«Меняемся для вас»: медицина будущего от ОАО «РЖД»

Организация здравоохранения

Тэги: 

 

Муслим Муслимов:

С вами Муслим Муслимов на канале Mediametrics в программе «Медицинский менеджмент». В гостях у меня сегодня Шабуров Рафик Исхакович. Сегодня у нас тема «Медицина будущего на примере ОАО РЖД».

Вы, Рафик Исхакович, возглавляете научный центр ОАО РЖД и, безусловно, ваша работа накладывает определенные задачи, определенные видения. Мой первый вопрос традиционный в любой передаче: тренды в здравоохранении. Какие тренды здравоохранения вы видите и, прежде всего, на ваш взгляд, с чем столкнется наше население, с какими инновациями, нововведениями?

Рафик Шабуров:

Что касается трендов, на мой взгляд, их три. Первое — это IT-технологии во всех ее проявлениях, включая телемедицину, искусственный интеллект и многое другое. Второе, конечно же, я думаю, всегда было и будет ― профилактическая медицина. Третье, на мой взгляд — минимально инвазивная хирургия. Почему я считаю, что первые три? Потому что на сегодняшний день телемедицина позволяет дистанционно решать возникающие проблемы у пациентов, но телемедицина на сегодняшний день в большей степени решает такое консультативное взаимодействие, как врач-врач. Дистанционно они собирают консилиумы, проводят даже онлайн-операции, обсуждения операций, обсуждения тяжелых больных, но, мне кажется, что для пациентов этого мало. Они не просто сегодня хотят получать квалифицированную медицинскую помощь, они еще хотят участвовать, и даже управлять медицинским процессом.

Муслим Муслимов:

Сами пациенты?

Рафик Шабуров:

Сами пациенты, да. Они хотят контролировать практически всё. Поэтому я считаю, что дистанционное взаимодействие пациент-врач будет самым первым трендом.

Муслим Муслимов:

Информационные технологии выходят на определённый уровень и информированность пациентов достаточно высокая, как говорят: если врач не ответил тебе на все вопросы, обратись к Google. Насколько высокой вы считаете информированность современного пациента? Вы сказали очень важную фразу, что пациент хочет сам участвовать в процессе полностью; насколько информационные технологии должны быть ближе к пациенту, чтобы он понимал весь медицинский процесс? Если да, то каким способом эту возможность можно организовать?

Рафик Шабуров:

Я считаю, что весь медицинский процесс пациент и не может знать. Чтобы он знал весь медицинский процесс, ему надо отучиться на врача. Другой вопрос, что технологии позволяют врачу контролировать персонально конкретного пациента. Здесь они могут оказать огромную помощь врачу, в первую очередь, и пациенту. Наверное, в первую очередь пациенту, во вторую очередь – врачу. На сегодня есть очень много различных, так называемых, умных часов, гаджетов очень-очень много, телефоны у любого из нас, для него есть различные программы. Контроль за пульсом, за давлением, за сном, всё что угодно, – конечно, всё врачу очень поможет. Здесь должна быть консолидация пациент-врач, не сам пациент посмотрел, разобрался, и врачу диктует, как ему лечить, – тогда зачем нужен врач?

Но, я не просто так сказал, что пациенты хотят не только участвовать, но и контролировать весь медицинский процесс. Могу рассказать один случай. Дочь пациента, которая контролировала практически всё каждый день, как лечат её отца в реанимации, изучала все инструкции и сопоставление тех или иных препаратов. Конечно, второй вопрос и отдельная тема, возможно, но практически каждый день указывала, как надо лечить: «А, может быть, дозу уменьшить, а, может быть, дозу увеличить, а может, этот препарат убрать?» Отчасти это будет помогать и отчасти, конечно, где-то мешать.

Муслим Муслимов:

Если бы все наши пациенты выполняли рекомендации врачей, я думаю, что законченный случай наступал бы намного быстрее, выздоровление, к примеру. Зачастую бывает ситуация, когда ты назначаешь препараты пациенту, пациент говорит «не помогает», ты просишь показать таблетированную форму, а там из 7 назначенных препаратов, принимает 2-3 и говорит «не помогает» - зачастую так происходит. Поэтому вовлечение, безусловно, играет достаточно важную роль.

На какой стадии в вашем научном центре реализация, какие инновационные технологии уже применяются, которыми можно похвастаться?

Рафик Шабуров:

Что касается телемедицины – конечно, уже давно. Здесь абсолютно не моя заслуга, задолго до моего прихода на работу в больницу всё уже применялось. Одновременно включить в процесс и провести консилиум мы можем до 80 стационаров. В РЖД 146 стационаров. Медицина РЖД по всей России. Это одна из самых крупнейших, можно сказать, частных организаций в мире, даже не в России, а в мире. Это очень помогает, особенно, в отдаленных местах нашей страны, где нехватка специалистов, где, возможно, нет доступа к высокотехнологичным медицинским возможностям. На сегодняшний день планируется, разрабатывается искусственный интеллект. Я думаю, что в 2020, возможно, в 2021 году мы уже широко начнем использовать его в нашем стационаре.

Муслим Муслимов:

Получается, как третье мнение врача, когда собственно компьютерная программа помогает врачу.

Рафик Шабуров:

Абсолютно верно, третье мнение. Второй момент — это контроль и диспансеризация. Когда проходит большой объем пациентов на диспансеризации — это помогает выявлять онкологические заболевания и туберкулез, и помогает, конечно же, врачам при большом потоке пациентов.

Муслим Муслимов:

Хотел бы чтобы вы осветили нашим слушателям тот реально большой, достаточно серьезный пилотный проект, который ведется с японским центром превентивной медицины на Дальнем Востоке. Насколько сейчас, на какой стадии реализация данного проекта и какие инновационные модели там будут внедрены?

Рафик Шабуров:

Вопрос, наверное, не ко мне. Это большая заслуга нашего директора, дирекции, Елены Анатольевны Жидковой. Мы только предоставляли площадку для переговоров, и сейчас всё только на начальной стадии. Но, в разговоре с японцами, когда они были в нашей больнице, были выявлены очень серьезные моменты. Они хотят внедрять практически все свои новые технологии на Дальнем Востоке и затем уже транслировать на, возможно, всю сеть РЖД-медицины. Пока только на начальном этапе.

Муслим Муслимов:

Давайте поговорим о кадрах в вашей структуре. Каким образом вы их обучаете? Я знаю, что есть присутствие на международных конференциях и выступления ваших клиник. Хотелось поговорить в целом по поводу кадрового состава: как набираете специалистов, как обучаете?

Рафик Шабуров:

Да, вопрос, я думаю, для всех очень серьезный. Кадровый состав — вопрос очень серьезный. В нашей больнице есть много кафедр: кафедра урологии, кафедра глазных болезней, кафедра терапии, кафедра кардиологии; все наши клинические отделения активно с ними сотрудничают. Первое, отвечая на ваш вопрос, обучение: кафедры на месте обучают наших специалистов, это первое. Второе, опять надо отдать должное Елене Анатольевне Жидковой, которая пропагандирует и продвигает обучение, науку и новые технологии. Наши коллеги не только за рубежом читают лекции, они там даже показывают мастер-класс. Наш заведующий травматологией и ортопедией дважды в Германии и однажды в Америке проводил мастер-класс по травматологии. Доктор урологии тоже недавно в Германии был, большой доклад с большим количеством отзывов. Недавно у нас проходила международная конференция в режиме онлайн, был приглашен профессор из Германии, который проводил вместе с нашими хирургами показательную операцию, и в режиме онлайн обсуждался ход операции. Мы очень активно сотрудничаем. Плюс, обучение, как и все, каждые 5 лет, обучение проводится всей сети РЖД-медицины через наши телетехнологии.

Муслим Муслимов:

Насколько сейчас полон ваш штат и насколько есть потребность в медицинских кадрах? В целом по стране, в любом регионе, даже в Москве есть потребность в кадрах. Насколько разделены средний медицинский персонал и врачи?

Рафик Шабуров:

Врачебный персонал у нас укомплектован на 90 %, средний медперсонал на 90 %. Наиболее критичны и востребованы анестезиологи.

Муслим Муслимов:

В принципе, самая критичная специальность. Как привлекаете врачей? Удобные ли у вас зарплаты по сравнению с Москвой в целом, с государственными клиниками, с частными?

Рафик Шабуров:

Я не знаю, как ответить на ваш вопрос, удобная ли заработная плата. Заработной платы всегда не хватает; по сравнению с городскими больницами, у нас приблизительно на том же уровне, по сравнению с частными – я не знаю, какая заработная плата у частных. По некоторым слухам, у них доходит до 250, до 300 тысяч в месяц, но мы такую зарплату не даем, конечно. Привлекаем социальными условиями в РЖД-медицине: раз в год бесплатная поездка в любую точку страны на железнодорожном транспорте туда и обратно, также все социальные услуги, которые есть и в государственных, и у нас.

Муслим Муслимов:

По-моему, единственная частная клиника, самая большая, которая предоставляет в социальном пакете возможность проезда на поезде. Романтическое путешествие, потому что сейчас в большей степени все перешли на самолеты, хотя, нужно понимать, если не дальние дистанции. По сравнению с ситуацией 10-15 лет назад количество перевозок выросло, рынок растет, цена у перевозчиков снижается. Но это не значит, что РЖД остаётся без потока пассажиров.

Рафик Шабуров:

Я сам только из отпуска, туда и обратно комфортабельное купе.

Муслим Муслимов:

Понятное дело, это же соцпакет.

Я знаю, что у вас есть патент, вы его автор, о нарушениях в раннем послеоперационном периоде больных, перенесших различные операции по поводу рака желудка. Для чего современному специалисту такого рода научная работа, оформление патентов? Мы же понимаем, что оформление патента не принесет финансового довольствия. Патент ― это регламентация неких научных знаний, грамотно оформленных, с возможностью поделиться со следующим поколением, и на международной арене патент тоже может фигурировать. А в целом, для чего он?

Рафик Шабуров:

Дело в том, что не только финансы являются двигателем всего человечества. Во-первых, я патент защищал, еще не будучи управленцем. Я работал тогда врачом ЦКБ № 2, писал диссертацию, и за время написания диссертации написал этот патент. Сейчас продолжаю, работаю над докторской диссертацией. Не все в деньгах измеряется.

Есть 3 момента, на мой взгляд, 3 важных ресурса, которые человек должен восполнять каждый день. Как человек верующий, могу сказать, что первое —благословение всевышнего Господа. Надо делать богоугодные дела, делать всё, что предписано Господом. Второе — это здоровье. Каждый день нужно что-то делать для своего здоровья: хороший сон, хорошее питание и обязательно физкультура, зарядка. Даже если вы устали, пришли и уже изнемогаете, надо что-то делать, упал-отжался, как минимум. Есть минимум, есть максимум, который нужно делать. Третье — это знания, ресурс знаний тоже ежедневно надо восполнять. Даже если ты устал, у тебя не было времени прочитать что-то – взял, выучил 5 любых иностранных слов, но нужно делать каждый день.

Муслим Муслимов:

После физзарядки?

Рафик Шабуров:

Можно до физзарядки, после физзарядки, как вам будет удобно, но нужно делать каждый день. Теперь, возвращаясь к вашему вопросу. Оставить науку и ничего не делать, на мой взгляд, неправильно, нужно обязательно двигаться вперед и не стоять на месте.

Муслим Муслимов:

Скажите, а тема докторской диссертации выбрана в продолжение хирургии или управление здравоохранением?

Рафик Шабуров:

Нет, продолжение гастроэнтерологической темы.

Муслим Муслимов:

Скажите, как вы считаете, какие критерии важные для управленца в современной России сейчас, управленца в медицинской организации? Задаю вопрос, потому что вы человек, который управляет большим научным центром РЖД, имеете контакты как с коммерческой медициной, не сегментированной в большую сеть, так и с государственными клиниками, которые подразумевают под собой определенные стандарты взаимодействия. Я – представитель частной медицины, мы иногда видим недостаточность проведенных обследований со стороны поликлинического звена пациентов, которые к нам приходят, нам приходится разворачивать; безусловно, мы на этом зарабатываем, поэтому достаточно хорошо выполняем свою задачу. Но, получая от нас пациентов на операцию, государственные клиники требуют определенный формат в плане клинических рекомендаций, в целом обследования. Мы, конечно, с ними в контакте, наши диагносты взаимодействуют с врачами в тех организациях, куда мы направляем.

Как вы считаете, в рамках управления медицинской организацией насколько важно выстраивание такого рода коммуникаций, и как их правильно выстроить?

Рафик Шабуров:

Между частной и государственной вы имеете ввиду?

Муслим Муслимов:

В целом, на рынке, куда входит и государственный сектор, и частный сектор.

Рафик Шабуров:

На самом деле, я не понял вопроса. Вы имеете ввиду взаимоотношения между частными и государственными, или частными и частными, как выстраивать отношения?

Муслим Муслимов:

Я бы на начал с первой части вопроса. Что, на ваш взгляд, важно для управленца в современном рынке, который сейчас подразумевает новые условия, новые форматы?

Рафик Шабуров:

Понял. Что важно для управленца — конечно, всегда, как говорят, держать нос по ветру. Вы сейчас сами сказали, что из государственных выписываются, не доделан ряд исследований, это вам на руку, вы все эти исследования делайте платно. Конечно же, надо за этим следить и постоянно быть в тренде, развивать эти направления, однозначно.

Муслим Муслимов:

Если говорить о взаимодействии в коллективе. Прежде всего, на ваш взгляд, каким образом должно быть выстраивание коммуникации с врачами?

Рафик Шабуров:

Если говорим об отношениях в коллективе, должна быть открытость и честность, однозначно.

Муслим Муслимов:

Сейчас есть новые модели, новые методики, когда говорят о том, что главный врач должен определенное время уделять с утра на пятиминутке, в конце недели обязательно на еженедельном собрании, месячный отчет, годовые отчеты, ежеквартальные. Как у вас обстоят дела?

Рафик Шабуров:

Я не знаю, говорят разное, и разные есть методы. Я строю свой день так, могу его рассказать. Я уже в полседьмого на работе, у меня есть 2 часа до утренней планерки. Я рассматриваю документы или читаю то, что мне нужно прочитать. Далее идет конференция, обход в реанимации, работа над документами, а потом обязательно я делаю обход в каком-либо из отделений.

Утверждение, что главный врач только должен с утра появиться, объявиться, показать, дать указания и уйти в свой кабинет, закрыться ― я считаю его неправильным. Могу вам привести один пример. Как обычно говорят, театр начинается с вешалки, а больница начинается с приемного покоя. Пошел я однажды в приемный покой, задаю вопрос заведующему отделения: «Какие есть проблемы?» ― «Нет никаких проблем, всё хорошо, всё устраивает». Действительно, я смотрю по тому, как пациенты поступают, в течение часа они полностью обследуются и уже профилизируются в то или иное отделение. Спрашиваю у старшей медсестры: «Как у вас обстоят дела?» ― «Всё у нас хорошо, всё выстроено, все всё понимают, все знают все процессы. Всё замечательно и хорошо». Пригласил всех сестер и санитарок. Вначале они были напряжены, но потом в спокойном режиме обговорили все, обсудили, и оказывается, достаточно много проблем. Когда поговорил с ними, я понял, что мы делаем очень много ненужных движений и ненужных действий, очень много. Они приводят, во-первых, к внутреннему напряжению среди сотрудников, начиная от санитарок, сестер, заканчивая врачами, так и, возможно, рождаются жалобы. Причина в простом, банальном — вроде бы, посмотрели пациента, отправили в интенсивную терапию. Приходит в интенсивную терапию, врач говорит: «Почему сюда привели? Ещё не сделали ни УЗИ, ни КТ, давайте на КТ». Поехали туда, там говорят: «Что пришли, а где показания?» Вот масса, на самом деле, ненужных действий.

Поэтому мы начинаем внедрять систему менеджмента качества, причем, ориентир у нас как на пациента, так и на внутренний процесс, вовлечение персонала в процесс. Когда мы создаем стандартные операционные процедуры, то не просто спускаем сверху, расписали, я, как главный врач, собрал методотдел, всё расписали, «вот так, и всё» ― нет. Стандартная операционная процедура рождается в рабочей группе, которая участвует в процессе, и тогда каждый понимает: они приняли это решение; не приказ сверху спущен «надо делать вот так», а все коллегиально решили, что в процессе должны участвовать, начиная от санитарочки, заканчивая заведующим отделением, и каждый знает, что нужно делать. Поэтому, на мой взгляд, честность и открытость.


Муслим Муслимов:

Рафик Исхакович, мы поговорили о многом, затронули огромную часть вопросов, но я хотел бы узнать ваше мнение касательно того, что сейчас происходит в нашем здравоохранении. Вы знаете, что президент недавно заявил свое недовольство оптимизацией системы здравоохранения и провел большое совещание. После него сейчас есть огромные вариации и векторы развития, и взаимодействия, что немаловажно, и даны задачи для правительства и для ведомств ускорить процессы улучшения системы здравоохранения для наших пациентов.

Я хотел бы задать вопрос касательно обучения специалистов или становления специалиста на врачебном поприще. Тема достаточно непростая. Вы сейчас проговорили очень важные, на мой взгляд, темы касательно своего графика работы, взаимодействия в коллективе в плане открытости, честности, прозрачности. Тем не менее, если в ваши руки попадет молодой специалист, которому требуется пройти определенный путь и стать заведующим отделением или руководителем того или иного звена, какие вы способы прилагаете для того, чтобы создать такого рода специалиста, или стараетесь брать уже готовых специалистов с рынка, так скажем?

Рафик Шабуров:

По-разному. Если есть готовый специалист с рынка, его устроят наши условия и он устроит нас, конечно же, мы его возьмем. Но у нас очень много и молодых специалистов. Молодых специалистов мы обучаем, я уже сказал, что у нас есть практически все кафедры. Заведующий кафедрой ультразвуковой диагностики, он же – заведующий отделением, обучает очень много молодых специалистов. Кафедра урологии — тоже очень много молодых специалистов мы обучаем. Травматология — тоже достаточно много молодых специалистов, практически по всем направлениям, которых мы обучаем, как говорится, на рабочем месте. Безусловно, и отправляем на учебу, и у нас в РЖД-медицине проводят различные семинары по направлениям. Есть главные специалисты, каждый из них раз в квартал или раз в месяц обязательно готовит обширный материал и через телемедицину мы транслируем на всю сеть. Всё это мы делаем.

Второй момент, помимо специализации, надо же готовить и управленцев. В РЖД-медицине в центральной дирекции создан отдел, где мы готовим. В нынешнем году я списком послал 11 наших специалистов на кадровый резерв. Причем, в список на кадровый резерв я подал не только заведующих отделениями, а обычных, простых, молодых ординаторов, ребят, по которым, видно, что они желают. Я их всех собрал, переговорил со всеми по отдельности, расспрашивал, и у тех, у кого есть желание стать в дальнейшем руководителем, мы подали в кадровый резерв. На сегодняшний день на нашей базе уже проходит третий курс кадрового резерва со всей сети РЖД-медицины, то есть мы специалистов готовим с самого начала.

Муслим Муслимов:

То есть, некая программа?

Рафик Шабуров:

Это программа, да. Сейчас третий, на четвёртый только из нашей больницы я подал 11 человек. Я думаю, что из каждой больницы РЖД-медицины подадут своих специалистов, они пройдут отбор, и те, кто пройдут, будут в кадровом резерве. Кадровый резерв раз в квартал, по расписанию, проходит обучение.

Муслим Муслимов:

Есть шутка, так скажем: когда гинеколог становится главным врачом — развивается отделение гинекологии, в первую очередь, все остальные уже вторично. Как из хорошего врача, я имею ввиду врача, например, диагноста или хирурга, вырастить хорошего управленца? Мы говорили, что у вас есть система кадрового резерва. Если говорить подробнее, что, на ваш взгляд, является важным в факторе изучения? Может быть, экономическая, бухгалтерская сторона, делопроизводство и так далее?

Рафик Шабуров:

Я думаю, нужно всё изучать. Если мы готовим человека в управление, я уже частично ответил на ваш вопрос, на тренингах люди, которые выбраны в кадровый резерв, изучают практически все. Они за год пройдут чуть ли не школу MВA. Поэтому чтобы человек, как вы говорите, гинеколог, не начал развивать только гинекологию, став главным врачом, он должен пройти все курсы, понять и смотреть на медицинскую организацию как на организацию, а не как на отделение, зная его изнутри, развивая только его.

Муслим Муслимов:

Что бы вы посоветовали человеку не из вашей структуры? Молодой ординатор или аспирант, который только закончил, – как ему стать управленцем в здравоохранении? Я говорю от ассоциации управленцев здравоохранения, я являюсь ее председателем.

Рафик Шабуров:

Как ему стать управленцем? Если действительно у него есть запал и он хочет в дальнейшем стать управленцем, а не лечебником, то надо учиться. Во-первых, я думаю, что он все равно должен пройти какие-то этапы лечебного процесса, однозначно, чтобы знать всё изнутри, а дальше — сейчас масса обучающих курсов. Без учёбы, просто прийти и встать: «Я хочу», – я думаю, будет неправильно, не получится.

Муслим Муслимов:

Со стороны Минздрава сейчас вводится непрерывное медицинское образование, когда каждый из нас может и должен получать определенные единицы за посещение конференций, за прослушивание тренингов, как оффлайн, так и онлайн, за участие в них, за чтение той или иной литературы, если она преподается в виде тренингов, сдачу определённых мини-экзаменов, тестирование. Как вы на это смотрите и что будет в этом плане делать РЖД? Будет ли делать свои обучающие курсы?

Рафик Шабуров:

Мы уже делаем. Они входят в систему НМО. Я видимо не договорил, что на базе нашего образовательного центра мы уже это делаем. Наши главные специалисты в РЖД-медицине готовят программы, которые включаются в обучение, их преподают на всю сеть, за них получают баллы НМО. Также наши кафедры, которые находятся на всех базах, не только на нашей базе, также на базе ЦКБ 2, на других базах, готовят обучающие программы и транслируют через телемедицину на всю сеть РЖД. Кстати, к нам приходят и записываются слушатели не только из РЖД; не готов сейчас ответить, но наши IT-технологи знают, они записывают, контролируют, сколько человек извне посещают курсы.

Муслим Муслимов:

РЖД проводит какие-либо организационные форумы, конференции?

Рафик Шабуров:

Да, обязательно. Это медсовет, недавно у нас был медсовет, скоро будет в Санкт-Петербурге обширный медсовет. Проводим там.

Муслим Муслимов:

Это ваши внутренние?

Рафик Шабуров:

Внутренние.

Муслим Муслимов:

А внешние? Когда вы приглашаете госструктуры, Минздрав, к примеру.

Рафик Шабуров:

Конференции проводят, сейчас не готов сказать, но на ближайшее время есть план. Кстати, о чем хотел сказать по внедрению системы менеджмента качества. Сейчас на базе нашего образовательного центра мы создаем и будем развивать центр компетенций по внедрению систем менеджмента качества для того чтобы потом транслировать и внедрять во всех сетях РЖД-медицины. Возможно, не только там, если будет заинтересованность сторонних организаций по внедрению. Есть такой план, мы создадим центр компетенций.

Муслим Муслимов:

Это ISO 9001, как я понимаю?

Рафик Шабуров:

Да, и не только. Сейчас получение стандарта сертификата Росздравнадзора необходимо и для маркетинга.

Муслим Муслимов:

И для организации кадрового состава.

Рафик Шабуров:

Это одно дело. Но, главное, что я уже понял и вижу, –вовлечение персонала в процесс, и работа проходит совсем иначе.

Муслим Муслимов:

Говорят, работа — вторая семья; то, о чем вы говорите, наверное, приближено к этому выражению. Сейчас очень популярны, в тренде формирование тех или иных сообществ – по банному делу, сообществ спорта. Мне сказали, что вы недавно сдали нормы ГТО, я вас поздравляю! Безусловно, это определенный уровень, и для нас, молодых, задел, как минимум, пользоваться вашими тремя советами.

Я сформулирую вопрос касательно объединения вокруг спорта большой команды, семьи, так скажем: какими способами вы их объединяете? Помимо того, я знаю, что вы участвуете в благотворительных забегах и в мини-футболе. Насколько это позитивно при управлении?

Рафик Шабуров:

Однозначно, позитивно. Во-первых, это сплачивает коллектив. У нас футбольная команда уже трёхкратный чемпион кубка «Медфарма» в течение всех 3 лет, и в нынешнем году в том числе. У нас сейчас есть футбольная команда, на базе нашей больнице есть теннисный корт, мы сейчас начинаем развивать теннис. Что я и говорил, социальная направленность РЖД-медицины очень высока, наше вышестоящее руководство и направляет людей на то, чтобы они были социально адаптированы и максимально вовлечены в здоровый образ жизни. Мы сейчас на базе нашей больницы сделали небольшой фитнес-зал, для того чтобы люди могли после работы провести некую физическую разгрузку. Кстати, постепенно набираются люди и сотрудники, которые во время работы не пересекаются, они пересекаются там и контактируют. Они там обсуждают дела, и главное, это помогает им в работе, потому что налажен контакт.

Муслим Муслимов:

Теперь вопрос, может быть, не благозвучный, касательно экстремизма пациентов. Пациенты могут ходить по огромному количеству специалистов, уточнять свои диагнозы, иной раз надумывать их, писать жалобы и так далее. Могу сказать, что пациентский экстремизм ходит волнами, он сходит при грамотной работе юридической службы, когда отточены все взаимодействия, он минимизируется. Как у вас обстоят дела с этим? Как боретесь, и как решать вопросы, если они есть?

Рафик Шабуров:

Во-первых, как мы боремся. Не просто так я опять возвращаюсь к системе менеджмента качества. Мы сейчас начинаем его внедрять, и развиваем, пишем свой внутренний стандарт на операционные процедуры, естественно, на базе рекомендаций Минздрава. Это поможет, я думаю, во многом. Первое, если мы четко выполнили стандарт. Пациент может жаловаться, но, если мы всё четко выполнили, соблюли все стандарты, нормы и требования, то какие тогда претензии? Это первое. Второе, я не просто так вам рассказал тот случай, это был на самом деле чуть ли не экстремизм, я бы его так назвал. Конечно, мы все вежливо, аккуратно говорили с той дочерью пациента, но она практически каждый день вмешивалась в лечение. Я даже однажды ей сказал: «Если вы так вмешиваетесь, заберите отца и лечите самостоятельно». «Нет, я не хочу его забирать, я хочу, чтобы вы его лечили. Но я хочу контролировать все процессы. Я читаю, здесь в инструкции написано...» В общем, представляете? Конечно же, да, жалобы есть, мы их разбираем на врачебных комиссиях, все жалобы практически разбираются на врачебных комиссиях. Врачебная комиссия делает свой вывод. Если жалоба серьезная, подали в прокуратуру или еще куда-то, – конечно, мы привлекаем юристов, не без того.

Муслим Муслимов:

Если сравнить пациентопоток ваш, РЖД-шный, так его назовём, и пациентопоток с улицы, людей, которые пришли к вам не из РЖД, а платно, то какое процентное соотношение?

Рафик Шабуров:

В процентном, наверное, 60/40 или 70/30, не считал.

Муслим Муслимов:

А с ОМС вы работаете? Какой процент по ОМС?

Рафик Шабуров:

С ОМС мы работаем. По ОМС процент, наверное, так же, около 40 % по ОМС.

Муслим Муслимов:

Какими отделениями или способами лечения реально гордитесь? К примеру, высокие технологии.

Рафик Шабуров:

Во-первых, нейрохирургия. То, о чем я говорил, третий тренд, малоинвазивная хирургия, когда при минимальном разрезе выполнить радикальную операцию. Это не просто скорейшее выздоровление, меньше побочных реакций от оперативного вмешательства, но и уменьшение косметических дефектов. Это нейрохирургия, которая делает лазерную реконструкцию межпозвонковых дисков. Это офтальмология, травматология, потому что делает практически все-все-все виды даже тяжелейших операций. Очень часто отказывают в лечении пожилым пациентам с переломом шейки бедра, переломом ноги, или недавно, сейчас у нас лежит, онкологическая пациентка 36 лет с патологическим переломом шейки — тоже ей отказали. Но наши травматологи минимальным инвазивным методом устанавливают протезы — это травматология. Второе — нейрохирургия по головному мозгу. Это урология, например, молодая девушка, 35 лет, двусторонний нефролитиаз, крыловидные камни, она не из Москвы, ей отказали. Кстати, к нам в урологию уже приезжали люди из Германии. Первая пациента у нас была русскоязычная, она посмотрела на сайте, нашла. То есть к нам приезжают и немцы. Получается, что наши едут туда, а они едут к нам; небольшое количество, похвастаться не могу, но лёд тронулся, уже 3 пациента из Германии.

Муслим Муслимов:

Рафик Исхакович, хочется поблагодарить вас за профессиональное мнение. Безусловно, на все вопросы мы не сможем ответить, время наше ограничено. Тем не менее, я считаю, что мы раскрыли тему «Медицина будущего в РЖД». Будем надеяться, что у вас все получится, исходя из планов, которые вы перед собой ставите, и удачной защиты докторской!

Рафик Шабуров:

Спасибо!