Современные методы лечения в проктологии

Колопроктология

Тэги: 

 

Тамара Барковская:

Доброе утро, в эфире Мediametrics, программа «Медицинский консилиум» и я, ее ведущая, Тамара Барковская. Сегодня мы говорим о современных методах лечения в проктологии, о критериях выбора врачей и клиник, владеющих этими методами, и поговорим о том, существует ли универсальный метод, который подходит под все проктологические нозологии с врачом-экспертом, проктологом, флебологом, хирургом, кандидатом медицинских наук Войновым Михаилом Андреевичем. Здравствуйте, Михаил, рада Вас приветствовать в студии Мediametrics. Известно, что современная медицина достигла очень больших успехов, в частности, операции на брюшной полости сейчас выполняются путем маленьких проколов, эндоскопически, это обеспечивает комфорт пациенту, в разы снижает боль и период реабилитации. Есть ли аналогичные методики в современной медицине в проктологии?

Михаил Войнов:

Проктология связана с заболеваниями заднего прохода, поэтому что-то новое в методиках доступа к зоне операции придумать сложно, потому что все проводится снаружи, мы не говорим сейчас о хирургии толстой кишки, это отдельная тема. Современная медицина дала проктологии немало методов, которые способны не только эффективно и безопасно воздействовать на организм пациента и помочь ему в лечении его болезни, но и значительно повысить его комфорт и ускорить реабилитацию после вмешательств или консервативного лечения.

Если раньше врачи-проктологи классической школы после операции на заднем проходе назначали специальные препараты, которые искусственно задерживали стул пациенту, в течение недели он не ходил в туалет, они справедливо полагали, что это способствует заживлению этих ран, ускоряет процессы заживления, к сожалению, на том уровне знаний в медицине не достигли тех высот, которые есть сейчас. Современные проктологи советуют пациенту как можно раньше сходить в туалет, для этого как можно раньше начать кушать, потому что процессы взаимосвязаны между собой. Подход кардинально изменился, и несмотря на парадоксальную ситуацию, что вроде бы кал при попадании на рану вызывает инфекцию, но в заднем проходе все наоборот, процесс естественной дефекации стимулирует процессы заживления, и заживление раны происходит намного быстрее.

Второй момент – это появление различных методов высокоэнергетического воздействия на ткани человека, то есть это современные методы, которые снижают травму, они так же эффективны, как другие методы, но они щадяще относятся к организму человека.

Тамара Барковская:

Вы сказали о малоинвазивных методиках. Всем ли они подходят и какой из них наиболее успешный, эффективный?

Михаил Войнов:

На сегодняшний день в проктологии существует много малоинвазивных методик, они различные, каждый год появляются новые, те, которые были, забываются ввиду неэффективности, происходит процентный процесс обновления. Но стоит задать вопрос – почему их так много и почему не придумана одна единственная методика, которая подходит всем? Потому что такой методики не существует, универсальной методики нет. Поэтому если врач говорит, что вам этот метод хорош, остальные все плохие, это правда, но это правда с его стороны, потому что у него есть этот аппарат, другого аппарата нет, или потому, что он владеет этой методикой, другими методиками не владеет. Наиболее адекватный и объективный метод лечения может быть выбран конкретному человеку с конкретным заболеванием, это называется персонализированный подход в медицине. Если мы говорим о проктологии, то этот персонализированный подход должен применяться к лечению всех проктологических заболеваний. Наибольших высот в развитии он достиг в лечении геморроя как наиболее частого и распространенного заболевания в проктологии, но этот подход может применяться и при лечении всех остальных заболеваний.

Суть этого подхода заключается в том, что мы подбираем метод лечения. Но это не конкретный метод. Если я вижу у пациента геморрой, геморроидальных узлов 3 у большинства людей, и эти 3 узла могут быть в разной степени своего развития (один узел второй степени, второй узел четвертой степени), соответственно, к одному узлу мы можем применить одну методику, она может быть малоинвазивная, ко второму узлу мы можем применить другую методику, и это все мы можем применить во время или одного вмешательства, если мы делаем операцию, или мы можем применить этапное лечение, но малоинвазивное, оно будет без нарушения трудоспособности, то есть он практически не почувствует его, это незначительно скажется на качестве его жизни. Это лечение будет самым эффективным для данного пациента, для другого пациента подойдет совершенно другая комбинация, тут все решается строго индивидуальным подбором, поэтому универсального метода в природе не существует.

Тамара Барковская:

Получается, это комплекс выбора, а не метод выбора. Для каждого конкретного пациента подбирается, учитывая все конкретные анамнестические данные.

Михаил Войнов:

И заболевания, противопоказания, чем он болел в жизни, какой образ жизни он ведет, как он ест, как ходит в туалет, потому что все показатели важны в лечении. Для думающего врача важно не только сейчас вылечить пациента, но и чтобы он потом не заболел этим же заболеванием. И тут важно глядеть на перспективу, что сейчас ему применить и какой совет дать, чтобы потом это не повторилось, чтобы этот пациент не только сейчас ушел довольным, но чтобы он в течение всей своей жизни не встретился с этой же проблемой, а если встретился, то с успехом ее решил.

Тамара Барковская:

Вы правильно заметили, что врач может предлагать в некоторых случаях либо то, чем он конкретно владеет, либо то, чем клиника владеет из оборудования. Поэтому целесообразно подбирать клиники, которые владеют широким диапазоном методик и возможностями по оборудованию, используемого для лечения конкретной проктологической нозологии.

Михаил Войнов:

На заре медицины все врачи были универсалы и все лечили. Многие скажут: да, это было классно, это было хорошо. Но давайте посмотрим с другой стороны, какая была смертность и неэффективность лечения при этом, то есть если врач универсал, он владеет всем, он лечит все хорошо, но эффективность его работы не столь высока по сравнению со специализированными клиниками. Если клиника и врачи в этой клинике занимаются лечением одного профиля, то есть это узкопрофильные специалисты, они повышают свой уровень образования и свою эффективность в одном направлении, и их качество лечения самое высокое, безопасность, потому что мы можем вылечить человека, но это будет небезопасно для него с учетом сопутствующей патологи. Поэтому если бы я был пациентам, я бы пошел туда, где врач всю жизнь занимается этой проблемой, и лучше, если вся клиника занимается решением только этих проблем. И если эта клиника нормальная, если мы говорим о медицинском центре, она узкопрофильная, то там будет широкий спектр оборудования, чтобы врач-проктолог мог выбрать для конкретного пациента конкретный метод воздействия на его заболевание, чтобы у него не было ограничений. Многие пациенты ко мне приходят с желанием прооперироваться лазером. Я уже говорил, что конкретному человеку нужен конкретный метод воздействия, лазерное лечение и воздействие лазера на ткани человека имеет свои преимущества, свои недостатки. Оно есть не везде не потому, что им не умеют пользоваться, а потому, что это эти аппараты достаточно дорогие, нужны свои условия, то есть это определенные материальные вложения руководства клиники, поэтому это есть не везде. А там, где это есть, люди вложились, они хотят это продвигать, и поэтому слух такой идет, и они подогревают этот слух тем, что лазер эффективен, но это совсем не так. Лазер эффективен, но не во всех случаях, это далеко не универсальное средство. Это отличный метод, но у него есть своя определенная ниша, за пределами этой ниши есть другие методы, намного более эффективные, чем лазерное воздействие.

Тамара Барковская:

А на высоте оперативных вмешательства какие методы применяются, которые являются эффективными в разрезе проблем проктологии?

Михаил Войнов:

Если мы сейчас говорим об оперативных воздействиях, то есть это операция, это не малоинвазивные методы, методы воздействия на ткани человека, их сейчас на данный момент много. Это физические методы в основном, то есть это лазерный луч, это тепло, электроэнергия, ультразвук, это комбинация различных методов, у каждого свое место. Еще может быть радиоволна.

У каждого метода воздействия свое место. Допустим, пациенту с распространенной стадией геморроя мы проводим геморроидэктомию, то есть полностью удаляем геморроидальный узел. Иссечение геморроидального узла можно провести различными методами. Можно разрезать за счет действия тепла, можно за счет радиочастотной волны, которая разрезает ткани, но с меньшим повреждением, можно лазерным лучом, воздействие которого в некоторых случаях еще лучше, чем радионож. Ультразвук очень хороший метод, потому что он минимально повреждает ткани и после него хорошее заживление.

В Российской Федерации много научных работ посвящено геморроидэктомии с учетом ультразвуковой диссекции геморроидальных узлов, это тоже метод выбора в определенных случаях, но конкретная методика, которой должен лечиться пациент, должен выбирать лечащий врач, потому что только лечащий врач отвечает за здоровье пациента. Пациент может почитать, послушать, но все равно это прерогатива врача, выбирать тот метод воздействия, который необходим. И ключевой момент в эффективности лечения, чтобы у врача был этот выбор, потому что если у врача нет этого выбора, он ограничивает себя, эффективность лечения снижается.

Тамара Барковская:

Врач принимает решение непосредственно во время операции или же заранее, на основании диагностических собранных результатов определяется, чем будет врач пользоваться – радионожом или ультразвуковым методом? Как это должно быть?

Михаил Войнов:

Мы планируем операцию с учетом предоперационной диагностики. Есть современная предоперационная диагностика, современные методы исследования заднего прохода и анального канала, мы планируем, чем будем лечить, то есть мы уже берем этот аппарат на операцию, стерилизуем насадки к нему, готовим человека к данному воздействию, но бывают случаи, когда мы не можем технически провести диагностику.

Допустим, анальная трещина, это типичный пример, у человека дикая боль в заднем проходе, он и пальцевое исследование выдерживает с трудом, а аноскопию провести или колоноскопию, когда довольно толстый зонд засовывается в задний проход, и здоровый человек с трудом переносит, а больной человек, у которого там огромная рана, которая болит, в принципе не перенесет, это издевательство над человеком. Или глубокий свищ, мы сможем адекватно сделать ревизию, посмотреть этот свищ зондом, это тоже боль, это тоже во время операции мы сможем только сделать, и поэтому в этих случаях мы на операцию запасаемся определенными инструментами, оборудованием, которые у нас есть, и мы уже во время операции сможем решить и определить, чем конкретно будем воздействовать на ткани человека.

Тамара Барковская:

А продвинулась ли как-то медицина в лечении заболеваний заднего прохода консервативными методами относительно того, что было лет 20-30 назад?

Михаил Войнов:

Естественно, много школ существует. Консервативное лечение не на передовой, потому что мы не терапевты, проктологи-хирурги всегда цепляют все хирургическое, что появляется, то, что связано с технологиями, достижениями. Консервативное лечение в основном связано с достижениями фармацевтики, но те достижения, которые были 20-30 лет назад, то есть виды воздействия и механизм воздействия этих препаратов на человеческий организм принципиально не изменился. Появились новые, более эффективные и более безопасные формы препаратов, более удобные формы, это не так снижает качество жизни, меньше побочных эффектов. Появились новые классы препаратов, которые намного эффективнее, чем предыдущие, в проктологии их мало, потому что это больше хирургическая специальность, чем терапевтическая, и в основном препараты в проктологии не лечат заболевания, они снижают только последствия, то есть это воспаление, кровотечение, боль, вот три основных компонента, от которых мы можем помочь человеку избавиться при помощи различных препаратов, это свечи, мази.

Больших успехов наука достигла в развитии препаратов для лечения запора. Если раньше для лечения запора применяли стимулирующие слабительные, сенну, сейчас уже известно, что сенна накапливается в ганглиях, но не препарат, а компоненты препарата, а ганглии – это такие скопления нервных клеток, которые управляют моторикой кишки, и если в них сенна накапливается, то убивает эти нервные клетки, и моторика кишки останавливается. То есть пациент принимает препарат сенны для лечения запора, но запор у него усугубляется, получается порочный круг. Поэтому я не рекомендую своим пациентам принимать препараты сенны и те препараты, которые содержат сенну, внимательно надо читать состав.

Тамара Барковская:

Все знают о таких последствиях препарата, но почему не лоббирует врачебное сообщество запрет на производство?

Михаил Войнов:

Врачебное сообщество может лоббировать, но у врачебного сообщества намного меньше возможностей, чем у фармацевтического сообщества, которое производит. Есть очень распространенные травяные препараты для лечения запора, это натурально, сейчас мода на все натуральное, без химии, а там практически во всех сенна в составе, вы этими препаратами убиваете себе моторику кишечника.

Производители даже не могут этого и знать, потому что они фармацевты, они не врачи, хотя должны знать о всех противопоказаниях. Притом большая часть этих препаратов – это не лекарственные средства, а биологически активные добавки, которым вообще не надо никакого разрешения, просто пейте, и все. Таких примеров много по БАДам, которые не полезны, а вредны.

И второй момент по поводу сенны, почему у нас этот препарат очень распространен – финансовая доступность, это самое основное. Наш человек выбирает не то, что лучше, а то, что можно купить за копейки. Сенны 100 штук в одной пачке, он их глотает каждый день, особенно среди лиц пожилого возраста распространено, но в перспективе это не окупится, потому что потом придется все большие дозы принимать, идти к врачу, вплоть до резекции кишки, если она не работает.

Тамара Барковская:

То есть этот кумулятивный эффект настолько выражен, что вернуть в изначальное состояние рефлексию толстой кишки невозможно.

Михаил Войнов:

Возможно, но надо отменять препарат и принимать другой вид препарата, потому что запор никуда не денется, он усугубится. Чтобы вывелись эти алкалоиды, нужно какое-то время, и это время человек не какает, а чтобы он какал, ему нужны другие препараты, которые более дорогие, поэтому это проблема, которую надо решать.

Тамара Барковская:

Сейчас в фармацевтической промышленности, на прилавках аптек представлено огромное множество препаратов, биодобавок в разных формах выпуска, которые способствуют консервативному лечению проктологической патологии. Здесь у человека масса возможностей каким образом выбирать этот препарат: с помощью рекламы, с помощью фармацевта, ориентироваться на мнение интернет-сообщества, на мнение соседей, и человек в этом обилии информации очень часто теряется и не понимает, кого ему избрать приоритетом в данном вопросе. Кроме того, некоторые препараты были произведены еще век назад, некоторые современные, и производство их отсчитывается буквально ближайшими годами. Как человеку определиться, что лучше всего в этом многообразии фармацевтических лекарственных средств?

Михаил Войнов:

Сейчас как человек ищет? Что-то случилось, он ищет в интернете. В интернете есть реклама, отзывы о препаратах на форумах, что не исключает, что это реклама, есть форумы людей, которые полечились, им помогло. В чем недостаток рекламы? То, что это за деньги. Каждый производитель хочет продать свой товар, который он произвел, вложил в него деньги. По рекламе выбирать вообще бессмысленно, особенно препараты, потому что это ваше здоровье, это не колбаса, и то, надо смотреть, из чего эта колбаса состоит. А препарат состоит примерно из одного и того же, просто качество у них может быть разное, и этот препарат с таким составом может подойти человеку для его стадии, а другой препарат может не подойти.

Тамара Барковская:

Но очень много же ротации фармацевтических средств по телевизионной рекламе, не только в интернете, и люди думают, что все, что показывают на федеральных каналах, это более эффективно.

Михаил Войнов:

Про влияние федеральных каналов на сознание нашего населения – это вообще отдельная тема. И в мое мнение, что всему, что показывают на федеральных каналах, верить категорически нельзя. Поэтому лучше это выключить и смотреть хотя бы из интернета, там хоть какая-то правда есть. Есть отзывы пациентов. Если это отзыв на полторы страницы какой замечательный препарат, как все было хорошо и супер, это рекламный отзыв, потому что человек, когда ему хорошо, об этом забывает, идет работать, он не занимается написанием отзывов. Пишут те, кому что-то не понравилось, эта тема у человека болит, зудит, он не достиг своей правды и хочет излить негатив в интернет. Поэтому положительных настоящих отзывов мало, и если действительно человеку делать нечего, он напишет этот положительный отзыв, или он впечатлен. Но даже если этот отзыв настоящий, ему реально помогло, не факт, что вы болеете тем же самым. А даже если вы болеете тем же самым, не факт, что вам поможет, потому что у вас может быть стадия другая, у вас может быть сопутствующее заболевание. Вы примете этот аппарат и вам станет еще хуже, обострится другое заболевание.

Тамара Барковская:

Одинаковый диагноз – еще не значит одинаковое лечение.

Михаил Войнов:

Люди не могут быть одинаковыми, вы же не выбираете одинаковую одежду в магазине. Наиболее адекватный метод – это пойти к врачу, и он назначит вам препарат, который подходит именно вам. Другое дело, как найти хорошего специалиста, но этот путь имеет под собой основание, это самый надежный путь, и вы точно не навредите себе.

А третий путь – рекомендации в аптеке фармацевта. Под ними тоже всегда стоит финансовая составляющая, потому что у фармацевтов план продать столько-то за месяц, и от этого зависит их зарплата. Поэтому они будут вам предлагать наиболее выгодный для аптеки препарат, наиболее дорогой. Поможет он вам, не поможет, вы уйдете – и он забудет про вас. Вы же не вернетесь к нему и не скажете, что вы мне посоветовали. Это самый опасный путь. Есть таблетки парацетамола за 20 рублей, а есть другой препарат с парацетамолом за 1000. Естественно, он продаст за 1000 рублей, хотя это один и тот же препарат. Я всем настоятельно рекомендую пойти к специалисту, который поможет вам.

Если уж у вас нет возможности, потому что проктологи есть далеко не везде, даже в Московской области 1 проктологический центр в Подольске и в остальном разбросанные локальные единицы, не факт, что это квалифицированные, потому что у меня очень много пациентов из Московской области, там нет врачей. Ситуация несколько хуже, чем в регионах, потому что в регионах медицину берегут, в Подмосковье надеются на Москву.

Как человеку поступить, когда ничего нет? Спросить специалиста. Есть возможность онлайн-консультации, она всегда есть, всегда была, она может быть даже бесплатной, какие-то сервисы предоставляют бесплатные консультации.

Тамара Барковская:

Многие врачи со скепсисом относятся.

Михаил Войнов:

Онлайн-консультация – это телемедицина, есть закон.

Тамара Барковская:

Причем первая консультация согласно этому закону должна быть очная.

Михаил Войнов:

Можно провести первичную заочную консультацию, но диагноз не ставить. Можно назначить обследования, которые нужны. Я не буду никакой диагноз ставить и назначать лечение, я могу только посоветовать сделать анализы и обследования, а потом обратиться очно. Вот и все, что можно сделать по онлайн-консультации.

Не надо думать, что в аптеках продаются лекарства, которыми вы вылечите проктологическое заболевание, таких лекарств в аптеках не существует, что бы ни говорили производители фармацевтических субстанций. Они могут снять симптомы, но болезнь способен вылечить только врач. Могут снять симптомы, заглушить болезнь на какое-то время, притом это какое-то время при некоторых заболеваниях уже будет исчисляться в днях, при некоторых даже в годах, но заболевание у вас будет сидеть внутри, это как бомба замедленного действия, она когда-нибудь стрельнет, и, как правило, она стреляет в самый неподходящий момент. Поэтому лучше решить проблему сейчас, пока она вас беспокоит, потому что как только боль пройдет, останется дискомфорт, и с этим дискомфортом люди живут десятилетиями, пока у них не возникнет злокачественная опухоль на этом месте и уже будет поздно что-то делать. Поэтому лучше раньше обратиться к врачу, который сделает то, что необходимо.

Тамара Барковская:

Здесь получается замкнутый круг, потому что из страха пойти к врачу люди и занимаются подобным консервативным симптоматическим лечением, думают прийти к какому-то значимому результату, используя эти методы. В плане профилактики каких успехов наука достигла в проктологии?

Михаил Войнов:

Задний проход нужен человеку для того, чтобы ходить в туалет. Это основная и единственная функция заднего прохода – дефекация. Поэтому все профилактические мероприятия должны быть направлены на нормализацию этого процесса, если он нарушен. Если он не нарушен, значит, у вас все отлично, вы должны за этим следить, потому что в основе всех этих заболеваний лежит нарушение акта дефекации. Запоры приводят к увеличению давления в этих венах, кровь туда приливает, они растягиваются. У геморроев есть наследственная предрасположенность, много теорий, но на мой взгляд, основная причина геморроидальной болезни – это нарушение дефекации и застой крови в малом тазу, то есть сидячий образ жизни, хотя это вилами по воде писано, это не доказано. Но то, что это имеет под собой патогенетическую основу, это действительно от дефекации.

Или возьмем анальную трещину. Основная причина – это плотный кал, то есть ходит в туалет, там рвется все, он неправильно это лечит, она превращается в хроническую, и тогда надо уже что-то делать. Свищи прямой кишки – то же самое. Из трещины может возникнуть свищ или другие проблемы, которые связаны с этим нарушением. Если у человека какие-то нарушения стула, нарушения акта дефекации, потому что этих нарушений тоже быть много может быть, он или неправильно ходит в туалет, то есть непосредственно акт дефекации у него неправильный, он подолгу сидит в неправильной позе.

Изначально для человека туалет не был придуман, мы сели на нашего белого друга только меньше 100 лет назад. Для королей было какое-то сиденье, но простой народ никогда не сидел, он всегда ходил на корточках. И на корточках – это самый физиологически обоснованная поза, потому что у прямой кишки есть естественные изгибы, когда человек ходит, она в согнутом положении. Как только человек садится на корточки, она распрямляется, и происходит акт дефекации. Мы сидим на сиденье, она в согнутом положении находится. У кого нормальная консистенция, правильная организация нервной мышечной работы тазового дна, который управляет этим актом, у того все хорошо, он об этом не думает. У кого что-то плохо – поменяйте позу. Если у вас недостаточной консистенции кал, он плотный, с трудом выходит, значит, надо менять консистенцию кала, и надо начинать не со слабительных, которые стимулирующие, а начинать с диеты, в первую очередь с водного режима. Это надо, чтобы было человеку чем ходить в туалет. Если человек ест только белок без клечатки, он не будет ходить в туалет, потому что все всасывается, на выходе ничего не остается. В первую очередь, надо смотреть на питание, на консистенцию кала, на поведенческие мотивы, как человек ходит в туалет.

И еще один момент для женщин, потому что у женщин строение тазового дна отлично от мужского тазового дна. У женщин есть специфические заболевания тазового дна, которые приводят к нарушению акта дефекации. И женщины, как правило, считают, что это нормально, потому что у них это возникает после родов.

Женщине, допустим, сейчас 60 лет, а когда она рожала, ей было 25, она сказала: «Я не могу ходить в туалет». – «Это нормально, потом пройдет». И она всю жизнь так и ходит в туалет, потому что какие-то люди сказали, что вот так и будет, ничего не поделаешь. А с этим можно делать и надо сделать, потому что это портит жизнь, нарушает качество жизни. Это лечится, просто надо пойти к врачу, не заниматься самолечением.

Тамара Барковская:

Есть какие-то методы самолечения, которые оправданы, или их вообще не существует?

Михаил Войнов:

Самолечение оправдано, если у человека нет возможности пойти к врачу, если он на Крайнем Севере, в глуши, хотя у всех должно быть доступное здравоохранение. Сейчас у нас в стране не доступное здравоохранение, только в Москве. Чтобы попасть к врачу, надо семь кругов ада пройти, поэтому всех выдавливают в платную медицину. Это самый крупный недостаток, что у нас недоступная медицинская помощь.

Тамара Барковская:

Даже в мегаполисе, где, казалась бы, много предложений, и в плане узких специалистов, на какие критерии нужно опираться при выборе хорошего специалиста?

Михаил Войнов:

Как в выборе лекарств, те же пути есть у человека в поиске специалиста. Многие ориентируются на отзывы, и опять же, хорошие отзывы пишут специально, все плохие отзывы пишут те люди, которым что-то не понравилось. Таким людям надо помогать. Некоторых людей нельзя вылечить в принципе, потому что это не лечится, к сожалению, в медицине лечится только два вида заболеваний: это инфекционные заболевания, которые можно вылечить антибиотиками, и хирургические заболевания, которые можно отрезать. Но когда мы что-то отрезаем, возникает второе заболевание, связанное с недостатком того, что было отрезано. Все остальные заболевания вылечить нельзя, можно их перевести в хроническую форму, в ремиссию, ничего с этим не поделаешь. Я когда это понял на пятом курсе института, был в шоке: как так, зачем это все надо? Но так устроена наша жизнь, никто другого еще ничего не придумал. Поэтому в некоторых случаях вылечить человека невозможно, ему можно помочь, и настоящий специалист должен применять все усилия, чтобы ему помочь.

А как отличить хорошего специалиста от плохого? Хороший специалист должен постоянно повышать свою квалификацию, это в первую очередь чтение литературы, и он должен быть апологетом доказательной медицины, не народной медицины, не гомеопатии, не каких-то диких методов – огурцов, картошки, кофе, лечение энергией, это бред, который никому никогда не помог, это просто самовнушение. Есть научно доказанные методы воздействия, и они доказаны на миллиардах людей, и вам, скорее всего, это поможет. Может не помочь, потому что человек не трубопровод, когда прикрутил два крана, открыл – вода потекла. Но скорее всего это поможет, а все остальные методы никем не доказаны, это все фантазии тех людей, которые хотят срубить побыстрее денег.

Специалист должен работать в хорошем месте. Если отзывы классные, но он работает в дыре, на первом этаже жилого дома, квартиру сняли, переделали в кабинет на коленке, это не тот уровень. Даже если он суперклассный специалист, у него должно быть окружение, и это связано в первую очередь с инфекционной безопасностью, потому что должно быть и оборудование, и режим кабинетов, и система вентиляции, и уборка. Это может гарантировать не специалист, это может гарантировать только клиника, администрация и руководство учреждения. Поэтому надо идти в хорошее место к хорошему врачу. Это должно быть специализированное место, которое занимается этими проблемами, это будет лучше, чем вы пойдете куда-то, где занимаются всем подряд.

Есть разные сайты-агрегаторы врачей. Кам там выдается информация, я не знаю, но наверняка она фильтруется по каким-то показателям, которые не коррелируют с квалификацией специалиста, а коррелируют с различными другими показателями, в том числе и финансовыми вложениями специалистов. И если есть возможность спросить у знакомых и друзей, кому помогло, то лучше идти к тому специалисту, это самый надежный метод.

Тамара Барковская:

Какой метод из всех является самым эффективным и Ваши рекомендации относительно темы нашего сегодняшнего эфира.

Михаил Войнов:

Современная проктология должна строиться на персонализированном подходе к лечению всех заболеваний, это ключ к лечению всего. Только персонализированный подход позволит применить именно тот метод, который нужен именно вам, именно при вашем заболевании и именно с учетом ваших сопутствующих патологий. И этот метод окажется самым эффективным и безопасным.

Тамара Барковская:

Благодарю Вас, Михаил Андреевич, за полезную и важную беседу. Спасибо за внимание и до встречи в последующих эфирах.