, что чуть больше, чуть дальше мы сможем уже давать франшизу или еще что-то такое, или открывать центры, чтобы люди могли правильно физически развиваться, потому что сейчас очень сложная ситуация, мало где правильно восстанавливают механику и правильно докапываются до проблемы. Лечат только симптомы, снимают только верхушки заболеваний, и в целом не убирают причину заболевания. Мы же делаем наоборот. Меня в большей степени не интересуют симптомы, мне важно разложить на некоторые движения, восстановить мало-мальски движения для того, чтобы вся цепочка сформировалась правильно и человек выздоровел сам.

Елена Швец:

Андрей Дмитриевич, где вы искали вдохновение, за границей? Я знаю, вы учились в Швейцарии и повышали квалификацию, или я ошибаюсь?

Андрей Зобов:

Нет, вы не ошибаетесь. Я в Швейцарии проходил практику, стажировался, учился я здесь. Вдохновение очень легко найти, когда ты занимаешься любимым делом. Вдохновляюсь я всегда от пациентов. Когда я утром просыпаюсь, я с удовольствием иду на работу, потому что знаю, что у меня будет сегодня 12-часовой рабочий день без перерыва. Меня вдохновляют искренние эмоции моих пациентов, когда они приходят, мягко говоря, скрюченные, а уходят здоровые, красивые, с большой улыбкой. Для специалистов это самое лучшее вдохновение.

Елена Швец:

И напоследок о вас и вашей технике. Как удается 12 – 15 пациентов в день принимать? Я знаю, что у вас есть какая-то специальная техника, чтобы собственные мышцы не пришли в негодность из-за такого огромного количества работы.

Андрей Зобов:

Ответ очень простой: мы работаем очень весело, под музыку, и практически всегда пританцовываем, что видно внешне. Но за этим кроется очень сложный механизм перемещения энергии. Я никогда не стою на месте и всех своих специалистов всегда учу эргономике движения. Мы работаем всегда в движении, восстанавливаем движение. Нельзя стоять на одном месте. Мы должны правильно сами распределять энергию. Все наши специалисты проходят специальное обучение по гигиене труда и эргономике движения в работе.

Елена Швец:

Чтобы вам было проще, друзья, я переведу. Андрей Дмитриевич мне объяснял, что он работает не только руками, но и всем телом. Когда он что-то делает, какие-то либо массажные, либо усиленно надавливающие движения, манипуляции, то работает не только рукой, не только одной мышцей, а всем телом. Если вы будете двигаться и летать вокруг вашего рабочего места, то это позволит избавиться от нагрузки на ваши мышцы, правильно?

Андрей Зобов:

Да, абсолютно верно.

Елена Швец:

Наш эфир пролетел мгновенно, 45 минут практически уже прошли. Я хочу, чтобы вы пожелали нашим телезрителям, видеосмотрителям, что вы сами считаете нужным. может быть, посоветовать им лучше заниматься здоровьем.

Андрей Зобов:

Я хочу пожелать нашим зрителям и слушателям правильной механики. Вы должны заниматься спортом, но для того, чтобы правильно им заниматься, необходимо ровно подойти к нагрузке, чтобы нагрузка была ни больше, ни меньше, постепенно стремясь всегда только вверх и вверх.

Елена Швец:

А я вам пожелаю не ставить сроки 15 и 5 лет, а чтобы как можно скорее у вас открылось много филиалов, потому что у вас хорошие специалисты. Набирайте больше хороших специалистов, обучайте их. Кстати, вы еще и обучаете, вы преподаватель Международной академии медицинской реабилитации. Обучайте как можно больше хороших специалистов, чтобы как можно больше людей могли лечить нас, пациентов, и чтобы мы были счастливы и выпрямлены.

Друзья, «Путь героя», Елена Швец, Андрей Дмитриевич Зобов. Мы прощаемся с вами.