Интимная пластика

Гинекология

Тэги: 

Михаил Цурцумия:

Добрый вечер, дорогие зрители, слушатели! Сегодняшняя тема передачи очень душещипательная и очень волнующая, пятничная тема: пластика. Вы наверняка знаете разные интерпретации пластики, но пластика, о которой мы поговорим сегодня, даже для меня весьма душещипательная. Я попытался почитать, изучить вопросы интимной пластики, о которой мы сегодня поговорим, попытался подготовиться к сегодняшней передаче. Понял, что без гостя, который к нам сегодня на передачу нашел возможность и приехал, без нее мне все равно не разобраться. Итак, гость нашей сегодняшней передачи – чудесный доктор, заведующая женской консультацией клиники Медок Химки, ведущий врач акушер-гинеколог и прекрасно выглядящая барышня, которая знает вопросы интимной пластики не понаслышке, – Шакирова Кристина. Добрый вечер!

Интимная пластика – главный вопрос, на который я для себя не ответил. Я на вопросы интимной пластики смотрю мужскими глазами, несмотря на то, что врач абсолютно не имеет гендерной принадлежности. Интимная пластика – это некая дань моде, или лечебно-профилактическая процедура?

Кристина Шакирова:

Конечно, интимная контурная пластика может рассматриваться как дань моде, но в большей части мы, врачи акушеры-гинекологи, рассматриваем её как профилактическую лечебную деятельность.

Михаил Цурцумия:

Имея за плечами определенный стаж, достаточно много общаясь со своими коллегами, я об интимной пластике стал много слышать, наверное, максимум, лет 5 назад. Что произошло, почему пластика стала настолько распространенной? Появилось оборудование? Мы узнали что-то большее? Появилась новая возможность? У меня приготовлены вопросы, которые меня прицельно интересуют как врача акушера-гинеколога, уж коли вы сказали, что это лечебная процедура. Почему? Что произошло, условно, 5 лет назад, что мы стали об этой процедуре говорить как о лечебной?

Кристина Шакирова:

Дело в том, что в последнее время все большее распространение имеет пластическая хирургия как таковая. Люди стали более открыто говорить о своих проблемах и стали выражать свои желания более открыто. Если раньше женщины, даже имея проблемы, связанные с интимной зоной, умалчивали о них, скрывали, старались справиться наедине с собой, то сейчас большинство женщин старается на приеме озвучивать свои проблемы, связанные с теми или иными дефектами наружных половых органов.

Михаил Цурцумия:

Значит, наши пациенты стали более открытыми для нас?

Кристина Шакирова:

Конечно. Кроме того, появились препараты, которые могут использоваться не только в качестве контурной пластики лица, но и интимной зоны. Они становятся сертифицированными, что дает больше возможности нам корригировать недостатки.

Михаил Цурцумия:

Вы озвучили, что пластика является, условно, лечебно-профилактической процедурой. По профилактике мы поговорим чуть попозже. Что мы лечим лечебной процедурой? Есть ли некий список нозологических форм? Есть ли какие-нибудь болячки, при которых интимная пластика является методом выбора лечения?

Кристина Шакирова:

Да, есть специальные процедуры, которые применяются при рецидивирующих герпетических инфекциях, рецидивирующих воспалительных заболеваниях. Есть также процедуры, которые используются в качестве профилактики и лечения крауроза, лейкоплакии и так далее.

Михаил Цурцумия:

Возможно ли применение той методики лечения, которую вы описываете, для коррекции и послеродовом периоде? То есть, скажем так, не побочного эффекта родов, а наведения эстетической красоты после родов или устранения дефектов, которые вызвали роды, той методикой, о которой мы сегодня говорим?

Кристина Шакирова:

Наверное, это основная группа моих пациентов, так как после родов у любой женщины видоизменяются половые органы, неважно, хорошо ли прошли роды, с осложнениями, были ли разрывы, была ли эпизиотомия-рафия. Наверное, это основная моя группа. После родов можно применять и препараты, которые применяются при пластике, и можно применять различные методы интимной пластики. Объясню. Есть метод плазмолифтинг влагалища, или плазмотерапия наружных половых органов. Очень хороший, действенный метод, который можно применять даже при грудном вскармливании, что дает возможность женщине после родов во время лактационной аменореи, которая сопровождается сухостью влагалища…

Михаил Цурцумия:

Я прошу прощенья, что я вас перебиваю. Я очень надеюсь, что нас слушают специалисты, но я думаю, что в основном нас слушают наши пациенты. Даже для меня ваши красивые фразы про плазмолифтинг, плазмотерапию и лактационную аменорею. Давайте, постараемся говорить так, чтобы было понятно, о чем идет речь.

Кристина Шакирова:

Хорошо. Плазмолифтинг влагалища – это применение плазмы крови, которая выделяется из венозной крови непосредственно самой пациентки. У пациентки из вены берется кровь, центрифугируется, оттуда выделяется плазма; она вводится непосредственно в слизистую влагалища и в наружные половые органы, на вульварную область, для того чтобы пробудить, так сказать, регенеративные процессы, чтобы устранить некую сухость во влагалище, которая присутствует при лактационной аменорее в период грудного вскармливания, когда у женщины нет менструации.

Михаил Цурцумия:

То есть некая аналогия аутогемотерапии?

Кристина Шакирова:

Наподобие, да.

Михаил Цурцумия:

Хорошо. Мы с вами сказали о применении некой аутогемотерапии, или плазмотерапии. Но, наведение красоты – больше косметологическая процедура, несмотря на то, что проводится в области акушера-гинеколога и он занимается данной проблемой. Теперь с точки зрения диагностики. Найдя некую нозологическую форму, есть ли у вас рутинный объем обследований, необходимый для решения вопроса о том, будете вы проводить данную терапию или на основании результатов анализов будет проводиться дообследование либо лечение как подготовка?

Кристина Шакирова:

Конечно. Как и у любой процедуры, есть определенный перечень обследований, необходимый для её проведения. Как правило, это мазок на флору, обычный, который будет определять чистоту флоры; при наличии острых воспалительных процессов я не могу проводить данную процедуру. Это ВИЧ, сифилис, гепатит для определения базового здоровья пациента, которые позволяют или исключают возможность проведения данной терапии.

Михаил Цурцумия:

Допустим, пациентка недавно родила. Но во время беременности она же наблюдается и трехкратно сдает тот же самый ВИЧ, сифилис, гепатит. Его вам достаточно или вы берете заново?

Кристина Шакирова:

Более чем достаточно, в течение 3-х месяцев любой из анализов годится. Но мазок на флору мне хотелось бы взять новый, потому что он годен только месяц. Мне нужно понимать, что нет острого воспалительного процесса, иначе места инъекции могут воспалиться, и я получу только отрицательный результат вместо положительного.

В целом, почему эта область становится все более популярной? Как вы сказали, после родов часто возникают проблемы в интимной зоне. Действительно, хочется навести красоту, как вы говорите, так и есть. Но не все решаются на хирургические вмешательства, которые требуют дополнительных анализов и длительного восстановления после них. Мы же знаем, какие требуются восстановления. Но, элементарно сузить влагалище я могу филлерами из гиалуроновой кислоты.

Михаил Цурцумия:

Мы дойдем чуть позже. Сейчас мы с вами остановились на том, что необходимым рутинным обследованием является мазок на флору. Чувствительность, вы, наверное, определяете в зависимости от того, что у вас в мазке. Дальше? Клиника, моча?

Кристина Шакирова:

Клиника, моча. Женщина с низким гемоглобином перенесет процедуру, я думаю.

Михаил Цурцумия:

Какой, скажем так, минимальный срок после родов, во время которого вы не прибегаете или не возьметесь за данный вид лечения?

Кристина Шакирова:

Скорее всего, месяц после родов. Я, как правило, даю время на восстановление и заживление швов, если таковые имеются. Дальше уже, когда женщина после родов восстанавливается и снова начинает интересоваться половой жизнью, то возникает момент некомфортности, дискомфорта при половой жизни, после чего она, действительно, прибегает ко мне со словами, что «больно, страшно, не могу». Мы приступаем к действиям, к решению ее половой проблемы.

Михаил Цурцумия:

Половой в том числе. То есть мы решаем вопросы как вообще эстетической красоты, так и психологической, некой половой совместимости, которая была до родоразрешения?

Кристина Шакирова:

Абсолютно.

Михаил Цурцумия:

Хорошо, про эстетическую красоту я понял. Есть ряд симптомов, которые тоже являются неким побочным эффектом родов. Достаточно часто мыс вами наблюдаем недержание мочи, особенно, если был крупный плод. Может ли методика нам помочь в лечении?

Кристина Шакирова:

Мы говорим о пролапсе передней стенки влагалища. Тут все зависит от степени выраженности пролапса. Конечно, не всегда я могу в этой ситуации помочь, но в определенных ситуациях, при несильно выраженном провисании передней стенки – да, можно провести армирование филлерами или даже мезонити поставить, и все будет окей. Единственным минусом метода является то, что эффект не навсегда, его долгосрочность зависит от частоты ее половых актов и качества ее жизни, то есть от того, как непосредственно ее организм усваивает гиалуроновую кислоту.

Михаил Цурцумия:

Вы сейчас еще сказали много интересных слов, которые у меня больше связаны со строительно-монтажным управлением. Армирование. Какие еще методики применяются при интимной пластике?

Кристина Шакирова:

Существуют разные методы. Про плазмолифтинг мы поговорили, плазмотерапия перианальной области и плазмолифтинг влагалища. Биоревитализация влагалища и наружных половых органов ― метод, когда вводится гиалуроновая кислота, которая запускает все регенеративные процессы, выработку коллагена, обновление. Армирование стенок влагалища говорит только о том, насколько плотной будет гиалуроновая кислота, то есть для биоревитализации создаётся определенная плотность гиалуроновой кислоты. Но она же, только в виде филлеров, будет вводиться для других целей: для увеличения клитора, капюшона клитора, уздечки клитора, армирования влагалища, сужения входа во влагалище.

Михаил Цурцумия:

Это тоже гиалуроновая кислота с большей плотностью?

Кристина Шакирова:

Это все гиалуроновая кислота с большей плотностью. Чем больше плотность, тем больше и колбаской она будет ложиться. Можно как пластилином создавать формы – создавать, сужать. Это похоже на пластилин.

Михаил Цурцумия:

Получается какая-то скульптура.

Кристина Шакирова:

Да, «скульптурирование влагалища» – такое понятие тоже есть. Биоревитализацию и плазмолифтинг я вам рассказала. Еще есть хирургический метод лабиопластика.

Михаил Цурцумия:

Лабиопластика – хорошо, но есть еще методика. Я готовился, читал. Что там с нитками?

Кристина Шакирова:

Да. Введение мезонитей и мезотерапия влагалища. Вообще, есть разные виды нитей, в том числе такие, которые рассасываются. Это мезонити, если говорить понятным языком для наших пациентов. Мезонити – это те, которые рассасываются со временем. Мы их вводим, они вокруг себя создают фиброз – оболочку, фиброз, за счет чего создаются уплотнения. Мы таким образом создаем некий каркас. Есть нити, которые не рассасываются. Такие мы не применяем во влагалище, мы стараемся использовать те, которые не вызовут отторжения. Также есть мезотерапия с применением препаратов, содержащих в себе различные комплексы витаминов, с содержанием или без содержания гиалуроновой кислоты. Это различные препараты для обновления, улучшения, выработки коллагена и прочих регенеративных процессов.

Михаил Цурцумия:

У меня на одной из передач была доктор-косметолог, которая рассказывала мне те же названия: тот же плазмолифтинг, та же плазмотерапия, биоревитализация и еще много всяких кривых слов, из которых я все равно ничего не запомнил, кроме этих трех. Всё то же самое можно делать и не на лице?

Кристина Шакирова:

Абсолютно так. Все препараты, которые используются на лице, сейчас сертифицируют под использование в интимной контурной пластике.

Михаил Цурцумия:

Хорошо, мы более-менее определились с проблемами, которые могут возникнуть после беременности и родов. Какого рода, или какой спектр проблем данная методика может решить в сфере гинекологии, не связанных с предыдущими родами или с беременностью? Есть ли проблемы? Вы упомянули тот же самый герпес. Я с трудом могу себе представить, как может решить проблемы герпеса гиалуроновая кислота, если она применяется. Что может сделать плазма – отдаленно догадываюсь: активация местного иммунитета за счет аутоиммунных антител. Это понятно. Что еще кроме герпеса, например, мы можем лечить?

Кристина Шакирова:

Мы можем хроническую сухость, вызванную гипоэстрогенией, то есть снижением эстрогенов.

Михаил Цурцумия:

То есть мы мягко заруливаем в пременопаузальный и менопаузальный период?

Кристина Шакирова:

Не только. К сожалению, сейчас не только у пременопаузальных женщин есть снижение эстрогенов. В связи с нашим образом жизни у женщин часто наступает ранний климакс. У молодых женщин снижаются эстрогены и отмечается значительная сухость влагалища, в связи с чем мы постоянно лечим рецидивирующие воспалительные заболевания вульвы и влагалища. Но при введении гиалуроновой кислоты исчезает сухость и исчезает воспалительный процесс. Почему? Потому что, так или иначе, они молодые, они живут половой жизнью, постоянно раздражая сухую слизистую. Не все применяют лубриканты и различные другие вспомогательные препараты. Из-за даже элементарного трения возникает тот же самый герпес, а герпес при раздражении быстрее распространяется, даже на губе, если мы почешем, потрем. Так же и там. При наличии герпеса в крови пациентки и при сниженном иммунитете, при постоянном воспалительном процессе в этой области, естественно, он будет рецидивировать. При введении гиалуроновой кислоты сухость устраняется, наступает увлажнение, соответственно, раздражения нет, трения нет, и все хорошо.

Михаил Цурцумия:

При сухости, вызванной гипоэстрогенией, или раннем климаксе, или менопаузальном, или пременопаузальном периоде мы ограничиваемся монотерапией, то есть гиалуроновой кислотой, или мы комбинируем с менопаузальной гормональной терапией, или с чем-либо еще?

Кристина Шакирова:

Как правило, всех своих пациенток климактерического периода я стараюсь убедить в том, что заместительная гормональная терапия – это залог красивой старости, приятной старости. Не просто ты превращаешься в бабульку, которая ходит в косынке со своей тележкой, а ты активная, достаточно здоровая женщина без всяких остеопорозов и прочих осложнений, связанных с климаксом. Я стараюсь вести их в виде комбинированной терапии. Кроме того, я провожу биоревитализацию и стараюсь чередовать с плазмотерапией, потому что это разные воздействия и разные эффекты. Биоревитализация доносит непосредственно увлажнение, а плазмотерапия провоцирует местный иммунитет и пробуждает свои аутоиммунные процессы, что помогает ощущать более длительный эффект.

Михаил Цурцумия:

Немного абстрагируюсь и спрошу. Если есть показания, о которых мы вкратце попытались упомянуть, значит, наверняка есть и противопоказания. Есть ли у методики, о которой мы с вами сегодня говорим, какие-либо противопоказания? Гиалуроновая кислота, например. Есть к ней повышенная чувствительность в виде аллергической реакции или нет? Я ни разу не слышал, чтобы к препарату были аллергические реакции. Но, тем не менее, какие противопоказания?

Кристина Шакирова:

Наличие острых воспалительных заболеваний, наличие обострения герпетических высыпаний, некоторые аутоиммунные заболевания. Есть заболевания, которые просыпаются и очень плохо влияют на здоровье. Также онкологические заболевания. Возраст моложе 18 лет, хотя я знаю, что это нарушается. Наверное, психические расстройства. Даже эпилептические расстройства я включаю, потому что у меня был опыт, когда пациентка мне не сказала о том, что у нее эпилепсия, а при проведении процедуры у нее случился эпилептический припадок. Страшная ситуация.

Михаил Цурцумия:

Мы с вами упомянули лабиопластику. Что это такое? Зачем она нужна вообще?

Кристина Шакирова:

Лабиопластика – это хирургический способ уменьшения малых половых губ. Применяется он, как правило, при их гипертрофии. Такой недостаток бывает после травм, бывает врожденный, у разных женщин по-разному; он не несет опасности для здоровья женщины, но создает огромный дискомфорт в ее жизни. Кроме того, он может приводить к хроническим рецидивирующим воспалительным заболеваниям влагалища. Это как входные ворота для постоянного дисбиоза влагалища – нарушения местной микрофлоры. В норме все должно быть закрыто, но при гипертрофии малых половых губ эта область приоткрыта и является раскрытыми входными воротами для инфекции. Данный метод сейчас активно используется в амбулаторных условиях. Какое-то время назад, я слышала, хирургическое вмешательство выполнялось только под общим наркозом, под седацией, по-разному, то сейчас можно делать под местной анестезией. Делается уменьшение половых губ.

Михаил Цурцумия:

Как оперирующий хирург спрошу вас: в амбулаторных условиях как? Здесь достаточно болезненная зона. Какой метод обезболивания вы используете в амбулаторном звене?

Кристина Шакирова:

В амбулаторных условиях мы достаточно успешно применяем инфильтрационную местную анестезию. Пациентка вообще ничего не чувствует. Как только мы обезболиваем ― накладываются инструменты, и все делается прекрасно. Накладывается косметический шов рассасывающимися нитками. Иногда швы не накладываются ― всё зависит от методики и от конкретного хирурга. Можно сравнить с обрезанием.

Михаил Цурцумия:

Самый интересный вопрос для меня. Читаешь глянцевые журналы, женские журналы, в них очень много всякой рекламы, касающейся интимной пластики и укола точки G. У меня сразу возникает вопрос: неужели вы эту точку нашли? Что такое «укол точки G»? Вообще, что это такое? Это рекламный ход или реальность?

Кристина Шакирова:

О существовании точки G идет много спорных разговоров.

Михаил Цурцумия:

Судя по тому, как вы начали ответ, это, скорее всего, рекламный ход.

Кристина Шакирова:

Можно и так сказать. В отношении женщины, её дополнительных ощущений, скорее всего, это рекламный ход. Но психосоматика работает на ура. Когда она думает, что у нее более сексуальная точка G, она получает больше удовольствия.

Михаил Цурцумия:

Вы сейчас разрушили бизнес многих частных медицинских учреждений, которые занимаются поиском точки G.

Кристина Шакирова:

Но вы же меня позвали правду говорить.

Михаил Цурцумия:

Только правду, другого варианта нет.

Кристина Шакирова:

Но для мужчин это огромный плюс, потому что существуют ведь презервативы с пупырышками, а тут женщина с пупырышкой.

Михаил Цурцумия:

Ух, какая красота! С этого момента поподробнее.

Кристина Шакирова:

При увеличении точки G во влагалище создается некий валик в области предполагаемой точки G, как мы подозреваем, где она находится.

Михаил Цурцумия:

Которую вы нашли.

Кристина Шакирова:

Мы нашли, конечно. Тут главное – умение и желание. Соответственно, при проникновении мужчина как бы наталкивается на некий валик, который создает ему дополнительные приятные ощущения, помимо облегающих армированных стенок влагалища.

Михаил Цурцумия:

Хорошо. С точкой G определились. Я ещё спрашивал про клитор и про капюшон, и уздечку. А это зачем?

Кристина Шакирова:

Ну, как же? У некоторых женщин клитор достаточно выражен, недаром он называется рудиментом мужского полового органа. Но есть женщины, у которых он совершенно не выражен и глубоко запрятан под капюшон. Такие женщины меньше получают удовольствия при дополнительных ласках, в том числе оральных или стимуляции клитора. Для того чтобы ее пробудить…

Михаил Цурцумия:

…ваша методика приходит на помощь.

Кристина Шакирова:

Да. Если увеличить уздечку, клитор приподнимается, и, если уколоть капюшон, он тоже приподнимается, тем самым клитор немножко выступает наружу, и, соответственно, при дополнительных стимуляциях вызывает более приятные ощущения у женщины.

Михаил Цурцумия:

Еще вопрос: эпизио- или перинеотомные раны. Мы с вами прекрасно знаем, что регенеративные и репаративные процессы у всех женщин абсолютно разные и заживать раны могут тоже абсолютно по-разному. Могут заживать и восстанавливаться не так, как было до. Может ли методика, о которой вы рассказываете, поправить и привести в более-менее тот вид или в то состояние, которое было до? Или только хирургия?

Кристина Шакирова:

Нет, почему же? Я еще раз проговорю. Не все женщины готовы идти на хирургическое вмешательство, особенно после родов. Точнее, длительное время после родов никто не хочет ни на какие вмешательства. Различные амбулаторные манипуляции, которые даже если дадут не стопроцентный эффект, а на 70 %, – это уже эффект. Конечно, если делать какие-либо манипуляции с фиброзной тканью, которая возникает на месте рубца, с рубцовой тканью, естественно, там будут идти регенеративные процессы, выработка коллагена благодаря гиалуроновой кислоте. Рубец станет более эластичным, однозначно.

Михаил Цурцумия:

Область рубца станет более эластичной. А исправит ли он тот дефект, который вызывал рубец? Возможно ли его сгладить?

Кристина Шакирова:

Конечно. Есть манипуляция сужения входа во влагалище, тоже делается филлерами. Благодаря филлерам можно сделать скульптурирование, то есть исправить дефект, возникший после эпизиотомии, заполнением гиалуроновой кислоты. Но, единственное, что именно вход во влагалище и не очень-то надолго.

Михаил Цурцумия:

Мне ввиду своей специальности и ввиду того, что я сам оперирую, интересен вопрос. Насколько длительный эффект вашей терапии? Я задам вопрос как хирург. Я знаю, что я сделал пластику, переднюю и заднюю пластику, один раз и на всегда.

Кристина Шакирова:

Почему же? Зависит от образа жизни пациентки. Если после вас она сходит в «Пятерочку» и придет с пакетами домой, то ваша вся пластика будет…

Михаил Цурцумия:

Пластика пластике рознь. Препараты же вводятся не навсегда, и на определенную глубину наверняка, насколько я понимаю, да? И глубина определяет срок его действия. Правильно понимаю?

Кристина Шакирова:

Конечно.

Михаил Цурцумия:

Приплюсуем сюда плотность препарата, который тоже имеет определенный срок действия. Получается, мы вшили некую торпеду, которая действует определенное время. Скажите, пожалуйста, сколько? Самый короткий эффект действия и самый длительный?

Кристина Шакирова:

Зависит от индивидуальных особенностей организма женщины. Сразу скажу, что каждая из манипуляций требует курса процедур. Допустим, плазмотерапию желательно делать не менее 3 раз. Желательно, 5-10 раз, в зависимости от выраженности проблемы. Гиалуроновая кислота, биоревитализация и прочие процедуры ― 1-4 раза. Естественно, контурная пластика к гиалуроновой – 1 раз. Всё зависит от организма женщины, от того, насколько быстро у нее рассасывается гиалуронка, и от того, насколько активно она живет половой жизнью. Если к ней подходят раз в месяц, то она будет держаться хоть год, но если половая жизнь раза 3 в день, то на 3-4 месяца.

Михаил Цурцумия:

Отсюда проистекает следующий вопрос. Пациентка, не готовая к хирургическому лечению в виду своих определенных психологических и не только проблем, пациентка, единожды пришедшая на ту процедуру, о которой вы говорите, ― она ваша навсегда?

Кристина Шакирова:

Женщина, которая у вас рожала первого ребенка, она ваша навсегда, на вторые и третьи роды?

Михаил Цурцумия:

Не всегда.

Кристина Шакирова:

Вот и у меня так же.

Михаил Цурцумия:

Абсолютно не всегда. Безусловно, тут много факторов. Все зависит от того, насколько мы с ней, как доктор и как пациент, поняли друг друга, и насколько успешно прошли роды. Еще немаловажный факт – какие по счету роды. Захочет ли она беременеть еще. А тут мы получили некий положительный эффект, быстро, не надо ждать некоего процесса восстановления, как после хирургической операции. Всё быстренько-быстренько. Но «быстренько» закончилось, условно, вы сказали, зависит от репаративных процессов, от регулярности половой жизни. У меня была пациентка, которая говорила: «Я живу регулярно половой жизнью раз в год». Но в данной ситуации, например, нам хватило на три месяца. Она вечная ваша, навсегда?

Кристина Шакирова:

Вы знаете, тут можно относиться по-разному. Вы как хирург и как мужчина, наверное, относитесь достаточно скептически.

Михаил Цурцумия:

У меня нет пола, я хирург.

Кристина Шакирова:

Но, тем не менее, точку G вы ищете.

Михаил Цурцумия:

Нет. Я ее так и не нашел, потому что не искал. Вы меня не переубедите в том, что точка G у женщины в голове, потому что самый сексуальный орган у женщины – головной мозг.

Кристина Шакирова:

Возможно. Для тех мужчин, кому он нравится, его наличие.

Михаил Цурцумия:

Да, соответственно. Так вот, она ваша навсегда или нет?

Кристина Шакирова:

Пациентка у меня получила эффект, качество ее жизни, интимной жизни, жизни в целом, изменилось. У меня даже были пациентки, которые после лабиопластики сказали, что перестали себя чувствовать мужиком с яйцами, что они теперь носят обтягивающие купальники. Конечно, она моя навсегда. Почему нет? Что в этом плохого? Мы, женщины, имеем такое свойство – регулярно ходить на различные косметологические процедуры, на процедуры в салоны красоты. Для нас норма, что на данную процедуру тоже надо ходить регулярно. Мы здесь не видим негативной стороны или неправильности процедуры. Я считаю это нормой. Мы также не оговорили, что после 35 лет в принципе всем женщинам показано делать биоревитализацию. Все же колют лицо для того, чтобы оно было молодым и увлажненным, красивым, без морщин.

Михаил Цурцумия:

Все, да не все.

Кристина Шакирова:

Скажем, женщины, которые себя любят, с точкой G в голове. Эта же категория женщин ходит на интимную пластику, для того чтобы приводить свою интимную зону в порядок, так же, как и лицо, как и тело.

Михаил Цурцумия:

Душещипательная история, конечно. Мы начали с вами с вопроса, какая это процедура – лечебно-профилактическая или косметологическая? Вы мне сейчас привели аналогию, что это как подход к косметологу, то есть больше косметическая процедура, получается?

Кристина Шакирова:

Если мы говорим о филлерах, о сужении, об увеличении и так далее различных зон половых органов, то это больше косметологическая процедура. Хотя, увеличение больших половых губ подразумевает закрытие входа во влагалище, тем самым профилактируя воспалительные заболевания органов малого таза. Я настаиваю, что это лечебно-профилактическая процедура, потому что рецидивирующие воспалительные заболевания, с которыми приходят пациентки, крайне ухудшают качество их жизни. Некоторые не могут ходить даже на работу из-за жжения, зуда, дискомфорта и прочих неприятных ощущений, связанных с болезнями, так что процедуры лечебно-профилактические.

Михаил Цурцумия:

Я правильно понимаю, что наряду с этой методикой, как терапией рецидивирующих воспалительных заболеваний органов малого таза, необходимо еще и комбинированно пролечить и противовирусной, и антибактериальной терапией? Или достаточно того лечения, о котором вы говорите?

Кристина Шакирова:

Не всегда. Подчас бывает воспаление, неспецифическое воспаление, не связанное ни с какой инфекцией, не связанное с внешними воздействиями. Воспалительный процесс возникает на фоне трения по сухому. То есть воспаление, непосредственно связанное с тем, что там, где должно быть влажно – там не влажно, а сухо, как после секса на пляже.

Михаил Цурцумия:

Ой, какая прелесть! Много нового я для себя узнал из сегодняшней передачи! Я нашел доктора, который знает, где находится точка G. Надеюсь, я ее убедил, что она находится в голове.

Вы заведуете достаточно большим подразделением сети, большой сети женский консультаций. Если мне не изменяет память, это самая крупная частная сеть женских консультаций. Как к вам попасть?

Кристина Шакирова:

Да, действительно, у нас одна из самых крупных сетей женских консультаций, специализирующихся на женском здоровье, и мы всё больше и больше расширяемся, стараемся в этом отношении. Записаться ко мне на прием можно как через сайт, так и через различные приложения DocDoc, «ПроДокторов», а также и по многоканальному телефону колл-центра.

Михаил Цурцумия:

Объем лечения, о котором вы говорите, минует хирургический?

Кристина Шакирова:

Да. Лабиопластику мы выполняем амбулаторно, в условиях нашей клиники, достаточно успешно.

Михаил Цурцумия:

Весь спектр можно будет сделать у вас?

Кристина Шакирова:

Даже найти точку G.

Михаил Цурцумия:

Скажите мне, пожалуйста. У меня на одной из передач была доктор дерматовенеролог, дерматокосметолог. Она мне рассказывала, что вся интимная пластика в виде применения филлеров, плазмотерапии и биоревитализации, – несмотря на то, что данная область касается акушеров-гинекологов, процедурами занимаются именно они. Это так? Или акушерство и гинекология?

Кристина Шакирова:

Нет, почему же? Этой областью могут заниматься и пластические хирурги тоже. Интимной пластикой занимаются как пластические хирурги, так и акушеры-гинекологи.

Михаил Цурцумия:

То есть они могут любой частью тела заниматься. Мне все время казалось, что этим занимается всегда акушер-гинеколог. Может быть, мое ошибочное мнение и ошибочное представление ввиду того, что я акушер-гинеколог.

Кристина Шакирова:

Нет. Очень часто специалисты пластические хирурги тоже занимаются интимной пластикой.

Михаил Цурцумия:

В завершение нашей передачи сначала скажу я, а вы закончите, поставите жирную точку. Мне очень приятно общение с сегодняшним гостем, потому что наконец-то я увидел человека, который знает, где находится точка G, знает, как ее уколоть, привести её в более гипертрофированное состояние и сделать женщину счастливой. Два слова, мы попрощаемся с нашими зрителями. Не бояться, относиться, как к косметологической процедуре и полюбить себя? Или относиться как к лечебной процедуре?

Кристина Шакирова:

Я настаиваю, что интимная пластика – это лечебно-профилактические мероприятия, и попутно и косметологические мероприятия, которые улучшают качество жизни пациенток. Надеюсь, что пациентки будут всё более открытыми и не будут стесняться. На данный момент я чаще всего вытягиваю из них их же проблемы. Я, допустим, если вижу сухость, то спрашиваю о качестве половой жизни и так далее, и тогда они выходят на разговор. Я надеюсь, что женщины сами будут приходить с данной проблемой и обращаться уже самостоятельно, а я с удовольствием буду оказывать им помощь.

Михаил Цурцумия:

И увидят в нашем лице друзей.

Кристина Шакирова:

Да, конечно. Помощников в исправлении данной ситуации.

Михаил Цурцумия:

Будьте здоровы! Спасибо!

Кристина Шакирова:

Спасибо большое!