Опасности самолечения

Профилактика заболеваний

Тэги: 

Илья Акинфиев:

Здравствуйте, дорогие друзья. На канале Mediametrics программа «Профилактика заболеваний» и ее ведущие — я, Илья Акинфиев...

Денис Хохлов:

И я, Денис Хохлов. В современном обществе, когда мы все имеем связь, интернет, когда у нас есть Google, Yandex, искушение обратиться в поисковые сети по поводу поиска лечения очень велико, но так ли безопасно заниматься самолечением и не идти к врачу? А поможет нам в этом разобраться наш сегодняшний гость — замечательный доктор Татьяна Бондаренко, нефролог, заведующая нефрологическим отделением ГКБ имени Ермишанцева. Здравствуйте. Так что же такое самолечение?

Татьяна Бондаренко:

Известно две стороны человеческой натуры — это самобичевание и самолечение. Как показывает статистика, почти 82% жителей нашей планеты так или иначе прибегают к самостоятельному принятию решения о приеме лекарственных препаратов, и даже не лекарственных препаратов, а средств народной медицины или средств, не имеющих никакого отношения к медицине, но считая, что им это поможет в плане выздоровления от недуга.

Илья Акинфиев:

Это наш менталитет или во всем мире такое есть?

Денис Хохлов:

80% – это во всем мире?

Татьяна Бондаренко:

Во всем мире. По данным статистики получается, что это 82% жителей планеты Земля.

Денис Хохлов:

Человечество использовало эти секреты, они проверены временем, так может быть это действительно не так опасно, как хотят сказать врачи?

Татьяна Бондаренко:

Скорее всего, именно по этой причине в 1983 году Всемирной организацией здравоохранения был введен термин «ответственное самолечение» — это разумное применение самими пациентами безрецептурных лекарственных средств, находящихся в свободной продаже, в целях профилактики или лечения легких расстройств здоровья до оказания профессиональной врачебной помощи. То есть ответственное самолечение, которое потенциально допустимо для пациентов, и если соблюдать все условия этого определения, то это здорово экономит в том числе средства бюджета страны, где граждане ответственно относятся к своему состоянию здоровья.

Илья Акинфиев:

Там было написано, что безрецептурные препараты, а что у нас без рецепта, кроме зеленки, продается?

Татьяна Бондаренко:

У нас без рецепта продается очень много чего того, что лучше бы не продавалось без рецепта. Без рецепта можно купить практически все антибактериальные препараты, можно купить часть гормональных препаратов без рецепта, нестероидные противовоспалительные препараты, средства контрацепции, если мы говорим о таблетированной форме, точно так же продаются без рецепта и зачастую назначаются самими пациентками себе по совету, и большое количество препаратов, используемых от аллергии, точно так же используется безрецептурный допуск, без рекомендации врача.

Денис Хохлов:

Почему люди не хотят идти к врачу, а идут в аптеку и спрашивают фармацевта в лучшем случае, или просто называют препарат, который им хочется?

Татьяна Бондаренко:

Мне кажется, что надо гравировать молодой возраст и старший. Молодежь работает, до сих пор не верит, что в поликлиниках в Москве нет очередей, что это просто, что это удобно, и получить помощь врача не представляет сложности, которая была еще несколько лет назад. Люди работают, люди не хотят пропускать работу, они считают, что не настолько выражено какое-либо заболевание, не пойдешь же с насморком к врачу. Можно же попробовать начать его лечить самому.

Денис Хохлов:

Тем более столько раз болел, каждый год по несколько раз насморк, уже опыт приобретен.

Татьяна Бондаренко:

Хорошо, когда это касается только насморка или небольшого пореза, но я надеюсь, что все-таки с топором в голове люди не будут лечиться самостоятельно, а придут уже к специалисту.

Денис Хохлов:

Но и с насморком можно пропустить очень серьезное заболевание.

Илья Акинфиев:

По идее, финансово невыгодно самолечение, ведь тут идет подбор «а вдруг поможет».

Денис Хохлов:

С точки зрения продавцов лекарственных средств, может быть это выгодно, человек перебирает разные способы, покупает много ненужных препаратов.

Татьяна Бондаренко:

Интересно, что доверие к фармацевту в аптеке выше, чем принятие решения пойти в поликлинику и показаться врачу.

Денис Хохлов:

Я слушал часто ныне покойного Сергея Доренко, который утверждал в эфире, что он лучше обратится к фармацевту, потому что фармацевт является источником знаний. Они делают открытия, новые лекарства, они появляются в аптеках, и врачи узнают от них, какие новые лекарства появились. Зачем идти к врачу, когда можно пойти в аптеку и тебе все расскажут, что нового появилось. К сожалению, он умер, и доказал, что не надо все-таки так делать.

Татьяна Бондаренко:

По данным статистики, процент ошибок и советов в аптеках в отношении того или иного симптома, который пациент в этот момент обозначает, он же не собирает анамнез, не делаются предварительные анализы, то есть этот диагноз ставится очень относительно, называется просто тот симптом, который пациента беспокоит в данный момент, и принимается решение за долю секунды, и процент ошибок достигает почти 20 %, то есть в 20% лекарства исходно выбраны неправильно.

Илья Акинфиев:

Исходно оно просто симптоматическое.

Денис Хохлов:

Это то же самое, что лечить головную боль просто препаратами, которые снимают симптом — боль.

Татьяна Бондаренко:

А могут быть проблемы с повышением цифр давления, могут быть сосудистые проблемы, злокачественные образования, подорожник уже не поможет. Кстати, подорожник, чтобы он помог, все равно надо предварительно растолочь, то есть он не прикладывается в чистом варианте.

Татьяна Бондаренко:

Как действует большинство людей, которым сегодня посвящена тема передачи? Они начинают лечиться самостоятельно лекарственными препаратами, которые приобрели в аптеке, либо которые они нашли у себя дома в аптечке, им посоветовал муж, жена. Нет эффекта — что мы делаем? Мы переходим на народные средства.

Мы советуемся, опять-таки, обсуждаем эту ситуацию с друзьями, они же опытные, у них уже что-то похожее было, если не у них, то через три квартиры в соседнем доме однозначно такая же история происходила, и используются еще около 3-5 дней средства народной медицины,. это может быть даже прикладывание пятака к какому-нибудь месту, только чилийская медь должна использоваться.

Денис Хохлов:

Нет, пятачок до 1961 года. Была у меня такая пациентка, которая говорила, что именно до 1961 года — самое высокое содержание лечебной меди. Потом все испортилось.

Татьяна Бондаренко:

И только потом, спустя практически неделю, все-таки человек обращается к врачу, поскольку эффекта от всего этого «лечения» не наступает.

Денис Хохлов:

Даже поступают по скорой. Чем категорически нельзя лечиться самостоятельно, потому что от пятачка хуже-то и не будет, но от некоторых вещей будет реально хуже?

Татьяна Бондаренко:

Категорически я бы не советовала лечиться антибактериальными препаратами самостоятельно, не обсудив ситуацию с лечащим врачом, принятие решения, что давайте попьем антибиотик, не должно приниматься на семейном совете или единолично человеком, который испытывает какие-либо симптомы, даже профилактически не попить ли мне антибиотик. Гормональные препараты — точно так же ни в коем случае не могут назначаться себе самостоятельно. Я, как нефролог, возражала бы против применения мочегонных препаратов самостоятельно, поскольку мы видим последствия, и нестероидных противовоспалительных препаратов.

Денис Хохлов:

Эти группы опасны тем, что они могут усугубить состояние.

Татьяна Бондаренко:

Конечно. Я бы выделила еще сразу категории людей, которым в принципе нельзя лечиться самостоятельно. Прежде всего, беременные, кормящие женщины не могут принимать никаких решений в отношении своего лечения, не обсудив эту ситуацию с врачом.

Денис Хохлов:

Потому что они несут ответственность не только за себя, но и за своего ребенка, который получает ту же самую дозировку.

Татьяна Бондаренко:

И тем более, что никаких проблем нет в том, чтобы обратиться в женскую консультацию, в поликлинику, в больницу, даже в павильоны здоровья.

Денис Хохлов:

Павильоны здоровья, которых сейчас в Москве 46, действительно один из способов, когда люди не могут прийти в связи с тем, что работают с 8 до 8. Они работают все до 10 вечера, то есть можно эти два часа использовать после работы, прийти и получить консультацию.

Татьяна Бондаренко:

И не совершать таких ошибок. Естественно, дети не должны лечиться самостоятельно, родители не могут принимать ответственность за лечение своих детей, не обсудив это с врачом. Мне кажется, что даже родителям должно быть проще переложить ответственность на врача.

Денис Хохлов:

Ответственность на врача перекладывают, но когда уже становится несколько поздновато.

Татьяна Бондаренко:

Начните с этого, доверьтесь. Если все мы здесь присутствующие в студии учились этой профессии, мы ее выбрали, достаточно долго, для того чтобы знать, в какой ситуации какой лекарственный препарат назначить, и знать последствия, к чему это может привести, в какой момент проконтролировать дополнительные анализы, на что обратить внимание. Даже такой вопрос: чем можно запивать лекарственные препараты? Например, грейпфрутовым соком нельзя категорически запивать практически ничего, потому что он вступает во взаимодействие, может вызвать значимые побочные эффекты.

Илья Акинфиев:

А алкоголем запивать можно?

Татьяна Бондаренко:

Алкоголем ничего запивать нельзя.

Денис Хохлов:

Зато можно просто смешать алкоголь с грейпфрутовым соком, если ты здоров.

Татьяна Бондаренко:

И это тоже способ самолечения, например, от душевных ран.

Денис Хохлов:

Только в меру. А БАДы? Многие врачи относятся к ним положительно. Приходит пациент и говорит: «Я заказал на одной известной интернет-площадке баночки разные, хуже не будет». Будет хуже от БАДов?

Татьяна Бондаренко:

Мы должны понимать, что все БАДы заявлены, как пищевые добавки, они не проходят никаких исследований, которые проходят лекарственные препараты перед тем, как поступить в розничную сеть и быть доступными пациенту для лечения. В лучшем случае анализ БАДа происходит на предмет вызовет он немедленную аллергическую реакцию или же только у определенной группы лиц и спустя какое-то время. Как конфеты, такой же анализ происходит.

Если состав БАДа прозрачен, указан, мы этот препарат встречаем на рынке, он известен, то все равно приходится анализировать в конкретной ситуации не повредит ли дополнительное количество калия, каких-либо витаминов, которые могут содержать в себе эти БАДы, сочетание этих витаминов. Не будет ли это препятствием для тех лекарственных препаратов, которые пациент принимает, не нанесет ли это дополнительных проблем. Поэтому БАД может использоваться у абсолютно здоровых людей.

Илья Акинфиев:

А гомеопатией можно лечиться без гомеопата?

Денис Хохлов:

Передозировка гомеопатией бывает?

Татьяна Бондаренко:

Однозначно, передозировка бывает всего и даже передозировка гомеопатией. Как и любой способ лечения, начиная от уринотерапии, он лучше всего получается у того, кто это исходно придумал, использует и достиг этих результатов.

Илья Акинфиев:

Гомеопатию же можно совместить с акупунктурой.

Татьяна Бондаренко:

Все зависит от доверия пациента.

Денис Хохлов:

Мне кажется, это как эффект плацебо, до 50-60% возможно эффективное лечение просто пустым веществом. Были исследования, что если кормить собак, которые болеют, каким-то веществом, которое не является лекарством...

Татьяна Бондаренко:

Собаки доверяют. С котами не пройдет.

Денис Хохлов:

Кот не верит человеку, потому что человек – его подчиненный, а как любого подчиненного начальник подозревает... Кто кормит и кто убирает за ним, естественно, тот и подчиненный. Даже если животное верит, то ему становится лучше по исследованиям.

Татьяна Бондаренко:

Может быть, поэтому и детская гомеопатия имеет хорошие результаты. Опять-таки, речь идет об очень условных состояниях, они бы прошли и самостоятельно, и если уж выбирать, например, у ребенка минимальная вирусная инфекция...

Денис Хохлов:

Или неврологические заболевания, которые можно купировать таким способом.

Татьяна Бондаренко:

Если мама купит антибактериальный препарат самостоятельно и примет решение дать ребенку или гомеопатию, то пусть лучше выбирает гомеопатию. Ребенок выздоровеет самостоятельно, но еще лучше, если все-таки обратится к врачу.

Денис Хохлов:

Тут уже ответственность врача-гомеопата, который должен понимать, что если к нему приходит онкологический больной, то он будет преступником, если будет его лечить гомеопатией и не скажет, что ему надо обратиться к онкологу.

Татьяна Бондаренко:

Если гомеопат знает, что речь идет об онкологическом заболевании, потому как могут быть просто некие симптомы, и все равно должно быть обследование.

Денис Хохлов:

Гомеопат должен быть врачом с медицинским образованием, даже если он ушел из классической медицины, пришел в гомеопатию, он должен понимать меру ответственности.

Илья Акинфиев:

Мы поговорили про опасные группы, а для кого может быть полезно самолечение?

Татьяна Бондаренко:

Может быть, для врачей? Им все равно некогда.

Илья Акинфиев:

А самолечение может быть у врача?

Татьяна Бондаренко:

Я бы перефразировала вопрос по-другому: какой процент врачей, наших коллег, лечится самостоятельно?

Илья Акинфиев:

Самолечение подразумевает назначение лекарственных препаратов без визита к врачу, а ты сам к себе пришел.

Татьяна Бондаренко:

Сам с собой поговорил, сам себе назначил, даже рецепт сам себе написал, потом сам себе купил.

Денис Хохлов:

Бывает такое. Сам себе написал, пришел в аптеку и купил рецептурный препарат. Является ли это самолечением?

Илья Акинфиев:

Может ли врач выписывать сам себе больничный?

Денис Хохлов:

И может ли он написать жалобу на себя, если он неправильно себя лечил?

Татьяна Бондаренко:

Мне кажется, что врачей должно становиться все больше и больше, чтобы в каждой семье было по врачу.

Денис Хохлов:

А не будет ли это тяжело для экономики государства, когда врачи будут практически в каждой семье?

Татьяна Бондаренко:

Хорошо, каждому врачу — семью. Если нельзя наоборот, то давайте тогда от противного.

Денис Хохлов:

Это вопрос больше философский. Мне кажется, что врачу стоит обратиться к другому доктору.

Татьяна Бондаренко:

Я общалась с коллегами и просто спросила: «Что у вас в аптечках, как вы собираетесь в путешествие? Вы рассчитываете на то, что вам придется лечить целый самолет или берете только на себя, и что вообще в аптечке?» Препаратов мы не называем, мы называем только группы – пластыри, чаще всего сапожник без сапог. Большинство коллег не имеет дома аптечки, состоящей из 50 или 100 препаратов.

Денис Хохлов:

Обычно что берут с собой? Сорбенты, обезболивающее, пластырь.

Татьяна Бондаренко:

Очень много берут профилактически от аллергии, и это в расчете не только на себя, но и на того парня, бинты.

Денис Хохлов:

Что еще добавить в эту аптечку?

Татьяна Бондаренко:

Это зависит исключительно от своих предпочтений.

Денис Хохлов:

Какие самые безумные способы самолечения можете назвать, которые на Вашей практике бывали?

Татьяна Бондаренко:

Мы уже упоминали пятачки, которые можно прикладывать, и те люди, которые их прикладывают, тоже имеют отношение к 1960-м годам или раньше. Уринотерапию мы упомянули. Абсолютно никак не доказанный метод, нет ни одного реального медицинского труда, который бы подтвердил, что это эффективно. Считаю, что все-таки это достаточно дикий способ лечения. Хлебные квасцы используются.

Денис Хохлов:

Машинное масло. Примерно 15 способов мы нашли в интернете использования. Переработанное чаще всего используют. Самый интересный способ лечения простатита, но мы не будем рассказывать, потому что кто-то может попробовать.

Татьяна Бондаренко:

Я даже помню одного своего коллегу, который страдал ангиной, и когда были использованы все классические способы, то консилиумом друзей было установлено, что все-таки будем использовать авиационный керосин. И возникли проблемы.

Денис Хохлов:

профессии врачей подвержены выгоранию больше всего и, соответственно, самолечению?

Татьяна Бондаренко:

Профессиональному выгоранию больше всего подвержены анестезиологи, неонатологи, онкологи и хирурги. Это наши коллеги, их надо особенно беречь, чаще отпускать в отпуск, поить по утрам кофе, обнимать, когда они идут по коридору, потому что это идут герои.

Денис Хохлов:

Вопрос насчет кофе — сколько можно?

Татьяна Бондаренко:

Кофе всем можно.

Илья Акинфиев:

Без кофеина или с кофеином?

Денис Хохлов:

Я просто много пью кофе, не опасно ли это для почек?

Татьяна Бондаренко:

Я думаю, что если это не сопровождается неприятными ощущениями со стороны сердечно-сосудистой системы...

Илья Акинфиев:

У нас с сердечком все хорошо, у нас есть свой кардиолог, она нас мониторировала сутками.

Татьяна Бондаренко:

Я думаю, что эффект кофе на почки очевиден для всех, просто нужно не забывать употреблять достаточное количество воды. Если вы употребляете много кофе, то было бы неплохо, если бы и количество воды, которую вы употребляете в течение дня, превышало 1,5-2 литра в сутки.

Денис Хохлов:

Кстати, одно из лучших лекарств — это простая вода. Об этом многие забывают и не пьют вообще.

Илья Акинфиев:

Давайте вернемся к коллегам. Как лечатся врачи? Не стыдно ли врачу прийти с болезнью к врачу? Ведь получается, что ты сам не можешь себя вылечить. Что же это за врач такой, что ты приходишь к коллеге.

Татьяна Бондаренко:

Здесь еще очень важен вопрос доверия врача врачу. Если в пределах одного медицинского учреждения, где ты работаешь много лет, как я, например, в больнице Ерамишанцева 17 лет работаю, я приду посоветоваться к кому-нибудь из своих коллег, или кто-то ко мне приходит, то лучшего комплимента или способа высказать, что мы доверяем тебе, как специалисту, нет, или привести своих родственников к своему коллеге, которого ты знаешь, ты видишь его результаты, это уже знак качества. Очень важно доверие, что ты можешь обратиться за советом к своему коллеге, особенно, если вы работаете в одном медицинском учреждении. Или же вы не обращаетесь и знаете, что надо пойти куда-то еще поискать.

Вы можете быть блестящими специалистами в своей области, знать абсолютно все и следить за всем, что происходит в медицине, что развивается, какие способы диагностики. Иногда столько узнаешь, что это заставляет и тебя тоже развиваться, и читать что-то не по своей специальности просто потому, что тебя эта тема увлекла.

Денис Хохлов:

С коллегами полезно общаться. Многие из нас забывают об этом. Следующий вопрос по поводу интернета. Много пациентских форумов, где люди друг с другом общаются. Почему так популярно это явление, когда люди собираются по одной болезни?

Татьяна Бондаренко:

Ничего страшного нет в том, чтобы поделиться опытом. Транслировать этот опыт на то, чтобы не имея медицинского образования советовать зачастую незнакомому человеку, а интернет подразумевает, что мы все друг у друга в друзьях, но при этом мы ни разу не виделись, и советовать о применении какого-либо способа лечения или самолечения, брать на себя такую ответственность — вот это загадка форумов. Это лень или желание навязать свое мнение, или же это способ самоутверждения, убедиться в своей точке зрения.

Денис Хохлов:

Мне кажется, это глупость, когда хочется просто поделиться действенным советом. Тебе помогло, и ты думаешь: я такой хороший, поделюсь. А кому-то действительно не поможет.

Татьяна Бондаренко:

Я бы приглядывала за этими форумами, собственно, я и приглядываю за теми, которые касаются моей области. В тот момент, когда это достигает уже апофеоза, стоит напомнить, что было бы неплохо обратиться к врачу.

Денис Хохлов:

Этим должны заниматься психически здоровые люди, имеющие на это время, во-первых, а во-вторых, потому что это очень сложно. На самом деле, очень агрессивные люди на этих форумах обитают, тролли и им подобные, тебе начинают просто хамить в ответ, когда ты пытаешься сказать, что лучше к врачу сходить.

Татьяна Бондаренко:

Хамство — способ защиты, надо понимать, что любое хамство может вызвать хамство в ответ, но было бы неплохо понять, что человек таким способом сигнализирует, что он нуждается в помощи. Пациент заявляет: «Я не владею достаточной информацией о болезни, мне страшно, я не знаю, к чему это приведет, бросьте все свои дела, займитесь в этот момент только мной», – это способ обратить на себя внимание, призыв.

Илья Акинфиев:

На детских каналах сидят обычно мамочки в декрете и смотрят на рекламу. Перед сезоном гриппа и ОРВИ там противовирусные безопасные препараты рекламируют, которые из шариков состоят, а есть еще и реальные иммуномодуляторы. Это допустимая реклама по телевизору? Не опасна ли она?

Татьяна Бондаренко:

Реклама же не возникает сама по себе, реклама подразумевает некоторое финансирование этих проектов. Конечно, не допустимо.

Денис Хохлов:

Но там же идет рефреном, что имеются противопоказания, обратитесь к врачу.

Татьяна Бондаренко:

Это идет мелким шрифтом, не всегда на это обращается внимание, но если эта реклама навязчива, она дает возможность принятия не всегда верного решения.

Денис Хохлов:

На вскидку можно штук 10 назвать таких реклам.

Татьяна Бондаренко:

Скорее, это неуместная реклама, ей тоже должно быть выделено определенное место и определенное время, где она потенциально может транслироваться, если вообще такая реклама должна быть на телевидении.

Денис Хохлов:

Может быть, как алкоголь или сигареты, которые запрещены.

Татьяна Бондаренко:

Может быть лучше рекламировать здоровый образ жизни в этот момент, способы профилактики.

Денис Хохлов:

Возможно, это лучшее лекарство — профилактика.

Илья Акинфиев:

Как вариант, спорт, йога, способы проведения совместного досуга с семьей — на это обратить внимание, и будет гораздо больше эффекта, чем любые образовательные профилактические передачи, на профессиональном уровне выполненные, как мы видим сейчас ролики, направленные на пропаганду здорового образа жизни, очень профессиональные ролики, рассчитанные на разную аудиторию.

Денис Хохлов:

Кто больше занимается самолечением — мужчины или женщины?

Татьяна Бондаренко:

Больше все-таки женщины, мужчины самолечатся редко. Интересные формулировки я встречала, что женщине во время беременности назначают какой-либо лекарственный препарат, снижающий давление или уменьшающий сердцебиение, и через какое-то время этот лекарственный препарат начинает принимать ее муж. И на вопрос кто назначил и зачем, получаешь закономерный ответ, что мне же назначили это во время беременности, значит этот препарат безопасен.

Денис Хохлов:

Для детей, а мужчина — это большой ребенок, логическая цепочка.

Татьяна Бондаренко:

Но при этом у мужчины могут быть совершенно другие причины, вызывающие повышение цифр давления, и этот препарат не то, что не сработает, а может оказаться вреден, поэтому надо очень внимательно выбирать свою вторую половинку, понимая, что в какой-то момент эта вторая половинка принесет не только стакан воды, но еще и таблеточку.

Илья Акинфиев:

Можно ли алкоголь использовать как самолечение или нужно посоветоваться с врачом?

Татьяна Бондаренко:

С наркологом можно посоветоваться.

Илья Акинфиев:

Наркологи запрещают сразу все.

Татьяна Бондаренко:

А какие врачи потенциально могут разрешить?

Илья Акинфиев:

Кардиологи. Есть теория, что это все проплачено виноделами. Не работает алкоголь в кардиологии.

Татьяна Бондаренко:

На днях у меня была совершенно изумительная, милая женщина, 60 с чем-то лет, у нее есть заболевание почек, легко выраженное. Мы с ней обсудили вопросы диеты, того, что заместительная почечная терапия ей не понадобится еще много лет, и уже прощаясь, я понимаю, что ее что-то тревожит, и она говорит: «Скажите, у меня впереди юбилей, какой алкоголь мне допускается?» Я начинаю рассказывать, что белое сухое вино, красное чуть хуже при заболеваниях почек. Можно еще благородные напитки типа коньяка, и она говорит: «Отлично», – но какой-то вопрос продолжается в глазах, и она говорит: «А можно мне текилу?» Мне так приятно сразу стало, такая хорошая, такая замечательная женщина. Я сказала: «Конечно, можно, это же юбилей, в небольшом количестве». А вот соль ограничить.

Денис Хохлов:

Вопрос для нефролога: чем опасно самолечение в нефрологии, с заболеваниями почек? Если человек сам лечится, у него отеки появляются.

Татьяна Бондаренко:

Процентов 80 женщин в утренней поре считают, что они выглядят несколько отечными. И далеко не все эти проблемы связаны с заболеванием почек, это могут быть и заболевания щитовидной железы, наследственные проблемы распределения водных ресурсов, взросления — все что угодно. И решение о приеме мочегонных препаратов с целью похудания не могут приниматься женщиной самостоятельно, с целью устранения отечности, потому как самостоятельный прием мочегонных препаратов требует увеличения дозы, и через какое-то время мы видим очень серьезное заболевание почек. Мы практически с порога уже знаем о том, что к нам пришел определенный контингент, который потребует лечения не только нефролога, но еще и привлечения психотерапевта, психолога, потому как из этой зависимости приходится выходить, как из нервной анорексии.

Нестероидные противовоспалительные препараты, которые все мы любим, обезболивающие препараты, бывает, в неудачном сочетании выбираются, то есть это не монопрепарат, а комбинация препаратов. Если человек уже имеет предрасположенность или хроническое заболевание почек и без контроля анализов или со стороны врача принимает эти препараты, он может значимо усугубить свою функцию почек и вызвать прогрессирование заболевания.

Денис Хохлов:

Начали мы весело, закончили немножечко на грустной нотке, но сейчас будет наша любимая рубрика – пожелание нашего гостя нашим зрителям.

Татьяна Бондаренко:

Доверяйтесь врачам, не лечитесь сами.

Илья Акинфиев:

Кратко, но золотые слова. Дорогие друзья, сегодня мы поговорили про самолечение, в этой теме нам помогла разобраться Татьяна Витальевна Бондаренко – врач-нефролог больницы Ерамишанцева. Спасибо большое, Татьяна.