Вирусные гепатиты - мифы и реалии

Инфекционные заболевания

Тэги: 

Денис Остроушко:

Здравствуйте, уважаемые слушатели и зрители! В эфире Mediametrics, «ЗОЖ через молодежь!» Это программа об общественном здоровье и здоровом образе жизни в целом. Меня зовут Денис Остроушко. Сегодня рядом со мной соведущий Мирон Борисов – координатор Московского регионального отделения «Волонтеры-медики» и студент Сеченовского университета. Cегодня наша тема – гепатиты. 28 июля был Всемирный день борьбы с гепатитами. Кто борется с гепатитами? Как их находят, лечат? Видимо, врачи-инфекционисты, потому что сегодня у нас в гостях как раз врач-инфекционист из Инфекционной клинической больницы №1 Департамента здравоохранения города Москвы Илья Филин.

Илья Филин:

На самом деле, он называется День борьбы с гепатитами, дата приурочена изначально ко дню рождения доктора Бламберга – родоначальника всей гепатитной теории, который открыл австралийский антиген – HBsAg, который является главным диагностическим признаком гепатита В.

Денис Остроушко:

В Австралии нашли или из Австралии привезли?

Илья Филин:

У австралийского аборигена впервые он выделил этот антиген.

Мирон Борисов:

Антиген – это признак наличия гепатита в организме. В каком году это было?

Илья Филин:

Это было в 1960-х годах. Он создал первую вакцину, которая потом дорабатывалась, то родоначальником является он.

Денис Остроушко:

Когда находят новые болезни, что происходит с врачом и как он понимает, что это действительно страшно, смертельно?

Илья Филин:

Он знал о том, что есть какое-то заболевание, думал, что это одно заболевание, которое поражает печень, и работал в этом направлении, но понятия не имел, что в конечном итоге найдет. Он получил Нобелевскую премию за то, что открыл гепатит В.

Мирон Борисов:

А до этого гепатитов не существовало, либо эта болезнь существовала, просто ее не идентифицировали?

Илья Филин:

Эти болезни существовали долгое время, просто как и все остальные не были открыты, не были идентифицированы, обозначены. Поэтому он стоит у истоков. После него уже начали обнаруживаться и другие антигены других гепатитов.

Мирон Борисов:

То есть первый был гепатит В. Сколько видов гепатитов существует?

Илья Филин:

На данный момент мы говорим о существовании 5: А, Е, с одним путем и механизмом передачи, В, С и D агент. В, С и D имеют свой схожий путь и механизм передачи, поэтому определяются в группу парентеральных гепатитов, которые передаются парентерально. Есть два пути: энтеральный и парентеральный. Энтеральный – это через рот, фекально-оральный механизм передачи.

Мирон Борисов:

Болезнь грязных рук?

Илья Филин:

Воды, рук, все, что попадает к нам через желудочно-кишечный тракт. И парентерально – это кровь и биологические жидкости.

Денис Остроушко:

Меня смутило то, что на данный момент существует 5, то есть чисто теоретически можно продолжить дело этого ученого и открыть еще?

Илья Филин:

В теории, наверное, да. Есть еще ряд исследований, которые говорят о том, что есть еще и другие «буквы» в этом списке, но есть младший брат гепатита С, который будет назван в скорейшем времени. Есть еще ряд определенных исследований, но пока мы имеем дело с этим. Нам достаточно пока что и этого.

Денис Остроушко:

Много людей в мире болеет?

Илья Филин:

Очень много людей в мире болеет, а особенно парентеральными гепатитами, то есть это В, С, D. ВОЗ говорит о том, что на 2016 год умерло приблизительно 400 тысяч человек, а если судить по гепатиту В, то болеет 257 миллионов человек на 2015 год, и 71 миллион по гепатиту С. Но это данные статистические, они не всегда схожи с правдой, потому что где-то это просто не учитывается, то есть в каких-то странах не все учитывается. Но цифры внушительные.

Мирон Борисов:

ВИЧ-инфекции мы боимся страшно. Это считается смертельной болезнью. Но при этом в мире зарегистрировано меньшее количество случаев ВИЧ-инфекции, чем пораженность гепатитами. Почему же мы так редко слышим о гепатитах, хотя есть и Всемирный день борьбы с гепатитом, и есть вакцина?

Илья Филин:

Ради справедливости стоит сказать, что День борьбы со СПИДом тоже есть, поэтому тут ВОЗ учитывает все. Объясняется тем, что ВИЧ на данный момент не лечится, то есть мы можем говорить о том, что мы снижаем вирусную нагрузку, вводим пациента в стойкую ремиссию, но не вылечиваем, над этим работы все еще ведутся. С гепатитом мы можем справиться. Гепатит В у подавляющего большинства сам вылечивается. Большой миф о том, что если человек заразился, то он обязательно схронизуется у него, это неправда. Он необязательно будет перерастать в хроническую форму, только у 5%. Острый гепатит В у новорожденных, у месячных детей хронизуется в 95% случаев.

По гепатиту С. Считается, что его возможно вылечить, есть прямая противовирусная терапия, она создана и работает, это проверил Запад, и потихонечку перенимаем уже этот опыт и мы в России. Он тоже лечится, а ВИЧ все еще нет. И плюс стигматизация. По поводу гепатитов В и С все-таки стигматизация не настолько активна, как с ВИЧ.

Мирон Борисов:

Давайте теперь разложим по полочкам каждый гепатит, чтобы было понятно. Гепатит А – что это за заболевание и как можно заразиться?

Илья Филин:

Гепатит А – энтеральный гепатит. Заражение происходит через немытые руки. то пища, то есть немытые руки и пища, которая к нам попадает. Когда мы перейдем к гепатиту Е, мы будем говорить о загрязненной воде.

Передается через грязные руки, а также через половой контакт. Надо об этом тоже знать, потому что есть распространенный миф, что мы В, С боимся в контексте каких-то связей, а А мы не боимся и Е не боимся. И мы их в принципе боимся меньше, хотя по гепатиту Е – 44 тысячи человек в 2015 году умерло от этого заболевания. По А статистика чуть лучше, но от них тоже умирают. Бывают фульминатные формы – молниеносные, которые приводят к летальному исходу.

Денис Остроушко:

Но в большинстве случаев протекает более лояльно к организму?

Илья Филин:

Протекает благоприятно, полностью человек вылечивается, не оставляет никаких последствий, не хронизуется ни А, ни Е.

Денис Остроушко:

А как проявляется?

Илья Филин:

Симптоматика характерна для любого гепатита. Если гепатит острый, то он будет острый по симптоматике: пожелтение кожных покровов, иктеричный склер – желтые белки. Мы смотрим человеку в глаза и видим у него не белые белки, а желтого цвета. Желтая кожа.

Мирон Борисов:

Это признак повреждения печени.

Илья Филин:

Это признак того, что в крови повышается билирубин. После этого мы узнаем о том, что у человека потемнение мочи. Это тоже признак билирубина, который перерабатывается и попадает в виде уробилиногена в мочу. И осветление стула, то есть кал не стандартного коричневого цвета, а белый.

Мирон Борисов:

Может ли печень болеть?

Илья Филин:

Тут надо немножко разобраться в понимании слова «болит». Сама печень болеть не может – у нее нет нервных окончаний. Болит капсула от того, что она растягивается. Когда печень воспалена, независимо от того, по какой причине, это вирусный, алиментарный гепатит, печень увеличивается в размерах, и капсула растянуться может только на определенный размер. И в какой-то момент она начинает давать этот болевой синдром. Он проявляется в виде тяжести в подреберье, как будто камень под ребром, тянет. То есть это не острые боли.

Мирон Борисов:

Но это ранний симптом либо это бывает уже на поздних стадиях? Или человек инфицируется гепатитом, у него желтеют кожные покровы и может возникнуть сразу тяжесть в подреберье?

Илья Филин:

Да, это ранний симптом. Это может быть симптомом хронического гепатита в особо запущенных случаях, но в основном это симптом острого гепатита. Помимо пожелтения кожных покровов еще ощущение тяжести в правом подреберье. Для А и Е гепатита это особенно характерно. При В и С бывает реже.

Денис Остроушко:

Ранний симптом – это через минуту или через два дня?

Илья Филин:

Инкубация у всех гепатитов разная. Мы говорим иногда о двух неделях, в контексте энтеральных гепатитов, бывает и три дня, тут всегда все индивидуально: как справится организм, как он начнет давать обратный иммунный ответ. В контексте В и С гепатитов сроки чуть больше.

Мирон Борисов:

Как защитить себя от гепатита А? Есть ли надежный способ защиты? Сейчас лето, сезон отпусков, очень многие люди уезжают из страны. Есть ли зоны, где этот гепатит более распространен, где определенные меры защиты можно проявить с большей степенью ответственности?

Илья Филин:

Мы сейчас не будем перечислять ряд стран, просто поймем одну простую закономерность: там, где вы видите антисанитарию. Она выражается не только в том, что люди не так живут, как в Москве, а в том числе в отсутствии централизованного водоснабжения. Мы можем говорить о том, что это эндемичный по гепатиту район. В контексте гепатита Е вода особенно важна, поэтому если вы едете в Южную, Восточную Азию, Индию, Вьетнам, Гоа, то будете там подвержены риску по гепатитам А и Е, особенно Е, и мы должны обезопасить себя в контексте правильного водопотребления. И это не просто покупать бутылку воды в магазине, как обычно все думают, потому что участились случаи подделки воды, мы должны проверять и крышку – насколько она запаяна.

Контроль должен быть. Мы должны понимать, что если мы идем в какое-то место, заведение, покупаем напиток со льдом, и даже если лед сделан из кипяченой воды, кипяток не убивает гепатит В.

Денис Остроушко:

Какие градусы у гепатита? От 0 ℃ до 100℃ в воде он живет?

Илья Филин:

Живет. Он кипятится полчаса и только потом может умереть. Гепатит А может недолго жить в окружающей среде, но если вода заражена, лед сделали из водопроводной воды, то вероятность того, что вы заразитесь, огромная. Поэтому коктейли со льдом – это нехорошо.

Мирон Борисов:

А есть какой-то способ сказать «да» коктейлям со льдом, не думать о воде, но при этом защитить себя? Существует же вакцина от гепатита А?

Илья Филин:

От гепатита А существует вакцина. Делается она в поликлиниках. Можно делать ее на коммерческой основе, по месту жительства. Есть несколько видов вакцин. Разные разработки разных стран, и немного разнится длительность действия этой вакцины. Но в целом мы должны понимать, что надо провакцинироваться за полгода до выезда. Но есть вариант для тех, кто забыл, не знал, пропустил в школе. Мы можем сделать экстренную вакцинацию, правда, она будет работать не на основе самой вакцины, а на основе иммуноглобулина, который будет примерно 90 дней работать, потом эффект пройдет. Но на 2 недели куда-то съездить – это сработает.

Денис Остроушко:

Получается, перед следующим отпуском снова нужно идти и на те же 90 дней делать?

Илья Филин:

Немножко по-другому делается. Мы вводим иммуноглобулин и сразу первую вакцину. И когда вы возвращаетесь, проходит определенный срок, для гепатита А это, как правило, от 6 до 12 месяцев, в зависимости от вакцины, «0-6» называется. 0 – это первый день введения, и 6 – через полгода. Мы перед поездкой делаем 0 вакцину и иммуноглобулин. Иммуноглобулин работает на время нашего отпуска, а вакцина начинает выработку длительных антител. И потом мы приезжаем, проходит полгода, от первой прививки мы делаем еще, и у нас на 12 лет есть прививка от гепатита А.

Мирон Борисов:

И каждые 12 лет нужно повторять, чтобы обезопасить себя?

Илья Филин:

Да, обязательно.

Мирон Борисов:

Есть ли шанс после проведения прививки заразиться, или это практически стопроцентная гарантия того, что ты обезопасишь себя от этих событий?

Илья Филин:

В контексте гепатита А это практически стопроцентная вероятность защититься. В медицине 99% процентов, 100 нигде нет.

Мирон Борисов:

Какие документы для этого нужны человеку? Нужно ли специальное обследование заранее либо можно просто с улицы прийти и сделать вакцину?

Илья Филин:

Ничего специализированного для нас не нужно. Единственное, что должен быть перед любой вакцинацией осмотр. Вас может осмотреть инфекционист, потому что это входит в его компетенцию. Осмотр обычного терапевта на предмет того, что вы на данный момент здоровы, у вас нет обострений хронических заболеваний и нет острых ОРВИ. Если вы здоровы, то имеете право получить вакцину. Некоторые страны требуют заверенную справку еще помимо прочего, доктор может вам ее выписать, что вы прошли вакцинацию.

Денис Остроушко:

Я недавно летал в отпуск, и перед этим неожиданно мне врач-инфекционист сказал: «Ты не забыл сделать прививку от гепатита А?» – «Забыл, конечно». – «Ну ладно, давай мы тебе срочно сделаем». Но при этом он мне говорит: «Но это только один гепатит. Все остальные – можешь точно так же небезопасно пить воду». И сейчас я услышал про то, что гепатит Е передается больше через воду, а именно воды мы боимся в Юго-Восточной Азии, и при этом от Е мы не делаем прививок.

Илья Филин:

Китайцы делают. ВОЗ пишет о том, что они что-то знают, чего не знают остальные. На самом деле, они разработали вакцину от гепатита Е. Ее ВОЗ не признает, потому что она по факту работает против определенного генотипа гепатита Е, то есть у гепатита Е тоже есть генотипы, как у С. У А нет генотипа, поэтому рабочая вакцина. Гепатит А – это вирус А, Е – в некоторых регионах есть генотип, то есть небольшая изменчивость. Там ставятся цифры: 1, 2, 3, 4. Эта вакцина в большей степени против 4 генотипа, и поэтому ВОЗ ее пока что не пропускает, потому что она сделана в 2011 году, и 8 лет – это крайне мало, для того чтобы понять отсроченные побочные реакции. То есть мы не можем знать, а действительно ли она обеспечивает адекватную защиту на долгое время, то есть она не проверена.

Мирон Борисов:

Но пройдет время, и в нашей стране тоже появится вакцина от гепатита Е?

Илья Филин:

Вполне возможно.

Денис Остроушко:

Если завтра изобретут вакцину, то мы ей сможем пользоваться лет через 10?

Илья Филин:

Да, только если вы не попадете каким-то образом в группу клинических испытаний, но она может не сработать или сработать не так, как надо, поэтому тут тоже большой вопрос – нужно ли это. Она у них вышла, ею пользуются, но пользуется не население, она на стадии исследования в огромном количестве людей, которые подписали определенные документы и готовы на то, чтобы на них это испытывали. На них она работает и пока что довольно успешно.

Мирон Борисов:

Мы часто слышим от населения вопросы о том, что вдруг прививки – это небезопасно, от прививки можно чем-то заразиться, не известны долгосрочные эффекты. Но все же прививки проверяются, перед тем как выйти в широкое потребление, и рисков они не несут никаких, за исключением того, что приносят огромную пользу. Поэтому нужно делать прививки.

Денис Остроушко:

Все-таки гепатитом А вероятность заразиться ниже, чем В, судя по тому, что у нас есть прививка. Но если уж случилось так, что увидел симптомы, это лечится? Нужно прийти в больницу и меня положат в стационар?

Илья Филин:

Нет, это домашнее заболевание. Вы можете лечиться дома абсолютно спокойно. Но все зависит от биохимических анализов. Мы смотрим на реакцию печени на этот гепатит. У некоторых протекает в средней тяжести, ближе к удовлетворительному состоянию. И мы можем абсолютно спокойно амбулаторно лечить человека, то есть он дома, лежит, но происходит некоторая изоляция. Не в смысле, что он закрыт в комнате. Имеется в виду своя ложка, своя вилка, потому что фекально-оральный путь, бытовой контакт вполне себе рабочий.

Если тяжелые формы гепатитов, с массивным поражением печени, тогда это стационар, потому что идет дезинтоксикационная терапия, это капельницы, внутривенные введения. В целом, можно болеть дома. Мы наблюдаемся у инфекциониста, у врача-терапевта, но не ложимся ради этого в стационар. Но если есть переживания, то никто не откажет. Вас госпитализируют и будут наблюдать врачи в отделении. Надо просто адекватно оценивать состояние. Это первое. И второе – чтобы адекватно оценил состояние доктор, к которому вы пришли на прием в поликлинику. Проводится этиотропная терапия, которая действует на непосредственно вирус.

Денис Остроушко:

То есть мы просто лечим печень?

Илья Филин:

Мы лечим симптоматически, то есть сбиваем температуру, если она есть, болевой синдром или застойные явления.

Денис Остроушко:

Как долго лечится человек?

Илья Филин:

Обычно десять дней, и все проходит.

Денис Остроушко:

И после этого может выходить из дома и он не заразен?

Илья Филин:

Он не заразен с того момента, когда пожелтел, если мы говорим о гепатите А. В этом вся проблема энтерального гепатита, то есть вы заразны тогда, когда вы не знаете об этом. Инкубационный период, который идет с начала поступления вируса к вам и до начала желтухи, вы в этот момент максимально активно распространяете вирус. Как только желтуха появилась, и вы поняли, что заражены гепатитом, а потом вам еще и доктор сказал, что это А, вы уже не заразны пару дней как.

Мирон Борисов:

Можно ли заболеть второй раз гепатитом А, или если переболел, иммунитет формируется на всю жизнь?

Илья Филин:

После перенесенного гепатита А второй раз им не заболеть. Иммунитет довольно стойкий после него.

Денис Остроушко:

Тогда пойдем к гепатиту В.

Илья Филин:

Гепатит В входит в группу парентеральных гепатитов. Парентеральный гепатит – который передается через кровь и через биологические жидкости. Тут надо понимать, что есть разница между С и В в этом. Но общее для них – это передача через кровь, везде, где мы можем контактировать с чужой кровью, это риск заразиться гепатитом В, С. Можно говорить про повторно использованные инъекционные приборы, но сейчас мы в 21 веке живем.

Мирон Борисов:

Не распространено среди таких групп риска, как потребители инъекционных наркотиков?

Илья Филин:

Не совсем распространено, но из того, что распространено, это тату-салоны, пирсинг, косметические салоны и стоматология, особенно частная. То есть такие вещи, которые в обиходе у нас постоянно, но об этом мало кто знает.

Мирон Борисов:

Какие биологические жидкости представляют наибольшую опасность?

Илья Филин:

Гепатитом С маловероятно мы можем заразиться в условиях бытовой жизни, то есть через грудное молоко – нет, через поцелуи – нет, через общую еду, полотенца – нет. В теории даже контакт с чужой зубной щеткой, чужой бритвой маловероятен. И на обратной стороне медали стоит гепатит В, для которого все это вполне возможно. Возвращаясь к вопросу о льдах в коктейлях. Если раны во рту, язвы, стоматит, есть шанс заразиться гепатитом В через поцелуи. Но попадает вирус не через сам желудочно-кишечный тракт, как гепатит А или Е, он попадает через травмы кожных либо слизистых покровов.

Мирон Борисов:

Через поцелуй передается гепатит В?

Илья Филин:

Да.

Денис Остроушко:

Любой контакт с кровью. То есть на меня прыснуло случайно – все, страшно. Но по факту получается, что нет.

Илья Филин:

Но если в глаза прыснуло, то страшно. Мы можем говорить про любые части тела. Просто на лице максимум слизистых, глаза открыты постоянно. То есть если мы говорим про ротовую полость, навряд ли мы будем с открытым ртом смотреть на льющуюся чужую кровь. А глаза – вполне. Поэтому может такое случиться. При одинаковых объемах крови концентрация гепатита С в одном миллилитре в разы меньше, чем гепатита В. И поэтому нужна совсем капля, для того чтобы заразиться.

Денис Остроушко:

Если кровь попадает в жидкость, и эта жидкость попадает в человека?

Мирон Борисов:

Кто-то порезался в бассейне. Опасно ли это?

Денис Остроушко:

Или если кровоточат десны.

Илья Филин:

Может быть, такой случай где-то во всем мире был, но я думаю, что это не доказать. Бассейн – это не стакан воды, концентрация другая будет. И какой шанс того, что вы нырнете в какое-то место, где есть скопление вируса, которое не успело раствориться по всему бассейну? Как вариант, это возможно, но как практика вряд ли.

Мирон Борисов:

При пользовании зубными щетками, бритвенными принадлежностями часто ли это встречается?

Илья Филин:

Это встречается постоянно. Но тут статистики нет, то есть я не могу сказать, сколько людей из 100 заразились именно через станки. Есть информация о том, что это происходит, потому что нужно относительно маленькое количество самой крови, то есть любой биологической активной жидкости с определенной концентрацией вируса, которая при попадании на слизистые может вызвать инфекцию.

Мирон Борисов:

Мы в обычной жизни редко можем представить ситуацию, что у нас в руках есть зубная щетка, у нас кровоточат десны, и мы натираем себе кровоточащие десны зубной пастой, автоматически не смывая, передаем это другому человеку. Такого обычно не происходит. Но при этом случаи передачи бытовым путем случаются в реальной жизни. Как пользоваться предметами личной гигиены, чтобы обезопасить себя от гепатита В?

Илья Филин:

Она поэтому «личная» гигиена, потому что предметы должны быть индивидуальные. Полотенце может быть общее. Это не критичный момент. Я бы еще сюда добавил кухонные приборы.

Мирон Борисов:

Столовые приборы тоже могут представлять опасность.

Илья Филин:

Они контактируют со слизистой зараженного человека, поэтому могут быть источником инфекции. Но тоже небольшая вероятность. Опасен в быту человек, у которого гепатит В активный, то есть тот, у кого в крови есть вирус. Хронические гепатиты не активные. То есть когда мы говорим о хроническом гепатите, мы обычно имеем в виду ремиссию, когда либо вирусная нагрузка в крови минимальна, либо ее нет вообще. И если ее нет вообще на протяжении довольно долгого времени, то мы говорим о том, что человек излечился.

Мирон Борисов:

Как понять, какой человек в активной форме сейчас, а какой в хронической форме? По внешнему виду это никак не определяется?

Илья Филин:

Внешне никак не определяется. Если только нет проявления острого гепатита, то есть В может протекать, как классический острый гепатит с желтухой, с потемнением мочи, а может не протекать, но быть острым.

Мирон Борисов:

В большинстве своем люди болеют острой или хронической формой?

Илья Филин:

Больше хронических. Хронизация С частая. У гепатита В хронизация не частая, поэтому те, кто переболели острым гепатитом В, на этом все закончилось. Они вылечиваются, причем это происходит даже без какого-либо лечения.

Денис Остроушко:

Как это работает?

Илья Филин:

При условии того, что не было клиники, то есть если есть клиника, обычно человек обратится, потому что когда человек желтеет, нам это не нравится, мы идем к врачу, сдаем анализы, понимаем, что гепатит В. Но есть случаи, когда есть излечивание от гепатита В абсолютно самостоятельное. Они не единичные.

Денис Остроушко:

Тут страшно только то, что может никак не проявляться болезнь, и человек может ходить с заразой и всех заражать.

Мирон Борисов:

А почему мы тогда боимся гепатита В? Если человек ходит заражает, но при этом большинство форм хронические, почему мы боимся? Чем это чревато?

Илья Филин:

Потому что любой хронический гепатит парентеральный, он в конечном итоге может привести к такому понятию, как цирроз печени. Это когда вся нормальная ткань печени замещается на фиброзную ткань, печень перестает быть печенью. Она не выполняет свою функцию в полной мере.

Мирон Борисов:

Просто как огромный рубец.

Илья Филин:

В конечном итоге это ведет к летальному исходу, если совсем запущенные стадии. И плюс ко всему летальность обусловлена еще и раком, который тоже напрямую зависит от хронических форм гепатита В и С, гепатоцеллюлярный рак. То есть цирроз и рак – это две причины, по которым люди боятся гепатита, и в конечном итоге некоторые умирают.

Денис Остроушко:

Но вакцину изобрели?

Илья Филин:

Конечно, мы изобрели вакцину. Она рабочая и хорошо защищает, входит в календарь прививок, то есть если нет отказов от мам, ее применяют новорожденным детям.

Денис Остроушко:

Если это обязательная прививка, которую делают детям, то почему мы до сих пор не победили гепатит?

Илья Филин:

Потому что прививка от гепатита В вымывается из крови. Ее нужно повторять, как и А.

Мирон Борисов:

А люди этого не делают.

Илья Филин:

Есть прививки, которые делаются не часто. Гепатит В нужно прививать примерно раз в десять лет. Некоторые даже реже. Если при А на 10, на 12 лет хватает, то в контексте гепатита В в идеале сдавать антитела. Мы сдаем антитела к поверхностному антигену и смотрим их титр.

Мирон Борисов:

Мы смотрим количество функционирующих структур, которые могут бороться с вирусом в организме при его попадании.

Илья Филин:

Граница от 10 до 100 и больше 100. Если больше 100, то это критерий того, что нам прививаться в ближайшее время не нужно. А от 10 до 100 – обычно это критерий того, что в течение года нам в идеале бы перепривиться. А меньше 10 – это критерий того, что мы не защищены вообще, и надо прививаться сегодня-завтра, максимально быстро.

Денис Остроушко:

И куда бежать, если человек сейчас решил «я хочу»?

Мирон Борисов:

В поликлинику по месту жительства или в любое другое учреждение здравоохранения.

Илья Филин:

У нас есть поликлиническое отделение, куда вы записываетесь и прививаетесь. Причем любую вакцину, не только гепатит.

Мирон Борисов:

Многие боятся прививок, потому что считают, что плохо себя чувствуют после прививки. Действительно ли такое бывает? Даже говоря не о вакцине против гепатита В, а о гепатитах в целом. Как переносятся эти прививки? Это повлияет на дальнейшую деятельность человека?

Илья Филин:

Если говорить про влияние на жизнь, то безопасны, отсроченных либо острых явлений, серьезно травмирующих либо выбивающих из вашего жизненного графика, не будет. Но также не нужно лукавить и говорить, что на прививки не бывает реакции. Конечно, она есть. Мы вводим в свою среду инородное вещество, на это в любом случае будет реакция. Она просто может проявляться астеновегетативным синдромом, с общей интоксикацией. Такое бывает часто. Это общая усталость.

Денис Остроушко:

Главное – не бояться. Если что, врачи, во-первых, могут спасти, во-вторых, нужно сходить сделать прививку и точно не заболеть. Если вдруг вы все еще сомневаетесь в своем прививочном статусе, сходите в поликлинику, сделайте прививку от гепатита А, В. Давайте вместе победим, а там и остальные подтянутся. Это была «ЗОЖ через молодежь!» Спасибо большое, Илья! До свидания.