Здоровый образ жизни: миф или реальность

Профилактика заболеваний

Тэги: 

Олег Гончаров:

Друзья, коллеги, единомышленники, и снова здравствуйте! Канал Mediametrics, программа «Фармакология». И тема нашего сегодняшнего эфира «Здоровый образ жизни: миф или реальность». Поговорим о популярном ныне ЗОЖ и его фактическом проявлении в нашей жизни. Не удержался, посмотрел немножко историю этого вопроса. Если говорить про нашу страну и об истории возникновения ЗОЖ, то здесь сложно это описать. Вспомните, что было у нас в советское время, что происходило с нашей страной в период 90-х, когда появились народные ополченцы нации, научившие наших людей пить урину, сосать масло и морить недуги голодом. И позволю себе даже процитировать трактовки ЗОЖа – это «общеукрепляющий, утром отрезвляющий настой чайного гриба» и «сулящие беспрецедентную мужскую стать панты северного оленя». Что говорить о перекиси водорода внутривенно, настое марганцовки перорально, сухих пивных дрожжах и воспетом в фильме «Москва слезам не верит» чудо-креме, который китобои без отрыва от работы сами готовят из чего-то совершенно неприличного. И как я уже сказал, это сосание масла, или осветительный керосин, настоенный обязательно на зеленых грецких орехах, который мог помочь решить проблемы в диапазоне от перхоти до излечения рака.

Но только две субстанции на протяжении всей нашей истории считались всегда абсолютно вредными – это табак и алкоголь. И даже если мы возьмем отдельную категорию всевозможных настоек на спирту, это тоже всегда относилось к теме здоровья. Мне понравилось в пособии, которое называлось «Официант-бармен», ученик соответствующего СПТУ мог вполне официально прочесть, что «пиво одинаково полезно людям всех возрастов» – это то, что было тогда. А что сейчас? ЗОЖ-активисты современной эпохи проповедуют веганскую историю, когда детокс-смузи, потом появляются всевозможные продукты (бургеры из листьев с котлетами из чечевицы). И возникает вопрос, что же такое ЗОЖ? Как поется в одной известной песне группы «Ленинград», это неправда или все-таки разумная составляющая современной жизни? ЗОЖ – миф или реальность? Гостья в нашей студии – Марина Шепотиненко, директор по работе с клиентами компании «Ромир».

Марина Шепотиненко:

Нельзя однозначно сказать, что это такое. Конечно, это потребность жить долго и быть здоровым. Изначально в понятие ЗОЖ мы вкладываем долгую жизнь и относительное здоровье. Огромное количество литературы, у моего любимого Кунина есть книжка о том, как все ищут эликсир вечной молодости. Нас эта тема очень беспокоит, потому что никому не хочется быть старым и больным, всем хочется быть молодым и здоровым. И единственное, что более-менее обещает такую историю, это здоровый образ жизни. А дальше кто во что горазд, то есть маркетинг идет своим путем, люди идут своим путем. Но сейчас это очень активно поддерживает государство. Я думаю, что все заметили спортивные истории: у меня во дворе вкопали огромное количество тренажеров, на которых люди занимаются, всевозможные марафоны, перекрывают Москву, велосипеды, йога в парках, танцы.

Олег Гончаров:

Систему ГТО пытаются возродить.

Марина Шепотиненко:

Не пытаются – она возрождена! Если ты работаешь по найму, и ты сдашь государственную систему ГТО, то у тебя при первой степени плюс 3 дня к отпуску, при второй степени 2 дня к отпуску, а если ты просто поучаствовал, то у тебя плюс один день к отпуску. Кстати, на самом деле, сдать ГТО очень сложно Я пробовала и только на вторую степень кое-как дотянула. Это требует подготовки, то есть вот так прийти и сдать ГТО практически невозможно. И это приносит свои результаты. У нас за последние 5 лет увеличилось количество людей, которые занимаются спортом. Если раньше это было 22,5%, то на сегодняшний момент это почти 40% людей, то есть из 10-ти человек 4 будут заниматься спортом.

Выросла продолжительность жизни, средняя стала 73 года, а раньше это было в районе 67. Женщины живут чуть дольше, мужчины живут чуть меньше. Для меня загадка до сих пор, почему? Но, так или иначе, тренд на увеличение качества жизни и ее продолжительности налицо.

Олег Гончаров:

Какой разрыв между средней продолжительностью жизни мужчин и женщин?

Марина Шепотиненко:

5 лет, женщина в среднем 72-73, мужчина 67-68. И все стараются сейчас хоть что-нибудь делать. Фитнес-центры активно добавляют программы: йога для пожилых, 50+, стрейчинг, здоровые суставы, здоровая спина, плавание.

Олег Гончаров:

Все-таки что такое ЗОЖ? Это же не только занятия спортом? Мы можем дать емкое определение, что такое здоровый образ жизни в современном понимании?

Марина Шепотиненко:

Здоровый образ жизни – это профилактика болезней и укрепление здоровья, это если мы берем Википедию и то определение, которое она дает. Но если чуть шире взглянуть, то это воспитание отношения к окружающей среде, потому что здоровый образ жизни – это образ жизни, то есть это не только направленное что-то на меня. Это отказ от вредных привычек, питание и движение. Мы проводили целое масштабное исследование на эту тему, и когда опрашивали о том, ведете ли вы здоровый образ жизни, мы спрашивали не вопросом в лоб, а спрашивали о воспитании, то есть принято ли в вашей семье то-то и то-то, заботитесь ли вы об окружающей среде, как вы питаетесь (дробно, часто, мясо). И мы насчитали, если экстраполировать на всю Россию, в районе 2,5 миллионов всего людей, которые на самом деле ведут здоровый образ жизни. Большая часть их сконцентрирована в больших городах. И что самое интересное, это люди с очень специфическим образом жизни, который к классическому ЗОЖу не имеет никакого отношения. Есть те, кто ведут здоровый образ жизни в классическом, в правильном понимании, у них свои цели, в маркетинге есть такой термин клейм – это то, что я говорю, и неважно, так это или не так, и здоровый образ жизни – это клеймовая информация, это модно.

Соответственно, продукты с наклейками «ECO», «BIO», «NATURAL» продаются лучше, чем все остальное, потому что выбирая из 2-х йогуртов, я выберу тот, на котором написано «натуральный», ну что же, я о себе не позабочусь? Увеличилось количество людей, которые бросают курить, и 92% людей, которые бросают курить, делают это из соображений заботы о собственном здоровье; на втором месте экономические причины; и на третьем месте забота об окружающей среде. На самом деле, для меня было откровением, что для людей забота об окружающей среде – это аргумент для отказа от курения.

Олег Гончаров:

Может быть это выражается в том, что так постаралось государство, потому что если мы решили бороться с курением, то мы боремся везде и всюду, во всех общественных местах запрещено курить. Если в той же Европе для курильщиков какие-то места еще оставили, где они могут насладиться этой пагубной привычкой, то у нас, если ты находишься в аэропорте, железнодорожном вокзале, это запрещено, либо выходи на улицу, отходи метров на 300, и тогда ты можешь передаться этому удовольствию.

Марина Шепотиненко:

На самом деле, это хорошее ограничение. Как человек некурящий я благодарю государство за эту инициативу, потому что в моем окружении люди бросили курить, потому что это стало просто неудобно. 10 лет назад у меня все курили в офисе, а сейчас я не вижу курящих людей, и это здорово.

Олег Гончаров:

Но появилась другая фишка – айкосы, электронные сигареты. Эта замена не несет больший вред?

Марина Шепотиненко:

Слишком мало времени пока прошло. По-хорошему, надо набирать группы, наблюдать за ними очень внимательно и смотреть, как меняется здоровье у тех, кто курит обычные сигареты, айкосы, и не курит вообще ничего.

Олег Гончаров:

Здесь работает маркетинг, потому что то, что я слышу от людей, которые переезжают на IQOS с сигарет, что это полушажочек к ЗОЖу, потому что здесь уже нет этих смол, это пар. Это тоже тренд у ЗОЖа?

Марина Шепотиненко:

Безусловно. Табачные гиганты тоже эксплуатируют эту тему. Их же сейчас в очень сложную ситуацию поставили, потому что они не могут открыто рекламироваться, открыто рассказывать про свой продукт. Они используют всевозможные способы черного маркетинга, для того чтобы хоть как-то со своей аудиторией проконтактировать, потому что они сейчас лишены этой возможности.

Это даже не система курения, это система нагревания табака, но пока из той информации, которой я владею на сегодняшний момент, нельзя сказать, что это не вреднее, но совершенно точно не полезнее. Мало времени прошло, то есть нужно дать более серьезный отрезок времени, в рамках которого можно будет пронаблюдать. И кому-то это должно быть надо, то есть мы не просто для себя это делаем, кто-то должен захотеть это поисследовать, и мы готовы на это посмотреть.

Олег Гончаров:

А что мы еще знаем о ЗОЖниках?

Марина Шепотиненко:

Мы знаем, что это люди с высшим образованием, они заняты интеллектуальным трудом, чаще всего эти люди не имеют детей. Они живут в паре, то есть это довольно молодые люди, до 40 лет. У них чаще всего дома живет кошечка, реже собачка. Это люди, которые заявляют о том, что они занимаются спортом, и о том, что поддерживают такой образ жизни для того, чтобы иметь силы, энергию, возможность реализовывать свои цели. То есть ЗОЖ не как цель, а ЗОЖ как средство для достижения какой-то цели. Чаще всего это социальный успех, потому что для людей до 40 лет это ключевая история.

При помощи панели, которая есть в «Ромире», это панель домашних хозяек, у нас есть 40 тысяч человек, которых мы разбили на тех, кого причислили к людям, ведущим здоровый образ жизни, и тех, кто не попадал под эту категорию. Мы посмотрели на разницу в покупательском поведении. Из интересного то, что те, кто попадает под категорию ЗОЖ, покупают газировку, все эти вреднючие сладости даже чаще. У меня есть даже циферка, что они это делают 10 раз в год, в то время как люди, которые не ведут этот здоровый образ жизни, делают это 8 раз в год. Они очень часто выпивают, и выпивают они алкоголь, который дешевле, то есть средний чек на алкоголь у них дешевле, чем у людей, которые не ведут здоровый образ жизни, и делают они это тоже чаще.

Олег Гончаров:

Может, они покупают настойки, которые дешевле, чем крепкий алкоголь?

Марина Шепотиненко:

По поводу настоек, которые дешевле, есть же миф про средиземноморскую диету, что это очень полезно. Люди, которые пьют красное вино, считают, что это очень полезно. У всех жителей средиземноморских стран качество жизни гораздо лучше. И всем кажется, что это потому, что есть такой термин средиземноморская диета, куда входят овощи, рыба, хорошее мясо и красное вино. А наши люди из этой средиземноморской диеты берут себе только вино и называют это средиземноморской диетой. Есть некий перекос сознания.

 У нас люди, которые ЗОЖ, чаще ходят в «спецторы» – это магазина а-ля «ВкусВилл», «Мяснофф», это всевозможные магазины, которые специализируются нишево на том, что у них очень качественное и здоровое питание. Соответственно, они покупают алкоголь не в «Перекрестке» и не в «Пятерочке», а делают это в «Ароматном мире».

И комплекс этих действий: я зарегистрировался на марафон, пробежал, у меня есть карточка в фитнес-клуб, я соблюдаю мифическую средиземноморскую диету, покупаю продукты во «ВкусВилле», хотя у меня рядом «Перекресток», значит, я веду здоровый образ жизни. Есть некая подмена понятий, и многие производители этим пользуются, потому что всем очень страшно болеть и умирать, поэтому все хотят быть здоровыми.

Олег Гончаров:

Как ЗОЖники к аптекам относятся?

Марина Шепотиненко:

Они туда ходят реже, чем люди, которые не ведут здоровый образ жизни. Они чаще покупают витамины и БАДы, это аудитория, которой можно потенциально продать БАДы за 3 тысячи рублей с недоказанной эффективностью. То есть это люди, которые будут реагировать на маркировку «БИО», «натуральный», «плюс 10 лет к вашей жизни».

Олег Гончаров:

Это как возможность, которую можно использовать, потому что они идут, и все категории товара, которые относятся к профилактике здоровья, сохранению красоты и тому подобных вещей, это для них. И тогда они будут в аптеку приходить, но после этого заходить еще за алкоголем.

Марина Шепотиненко:

Есть потрясающие ниши социальных сетей, в которых огромное количество людей, которые называют себя блогерами, а по сути они же просто публикуют свой образ жизни, марафоны устраивают. Я в рамках подготовки материала к конференции, когда мы готовились, на несколько марафонов подписалась и посмотрела, как это происходит. Это фантастически просто. Есть девушка в Инстаграме, ничего сверхъестественного она там не делает, просто варит смузи, жарит, взбивает и это фотографирует, делает безумное количество селфи и неплохо выглядит под фильтрами – вот и все ее достижения. Но при этом она так интересно подает контент о том, что она всем вылечит желудок, кишечник. На прошлом марафоне было порядка 200 человек, которые заплатили ей больше 3000 рублей.

Олег Гончаров:

Она людей готовит к марафону, показывая, как им правильно готовить?

Марина Шепотиненко:

Нет, суть самого марафона: сейчас я объявляю detox-марафон, и те, кто хотят, заплатите мне за это деньги, и я вам 2 недели буду выкладывать меню из рукколы и тыквы, соответственно, вы будете 2 недели есть рукколу и почувствуете себя очень хорошо. Популярность этой истории колоссальная! Но самое интересное, что популярностью пользуются марафоны продолжительностью не более 10-ти дней, то есть люди правильно питаться и держать себя в руках долго не могут. Там должна быть конкретная мотивация, что это теперь мой образ жизни навсегда. 2 недели продержаться на более-менее правильном питании достаточно сложно, даже если тебе меню с утра выкладывают.

Олег Гончаров:

Это же самообман получается.

Марина Шепотиненко:

Я бы назвала это грамотным маркетингом, потому что ты же получаешь все то, что заявляют люди. В этих марафонах тебе обещают диету – ты получаешь диету; тебе в магазине «Мяснофф» обещают мясо – ты там получаешь мясо. У нас же нет термина, что такое «ЭКО», там грань очень размытая, поэтому «ЭКО» – все то, что не испортилось и гипотетически может быть «ЭКО». Поэтому сказать, что все вокруг обманщики, все нас используют – так нельзя говорить.

Олег Гончаров:

Я имел в виду, что в большей степени понятие ЗОЖ наполнено понятием самообмана, когда человек закрывается некими лозунгами. Он не готов менять свой образ жизни, просто он начинает периодически включаться в те или иные маркетинговые программы: detox-марафон, теперь я стал покупать в специализированном магазине, на продукте, который я покупаю, теперь есть приставка «ЭКО» или «БИО». И у меня появляется лик, что я исповедую ЗОЖ.

Марина Шепотиненко:

А если я еще и марафон пробежал на 5 километров за 3 часа, то я точно проповедую ЗОЖ.

Олег Гончаров:

Это самая страшная история, потому что все начали заниматься спортом, причем запрыгивают в достаточно серьезные виды спорта. Одно дело – 5 километров, другое дело – другие дистанции.

Марина Шепотиненко:

Нет внятной медицинской комиссии, то есть для участия в этих марафонах ты приносишь справку. Качество этой справки может быть очень разное, то есть кто-то проходит всех врачей очень тщательно, а кто-то недостаточно тщательно. Соответственно, когда человека допускают к тем или иным марафонам, допустим, 42 или 21, побегут люди, у которых есть физическая форма, потому что это очень тяжело, это серьезные дистанции. А дистанцию в 5 километров пробежит любой человек с любой скоростью, потому что 5 километров за час можно пройти хорошим шагом. Очень опасная дистанция в 10 километров, она и не марафонская, и не полумарафонская, но при этом она очень длинная, сложная. И есть некое количество смертельных кейсов, о них не принято говорить – это когда люди переоценивали свои физические возможности, бежали эту десятку, и это была последняя десятка в их жизни, потому что бег – это серьезная нагрузка на сердечно-сосудистую систему.

Олег Гончаров:

Большое количество сердечных приступов происходит в тех местах, куда люди приходят, чтобы укрепить свое здоровье, а не на диких танцах в клубе.

Марина Шепотиненко:

Особенно история с триатлонами. Наши общие знакомые сильно много бегают, больше, чем надо бы, сильно много плавают. С одной стороны, ты восхищаешься, потому что ты так не можешь, и тебе кажется, что это что-то нереальное. Но есть же человек, который скажет: «Я тоже так могу! Это же мой сосед, он это сделал, я тоже попробую», – а его здоровья может на это не хватить.

Олег Гончаров:

Что еще мы должны знать о ЗОЖе?

Марина Шепотиненко:

Тех людей, которые ведут здоровый образ жизни, мы спрашивали, какими хроническими заболеваниями они страдают, потому что у нас была гипотеза, что ЗОЖ – это вынужденная история. И она подтвердилась, потому что в целом люди, которые ведут здоровый образ жизни, обладают таким же здоровьем, как и люди, которые не ведут здоровый образ жизни, но при этом они чаще страдают сахарным диабетом и у них чаще проблемы, связанные с женским здоровьем. Отсюда мы думаем, что эта история с диетой растет еще и оттуда, то есть это не свобода выбора моя, просто состояние моего здоровья такое, что я буду вынужден кушать только так. То есть я не ем хлеб не потому, что я не ем хлеб, а потому, что мне здоровье не позволяет есть хлеб.

Олег Гончаров:

У меня есть проблемы, я не хочу традиционным способом решать эти проблемы, потребляя бесконечное количество таблеток, а начинаю менять образ жизни, используя те или иные инструменты, которые предлагает хитрый рынок, который понял, что это тренд, который можно использовать.

Марина Шепотиненко:

Менять образ жизни – это правильно, потому что проблема никогда не решается на том уровне, на котором она возникает. И если у человека возникает проблема со здоровьем, первое, что надо поменять, это образ жизни и питание. Другое дело, надо понимать, что ты делаешь, нужен комплексный подход хорошего семейного врача или грамотного терапевта, который возьмет человека за руку и проведет по чудесному пути выздоровления. А когда люди лишены такой помощи, либо чтобы получить качественную помощь, им надо сверхусилия приложить, и чаще всего они этого делать просто не будут, то они попадаются на маркетинг, и их это дело захватывает, потому что там много людей, там всегда есть, о чем поговорить, там всегда есть единомышленники, и люди зависают. Это не плохо и не хорошо, в конце концов, это же не распространение наркотических веществ. Ну, бегают они все вместе – и отлично. Покупают в супермагазинах – тоже неплохо. Просто к реальному здоровому образу жизни это не относится, а, скорее, к моде на здоровье и к моде на хорошо выглядеть – это же целая индустрия.

Олег Гончаров:

Общий тренд, что люди бросают курить, но есть нюансы.

Марина Шепотиненко:

В основном они это делают потому, что беспокоятся о своем здоровье. Причем падает количество курящих людей практически во всех возрастных категориях, за исключением одной – растет количество курящих женщин в диапазоне 45-54 лет. Казалось бы, тем, кому 18, это история «за компанию»; тем, кому 25-34, рабочий коллектив курит, это период социализации. Но что же с теми, кому 45-54? Мы решили, что это женщина, у которой избы сгоревшие, кони остановленные. Причем это единственная группа, среди которых количество курильщиков женщин растет. Мужчины по-прежнему стабильны, если мужчина начал курить, он курить продолжает. И только женщины периодически мечутся: то бросают, то начинают, то на что-то переключаются.

Олег Гончаров:

Есть еще интересные тренды с точки зрения ЗОЖа, которые надо знать?

Марина Шепотиненко:

Увеличилась пенетрация безалкогольного пива – это количество людей, которые попробовали хотя бы раз за период. И на 40% увеличилось количество людей, которые, во-первых, попробовали, во-вторых, заменили для себя эту историю, то есть они дальше теперь пьют не алкогольное пиво, а безалкогольное, потому что оно очень похоже либо по вкусу, либо по эффекту.

Добавилось большое количество разных вкусов того же самого пива. Просто у нас очень хорошо исследована пивная категория, мы много про нее понимаем. Появилось большое количество безалкогольных напитков. Алкогольные марки расширили свои линейки безалкогольных напитков большим количеством вкусов: вишневое, со вкусом мохито, лимона и мяты. И это отчасти драйвится этой историей.

Олег Гончаров:

Это сложно отнести к категории ЗОЖа, потому что это банальные усилители вкуса, красители и ароматизаторы. Если проанализировать все вышесказанное, ЗОЖ – это, с одной стороны, мода, а с другой стороны, очень грамотный маркетинг, который способствует появлению новых форматов.

Марина Шепотиненко:

Сейчас стали появляться бургеры. Это же мясо. И сейчас в ресторанах стали появляться веганские бургеры. А что такое веганский? Это булка с сыром, какие-то овощи, но они называют это бургер, упаковывают и продают по цене бургера.

Растет количество веганов – людей, которые отказываются от мяса. И не все это делают из соображений гуманности, с целью позаботиться о коровках либо бычках. Чаще всего люди это делают, потому что они себя лучше чувствуют, когда от мяса отказываются. Сейчас практически везде веганские меню, смузи. Я купила на днях блендер, и была вложена брошюрка по приготовлению различных смузи, 15 рецептов на все случаи жизни.

Олег Гончаров:

Это маркетинг в первую очередь, это соответствует модному увлечению. И если мы посмотрим на аптеки, которые, по результатам исследований, носители или инфицированные люди здоровым образом жизни посещают редко, но для них мы тоже можем сформировать достойное предложение, показать им многообразие вариантов, потому что общий тренд – количество БАДов в ассортименте аптеки нарастает.

Марина Шепотиненко:

ЗОЖники и не ЗОЖники разные сети предпочитают. Те, которые не ЗОЖники, тяготеют к дискаунтерам, потому что они пришли со списком. А те, которые ЗОЖники, у них все что угодно. Это та самая аудитория, с которой может разговаривать фармацевт, которая берет консультацию в аптеке.

Олег Гончаров:

Надо, чтобы аптека была модная.

Марина Шепотиненко:

Большая, чистая, с просторным залом, с отдельной стойкой, большим стеллажом, где продаются БАДы. И они тратят больше, они ходят туда реже, но средний чек выше, что говорит о том, что они покупают не что-то жизненно важное.

Олег Гончаров:

Вы делали исследование, за счет чего финансируют ЗОЖники свое увлечение, потому что если они покупают больше продуктов, они покупают продукты дороже, то есть где они берут эти ресурсы, чем жертвуют?

Марина Шепотиненко:

Они не то что жертвуют и отказываются, они просто немножко больше зарабатывают. В ЗОЖниках женщин больше, это трендсеттеры, чаще всего от 20 до 39 лет, без детей, и у них доходы выше.

Олег Гончаров:

Я вышел на определенный уровень дохода и могу себе позволить это модное увлечение.

Марина Шепотиненко:

Тот же самый рыбий жир можно купить за 300 рублей, а можно купить за 3000 рублей. И мы прекрасно понимаем, что этот рыбий жир на организм будет влиять приблизительно одинаково. Вряд ли человек покупает себе рыбий жир за 3000 вместо оплаты кружков ребенку, скорее всего, это просто лишние 3000, которые можно потратить на рыбий жир.

Олег Гончаров:

Как есть анонимные алкоголики, здесь такая же история? Или человек, как только он почувствовал, что подошел к этой возможности, он начинает явно об этом заявлять, что он исповедует здоровый образ жизни? Или есть анонимные ЗОЖники?

Марина Шепотиненко:

Анонимных ЗОЖников я не видела, потому что те, для кого это образ жизни, об этом говорят, потому что они этим хвалятся, потому что это требует определенных усилий. Мы обсуждали, что сравнили потребление алкоголя и посмотрели, что они выпивают чаще. Это история про целительную силу алкоголя, что красное вино полезно, 50 грамм коньяка полезно, и я пыталась найти информацию на тему того, какое количество алкоголя полезно – никакое не полезно. Но народ упорно не хочет слушать про никакое количество, все пытаются свои 50 грамм урвать, потому что доктор прописал.

Олег Гончаров:

Вечное зло, алкоголь и табак, но мы всегда находим лазейки для того, чтобы оставить себе кусочек этого удовольствия, да еще придать этому налет здорового образа жизни. Как мы можем использовать знания о ЗОЖе, в том числе на фармрынке?

Марина Шепотиненко:

Это производство БАДов, позиционирование продуктов как полезных, позиционирование сетей как специализированных, если мы хотим привлечь эту аудиторию. Этих людей в общей массе немного, то есть только на них ориентироваться я бы не стала, потому что это недальновидно. Наша целевая аудитория – это люди, которые ведут здоровый образ жизни, значит, должны быть определенные тона, определенный интерьер, он должен быть большой, красивый. Там может быть чуть выше наценка на товары, потому что эти люди менее чувствительны к ценам. Но это обязательно должно быть удобно, там должна быть возможность получить консультацию, там должен быть широкий ассортимент и хороший консультант, который объяснит, для чего это все нужно. С коммерческой точки зрения, навешивая дополнительные банты на те или иные услуги, можно лучше их продавать.

Олег Гончаров:

И все же я не нашел для себя ответа, что это – миф или реальность? Мне кажется, что это мифологическая реальность.

Марина Шепотиненко:

Для каждого по-своему. Есть люди, для которых это образ жизни, для которых это реальность, а есть люди, для которых это повод просто об этом заявить, или просто потому, что это модно.

Олег Гончаров:

А на самом деле, забыть о своих проблемах.

Марина Шепотиненко:

Я бы даже сказала не о проблемах, а о страхах, потому что этим всем драйвят старость, болезнь и смерть. Никому этого не хочется, все от этого стараются очень быстро бежать. И как говорит мой любимый Лабковский, которого я с большим удовольствием слушаю, что боятся умирать те люди, которые нормально не живут; человек, который живет на широкую ногу, счастлив и делает то, что он хочет, он ничего не боится, ему всегда хорошо.

Олег Гончаров:

Бесконечный контроль над собой и лишение себя удовольствия наносит гораздо больший вред, чем огромный стакан «Кока-Колы» и большущий бургер. Поэтому здоровый образ жизни – это жизнь в балансе. Спасибо большое, до новых встреч.