Зрение ребенка и школа

Офтальмология

Тэги: 

Игорь Азнаурян:

Здравствуйте, рад вас приветствовать на радио Мediametrics. Сегодня раскроем интересную тему – как защитить зрение детей, которые 1 сентября пойдут в школу. 1 сентября – знаменательный день в жизни детей, которые идут в школу в первый раз, и здесь очень много разных вопросов, которые встают перед родителями. Эти вопросы носят самый разнонаправленный характер: это и проблемы социальной адаптации, адаптации ребенка к определенной среде, и вопросы, которые связаны с организованностью ребенка, самоорганизацией, и вопросы, которые связаны со способностью ребенка к обучению, к его усидчивости, определенным навыкам, связанным с обучающим процессом. И самое главное – тот огромный стресс, который будет испытывать ребенок, первый раз сходив в школу, и чтобы постоянная измененная среда, измененный образ жизни не подействовали на его здоровье. Это большая проблема, особенно в наше время, когда ребенок подвержен самым разнообразным негативным влияниям в школе, это и сумасшедшие нагрузки, и изменившиеся нормативы, связанные с освещенностью, вентиляцией воздуха, положением за партой и много чего другого, что так или иначе влияет на его здоровье. Но больше всего стресс, который ребенок испытывать в первые дни. Вся информация через глаза поступает в голову нашим маленьким созданиям, и состояние зрительной системы имеет большое значение, и готовность зрительной системе ко всему этому тоже важна. Нужно всегда знать и понимать, каким образом минимизировать стрессовый удар на зрительную систему наших детей.

Эту важную тему мы сегодня попытаемся рассмотреть со всех сторон, и поможет нам в этом наш замечательный гость Магомед Узуев – детский офтальмолог, офтальмохирург, работает в системе детских глазных клиник «Ясный взор», работает с детьми уже более 7 лет. Давайте построим нашу сегодняшнюю беседу по определенным блокам. И в первом блоке мы поговорим о том, как можно защитить глаза ребенка, есть ли какие-то специальные вещи, которые могут помочь нашим родителям сделать так, чтобы этот цивилизационный удар по детским глазам был минимизирован. Очень много говорят о разных диетах, каких-то аспектах, давайте попытаемся их разобрать.

Магомед Узуев:

Хотелось бы изначально сказать по поводу диет. Бывает много обращений, когда родители спрашивают, можно ли принимать какие-нибудь препараты или кушать определенные продукты, которые могут помогать зрению детей. Если же мы говорим об общем состоянии, такие вещи можно принимать, они помогают, но если мы говорим про определенную патологию, то в данном случае это не будет иметь успеха. Если мы говорим о зрении детей, то здесь важно изначально определить состояние глаз ребенка, для каждого глаза определить соответствующий режим, который был бы предпочтителен. В данном случае хороший вариант – регулярное посещение детского офтальмолога.

Игорь Азнаурян:

Мы часто слышим от наших коллег, да и сами говорим, что важно, чтобы вас смотрел доктор, но каждый врач со своего места говорит, что самое главное – вовремя посещать доктора, по поводу глаз, зубов, всех остальных органов, и получается, что наши дети, вместо того, чтобы ходить в школу, будут ходить к докторам и смотреть разные части тела. Сколько раз ребенок, который пошел в школу, должен посещать офтальмолога, и почему нужно посещать именно столько раз, а не больше и не меньше?

Магомед Узуев:

Непосредственно перед школой родители ходят с обходным листом и посещают докторов. При первичном обращении перед школой важна правильно проведенная диагностика, она подразумевает под собой проверку зрения, проверку рефракции глаза, обязательно осмотр на широкий зрачок, осмотр глазного дна и выявление всех патологий, которые имеются у ребенка.

Игорь Азнаурян:

Если вы пошли к доктору-офтальмологу, то правильный осмотр – это не просто проверка остроты зрения. Даже если зрение стопроцентное, это недостаточно, нужно, чтобы обязательно был расширен зрачок, чтобы было посмотрено глазное дно, оптические среды. Это нужно сделать один раз до школы, полное офтальмологическое обследование. И если все в порядке, на год можно забыть об этой истории, не ждать, пока ребенок начнет жаловаться, лучше через год еще раз сходить. Причем при повторных посещениях, когда ребенок будет уже идти во 2-й класс, необязательно делать диагностику с широким зрачком, если все нормально, первичных данных будет достаточно. А если что-то не так со зрением, тогда можно будет уже снова делать детальное обследование. Я говорю это для того, чтобы вы, уважаемые родители, понимали, что вы таким образом можете сэкономить время и получить максимальную информацию. Многие говорят о том, что с целью профилактики различных глазных заболеваний есть смысл делать многочисленные гимнастики для глаз. Что такое гимнастика для глаз? Я не очень понимаю, что это, такое ощущение, что на глазах можно подтягиваться. Нужна ли такая гимнастика?

Магомед Узуев:

Относительно зрительной функции она никакого эффекта не несет, потому что в случае с глазодвигательными действиями задействованы внешние мышцы глаза, и никаких функций, которые способствуют внутренней работе зрительной системы, не подключается. Единственный момент, что человек может зрительной гимнастики добиться перерыва, то есть паузы в зрительной работе. Если же говорить по поводу зрительных нагрузок, то правильнее было бы делать не зрительную гимнастику, а организовать правильный зрительный режим ребенка, то есть сделать правильную зрительную нагрузку с определенными перерывами, временами отдыха для глаз, и это будет иметь больший успех для зрительной системы.

Игорь Азнаурян:

Как в наше время было: мы писали, мы писали, наши пальчики устали. Пройтись, присесть, привстать, и это будет иметь релаксирующий, расслабляющий эффект, нежели гимнастики, смотреть далеко, близко, отжиматься глазами. С точки зрения различных профилактических мер есть смысл поговорить каким образом должно быть устроено рабочее место ребенка как дома, так и в школе. Что важно, чтобы не возникали глазные, в частности школьные заболевания, связанные с излишней нагрузкой, такие как близорукость, как обустроить рабочее место и каким образом проводить профилактику возможного возникновения близорукости у ребенка в случае, если у кого-то из родителей или у обоих родителей есть эти пресловутые минусы?

Магомед Узуев:

Рабочее место должно быть правильно освещено как настольной лампой, так и верхним освещением. Если мы говорим по поводу правшей, то световой луч должен идти с левой стороны от ребенка. Если же ребенок левша, то настольная лампы должна располагаться с правой стороны. Также важной является правильная осанка и положение за столом ребенка. По мере того, как долго ребенок сидит за столом, он начинает постепенно сутулиться, и родители должны отрывать ребенка от занятий и делать временной промежуток для отдыха. Так что основными факторами являются правильная осанка и положение за столом и правильная освещенность.

Игорь Азнаурян:

Еще важным является то, каким образом ребенок рассматривает тексты, обучающие материалы. Я бы посоветовал, чтобы все книжки, или если ребенок черпает информацию из компьютера, были расположены на фиксированном расстоянии от лица. Если ребенок будет читать через всевозможные гаджеты, в этом случае у него не будет фиксированного расстояния до объекта наблюдения, и в этом случае возникнет определенная проблема, которая будет связана с чрезмерной перегрузкой глазных яблок, что неминуемо, особенно в случае, если есть наследственная детерминация, приведет к росту близорукости. Поэтому очень советуем, чтобы то, куда смотрит ребенок, было фиксировано. И поза обязательно сидя за столом, ни в коем случае не лежа, не за едой, не в транспорте, вот эти простые вещи дадут нам возможность предотвратить или замедлить развитие близорукости. Второе – вовремя засыпать и вовремя просыпаться, голодным в школу не отправлять ребенка, голодным за уроки дома не сажать. Давайте поговорим о том, как же себя вести, если у ребенка уже есть патология.

Магомед Узуев:

В этом случае придерживаться рекомендаций лечащего доктора, который непосредственно ведет ребенка, и правильно, чтобы вел один лечащий доктор.

Игорь Азнаурян:

Сегодня много разных докторов, которые подчас говорят диаметрально противоположные вещи. Кто-то рекомендует одно, кто-то второе, третье. Нам нужно сейчас сказать не про то, как лечить эти заболевания, а как себя вести в случае, если у ребенка есть патологии. Надо ли одевать очки?

Магомед Узуев:

Если данная патология подразумевает необходимость их ношения, то их нужно носить.

Игорь Азнаурян:

Например, у ребенка с детства имеются плюсы, так называемая дальнозоркость, или у него астигматизм, или близорукость, когда можно ребенка отдавать в общеобразовательную школу? Когда нельзя ребенка отдавать в школу?

Магомед Узуев:

Если со стороны зрительной системы имеются грубые нарушения, то есть острота зрения ниже 20 процентов, имеются нарушения глазодвигательных функций, которые будут затруднять обучающий процесс, то в данном случае отдавать школу ребенка будет неправильно, потому что в любом случае у него будет отставание от сверстников, и это может сопровождаться со стороны ребенка различными стрессовыми ситуациями.

Игорь Азнаурян:

Если у ребенка зрение 30 и ниже процентов, не ниже 3-й строчки известной таблицы с растояния 5 метров, то такого ребенка не совсем верно отдавать в общеобразовательную школу. Вместе с тем часто можно таким детям помогать повысить зрение, и тогда можно будет переходить уже в обычную школу. Это не касается школьной близорукости, это касается более тяжелых состояний. А если у ребенка в процессе хождения в школу или в подготовительные классы развилась близорукость, как ее лучше корригировать? Многие говорят, что не надо надевать очки, потому что он к ним привыкнет и потом уже не снимет.

Магомед Узуев:

У близоруких детей есть нарушение зрения вдаль, но не вблизь. Однако учитывая, что у детей бывают ситуации, что им проходится работать как на дальних дистанциях, так и ближних, здесь необходима специальная очковая коррекция, которая позволяет работать комфортно для глаз для дальней и для ближней дистанции. В этом случае правильной очковой коррекцией будут бифокальные очки, которые позволяют иметь правильно скомпенсированную рабочую зону как вдаль, так и вблизь, что позволяет в школьном процессе спокойно, не щурясь, видеть рабочую зону, то есть доску.

Игорь Азнаурян:

Если у ребенка есть проблемы с глазами оптического характера, связанные с той или иной оптической аномалией, а именно дальнозоркость, астигматизм, близорукость, то очки носить нужно. И еще один вопрос, который часто мучает наших больных, можно ли носить контактную коррекцию, контактные линзы, потому что многие дети не хотят носить очки, другие дети их обзывают?

Магомед Узуев:

Если по состоянию глаза доктором правильно подобрана контактная коррекция и выписана для постоянного ношения с режимом, то в этом случае возможно. Бывают случаи, что дети занимаются различными видами спорта, ношение очковой коррекции их не затрудняет, но при занятиях спортом они им мешают, и в этом случае для временного ношения, позанимался и снял, их можно носить. Но должен быть правильный подбор

Игорь Азнаурян:

Ни в коем случае не подбирать очки и линзы в оптиках. Очень часто бывает некорректное назначение. Предлагаю сейчас перейти к следующему блоку нашей сегодняшней передачи и связаться с одним из наших пациентов, которая расскажет о своем жизненном опыте, как она разбиралась с проблемой, связанной с глазами ребенка в школе. Здравствуйте. Это мама Каролины. Расскажите, когда появилась у Каролины эта история с глазами, к чему вы пришли в конце концов. Каролина 2003-го года рождения, сейчас уже довольно взрослый ребенок.

Гостья: Началось это года 2 назад, когда начало ухудшаться зрение, до -0,5 оно ухудшилось. Нам назначали капли, физиотерапию. Вроде бы все было нормально, но в последний год началась подготовка к ЕГЭ, 9-й класс, и зрение упало за год очень сильно, до -1,75. На самом деле, очень пугающая история, и сейчас хотелось бы понять, с чем это связано, потому что есть мнение невролога, что это могло быть результатом стресса от подготовки к экзаменам. Хотелось бы услышать мнение офтальмолога по этому поводу. Впереди два года подготовки к ЕГЭ, что нам сейчас делать, чтобы сохранить зрение, чтобы оно не упало еще сильнее?

Игорь Азнаурян:

Есть кто-то в семье с близорукостью?

Гостья: Да, у меня и у отца ребенка близорукость. У меня в возрасте Каролины, в 13-14 лет, начало зрение падать, но не настолько сильное падение, до -0,5 оно упало и остановилось.

Игорь Азнаурян:

Порядка 30 процентов детей в крупных городах страдают близорукостью, и наверняка в классе у Каролины около 30-40 процентов детишек ходят в очках. Проблема не в самой близорукости, а в скорости ее прогрессирования. И так как наша передача посвящена вопросам, связанным со зрительными нагрузками и как сделатьтак, чтобы этот цивилизационный удар по глазам детей предотвратить или сделать его минимальным, мы будем говорить в этом ключе, потому что как вас будут лечить наверняка наши доктора сказали. А вот что сделать, чтобы остановить? Довольно взрослый ребенок, начала развиваться близорукость, не от хорошей жизни, понятно, а потому что нагрузки. Между прочим, возраст 13-14 лет – это возраст, когда пик заболеваемости близорукостью. Страшно ли это?

Магомед Узуев:

Это страшно, потому что она имеет тенденцию к ухудшению, близорукость будет прогрессировать и ухудшать зрение.

Игорь Азнаурян:

Но в ряде случаев близорукость может быть совершенно не опасным состоянием, а в ряде случаев наоборот, может быть очень опасным. При близорукости глаз становится длиннее, он растет в передне-заднем направлении и становится длинным. И когда он становится длинным, он растягивается, и внутри глазного яблока начинаются вот эти неприятные моменты. Но это бывает при быстром росте и это бывает при довольно высоких степенях. Важной составляющей является скорость прогрессирования, и если у ребенка она действительно прогрессирует быстро, в этом случае не надо бояться, ничего страшного не происходит, просто нужно быть чуть-чуть бдительнее и помимо того, что будут делать доктора (капать капли, линзы менять, запасы аккомодации поднимать), важно, чтобы вы оптимизировали образовательный быт ребенка таким образом, чтобы минимизировать сложности, связанные с перегрузками. Для этого, как я уже говорил, нужно иметь фиксированное расстояние до текста, компьютер – это большая панель, это не планшет или смартфон, телефон использовать только по назначению, держать его у уха, а не смотреть на него глазами, планшет не нужно использовать, если что-то нужно посмотреть в сети, то пускай будет ноутбук либо большая панель, на которую можно спокойно сидя смотреть. Почему сидя? Потому что сидя у вас фиксируется расстояние до текста, а если вы лежите, то у вас это расстояние никак не фиксируется.

Вспомните, когда вы едете в автомобиле и смотрите в тот же самый смартфон или читаете газету, как это быстро утомляет, такое ощущение, что даже подташнивает. Это из-за перегрузки глаз возникает. А почему глаза перегружаются вблизи? Потому что когда текст ходит, даже маленькие изменения расстояния приводят к тому, что нужно сильно фокусировать. Когда мы смотрим вдаль, приближение объекта с 5 метров до 4 никак не влияет на фокусное расстояние, а когда вы вблизи, глаза и так напряжены, расстояние меняется, и они перенапрягаются. В итоге это запускает механизм, который приводит к росту близорукости, особенно когда есть наследственная предрасположенность к этому. Если эти простые истины соблюдать, то особых серьезных проблем не возникнет в плане стабилизации близорукости у вашего ребенка. Я даже не сомневаюсь, что все будет сделано очень хорошо, по технологиям, по которым наши врачи работают, это удается стабилизировать в большом проценте случаев, практически всегда удается замедлить и порядка 80 процентов полностью стабилизировать, а потом уже будем решать, если захотите убрать эту близорукостью, уберем.

Гостья: Спасибо большое, Вы меня успокоили.

Игорь Азнаурян:

Сильно этих проблем бояться не нужно, просто нужно действовать. Давайте мы еще один блок разберем – что делать? Как понять, что с ребенком не все в порядке?

Магомед Узуев:

Признаки, которые могут отметить родители по поведению ребенка, что что-то не так и надо бить тревогу и бежать к врачу, встречаются и на них нужно обращать внимание. Предвестником заболеваний может быть такое состояние, что ребенок часто трет глаза, то есть при разглядывать предметов он периодически начинает протирать глаза, как будто пелена перед глазами. Частые воспалительные заболевания выскакивают у детей: блефариты, конъюктивиты, ячмени. Также могут быть ситуации, что у ребенка часто краснеют глаза под вечер, или же ребенок может жаловаться, что имеется момент двоения предметов, другие грубые вещи, я думаю, родители уже сами заметят: колебательные движения глаз, которые родители могут отмечать с самого рождения, неправильное положение глаз, часто отклоняется к носу или к виску. В этом случае я посоветовал бы не ждать какого-то возраста, а приходить к детскому офтальмологу, который бы полноценно посмотрел, сделал всю диагностику и подтвердил или же опровергнул данное состояние и правильно обозначил лечебную тактику.

Игорь Азнаурян:

Что делать родителям, если выявляется патология? Они посмотрели – ребенок щурится, или он неусидчив. Проблема с глазами может быть одним из проявлений этих проблем, неусидчивость ребенка за учебниками в процессе обучения может быть связана с переутомлением зрительной системы, что подсознательно заставляет ребенка не заниматься, выскакивать, он понимает,что ему некомфортно за столом, за учебниками, этот этап может быть одним из признаков. Поэтому в таких случаях помимо всех остальных докторов нужно, чтобы офтальмолог тоже обязательно посмотрел. Если ребенку нужно, с одной стороны, учиться, а с другой стороны, у него больные глаза, но не ниже 30 процентов, таких детей можно специально обучать, домашнее обучение организовывать или в специальных школах. Мы же говорим о детях, которым нужно периодически ходить к доктору. Бывает же такая история: «У моего ребенка что-то случилось, давай-ка я, пока школа не началась, быстро его вылечу и пойдем дальше». Как правило, в подавляющем большинстве случаев болезни глаз одним махом не лечатся, одной таблеткой или одной операцией не излечиваются. Многие болезни сегодня можно излечить, если их правильно лечить. И фатальности никакой нет, и сложности в этом при хорошем знании со стороны докторов тоже никакой нет. Но этим нужно заниматься. Если это терапевтическое лечение, то несколько курсов в год, если это нетерапевтичесоке лечение, то можно подгадывать под каникулы.

При первом разговоре родители немножко ужасаются: «Как, нам нужно будет ходить 10 дней подряд, 3 раза в год?» Но потом все свой график корректируют, и все получается. Зато летом у нас есть возможность этим детям помогать.

Магомед Узуев:

Родители спрашивают: «Зачем так часто лечить? А нельзя так, что вы сейчас все сделаете, и мы на этом закончим?» У нас имеется такая ситуация с детьми, что глаз ребенка находится в этапе формирования, развития, и наши периодические моменты наблюдения (меняем очковую коррекцию с определенной периодичностью, назначаем различные промежутки наблюдения с лечением) необходимы для внесения корректировок с учетом развития ребенка, и они дают наиболее лучший результат в конечном итоге, мы можем постепенно планово прийти к тому результату, который у нас намечен, к определенному возрасту, так уж устроена зрительная система.

Если взрослый пациент обращается с конкретной патологией, и ему надо сразу что-то делать, и на этом все заканчивается, потому что там уже ничего не меняется, то в случае с ребенком имеется момент возможности с самого рождения поэтапного лечения, довести до определенного состояния. Важен момент ранней диагностики, но тут еще важен момент плановости и доведения до логического конца с учетом развития зрительной системы ребенка. Поэтому эти периодические наблюдения, периодические курсы лечения назначаются с учетом развития ребенка, и в эти этапы необходимо давать определенную помощь и соответствующую корректировку для глаз детей. Это может быть терапевтическое лечение, очковая коррекция.

Игорь Азнаурян:

А что делать с такими вещами, как хирургия? Есть же всеобщий подход, что сделаем операцию и все, или детям операцию делать нельзя на глазах. Предложим, у ребенка есть проблема – давай мы сделаем операцию и все пройдет, или наоборот, там, где нужно делать операцию, говорят, я не хочу оперировать.

Магомед Узуев:

Хирургия – это не отдельное звено лечения, она является частью лечения в этапе курса, который проводится ребенку. Чаще всего при на проведении хирургии у детей бывают такие сопутствующие патологии, которые потом требуют дальнейшего консервативного лечения.

Игорь Азнаурян:

В плане того, чтобы подготовить ребенка к школе, если у ребенка имеются определенные отклонения в зрительной системе, врожденного ли характера, приобретенного ли характера в дошкольные годы, то к школе все нужно убрать или максимально реабилитировать, то есть нам нужно сделать так, чтобы ребенок пошел в школу максимально реабилитированным, а еще лучше абсолютно реабилитированным. И в череде этих действий, которые должны к этому привести, в условиях развивающейся зрительной системы, подчас нужна бывает хирургия, и бояться этого не нужно. Другое дело, что лишнюю хирургию делать не надо. Мы являемся последовательными сторонниками того, что делать операцию при близорукости, связанную с остановкой этой самой близорукости, так называемую склеропластику и прочие другие пластики, связанные со стабилизацией близорукости, это не достаточно оправданный подход. Мы никогда не оперируем детей с близорукостью, для того чтобы остановить у них близорукость, мы это делаем терапевтическими методами, хотя очень любим оперировать, а сама эта операция очень простая и очень малоэффективная на наш взгляд.

Если у вашего ребенка нет глазной проблемы, то это очень здорово, постарайтесь сделать так, чтобы она не возникла, что для этого нужно сделать, мы вам рассказали. Если она вдруг возникает в процессе обучения в школе, прежде всего речь идет о близорукости, бояться не надо, нужно ходить к профессиональным детским офтальмологам, которые понимают, что они делают, и вести ребенка на протяжении процесса его роста. Ничего страшного в этом нет, потом близорукость можно будет убрать.

Если у ребенка есть патология и встает вопрос в отношении того, что делать, как же он пойдет в школу, то чем раньше вы займетесь этими проблемами, тем лучше, потому что у нас будет больше времени реабилитировать этих детей, привести их к школьному периоду уже готовыми, и даже детей с очень сложной, тяжелой патологией нам удается в достаточной степени реабилитировать. Поэтому никогда не опускайте руки, никогда ничего не бойтесь, ваши доктора всегда с вами, и будьте здоровы. Я хочу анонсировать нашу следующую передачу, она состоится 20 сентября и посвящена будет очень интересной теме дакриоцистит, или непроходимость слезных путей. Эта патология встречается часто и у новорожденных, бывает и у взрослых, мы покритикуем современные способы лечения, которые очень грубые и подчас с большими осложнениями, и расскажем о современных технологиях лечения этого состояния и тех осложнениях, которые возникают в связи с этим заболеванием. Желаю вам здоровья.